Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Историопофигизм

Рецензия на книгу: Жуковский С.Т., Жуковская И.Г. Россия в истории мировой цивилизации. IX–ХХ вв.: Методическое пособие. М.: Школьная пресса, 2000. [При поддержке института «Открытое общество».]

Хорошую книгу поддержали своими деньгами (через оффшор мистера Сороса) таиландцы и индонезийцы. Открываете первую же страницу — и сразу проникаете в суть. Оказывается, в плохой, устаревшей учебной литературе «события истории человечества упорно продолжают объясняться “объективными причинами”, абстрактными “законами истории”», причем «неважно, какими именно». Авторы пошли другим путем: «…решили сделать “осями” учебника исторические судьбы общественных идей и национальных стремлений» (с. 4).

То есть история — не наука. Потому что науку, как писал академик А.Б. Мигдал, «составляют не только факты, но и соотношения между ними, а главное, систематизация этих соотношений с помощью сознательно упрощенной модели явления»[1]. Если нет ни законов, ни объективных причин — «что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» — история превращается в сборник побасенок («Я — историк, — подтвердил ученый и добавил ни к селу, ни к городу: — Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история!»). Преподавать ее нет никакой необходимости, и, соответственно, методическое сочинение С.Т. и И.Г. Жуковских тоже можно не читать. Здесь бы и поставить точку, но меня, народного эксперта, заинтересовало, какие такие «общественные идеи» и «национальные стремления» сохраняли актуальность с IX в. по XX. Поэтому читаем дальше.

В полном соответствии с заявленной методологией история России с IX по XX в. начинается со сравнительной характеристики буддизма, ислама, даосизма и конфуцианства. Причем «учитель на занятии, посвященном буддизму, должен этот час быть буддистом, Лао-цзы — даосом, Конфуцию — конфуцианцем, Ветхому Завету — иудеем и христианином…» (с. 10). Иудеем и христианином одновременно! С обрезанием, интересно, как быть?

Но «особенно актуально для современного российского общества» язычество. С какой стати, если это «традиционное обозначение нетеистических религий… в современной науке чаще употребляют термин “политеизм”» (Большой энциклопедический словарь 1998 г., далее — БЭС), а с политеизмом мы расстались так давно, что и богов по именам не помним? Не спешите, уважаемый читатель. И не ссылайтесь на науку. Определять понятия будем не по науке, а по пропагандистским сочинениям А. Кураева, для которого язычество — все, что не соответствует идеологии самого диакона: «Поклонение тому, что не есть Бог… Богатству. Науке. Прогрессу. “Общечеловеческим ценностям”. Космосу. Самому себе. Самое опасное… это поклонение самому себе» (с. 18). Но, несмотря на «язычество»,

«современному человеку понять Просвещение, пожалуй, труднее, чем умонастроение предшествующих эпох… Приземленность мысли, недостаток глубины, рассудочность и схематизм этой философии отталкивают нынешних учащихся…»(с. 65).

Если скажешь от своего имени: «Мне лично (или нам с Кураевым) средневековое мракобесие симпатичнее Просвещения», получится не так убедительно. А от лица человечества — в самый раз. Зато «феодальная раздробленность Киевской Руси» объясняется по-марксистски: «…нормальное, закономерное состояние средневекового феодального общества» (с. 30). Ой! Неужели законы все-таки существуют? И феодализм — не «абстракция» К. Маркса? Похоже на старый анекдот:

«Я пофигист, мне все по фигу».
— «А как насчет 150 $?»
— «Давай!»
— «Но если вам все по фигу, то и 150 $ должно быть тоже по фигу. Неувязочка получается».
— «Мне по фигу ваши неувязочки».

Еще один анекдот. «Кто обосновывал необходимость перехода к “советскому” типу организации общества и государства?» Ответ: «Жан-Жак Руссо». Рецензируемое пособие, с. 120. А как объяснить фашизм в Европе? До 1933 г. в Германии была «западная» цивилизация с «западным» типом личности, потом вдруг сменилась на «восточную», а в 45-м опять стала «западной». И чего тогда стоит «цивилизационный подход», настойчиво пропагандируемый в книге? Но авторы отыскали изящное решение. Оказывается, при Гитлере «Германия перестала быть христианской страной» — уклонилась в «язычество» (с. 127). Жаль, в Ватикане этого не знали, а то рассердились бы на нацистов не после того, как стало ясно, что рейх проигрывает войну, а до[2]. И уж совсем запутались (без методического пособия) хорватские усташи — самые верные и жестокие из пособников Гитлера, которые считали уничтожение евреев и сербов своим христианским долгом. И в каждом лагере смерти был штатный капеллан.

Еще один пережиток «устаревшей» науки, решительно искореняемый в книге — точные ссылки на источники и литературу. Получается вот что: «В трудах Локка, по словам исследователей (каких?!! — А.М.), вообще трудно найти хоть один оригинальный тезис» (с. 66). Бедный Локк. То ли дело С.Т. и И.Г. Жуковские — в их трудах оригинальных тезисов хоть отбавляй.

Первая публикация: «Первое сентября», 2001, № 83.


Примечания

1. Мигдал А.Б. Отличима ли истина от лжи? // Наука и жизнь. 1982. № 1;

2. См.: Cornwell J. Hitler’s Pope: The secret history of Pius XII. New York: Viking, 1999.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?