Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


С прямым умыслом

Знаете, как в старину правители портили монету? Номинал прежний, и с виду то же самое, только в консервативное злато-серебро подмешано что-нибудь «продвинутое» со свалки металлолома. Болонский процесс — примерно то же самое в образовании. Народ будет получать дипломы непонятно каких наук, с виду как настоящие, нам не жалко, хоть всю молодежь пропустим через университеты; тем временем несколько элитарных заведений продолжат подготовку специалистов действительно с высшим образованием. Будущих хозяев жизни, которым предстоит думать и решать, а не механически тыкать лапкой в клавишу. Конечно, Болонский процесс поражает в первую очередь высшее образование, но в этой сфере все взаимосвязано, так что средняя школа помаленьку подстраивается. Суррогатный аттестат — ступенька к суррогатному диплому. Вы скажете, что и раньше хватало митрофанушек, которым добрые преподаватели ради процента успеваемости натягивали оценки. Правильно. Только это не было официальной политикой и специально разработанной методикой снижения уровня образования, включая тех, кто может и хочет учиться. Особое место в этой политике занимают тесты, которыми с 90-х гг. повсеместно подменяют нормальный, привычный экзамен. Гуманитарные предметы — не исключение. Что такое тест? Формализованный вопрос, на который дается ответ тем самым нажатием клавиши: «да, да, нет, да», потом машина выводит процент попаданий. Якобы объективную оценку. На тестах базируется ЕГЭ, Единый Экзамен, который призван был единым чохом определять способности будущих физиков, врачей и музыкантов, и только сопротивление ректоров притормозило этот кошмар. Сами подопытные сразу же отразили суть тестирования в анекдоте: «Как звали коня Александра Македонского? А — Буцефал; Б — Децибел; В — Задолбал».

Шутка. Но вот у меня на столе очередная порция методических пособий для учителей к учебникам из Федерального комплекта, издательство «Экзамен», 2005 г. Тест по обществознанию. Зубодробительно серьезный. «За нарушение норм морали человек несет: а) юридическую ответственность; б) моральную ответственность; в) личную ответственность». Трудно догадаться, правда? Кстати, я по ходу дела с ужасом осознаю, что школьник, у которого хоть одна лишняя извилина, заметит, что моральная ответственность — конечно же, личная, нажмет две кнопки — и ответ ему не зачтут. А если извилин еще больше, между ними закопошится сомнение: это где человек несет ответственность за нарушение норм морали? У нас?! Но переспросить-то не у кого. И часики тикают. Кто нажал меньше правильных кнопок, тот проиграл.

А вот загадки без подвоха, из сборника «Тесты по истории», 9-й класс: «Что является лишним в ряду? Лидеры Белого движения: Колчак, Врангель, Деникин, Фрунзе… Территории, присоединенные к СССР…: Литва, Латвия, Бессарабия, Монголия». Другое пособие, тоже для 9-го класса: «Контроль за командирами и политическим воспитанием красноармейцев осуществляли: 1) сотрудники ЧК, 2) военспецы, 3) военные комиссары, 4) солдатские комитеты». Отгадали? Тогда суперигра!! «Переход к индустриальному обществу называется 1. индустриализацией, 2. промышленным переворотом, 3. модернизацией, 4. монополизацией». Конечно, вы тыкаете пальцем в цифру «1. индустриализация». Но в пособии правильный ответ — «3. модернизация». А знаете, что я вам по секрету открою? Что в Большом энциклопедическом словаре на букву «И» напечатано: «Индустриализация — процесс создания крупного машинного производства и на этой основе переход от аграрного к индустриальному обществу». Промышленный переворот по смыслу подходит тоже. В том-то и прелесть тестов, что любая попытка приподнять их над одноклеточным уровнем ведет к безнадежной путанице, а ученик, который интересуется предметом, автоматически получает по мозгам. И дело не в недостатках конкретных методичек, а в самой методике. Еще могли возникнуть какие-то сомнения по поводу тестов по математике, потребность в консультации известных математиков: надо это, не надо? Кстати, консультации получены и по поводу математики тоже. Но с гуманитарными-то науками все было ясно с самого начала. Если базовые понятия не имеют однозначных определений — какая может быть, к богу в рай, формализованная угадайка? Как можно сдавать в компьютерную обработку школьный тест со словами, например, «религиозный философ», если профессора не в состоянии объяснить, кто это — и чем отличается от богослова? Школьнику предлагают опознать, о ком идет речь, цитирую: «Началось ограничение свободы доступа средств массовой информации к сведениям о деятельности правительственных органов», и говорят, что имели в виду Примакова. Кто не узнал, тот опоздал. Полагаю, что господа, которые навязывают школам и вузам тестирование, не глупее своих жертв, а также рецензентов, учившихся в нормальной школе и еще способных оценить по достоинству математическую объективность в сложении-вычитании непонятно чего. Господа «реформаторы» действуют сознательно. С прямым умыслом.

Озвучено И. Смирновым в программе «Поверх барьеров. Российский час» радио «Свобода» 29.09.2005.
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?