Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Сага о том, как славянин Рюрик и прочая челядь на чистом вологодском санскрите преподавали российскую историю

Рецензия на книгу: Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до конца XVII века. М.: Просвещение, 2003.

В современной школе историю велено преподавать не последовательно, как при кровавом тоталитарном режиме, а концентрически. То есть два раза подряд. Закончили в 9-м классе один курс от питекантропов до реформаторов («первый концентр»), и в 10-м начали по новой, с питекантропов («второй концентр»). Первый концентр — история для бедных. Лишней ученостью не перегружена. Зато во втором должно быть обеспечено

«освоение учащимися комплекса систематизированных знаний об истории человечества, осмысление ими исторического пути и опыта человечества на основе проблемного подхода, формирование целостного представления о месте и роли России во всемирно-историческом процессе»

(Образовательный стандарт для старших классов). Сказано — сделано.

Вот вам «целостное представление о месте и роли России во всемирно-историческом процессе» из учебника для 10-го класса, рекомендованного Министерством образования.

«В чертах русской культуры мы постоянно сталкиваемся не только с влияниями извне, но и с их порой значительной духовной переработкой, их постоянным преломлением в абсолютно русском стиле… Открытость и синтетичность древнерусской культуры, ее мощная опора на народные истоки и народное восприятие, выработанные всей многострадальной историей восточного славянства, переплетение христианских и народно-языческих влияний привели к тому, что в мировой истории называют феноменом русской культуры. Ее характерными чертами являются стремление к монументальности, масштабности, образности в летописании; народность, цельность и простота в искусстве; изящество, глубоко гуманистическое начало в архитектуре; мягкость, жизнелюбие, доброта в живописи; постоянное биение пульса исканий, сомнений, страсти в литературе. И над всем этим господствовала большая слитность творца культурных ценностей с природой, его ощущение сопричастности всему человечеству, переживание за людей, за их боль и несчастья…» (с. 109, выделено авторами).

Такими глубокими «проблемными» изысканиями заполнены целые страницы. Сами понимаете, как легко будет школьнику усвоить характерные особенности русской культуры. Ведь никакая другая не опирается на «народные истоки» (а если даже опирается, то не «мощно»). И «постоянное биение пульса исканий» для других народов не характерно. Про «духовную переработку» уже и не говорю. Когда японцы (поляки, папуасы, древние римляне, нужное подчеркнуть) заимствовали что-нибудь извне, например, чайную церемонию или дзен-буддизм, им даже в голову не приходило «преломить» эти влияния в абсолютно японском стиле.

Естественно — ведь они не читали учебников истории, рекомендованных Министерством образования РФ, и, наверное, до сих пор не знают, чем абсолютно японский стиль отличается от относительно японского стиля. Так и живут без всякого стиля, жалкие островитяне.

Но культура — материя субъективная. Здесь поэтические красоты — «века “Траяновы” и Херсонес, венецианцы, немцы, греки — все они связаны с судьбой Русской земли, где славен лишь тот, кто выражает ее подлинные интересы…» (с. 115) и т. п. — может статься, даже предпочтительнее точных определений. А как представлены в учебнике сюжеты более строгие — например, проблема формирования государства?

К ней авторы приступают загодя, на первых страницах учебника (еще до питекантропов). Оказывается,

«чем более ярким характером обладает лидер, чем активнее он вторгается в жизнь общества, тем более сильное влияние он оказывает на судьбы страны. Ведь каждый лидер становится таковым, потому что он тысячами нитей связан с людьми, с большими массами населения, которое его выдвинуло, поддержало, пошло за ним к общим целям» (с. 13).

Не правда ли, глубокая и оригинальная мысль? Вдумайтесь: «…чем активнее лидер вторгается в жизнь общества, тем более сильное влияние он оказывает на судьбы страны». Или наоборот.

А на с. 40–41 дается определение государства.

«В древности понятие государства было связано с властью лидера, вождя… Государство означало появление центральной власти, объединяющей уже всю территорию, на которой живут те или иные народы, все родственные племена — где силой, где по доброй воле. Государство — это и армия, и законы, которые регулируют деятельность жителей страны, и суд, и расправа, и налоги» (выделено авторами).

Это, уважаемые читатели, не набор случайных слов. Это определение одного из важнейших понятий в курсе общественных наук.

«И суд, и расправа…»

Что — в Средние века и в Новое время понятие государства уже не связано с «властью лидера»? Публичная власть, распространяющаяся не на всю территорию проживания «того или иного народа», а только на часть ее — уже не государство? Например, Господин Великий Новгород, Великое княжество Московское, Южная (Северная) Корея и т.д., и т.п., включая, между прочим, и Российскую Федерацию, в которую не вошел целый ряд территорий с русским населением. А как быть с «родственными племенами»? Древняя Русь происходит из федерации как родственных, так и совершенно неродственных племен, представляющих разные языковые семьи. Такой же «неродственной» федерацией является и современная Россия. Или она не государство вовсе?

Как видите, проблема эта не отвлеченно-теоретическая. К примеру, всякий раз, когда в высших эшелонах власти начинается игра в законодательные наперстки, в перекладывание государственных обязательств с федерального уровня на региональный, с регионального на местный и т.д., ставка делается именно на то, чтобы избиратель не понимал значения слов, которыми жонглируют политики. Учебник Сахарова — Буганова полезен уже тем, что вносит путаницу заблаговременно, со школьной скамьи.

Нельзя не оценить и кристальной ясности в ответе на конкретный вопрос об образовании государства на территории России.

Сравните.

С. 30: «Славяне в V–VII вв.… Анты — первое восточнославянское государство».

С. 38: «VIII–IХ вв. в истории восточного славянства стали решающими… Славяне шли навстречу созданию первого в своей истории государства — единой восточнославянской Руси».

С. 45:

«…В землях, примыкающих к южным берегам Балтийского моря… издавна существовали сильные славянские племенные союзы, которые вели суровую борьбу с германскими племенами. В пору создания племенных союзов у восточных славян прибалтийские славяне уже имели свои государственные образования».

Позвольте — это когда же «прибалтийские славяне уже имели свои государственные образования»? В IV в.?!

Еще один маленький шедевр — рассказ о том, откуда есть пошел вид Homo sapiens.

«Решительный сдвиг в истории человечества произошел в период между 100 и 30 тыс. лет назад, когда под влиянием геологических, климатических, а возможно, и космических причин началось оледенение… Человек этого времени стал хоронить своих умерших соплеменников… Зарождение религиозных представлений окончательно выделило человека из животного мира. Именно с этого времени человек начинает превращаться в существо, которое ученые определили латинскими словами “гомо сапиенс”, что означает “человек разумный”… В период между 40 и 13 тыс. лет до н.э. в истории человечества опять произошли крупные перемены. В древних общинах были запрещены браки между сородичами, а это сразу улучшило человеческую природу. Именно в это время и появился человек современного типа, окончательно сформировался “гомо сапиенс”. Походка его стала полностью вертикальной, плечи распрямились, лицо потеряло животные черты. Мозг стал более развитым» (с. 14–15, выделено авторами).

На самом же деле, согласно любой из конкурирующих антропологических концепций, процесс формирования Homo sapiens (человека современного типа) к 40–35 тысячелетию до н. э. следует считать завершенным[1].

Ничего себе ошибочка.

О происхождении славян:

С. 27: «Как раз в скифское время формируется население, говорившее уже по-славянски, а не на балтославянском языке».

С. 28:

«Во второй половине 2-го тысячелетия до н. э. на просторах будущей России одновременно продолжали складываться и другие этнические сообщества. Балты заняли большие пространства к северу от славянских обществ, расселившись от берегов Балтики до междуречья Оки и Волги».

Я уже не спрашиваю, соответствует ли информация в учебнике данным глоттохронологии[2]. Хотелось бы знать, почему учебник противоречит сам себе.

А вот пассаж о славянской грамоте.

«Основой любой культуры является письменность. Когда она зародилась на Руси? Долгое время существовало мнение, что письмо на Русь пришло вместе с христианством. Однако согласиться с этим трудно. Есть свидетельства о существовании славянской письменности задолго до крещения Руси… Кирилл и его брат Мефодий стали основоположниками славянской азбуки, которая, видимо, в какой-то части основывалась на принципах славянского письма, существовавшего у восточных, южных и западных славян до их христианизации» (с. 109).

Если «письменность является основой любой культуры», то у множества народов, включая знаменитых инков, культуры не было вовсе. Но не будем придираться к словам. Отметим, как старательно авторами учебника перепутаны два разных вопроса. Первый. Когда появилась славянская письменность? Традиционно ее появление связывалось с деятельностью Кирилла и Мефодия, которые жили задолго до Крещения Руси (в IX в.). Появление (или окончательное формирование) конкретно кириллицы современная наука относит к концу IX — началу Х в. (БЭС, с. 529). Хрестоматийная «древнейшая русская надпись» — «ÃÎÐÎÓÍÀ» — на корчаге (амфоре) из Гнёздовского кургана № 13, в котором погребен с двумя наложницами знатный скандинав-«рус», относится к середине Х в. В.С. Нефедов, специально занимавшийся данным вопросом, предполагает ее болгарское происхождение[3]. Таким образом, мы подошли ко второму вопросу. Когда славянская письменность распространилась на Руси? Естественно, в связи с христианизацией, когда возникла потребность в грамотных людях, способных читать и переводить священные книги. Что здесь неясного?

А предполагать можно всякое. Даже ядерное оружие у Саддама Хусейна. Но чтобы гипотеза попала в школьный учебник, она должна опираться на более-менее солидную фактическую базу. В принципе, не исключено, что до Солунских братьев какие-то другие миссионеры экспериментировали с переводами Евангелия или псалмов на славянский язык. Почему бы и нет? Но предположение, что «у восточных, южных и западных славян» (у всех сразу! на огромной территории!) «до их христианизации» существовала собственная письменность — извините, требует доказательств. Даже в качестве предположения. В противном случае вольный полет авторской фантазии дезориентирует юного читателя, и он становится легкой добычей жуликов (тех же неоязычников с «Велесовой книгой»).

А наука история превращается в очередную «новую хронологию», только не от Фоменко — Носовского, а от Сахарова — Буганова.

Если кого-то обидело это сравнение, предлагаю простенькую викторину. Знаете ли вы, кого в Древней Руси называли «челядью»?

«Конечно, знаем!» — скажут уважаемые читатели. И в словаре написано черным по белому: «В Др. Руси (9–12 вв.) — рабы» (БЭС). Но в учебнике сообщается нечто совсем иное.

«К концу IX в. сложилась довольно четкая иерархия общества, то есть его многоступенчатость. На его вершине возвышался князь, в чьих руках сосредоточивается все управление племенем или союзом племен. Он опирался на преданных ему воинов-дружинников. У князя появляется личная охрана — “отроки”, т.е. младшие дружинники. Все дружинники являлись профессиональными воинами… Обособляется со временем и племенная знать — главы родов, больших патриархальных семей… Из их числа формировались будущие бояре… Основную часть племени составляли свободные его члены… Наиболее зажиточные называются мужами, появляются “вои”, т.е. те, кто имел право и обязанность участвовать в войнах и мог себя снарядить для военных предприятий. Женщины, дети, другие члены семьи подчиняются мужам. Это челядь» (с. 42, выделено авторами).

С ужасом представляю себе реакцию детей и «других членов семьи» свободного мужа, если бы их кто-то публично обозвал рабами. Владению холодным оружием тогда учились с ранних лет. И за его применение, пожалуй, даже виры не пришлось бы платить. Слишком уж очевидна вина оскорбителя.

Еще один вопрос к учащимся. Кто такие варяги? «Варяжский гость» — откуда он прибыл, какого роду-племени? Опять-таки — легкий вопрос. «Варяги (от др.-сканд. vaeringjar), в рус. источниках — скандинавы…» (БЭС, с. 181). Ан нет. В учебнике варяги (во главе с легендарным Рюриком) предстают чистокровными славянами:

«Оба государственных центра, образовавшихся в восточнославянских землях, называли себя Русь. В Руси южной утвердилась местная полянская династия, а в северной Руси власть взяли выходцы из славянских земель южной Прибалтики»

(рецензируемый учебник, с. 45).

Т.н. «норманнская проблема», уже практически решенная археологами и лингвистами[4], реанимируется и переводится в политическую (точнее, демагогическую) плоскость: дескать, «продолжается спор о судьбах России, славянства, об их исторической самостоятельности». Между прочим, для европейских монархий иноземная династия — скорее норма, чем исключение. Но ни англичане, ни испанцы, ни шведы почему-то не культивируют по этому поводу никаких националистических комплексов.

В учебнике мы находим еще немало забавного, что можно было бы предложить школьникам для игры «найдите ошибку».

«На севере же России до сих пор существуют названия рек и озер, восходящие к санскриту — древнему языку Индии».

«В непроходимых лесах, вдоль берегов Оки, Волги, Камы, Белой, Чусовой и других местных рек и озер обитали предки нынешних мари, мордвы, коми, зырян и других угрофинских народов».

«…Его центром стал греческий город Пантикапей, а в его составе были многонациональные жители этих мест: греки, скифы, адыги, также относившиеся к индоевропейской группе народов» (с. 24, 28).

(Отгадка: см. ту же труднодоступную литературу — БЭС:

«Адыги, общее название многочисл. в прошлом родств. племен Сев. Кавказа… К А. принадлежат совр. адыгейцы, кабардинцы и черкесы… Адыгейский язык, относится к кавк. (иберийско-кавк.) языкам (абх.-адыгская гр.)…»

[с. 20–21]; «Санскрит (от санскр. самскрта, букв. — обработанный), литературно обработанная разновидность др.-инд. языка индоевропейской языковой семьи. Известны памятники I в. до н. э.» [с. 1059]; «Зыряне, устар. назв. коми» [с. 430].)

Но самое забавное: перлы рецензируемого учебника сконцентрированы в первых главах, подписанных персонально А.Н. Сахаровым. А его фамилия, имя, отчество удивительно совпадают с фамилией, именем и отчеством директора Института российской истории РАН. Неужели столь высокопоставленный ученый мог сочинить такое?.. Не верится.

Но если князь по имени Рюрик («Hroerekr») оказался не тем, кем он был, почему бы и автору учебника не обернуться собственным однофамильцем?

Первая публикация: «Россия-XXI», 2005, № 2.


Примечания

1. Большой энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С. 1343; Семенов Ю.И. Философия истории. М.: Старый сад, 1999. С. 247 (http://scepsis.ru/library/id_1065.html); Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества. М.: Высшая школа, 1999. С. 148–151, и др.

2. Данные по разным этносам см.: Петрухин В.Я., Раевский Д.С. Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье. М.: Языки русской культуры, 1998.

3. Гнёздово. 125 лет исследования памятника: Археологический сб. М., 2001. (Труды Государственного Исторического музея; Вып. 124). С. 66.

4. См.: Старая Ладога — древняя столица Руси / Ред. Б.С. Короткевич. СПб.: Изд-во Государственного Эрмитажа, 2003.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?