Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Как оптимизировали музей в Рязани

Ну, вот, оптимизация докатилась и до культуры, спасибо, г-ну Мединскому. Президент пообещал поднять уровень зарплат музейщиков, а денег на это в бюджете почему-то не предусмотрено, поэтому придётся оптимизироваться. Правительственной телеграммой руководителям учреждений министерство предложило сократить штатные расписания, а вырученные деньги пустить на прибавку жалованья сотрудникам. Фонд заработной платы при этом совсем не увеличивается.

Как известно, если распоряжение начальства, мягко говоря, невнятное, каждый будет трактовать его, как ему удобно. Вот, например, директор музея-заповедника «Рязанский кремль» О. Кречетова придумала свой вариант оптимизации.

Во-первых, федеральный музей лишился должности заместителя директора по научной работе. Кто работает в музее — тому не надо объяснять, что это значит.

С замами Кречетовой не везло с самого начала. То нужно было избавиться от «неуправляемой» Кусовой, которая вопреки призывам директора продолжала публично заявлять о незаконном рейдерстве в Кремле, разорении особо ценного музея-заповедника и потакании этому со стороны администрации музея. Следом взяли на должность молодого и вроде как совсем не строптивого В. Толстова, но и он, когда дошло до оформления незаконных передач памятников РПЦ, отказался в этом участвовать, — пришлось с ним расстаться. Следующая кандидатура почему-то сама уволилась, не проработав и полгода. Кто-то говорит о неумении Кречетовой работать с кадрами, может, конечно, наговаривают. От греха подальше видимо, директор решила должность упразднить, чтобы не было никаких таких разговоров. Правда при этом, она сама много и убеждённо говорит о необходимости развития «фундаментальной науки» в музее. Раздвоение сознания? Не знаю, не медик.

Вместо зама по науке Кречетова ввела в штат должность зама по научно-просветительской работе. Всё бы ничего, если только не знать, что два года назад она же эту должность и ликвидировала. Просто так, на пустом месте — взяла и убрала. Хотя это не единичный случай. Аналогичная история была и с отделом информтехнологий. Вдруг было решено, что такой отдел музею не нужен и его убрали, а потом вновь создали. Причины? Известны только директору, но она о них не распространяется. Скажете, волюнтаризм? Или опять психология? Помните, «я вся такая непоследовательная, противоречивая…»

Хотя как сказать. В чём-то даже очень последовательна. Например, в намерении избавиться любой ценой от отдела развития, куда сослали заведующей излишне принципиальную Кусову. Отдел как отдел, занимается внешними сношениями и рекламой, сейчас такие едва ли не в муниципальных музеях создаются. Но ведь как бельмо на директорском глазу, раздражает начальство самим фактом своего существования, потому как эта Кусова, ну чисто хазановский попугай, и там продолжает говорить, что считает нужным. А человек она в музее авторитетный и в замах была на своем месте, все помнят, как тогда работали, с нынешним не сравнить. И общественность к ней прислушивается, причем не только рязанская. И в ИКОМовский совет по передаче религиозных памятников входит. А после разжалования из замов народ музейный её ещё и председателем профкома избрал — у директора просто скулы сводит от раздражения.

Несколько раз подбиралась к нелёгкому делу ликвидации ненавистного отдела, интриговала, пыталась столкнуть между собой сотрудников — ничего не вышло. А тут и министр со своей оптимизацией подоспел — куда как лучше! Тут-то отдел развития и приговорили. Не будет теперь в крупном федеральном музее структуры, которая занималась бы общественными отношениями, СМИ и рекламой. И, правда, баловство это. Какие там критерии, говорите, нужны в отчетах? Раньше мониторили количество тех же публикаций о музее, занимались аналитикой, а теперь, с разорением отдела, просто с потолка рисуем цифры в отчетах министерству. А кто будет проверять? Всех всё устраивает — оптимизация.

Говорите, должно быть обоснование ликвидации отдела? Дословно: «Так удобнее». Как вам нравится уровень менеджмента?

Ещё одна заноза директору жизнь в музее отравляет своим присутствием — заведующая отделом музеефикации городища Старая Рязань Е. Буланкина, которая до прихода нынешнего директора руководила экспозиционно-выставочным комплексом и построила в музее классные, просто загляденье, экспозиции. Все книги отзывов исписаны — «европейский уровень!» Ну как такое терпеть — нет ведь сил. И при этом языкастая, всё норовит свою точку зрения отстоять. Просто невыносимо. Слава богу, оптимизация случилась. И Буланкину туда же — понизить. Нет, директор здесь не при чём, она нам всё объяснила. Это всё министерство. Почему, говорят, у Буланкиной, с её эталонным городищем — всему миру известным — целый отдел (пусть даже и в составе одного человека), а у Поля Вожской битвы, которое не далее как вчера памятником стало, — всего лишь сектор? Несправедливо, сказали в Минкультуры и велели с Буланкиной строго разобраться, пренепременно понизить до сектора. А Кречетова здесь вовсе не виновата, не обессудьте.

И вообще, директору ещё спасибо сказать надо, велела она Кусовой и Буланкиной. За что, правда, не уточнила. Думается, за гуманизм. Видно, в министерстве приказали расстрелять обеих либо ещё какие казни египетские придумали выскочкам. А вот она, можно сказать, грудью прикрыла. Благородно.

«Ольга Сергеевна, — спрашиваю, — из замов убрали в завотделами, теперь в научные сотрудники, а далее куда кандидата исторических наук? В смотрители?»

«Посмотрим», — многозначительно отвечает Ольга Сергеевна.

Хорошее дело оптимизация. Со строптивым народом разобраться — лучше ничего не придумаешь. Зачем нам грамотные, деятельные, профессиональные? Ещё чего понаделают примечательного, скрипи потом зубами в бессильной злобе. Нет, в цене молчаливые, исполнительные. Ну и что, что приказы нелепые? Что музей, если судить по уровню руководства, уже давно не тянет на федеральный? В русле деградации и дебилизации всей страны — в самый раз, то, что надо.

Коллеги, очень интересно, а как у вас с этой самой оптимизацией? Поделитесь. Или это только в нашем заповеднике такое веселье?

Публикуется с незначительными изменениями.
Статья опубликована на сайте 7x7-journal.ru 15 ноября 2012 г. [Оригинал статьи]

От редакции «Скепсиса»: 1 июля 2012 года окончательно вступил в силу ФЗ-83. Цель этого закона — прекращение государственной поддержки бюджетной сферы. Учреждения здравоохранения, образования и культуры отныне будут вынуждены самостоятельно искать источники финансирования.

Для проведения этой «реформы» государство «оптимизирует» учреждения социальной сферы. Чиновники объединяют вузы, школы; «реорганизуют» больницы. На деле же, «оптимизация» означает ликвидацию бюджетных организаций и разрушение рабочих коллективов. Так, недавно разразился скандал по поводу увольнения 350 (!) сотрудников Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. При этом, «оптимизируя» бюджетные учреждения, государство цинично обещает улучшить материальные условия оставшихся сотрудников за счёт уволенных коллег.

Пример «оптимизации» в музее-заповеднике «Рязанский кремль» весьма показателен и с другой стороны. Ирина Кусова — первоклассный профессионал-музейщик, и именно её профессионализм оказался помехой для руководства музея и чиновников министерства культуры. Ирина Гасановна уже почти семь лет ведёт борьбу за сохранение музея-заповедника и против передачи исторических памятников под «культовые цели» местной епархии РПЦ.

Государство же, содействуя рейдерским действиям РПЦ, преследует конкретные цели: насаждение в обществе православно-националистической идеологии. РПЦ как «министерство духовности» — это, прежде всего, инструмент контроля над умами людей. Конечно, такие цели не имеют ничего общего ни с сохранением и развитием культуры, ни с подлинным просвещением. В ситуации сворачивания социальной сферы государству меньше всего нужны профессионалы и люди с активной гражданской позицией.

«Скепсис» присоединяется к призыву Ирины Кусовой рассказывать о случаях чиновного произвола и опыте сопротивления ему на местах, в музеях, школах, вузах, больницах...



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?