Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Новый папа и кризис церкви

Бывший кардинал Буэнос-Айреса, Хорхе Марио Бергольо был объявлен на днях новым главой католической церкви. За процессом избрания нового «папы Франциска», затаив дыхание, следили практически все масс-медиа. Главы государств всего мира сразу же поспешили его поприветствовать. Церковь и ее союзники из правящих кругов специально используют данный повод, чтобы католицизм смог пережить серию многочисленных скандалов, связанных с коррупцией и сексуальными домогательствами.

Беспрецедентная отставка Йозефа Ратцингера с должности папы еще глубже погрузила в состояние кризиса церковь — институт, который на протяжении вот уже двух тысячелетий был оплотом реакции. Бергольо — первый за последние 1200 лет папа, который не является европейцем — и первый папа из ордена иезуитов. Хотя Бергольо ранее являлся членом различных департаментов Ватикана, он никогда не работал в самом Ватикане — в отличие от Ратцингера, который большую часть своей карьеры проработал в римском церковном аппарате. По-видимому, кардиналы питают надежду, что назначение на должность папы «человека со стороны» поможет реорганизовать сам институт церкви, которая нынче часто упоминается в репортажах о грязных финансовых сделках, отмывании денег, межфракционных склоках, всплывающих в так называемом «Ватиликсе» (в том числе, и в связи с группой из самой верхушки духовенства, которую ныне шантажируют их гомосексуальными связями).

Теперь уже стало ясно, что отставка Ратцингера была вызвана именно этими скандалами. Несмотря на то, что официальной причиной отставки было названо «состояние здоровья», католическая церковь сейчас избрала себе 76-летнего папу (всего на два года моложе Ратцингера, когда он стал папой в 2005-м году) — у которого, к тому же только одно легкое (второе было удалено еще в подростковом возрасте). Ну, а то, что папой избрали аргентинца, по идее, должно усилить международные позиции церкви. Кроме того, результат подсчета отданных за Бергольо голосов отчасти связан с демографическими вопросами — ведь количество активных католиков в Европе стремительно сокращается. Немногие из молодых людей Европы хотят нынче стать священниками — а потому невозможно сохранить ныне существующие приходы без постоянного «импорта» священников из стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Согласно подсчетам, около 40% всех католиков проживают в Центральной и Южной Америке — хотя и здесь католической церкви приходится сталкиваться с возрастающим давлением конкурентов в лице евангелических групп. Кроме того, даже в этих странах все большее количество молодежи вообще отвергает любые религии. Например, в Аргентине мессу регулярно посещают менее 10% населения страны.

В то же время, за избранием Бергольо определенно стоят и политические интересы. В Латинской Америке церковь достаточно долго работала плечом к плечу с наиболее реакционными силами и была союзником американского империализма в его борьбе с левыми движениями рабочего класса и угнетенного крестьянства. А сейчас по всему континенту наблюдается резкий рост социального неравенства. Повсюду в Латинской Америке происходит массовое сопротивление экономике «свободного рынка», которая за последние тридцать лет загнала в нищету широкие слои населения. И католическая церковь готовится вновь вмешаться, чтобы отвести угрозу социальной революции — в том числе и при помощи такого дополнительного козыря, как папа-аргентинец.

Президент США Барак Обама поприветствовал папу Франциска, назвав его «поборником бедных и наиболее уязвимых слоев населения», и затем добавив, что это «первый папа-американец, а его избрание также свидетельствует о потенциале всего региона, который все в большей степени оказывает влияние на весь остальной мир». Накануне заседания конклава масс-медиа планеты уделяли массу времени и выделяли огромные площади в газетах разнообразным мелочам тайной средневековой процедуры выбора папы в Ватикане. Теперь же, после оглашения результатов выбора, они стали уделять столько же внимания анекдотическим рассказам о смирении и сострадании нового папы — о том, как он, будучи кардиналом Буэнос-Айреса, ездил в общественном транспорте, жил в обычной квартире и сам готовил себе еду.

Воистину, великие достижения!

При этом, международные медиа-конгломераты в основном проигнорировали весьма серьезные вопросы, возникшие в Аргентине в связи с избранием Бергольо, — в частности, в связи с его ролью в период правления военной диктатуры 1976-83 годов. А именно в этот период около 30 000 левых оппонентов хунты «пропали без вести» в ходе поддерживаемой США «грязной войны» против латиноамериканских граждан. Аргентинская католическая церковь поддерживала при этом весьма тесные отношения с аргентинскими военными — как во время их подготовки к захвату власти, так и в период правления хунты. Бергольо принял сан в 1969-м году и являлся «провинциалом ордена иезуитов» (главой ордена) Аргентины в период с 1973-го по 1979-й год. Затем он стал ректором философско-теологического факультета в коллегии Сан-Мигель (1980-86). А в девяностых его начал активно продвигать по церковной иерархической лестнице папа Иоанн-Павел II.

В годы правления аргентинской хунты Бергольо активно работал в ордене иезуитов над исполнением эдиктов Ватикана, направленных против «теологии освобождения» — движения, основанного сторонниками реформизма в латиноамериканской католической церкви в 1960-х годах. Сторонники «теологии освобождения» пытаются концентрировать внимание на участи беднейших слоев населения, чтобы сохранить позиции церкви в среде рабочего класса, политическая радикализация которого сейчас наблюдается по всему континенту.

В 1976-м году Бергольо потребовал, чтобы два священника-иезуита (Орландо Йорио и Франсиско Халикс) прекратили проповедовать теологию освобождения и покинули трущобы, в которых они работали. После того, как те отказались, Бергольо исключил их из ордена. Вскоре оба священника были похищены военными и подвергнуты пыткам. Как передает «Ассошиэйтед пресс»: «Йорио затем обвинял Бергольо в том, что тот передал их в руки эскадронов смерти и отказался заступиться за них перед режимом».

Известный аргентинский журналист Орасио Вербицкий писал в своей книге «Молчание», опубликованной в 2005-го году: «Он (будущий папа Франциск) ставил безопасность Общества Иисуса (ордена иезуитов) превыше безопасности отдельных священников». В 2005 году, после иска правозащитников, это дело рассматривал аргентинский суд — однако вопрос до сих пор остается открытым. Бергольо отрицал все обвинения — обвиняя Вербицкого в клевете, и утверждая, что он в частном порядке имел дело с представителями хунты по поводу ареста двух священников и способствовал их освобождению.

Бергольо также привлекался к суду для дачи показаний по данному делу, в связи с заявлением сотрудницы католической благотворительной миссии Марии Елены Фунес, бывшей заключенной «пыточного центра» ESMA, находившегося в здании школы военно-морских механиков. Она, в частности, свидетельствовала по делу о пропаже без вести двух французских монахинь (Алисы Домон и Леони Дюке) и заявила, что те двое священников-иезуитов тоже были похищены военными после того, как Бергольо от них отрекся и отказался выступить в защиту. Бывший депутат парламента и адвокат Луис Самора описывает поведение Бергольо на суде, как крайне «скрытное». «Когда кто-то настолько скрытен — очевидно, что он лжет и старается частично утаить истину».

Бергольо также обвинялся в том, что игнорировал мольбы о помощи со стороны семьи, пятеро членов которой были убиты военными — в том числе и женщина на пятом месяце беременности, похищенная и убитая в 1977-м году. Бергольо предоставил это дело своему младшему коллеге, который удовлетворился отпиской военных, заявивших, что та женщина якобы родила в камере, а ребенок впоследствии был передан «влиятельной» семье. Несмотря на свою причастность к данному делу, Бергольо заявлял в 2010-м году, что ничего не знал о практике похищения детей до самого падения диктатуры. На фото: будущий папа Франциск причащает аргентинского диктатора Виделу

Однако, с другой стороны, после падения военной диктатуры нынешний папа Франциск старательно пытался защитить от преследований преступников из числа военных.

В 2006-м году он поддержал кампанию протеста, организованную бывшими военными и правыми силами, которые требовали для себя полной неприкосновенности от преследований в связи с преступлениями, совершенными в годы правления хунты. А в 2012-м году, в ответ на то, что масса рядовых аргентинцев стала все больше критиковать церковь за ее поведение в годы диктатуры, Бергольо от имени епископов страны формально принес извинения за «провалы» в деятельности церкви за годы «грязной войны». Однако, в то же время, он не забыл возложить равную долю ответственности за насилие на левых противников диктатуры.

«История свидетельствует против него — говорит репортеру “Рейтерс” Фортунато Маллимаччи, бывший декан факультета социологии университета Буэнос-Айреса, — она показывает, что он не только является противником любых обновлений в церкви, но и (что касается его деятельности в годы военной диктатуры) доказывает, что с военными ему на самом-то деле было гораздо приятнее».

Перевод Дмитрия Колесника. Опубликовано на сайте liva.com.ua
[Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?