Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Людмила Данилова. Образ жизни

7 ноября исполняется 90 лет со дня рождения Людмилы Валериановны Даниловой, замечательного историка и удивительного человека. Она лишь год с небольшим не дожила до этой внушительной даты. Однако ни ее смерть, ни этот юбилей не были ни замечены научной общественностью, ни — тем более — СМИ. Такая же, впрочем, «участь» постигла и ее мужа — выдающегося ученого Виктора Петровича Данилова: о его смерти счел необходимым написать в «Гардиан» известный английский историк Р. Дэвис, но отечественные СМИ не издали ни звука.

К сожалению, подготовленная мною к 90-летию со дня рождения статья о творческом пути Л.В. Даниловой выйдет на бумаге (в журнале «Российская история») лишь в 2014 г., а потому, чтобы не повторяться, позволю себе сделать своего рода фоторепортаж, поясняя снимками канву ее судьбы. Прекрасной и горестной…

 Л.В. Авдуевская
Л.В. Авдуевская во время учебы в МГУ.

Людмила Валериановна Данилова родилась 7 ноября 1923 года в селе Спас-Волжино Смоленской губернии. Ее отец, поповский сын Валериан Васильевич Авдуевский, уехал в Москву и, будучи в силу своего социального происхождения, «лишенцем», сумел-таки поступить в консерваторию, но был, видимо, «разоблачен», сослан в Казахстан и с семьей (женой и дочерью) больше не воссоединился. Людмила воспитывалась в семье Власовых (такова девичья фамилия матери Марии Ивановны) и долгое время считала эту фамилию своей.

В 1941 г. семья Власовых выехала в эвакуацию, но поезд попал под бомбежку, и потому до 1943 г. Людмила Авдуевская находилась на территории Тамбовской и Воронежской областей, в прифронтовой полосе, живя и работая, где придется. Пришлось участвовать и в рытье окопов…

Вернувшись в 1943 г. в Москву, она, после недолгой учебы на химическом факультете МГУ, перешла на исторический факультет, который окончила в 1948 г. Дипломную работу, посвященную ярославскому купечеству XVII в., Людмила Авдуевская писала под руководством Сергея Владимировича Бахрушина, которого знала со школьных лет. Однако стать его аспиранткой ей было не суждено: по не зависящим от нее обстоятельствам, Людмила поступила в аспирантуру Института истории, где в 1952 г. защитила кандидатскую диссертацию под руководством члена-корреспондента АН СССР М.Н. Тихомирова.

 М.Н. Тихомиров (в центре) со своими аспирантами
М.Н. Тихомиров (в центре) со своими аспирантами.
Слева — Л.В. Авдуевская. Над ними склонился С.О. Шмидт.

 Первая книга Л.В. Даниловой.
Первая книга Л.В. Даниловой.

Работа была посвящена проблеме становления крупного феодального землевладения в Новгородской земле. В 1955 г. диссертация в несколько сокращенном виде вышла в свет под названием «Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV–XV веках».

К тому времени в жизни Людмилы Валериановны произошли значительные перемены. 4 декабря 1951 г. она вышла замуж за В.П. Данилова, аспиранта Института истории, и вскоре у них родился сын Андрей. Виктор Петрович, будучи на полтора года моложе супруги, с 1943 г. участвовал в Великой Отечественной войне и в житейском плане был куда опытнее ее. В частности, молодой офицер-артиллерист вынес с фронта твердое убеждение в антисоциалистической направленности деятельности И.В. Сталина и в этом отношении оказал немалое влияние на жену.

XX съезд КПСС, осудивший «культ личности» Сталина, дал Даниловым надежду на восстановление и развитие социалистической демократии, то есть на постепенное становление подлинного народовластия. Впрочем, молодые ученые не рвались в политику, а ставили своей целью заниматься полноценными научными исследованиями. Историки Даниловы ясно видели, что сталинское наследие оставалось еще не преодоленным, и потому решили для себя писать свои работы так, чтобы те могли проходить через цензуру, но при этом не лгать ни себе, ни своим читателям. Этот нелегкий выбор во многом предопределил их творческую судьбу: Даниловы, не желая писать «в стол», не высказались в полной мере, но в глазах партийных «кураторов» все равно числились среди неблагонадежных.

 В.П. Данилов в начале 1960-х гг.    Л.В. Данилова в 1950-е гг.
В.П. Данилов в начале 1960-х гг.         Л.В. Данилова в 1950-е гг.

Виктор Петрович еще в 1955 г. защитил кандидатскую диссертацию, в которой прямо показал, что накануне коллективизации сельского хозяйства в СССР, вопреки официозным оценкам, отсутствовали «материально-технические предпосылки» для ее проведения. Затем, встав по заданию руководства Института истории во главе авторского коллектива, он начал готовить к изданию двухтомную «Коллективизацию сельского хозяйства в СССР». За эту работу он взялся с неохотой, поскольку понимал, что политические условия для создания свободного от идеологии научного труда на эту тему в стране еще отсутствуют, но тем не менее постарался сделать максимум возможного, чтобы донести до потенциального читателя правду о «великом переломе». Подготовленная авторами рукопись, «редактировавшаяся» (читай — портившаяся) от одного обсуждения к другому, была, наконец, утверждена руководством и в 1965 г. появилась бы в свет, если бы не «отставка» Н.С. Хрущева в октябре 1964 г. Книга подверглась новым «правкам» и в свет так и не появилась.

 Титульный лист I тома «Коллективизации сельского хозяйства в СССР», сверстанного в 1964 г.
Титульный лист I тома «Коллективизации сельского хозяйства в СССР», сверстанного в 1964 г.

Между тем, В.П. Данилов неожиданно для себя включился в политическую борьбу: в 1966 г. он был избран секретарем парткома Института истории и в течение двух лет отстаивал право ученых-историков на свободу научных исследований. Каждый свой шаг мятежный партком (имевший права райкома!) обставлял ссылками на классиков марксизма, на решения партийных съездов, против чего их идеологическим «оппонентам» возражать было сложно. Поэтому они решили разделить Институт истории на две части. Его положение в новом Институте истории СССР стало настолько шатким, что Даниловы некоторое время ожидали ареста и были готовы к тому, что им придется покинуть столицу и искать работу где-нибудь в глухой провинции.

Этого, к счастью, не произошло. Мы можем лишь догадываться, чего стоили Людмиле Валериановне все эти «сражения» мужа на исторической и околоисторической ниве. В те годы, являясь опорой Виктора Петровича в этой борьбе, она родила дочь Елену, подготовила докторскую диссертацию и при этом сама втянулась в высшей степени подозрительную для начальства деятельность созданного в начале 1960-х гг. сектора методологии. Это подразделение Института истории взялось — и очень основательно! — за изучение трудов классиков марксизма-ленинизма, обнаруживая в них такое, что не вписывалось в рамки «Краткого курса истории ВКП(б)», остававшегося костяком официозного курса отечественной истории.

 Л.В. Данилова во второй половине 1950-х  годов.
Л.В. Данилова во второй половине 1950-х годов.

Тему для докторской диссертации Л.В. Данилова выбрала, мягко скажем, труднопроходимую — «Теоретические проблемы феодализма в советской историографии». Изученный ею еще при подготовке кандидатской диссертации актовый материал Новгородской земли плохо согласовался с общепринятыми в историографии феодализма схемами — подходами Б.Д. Грекова и Л.В. Черепнина, но впрямую полемизировать с их сторонниками представлялось Даниловой бесперспективным. Поэтому она сочла за лучшее в своей докторской диссертации провести их теоретический анализ и таким путем показать их слабости. Но беспрепятственно такого рода скользкие темы обычно защищаются при условии, что работы будут «никакими», то есть сведутся к расширенной библиографии и не затронут интересы и взгляды влиятельных в науке лиц, либо, наоборот, станут их апологетикой. Ни того, ни другого делать Людмила Валериановна не собиралась, а дала глубокий анализ развития отечественной исторической науки с 1920-х до середины 1960-х гг. Не удивительно, что защитить такую диссертацию ни в 1960-е гг., ни позднее она так и не смогла. Удалось опубликовать лишь два крупных ее фрагмента, причем наиболее важный раздел, содержавший анализ концепций Б.Д. Грекова и С.В. Юшкова, был опубликован в V томе «Очерков истории исторической науки в СССР»… в 1985 г., то есть через 20 лет после его написания!

Впрочем, в середине 1960-х гг. главной сферой деятельности стала для Л.В. Даниловой подготовка к изданию серии сборников под общим названием «Проблемы истории докапиталистических обществ» (ПИДО), задуманных в секторе методологии. Людмила Валериановна выступила в роли их ответственного редактора, и тем самым под ее фактическим контролем оказалась огромная по охвату проблематика, связанная со всеми ключевыми проблемами всеобщей истории, в том числе и потенциально «взрывоопасная» тема общественно-экономических формаций.

 I выпуск «Проблем истории докапиталистических  обществ» (М.: Наука, 1968).
I выпуск «Проблем истории докапиталистических обществ» (М.: Наука, 1968).

За год-два были сформированы два сборника и начата работа над третьим, но доведение их до печати оказалось делом крайне изнурительным во всех отношениях. Людмила Валериановна проявила себя поистине редактором-виртуозом: приходилось учитывать — зачастую просто бестолковые — замечания рецензентов-«охранителей», дававших отрицательные отзывы на отобранные статьи, и редактировать их по нескольку раз, стремясь, поступившись малым, сохранить главное. Проблемой становилась даже новая перепечатка отредактированных работ: средств для этого у Института истории не находилось…

Людмила Валериановна очень эмоционально переживала за свое детище — по словам индолога Л.Б. Алаева, «боролась, как лев», — но с большими усилиями ей удалось пробить лишь первый выпуск «Проблем», вышедший в 1968 г. Значение выхода в свет этого сборника для всех участников проходившей тогда в советской исторической науке дискуссии об общественно-экономических формациях было чрезвычайно велико: там имелся целый ряд статей, принципиально несовместимых со стандартной «пятичленкой» (первобытность — рабовладение — феодализм — капитализм — коммунизм) и, что в те времена было особенно важно, имевших серьезное обоснование в трудах К. Маркса.

Суть дела состояла в том, что в сборнике имелись статьи Н.Б. Тер-Акопяна и М.А. Виткина, в которых было показано, что, по представлениям Маркса, в истории существовали лишь две общественные формации, из которых лишь вторичная являлась экономической. Именно для нее характерны отчуждение человека от условий его жизни, существование государств, классов, эксплуатация человека человеком. Исследователи докапиталистических обществ ничего об этом не говорили, но сама по себе такая постановка вопроса косвенно ставила под удар представление о существовании в СССР социализма как первой фазы коммунизма: в глобальном плане разница между вторичной экономической и гипотетической третичной, коммунистической, формациями должна быть более существенной, чем между различными эпохами формации вторичной, то есть между, к примеру, феодализмом и капитализмом.

Но даже самым убежденным сторонникам представления о преимуществе «социалистического способа производства» над капиталистическим было тогда очевидно, что уровень производительных сил в СССР никак не выше, чем в странах Запада, а потому, с точки зрения такого подхода к теории формаций, говорить о том, что советское общество уже вступило в фазу коммунизма и — тем более — в эпоху его развернутого строительства, как провозглашала принятая незадолго до этого программа КПСС, было бы чересчур оптимистично. Тем более проблематичной оказывался путь некапиталистического развития, по которому, как предполагалось, страны Азии и Африки, освободившиеся от колониальной зависимости, должны были прийти к социализму.

Разумеется, об этом следствии, логично вытекающем из такого понимания Марксовой теории формаций, никто из участников дискуссии даже и не намекал, но естественный ход обсуждения наверняка бы привел именно к такой постановке вопроса, и уж во всяком случае пытливые студенты-историки, изучавшие подобного рода материалы, рано или поздно об этом наверняка задумались бы.

Уже в первом сборнике ПИДО имелись и другие «спорные» для тогдашних идеологов статьи: исследователи западноевропейского средневековья А.И. Неусыхин и А.Я. Гуревич каждый по-своему подводили к выводу, что между обществом первобытным и обществом феодальным существовал некий «дофеодальный период», в котором уже существовало социальное неравенство, но еще не было классов; что этот общинный без первобытности период (формула А.И. Неусыхина) являлся не просто переходным, а вполне устойчивым строем, способным существовать без существенных изменений не одну сотню лет. Их характеристика дофеодального периода весьма походила на то, как описывал Маркс «азиатский способ производства»: в нем еще не существовало классов и частной собственности на средства производства, но уже имелось государство, эксплуатировавшее земледельческие общины посредством взимания налогов. В разных своих работах Маркс по-разному толковал место этой достаточно примитивной государственной структуры, определяя ее то как первую фазу экономической общественной формации, то — наоборот — как завершающий этап формации архаичной. Как бы ни именовать эту социально-политическую структуру и какое бы место ей ни отводить в общей типологии в рамках Марксовой теории формаций, нельзя не увидеть ее сходство как с афро-азиатскими обществами второй половины XX в., так и с советским обществом: те и другие оказываются переходными этапами от одной формации к другой — противоположным является лишь вектор развития.

Еще один подводный камень под стандартную «марксистско-ленинскую» теорию формаций содержала статья Е.М. Штаерман, видной исследовательницы древнеримского общества. По ее оценке, античные общества — эталон, по которому конструировался «рабовладельческий способ производства», — были скорее аномалиями, возникшими в специфических природных условиях, и само по себе их огромное культурное влияние на последующее развитие Европы еще не позволяет считать их уникальное развитие типичным. Тем самым подход Штаерман давал основание отказаться от представления о рабовладельческом строе как о необходимом этапе развития человеческого общества.

Наконец, нельзя не сказать и о вводной статье самой Л.В. Даниловой, на первый взгляд дающей всего лишь общее описание проблем, поставленных в сборнике и иногда даже критикующей подходы некоторых его авторов. На деле последнее было скорее прикрытием, средством проведения «спорных» статей через цензуру, а в целом ее работа представляла собой умное и тактичное введение в курс дела тех, кто еще не вник до конца в проблематику теоретических проблем истории докапиталистических обществ.

Исходя из всего вышесказанного, нетрудно понять, что запрещение второго сборника ПИДО, появление которого — вновь ссылаюсь на Л.Б. Алаева — «все ожидали в большом волнении», было совершенно естественным шагом со стороны властей. Соответственно творческие судьбы историков Даниловых оказались фактически сломанными: при благоприятных условиях Виктор Петрович, парторг Института истории, наверняка оказался бы организатором всей исторической науки в СССР и сыграл бы существенную роль в ломке сталинистской концепции советской истории, а Людмила Валериановна стала бы фактическим координатором дискуссии об общественно-экономических формациях и тем самым возглавила бы работу по созданию принципиально иной типологии всеобщей истории.

Поскольку Даниловы являлись безусловными сторонниками идеи социализма, то их деятельность могла бы стать существенным фактором развития социалистической демократии в СССР, то есть реальным осуществлением догматов официозной идеологии — превращением советской власти во власть всех трудящихся и достижением внутрипартийной демократии. Конечно, перевернуть пирамиду власти с головы на ноги, сделать народ не на словах, а на деле источником власти значило бы осуществить социальную революцию. Этого называющие себя коммунистами представители власти боялись больше всего — куда больше, чем капитализма.

 Подпись-комментарий Л.В. Даниловой к тому
«Марксистско-ленинской теории исторического процесса»
Подпись-комментарий Л.В. Даниловой к тому «Марксистско-ленинской теории исторического процесса» (М.: Наука, 1983): «к сожалению, раздел сильно сокращен и заредактирован».

После этого судьба Даниловых была предрешена. Их оставили в Институте истории СССР, но защищать докторские диссертации и полноценно заниматься тем, что их интересовало, не давали. Если Виктору Петровичу защититься в конце концов все же позволили, то Людмила Валериановна так и осталась лишь «кандидатом в доктора». В ее личном архиве осталось несколько вариантов диссертации «Теоретические проблемы феодализма в советской историографии», на которых менялись титульные листы с обозначением годов…

Л.В. Данилова в 1980-е гг.
Л.В. Данилова в 1980-е гг.

Л.В. Даниловой отчасти помогали сочувствовавшие ей сотрудники из других академических институтов, приглашавшие ее участвовать в тематических сборниках и изданиях Института философии и Института Азии и Африки. Однако и в них Людмила Валериановна не имела возможности высказываться свободно, а вынуждена была подстраиваться под общую направленность этих изданий. Особенно это касалось «истматовских» трудов (малотиражных, часто издаваемых на ротапринте), вышедших под эгидой Института философии: в них ей приходилось формулировать свои представления в рамках стандартной «пятичленки» и… терпеть «редактуру», существенно искажавшую ее мысль.

С 1970-х гг. вплоть до ухода на пенсию в начале 1999 г. Людмила Валериановна пребывала в стенах Института истории СССР (затем — Института российской истории) на положении изгоя и «белой вороны». Нормально работать ей не давали, поручая заниматься бесконечным рецензированием чужих трудов и рутинной редакторской работой, отнимавшей много сил и ничего не дававшей взамен. Последней крупной работой в рамках ИРИ, которая принесла Людмиле Валериановне удовлетворение, была подготовка сборника «Традиционный опыт природопользования в России» (М.: Наука, 1998).

 «Традиционный опыт природопользования в России»
В этом сборнике Даниловой, помимо редактуры, принадлежат две статьи.

От клейма «антисоветчиков» Даниловы в советское время «отмыться» не могли. Но «антисоветчиками» они были странными — идейными, слишком уж углублявшимися в изучение марксистско-ленинского наследия. В годы же перестройки, когда многие их коллеги — именно те, кто был прежде вполне политически выдержан — легко отказывались от «устаревшего» марксизма, они проявили себя стойкими «советчиками»: Даниловы очень рано распознали, что под видом перестройки и демократизации осуществлялось разрушение страны как таковой.

В этот период Виктор Петрович оказался очень востребованным: его, ранее «невыездного», наперебой приглашали лучшие американские, западноевропейские и японские университеты с предложением прочитать курсы лекций. Американский посол Дж. Мэтлок лично предлагал ему кафедру в Гарвардском университете… Читать лекции Данилов соглашался, но главной своей задачей считал издание документальных сборников по аграрной истории России первой половины XX в.: после 1991 г. приоткрылись архивы, и Виктор Петрович считал это обстоятельство чуть ли не единственным положительным моментом наступивших перемен. В этих условиях Людмила Валериановна, не думая о личных амбициях — таковых у нее к тому времени, видимо, уже не было, — считала необходимым прежде всего обеспечить мужу прочный тыл — сделать все, чтобы он не думал о вещах житейского плана и мог всего себя посвятить работе по изданию знаменитых даниловских сборников.

 Последняя книга Л.В. Даниловой.
Последняя книга Л.В. Даниловой.

Впрочем, в 1994 г. 70-летняя Л.В. Данилова все же выпустила в свет свою вторую — всего лишь вторую! — монографию «Сельская община в средневековой Руси». Это была еще одна — помимо теории формаций — сквозная тема ее научного творчества. Книга эта, наверняка в основном написанная еще в советское время, оказалась не ко времени и прошла почти не замеченной: во-первых, интерес историков явно сместился в сторону новейшей истории; во-вторых, марксистская «стилистика» книги резко контрастировала с общей тональностью эпохи.

Даже немногочисленные специалисты-«феодалы», способные освоить и по достоинству оценить сложную проблематику книги, вряд ли могли понять, почему Л.В. Данилова обнаружила в древнерусском обществе «азиатский способ производства». Тема Марксовой теории формаций новому поколению историков была уже фактически не знакома, и не случайно исследовательница говорит об этом вскользь, делая упор на другом — на эволюции древнерусской общины и формировании в России государственного феодализма в XVI–XVII вв.

Так или иначе, но настоящее знакомство историков с работами Л.В. Даниловой начнется тогда, когда нынешние молодые старики — те, кому «усталое знание досталось в наследство», — пройдут до конца круг нигилистического отрицания «устаревшего» марксизма, а их сыновья — в прямом и переносном смысле слова — вновь вернутся к проблемам типологии развития человеческого общества и на новом уровне обратятся к работам предшественников. Среди них почетное место займут и работы Л.В. Даниловой.

 Последний совместный труд историков Даниловых
Последний совместный труд историков Даниловых.

Вернемся, однако, к кругу жизни Людмилы Валериановны. 16 апреля 2004 г. ее постиг страшный удар: внезапно умер Виктор Петрович. 80-летняя вдова решила во что бы то ни стало опубликовать основные работы мужа, в свое время «подпорченные» цензурой или не изданные вовсе. Очень скоро Людмила Валериановна поняла, что не может рассчитывать на чью-либо поддержку, и практически в одиночку подготовила к печати двухтомник избранных сочинений В.П. Данилова. Нельзя сказать, что ей никто совсем не помогал, но помощь эта носила в основном вспомогательный характер: основную тяжесть огромной работы вынесла именно она. Совершив этот жизненный подвиг — может быть, величайший в ее многотрудной жизни, — Людмила Валериановна ушла из жизни: в начале 2012 г. в свет вышла «История крестьянства России в XX веке», а 21 сентября того же года ее не стало.

 Л.В. Данилова в марте 2005 г.    В.П. Данилов в конце жизни.
Л.В. Данилова в марте 2005 г.            В.П. Данилов в конце жизни.

Впрочем, почему не стало? Пока живут на свете люди, которые знали, уважали и любили ее. А Людмилу Валериановну было за что любить: ум, талант и красота далеко не всегда совмещаются в одном человеке сразу. Это довольно тяжелое бремя: Людмила Валериановна вынесла его достойно.

Статья была опубликована в журнале «Суждения» № 11, 2013 г. [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?