Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Политизация забастовки: к событиям на «Антолине»

Бастующие рабочие на Антолине

Недавние забастовки на «Антолине» еще раз подтвердили наметившуюся в отечественном автопроме тенденцию, о которой мы уже писали раньше: укрепление связей между российским правящим классом (бюрократ-буржуазией), готовым на применение силы, чтобы остановить законно обоснованные протесты российских рабочих, и капиталистами из транснациональных корпораций, торопящихся получить в России прибыли на фоне продолжающегося падения продаж автомобилей в Европе. Становится ясным, что независимое профсоюзное движение отныне и всегда будет вынуждено бороться на два фронта (против хозяев и против властей) — а образ действий представителей власти всё более будет напоминать об их измене национальным интересам.

Примечательно, что на этот раз рабочие протесты начались на предприятии с большой текучестью кадров. В погоне за снижением издержек и выжиманием максимальной прибыли руководство добилось потрясающих результатов: с «Антолина» бегут даже инженеры, чьи зарплаты всегда выше, чем у рабочих! Совершенно закономерно, что циничная политика испанского руководства и грубейшее нарушение прав трудящихся вызвали забастовку — работников просто заставила на это пойти администрация из-за своего постоянного вранья и попыток любыми путями задавить профсоюз на предприятии (подкуп, угрозы, непризнание итогов выборов, которые она сама и назначила...). Как обычно, независимые профсоюзы вынуждены действовать законными путями против беззакония и произвола администрации — и как обычно, их активистов пытается остановить руководство предприятия, не гнушаясь ложью и нарушением российских законов. Грубость и наглость руководителей предприятия в ходе подавления забастовки оказались беспрецедентными: вероятно, с помощью «теневых» связей с чиновниками им удалось привлечь к отгрузке продукции, блокированной бастующими... полицейские силы (с перепугу был вызван даже полицейский вертолет!) и ОМОН. Для противодействия бастующим в массовом порядке были завезены штрейкбрехеры. А для более эффективного разгрома протеста российских рабочих испанцы не постеснялись пригласить партнеров из корейской корпорации «Хендэ», славящейся своей антирабочей политикой по всему миру[1]. Трогательно наблюдать, как испанских и корейских капиталистов так рьяно поддерживают российские силы правопорядка и даже представители центра по противодействию экстремизму...

Однако иностранные капиталисты и их российские представители всё же переборщили и переоценили собственную безнаказанность, уволив около двадцати рабочих якобы «по их собственному желанию» (!) за участие в забастовке. Ситуация оказалась более чем неприятной для администрации «Антолина»: действия работодателя (запрещенный российским законодательством локаут) были признаны незаконными, и у представителей прокуратуры и трудовой инспекции появился ряд серьезных вопросов к администрации предприятия. Перепугавшись так неожиданно возникших проблем с законом, генеральный директор был вынужден выпустить приказ об отмене незаконного увольнения. Удивительно, но до этого, видимо, менеджеры предприятия считали, что российское законодательство позволяет иностранным компаниям творить всё что угодно против российских же рабочих... Помогла восстановить уволенных и широкая кампания солидарности, проводимая МПРА и левыми активистами в защиту забастовщиков на «Антолине»: в ней проучаствовали даже испанские, канадские и американские профсоюзы, а также (наконец-то!) российские рабочие «старой формации» — например, трудящиеся Воронежского механического завода, вообще-то, весьма далекие от автопрома — на заводе делают ракеты. И пусть борьба не закончена, но уже сейчас очевидно, что администрации не удастся замять итоги забастовки и проигнорировать законные требования бастующих.

Мужество рабочих, участвовавших в забастовке, не подлежит сомнению — ведь в этот раз борьба была едва ли не острее, чем в 2012 году на «Бентелере»[2]. И это еще раз доказывает, что забастовка в наши дни становится едва ли не единственным аргументом, имеющимся у рабочих для того чтобы остановить произвол иностранных капиталистов, обнаглевших от осознания собственной безнаказанности и своей дружбы с представителями российских властных структур и сил правопорядка. Классовая борьба возвращается в своей самой что ни на есть классической форме.

В заключение приведу слова руководителя орготдела МПРА Петра Принева, участвовавшего в забастовке:

«Это капитализм. Не евро-ориентированный, с рюшечками, а жирный российский капитализм, когда власть полностью стоит на стороне капитала, а капитал покупает это государство для обеспечения своих интересов… Исходя из этого мы должны сделать вывод — нужна ли нам модель “социального партнерства”, когда один “партнер” имеет другого, или возможен только диалог двух сил: кто кого? Если все рабочие как один встали на забастовку, им не будет страшна никакая полиция, никакой ОМОН… Я не считаю, что мы проиграли. 20 организованных работников, вернувшихся на предприятие, имея за плечами такой опыт, смогут управлять этим предприятием. Они станут магнитом для всего коллектива. Задача профсоюзного движения сегодня — развить более мощную кампанию давления на “Антолин” и региональную власть. Урок, который мы получили, состоит еще и в том, что забастовка в России — явление не экономическое, а политическое. Поэтому профсоюзы должны активнее опираться на поддержку союзников — прежде всего, левых, которые показали в этом деле реальный пример солидарности»[3].



По этой теме читайте также:


Примечания

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?