Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Сандино и его бесценное революционное наследие

Для того, чтобы лучше понять революционную концепцию Сандино, необходимо глубже ознакомиться с причинами, приведшими героя Никарагуа в ряды партии либералов, вскрыть корни либерализма, посмотреть, как в ходе борьбы определились его классовые позиции.

Никарагуа была одной из стран американского континента, где поздно утвердились идеи либерализма. На начальном этапе развития либерализм в Никарагуа представлял собой прогрессивное течение, в других же странах против него уже выступали революционные силы, борьбу за демократию и освобождение возглавили коммунистические партии.

Результатом более чем 30-летнего непрерывного правления консерваторов был политический, идеологический и культурный застой в развитии страны, когда господствовали фактически феодальные отношения, сдерживающие рост капитализма в Никарагуа.

Либеральная революция 1893 г. покончила с навязанным консерваторами обскурантизмом. Главой правительства стал Хосе Сантос Селайя.

Пришедшие к власти либералы осуществили ряд революционных реформ, в частности, отделили церковь от государства, ввели светское образование, гражданский брак и т. д. Проведенные буржуазно-демократические реформы, равно как и стремление покончить с господством американского империализма, породили у последнего ненависть к правительству либералов. Именно в тот период появляются /224/ первые признаки интервенционистской политики целью которой было создать условия для военной интервенции американцев, которые вместе с консерваторами стремились свергнуть правительство либералов.

Результатом этих махинаций были акты саботажа, осуществленные наемниками Кэнноном и Гроусом, которые впоследствии были схвачены и по приказу правительства Селайи казнены. Этот факт послужил предлогом для оккупации американским империализмом нашей страны в 1909 г. Селайя вынужден был уйти в отставку и передать власть другому либеральному деятелю. Его преемник на посту президента, также подвергшись давлению со стороны американцев, уступил власть представителю консерваторов, который неистово защищал американский империализм и потому пользовался поддержкой наиболее реакционных кругов местной олигархии.

Американская агрессия, проведенные демократические реформы, противоборство идеям консерваторов — все эти факторы способствовали тому, что либеральное течение было воспринято народными массами как революционная и освободительная сила.

Либеральная революция создавала предпосылки для возникновения и укрепления национальной буржуазии, которая могла бы проводить независимую от американское го империализма политику. Однако в результате американской оккупации Никарагуа в 1912 г. сделать это оказалось невозможным.

Никарагуанский народ не раз выступал против иитервентов. Наиболее значительным было восстание, поднятое в Койотепе генералом Бенхамином Селедоном. Восстание было подавлено. Это означало поражение наиболее честных и демократически настроенных представителей либерального течения того времени.

В период с 1909 по 1926 год Никарагуа были навязаны самые позорные за всю историю человечества соглашения и договоры. Среди них можно назвать соглашения Досона, которые хранили в тайне и правительство США, и правительство Никарагуа; договор Брайана — Чаморро, который ущемлял к тому же интересы Сальвадора и Гватемалы; сюда я<е относится установление абсолютного контроля над таможнями, причалами, портами, складами, железными дорогами, почтой, системой здравоохранения /225/ и банками страны.

  Только в 1913 г. объем американских капиталовложений в Никарагуа увеличился в 8 раз.

Оккупация страны продолжалась до 1925 г., а девять месяцев спустя — в 1926 г. — интервенция повторилась, но уже под предлогом урегулирования разногласий между либералами и консерваторами. Истинной же цельо ее было стремление покончить с движением, во главе которого стояли Хуан Баутиста Сакаса и Хосе Мария Монкада и которое носило название «конституционалистская революция».

В 1926 г. к этому движению присоединился Сандино, уже усвоивший к тому времени некоторый опыт мексиканского революционного движения и установивший связи с революционным движением в Мексике и Гондурасе. Передовые революционные идеи, с которыми он познакомился в Мексике, и идеи либерализма побудили его примкнуть к наиболее прогрессивным в политическом отношении представителям Никарагуа.

Интервенты, оказав в 1926 г. поддержку правительству Диаса, дожидались развязки разгоревшейся внутренней борьбы. Присутствие в армии либералов Сандино и неизбежная победа, которой она, несомненно, добилась бы под его руководством, заставили интервентов срочно искать пути примирения между враждующими группировками буржуазии. Эти поиски привели 4 мая 1927 г. к установлению мира между либералами и консерваторами.

Сандино был единственным генералом среди либералов, кто понимал истинные причины интервенции, а также продажность буржуазного либерализма. Именно с этих позиций он и квалифицировал мир, заключенный под эгидой американцев в Эспино-Негро.

Говоря об американской интервенции в 1926 г., Сандино подчеркивал:

«Решающий момент был близок. Консерваторы уже слышали звуки похоронного колокола, ибо армия либералов насчитывала в своих рядах 7 тыс. хорошо вооруженных, полных энтузиазма людей. У консерваторов же было немногим более 1 тыс. человек, которые могли скорее дезертировать, чем воевать. Все предвещало нашу победу».

4 мая 1927 г. в Никарагуа под руководством Сандино возникает народное движение, с ярко выраженным классовым характером, которое отвергало буржуазную идеологию /226/ и выступало против господствовавших в то время в стране социальных и политических условий.

Большой заслугой Сандино в политическом плане является то, что он не слепо следовал позиции националистического либерализма, его взгляды в ходе самой борьбы приобретали все более радикальный характер. Он завещал нам основы теории и практики, которыми предстояло вооружить движение за национальное освобождение, вспыхнувшее позже с новой силой.

Программные установки наследия Сандино можно резюмировать следующим образом:

  1. Создание независимого народного правительства.
  2. Создание сельскохозяйственных кооперативов в интересах тех, кто обрабатывает землю.
  3. Отмена договоров, ущемляющих национальный суверенитет.
  4. Создание на континенте организаций, которые отстаивали бы интересы латиноамериканцев без какого бы то пи было вмешательства со стороны американцев или иной другой иностранной державы.
  5. Возвращение национального богатства и природных ресурсов и их использование на благо широких народных масс Никарагуа.
  6. Уважение национальных ценностей.
  7. Сохранение народной армии.

Целью настоящей статьи является краткий анализ некоторых аспектов теоретического наследия Сандипо. Кро~ ме того, мы хотим показать, что Сандино был не только военным стратегом, сумевшим верно оценить историческую роль масс в борьбе против захватчиков.

Сандинистская революция потерпела поражение на самом важном этапе своего развития, когда ее руководитель понял необходимость создания партии, призванной обеспечить преемственность революционного процесса и учесть особенности текущего момента, характеризовавшегося выводом из Никарагуа американских войск. Сандино указывал, что после прекращения вооруженного вмешательства в Никарагуа запал пропал, потому что народ страдал от политического и экономического вмешательства. Это поставило сандинистов в весьма трудное положение. /227/

Практические задачи

Сандино так и не удалось изложить в одном документе программу борьбы за экономические права никарагуанского народа. Однако задачи и цели, которые он ставил перед собой, прослеживаются практически во всех его документах, беседах, интервью и т. д.

Можно с уверенностью сказать, что наиболее важными практическими задачами программы Сандино являются:

  1. Установление демократического, народного и независимого правительства. 3 января 1933 г., излагая правительству Сакасы основы для достижения мира, Сандино отмечал, что каждый член правительства, искренне и честно служащий интересам республики, должен добиваться «немедленного вывода оккупационных войск». Таким образом, Сандино считал, что только независимая политика может гарантировать надлежащее представительство правительством Никарагуа национальных интересов.

    В том же документе говорится, что представители правительства должны признать за народом Никарагуа право отстранять их от власти. Иными словами, речь идет о том, что мир может быть достигнут лишь в том случае, если правительство Никарагуа будет действительно демократическим.

  2. Касаясь создания сельскохозяйственных кооперативов в интересах тех, кто обрабатывает землю, Сапдино в одной из бесед с испанцем Белаустегигойтиа отмечал, что он выступает за то, чтобы земля принадлежала государству, склоняясь к системе кооперативов.

    В 1933 г., то есть почти в самом конце войны, Сандино приходит к выводу о том, что земля должна являться коллективной собственностью и использоваться в интересах всего общества, а не отдельных его представителей.

  3. Говоря о пересмотре договоров, которые были навязаны никарагуанскому народу и наносили ущерб национальному суверенитету, Сандино особо выделял договор Брайана — Чаморро. Он, по словам Сандино, был заключен правительством, поставленным у власти американскими оккупантами. Тем самым Сандино подчеркивал, что указанный договор явился следствием сговора между американским империализмом и его лакеями в Никарагуа.

    Создание континентальных организаций, которые отстаивали бы интересы латиноамериканских народов и были /228/ бы независимы от влияния США. В протоколе о мире от 20 января 1933 г. Сандино . указывал на необходимость созыва конгресса представителей 21 республики Латинской Америки и Соединенных Штатов с тем, чтобы «принять решение о недопустимости вмешательства во внутренние дела какой бы то ни было латиноамериканской республики и о необходимости уважать их суверенитет и независимость».

    О своем проекте он написал президентам и видным политическим и общественным деятелям стран Латинской Америки. Однако в тот период еще не говорилось о необходимости защищать интересы слаборазвитых стран от капиталистического монстра, который готов был уничтожить их.

    В коммюнике от 9 января 1930 г. Сандино указывал на необходимость полностью изгнать с национальной территории американских граждан и американский капитал, которые представляют опасность для нации, а также на важность развития промышленности и торговли. Нет сомнений, что Сандино тревожила экспансионистская экономическая политика Соединенных Штатов, которая сегодня представляет собой не только опасность, но и главное препятствие на пути развития народов.

  4. Касаясь возвращения национальных богатств и ресурсов и использования их в интересах широких народных масс, Сандино в беседе с Иполито Иригойеном отмечал, что благодатные природные условия стран Латинской Америки могут привести к зависимости.

    Год спустя в письме полковнику Аврааму Ривера Сандино указывал, что земля находится в руках немногочисленной группы господ, а подавляющее большинство народов лишено самого необходимого.

  5. Сандино призвал к уважению национальных ценностей. Так, например, в 1933 г. в беседе с Белаустегигойтиа о возможности заселения огромных пространств национальной территории Сандино отмечал, что в стране много земли, которую можно было бы распределить. Иностранцы многому могут научить нас в этом отношении, говорил Сандино, но при условии, если будут уважать права никарагуанцев и обращаться с ними как с равными. И добавил, что, если иностранцы приедут в Никарагуа с другими намерениями, то никарагуанцы «постараются усыпать их дорогу шипами, чтобы их поход не был слишком легким».
  6. /229/

  7. Необходимость сохранения Армии защиты национального суверенитета (АЗНС).

    Утверждать, будто Сандино хотел разоружить армию, значит быть необъективным. В многочисленных документах, в том числе посвященных проблеме мира, он отмечал, что АЗНС не будет разоружена. В мирном протоколе от 20 января 1933 г. он указал, что военные элементы, которые Армия защитников национального суверенитета Никарагуа использовала во время войны в защиту своего достоинства, должны быть сохранены, и Национальный конгресс должен принять по этому поводу соответствующий декрет. Сандино утверждал, что его армия готова «отразить любую агрессию, предпринятую против правительства Никарагуа».

    Таким образом, Сандино не только решительно выступал против разоружения АЗНС, но и выражал убежденность, что только армия, в которой он сражался, отвечает национальным интересам, только она может защитить страну от иностранной агрессии или выступлений со стороны продажных национальных элементов.

Антиимпериализм

Борьба Сандино против империализма представляет собой самостоятельный аспект, который следует изучать как можно глубже для того, чтобы понять позицию национального героя Никарагуа в отношении политики США в Латинской Америке. Антиимпериалистическая позиция Сандино была четко сформулирована уже в самом начале борьбы против американской интервенции. В 1927 г. он излагает свое мнение и дает точное определение характера американской внешней политики, раскрывая причины американской интервенции в Никарагуа.

Антиимпериалистическая концепция Сандино, учитывавшая конкретные условия не только в Никарагуа, но и во всей Латинской Америке, нашла наиболее яркое отражение в послании, направленном президентам латиноамериканских государств 4 августа 1928 г. В этом послании национальный герой Никарагуа говорил о том, что руководители правительств стран Латинской Америки не должны думать, будто американцы стремятся завоевать лишь Никарагуа и удовольствуются только этим, забывать о том, /230/ что из 21 республики континента шесть уже лишились своего суверенитета. Он писал, что Панама, Пуэрто-Рико, Куба, Гаити, Санто-Доминго и Никарагуа потеряли свою независимость и превратились в колонии американского империализма; правительства этих шести стран не отстаивают коллективные интересы своих сограждан, потому что пришли к власти не в результате свободного волеизъявления народа, а под нажимом американского империализма. Именно поэтому, говорил Сандино, все, кто занимает пост президента при поддержке магнатов Уоллстрита, отстаивают интересы американских банкиров. У этих шести несчастных народов Латинской Америки, по мнению Сандино, осталось, вероятно, одно воспоминание о своей независимости и смутная надежда на то, что когда-нибудь они вновь завоюют свободу с помощью величайших усилий горстки своих сынов, неустанно борющихся за освобождение своей родины от позора, которым их покрыли местные ренегаты.

Именно в этой части послания Сандино, пожалуй, наиболее четко изложил не только свою антиимпериалистическую концепцию, но и свое отношение к формам и методам неоколониальной аннексионистской политики Соединенных Штатов в отношении Латинской Америки.

Сандино призвал президентов латиноамериканских стран объединиться в единый фронт. Только единый фронт, по его мнению, мог сдержать наступление захватчиков. «Мы должны прежде всего научиться уважать друг друга в своем собственном доме и не допускать, чтобы кровавые деспоты типа Хуана Висенте Гомеса и дегенераты типа Легии, Мачадо и других выставляли нас на посмешище перед всем миром».

В 1928 г. в Брюсселе состоялся конгресс Антиимпериалистической лиги. В выступлениях наиболее последовательных революционеров подчеркивалась опасность, которую представляет для Латинской Америки политика Соединенных Штатов. Оценки, данные участниками конгресса американскому империализму, полностью подтвердили правоту Сандино. Однако реакционеры во главе с Айя де ла Торре, лидером партии АПРА, сумели отвлечь внимание участников конгресса от его основных целей и не допустить осуждения политики США. Они развернули дискуссию о действиях английского империализма, представлявшего, как они утверждали, наибольшую опасность для /231/ Латинской Америки, что в тот момент не соответствовало действительности.

Позиция Сандино полностью совпадала с позицией революционных марксистов (Мелья, Мачадо и других руководителей коммунистических партий стран Латинской Америки), которые выступали на конгрессе с разоблачением американского империализма.

Классовые позиции Сандино

Классовое сознание Сандино отчетливо проявилось в 1926 г., когда он возглавил вооруженный отряд, присоединившийся в октябре 1926 г. к армии либералов. Тогда среди сандинистов насчитывалось 29 горняков, которые сами добыли себе оружие.

В 1927 г. в «Политическом манифесте» Сандино заявлял: «Я больше всего горжусь тем, что вышел из среды угнетенных, являющихся душой и нервом народа». Тем самым Сандино не только определил собственную позицию, он с гордостью признает, что массы угнетенных и эксплуатируемых составляют основу никарагуанского народа.

Сандино ясно понимал роль союза рабочих и крестьян в национальноосвободительной борьбе. В 1930 г. он писал: «Только рабочие и крестьяне пойдут до конца, только их организованная сила обеспечит победу». Сандино призывал рабочих и крестьян объединиться в «единую профсоюзную организацию, которая защищала бы интересы трудящихся».

В документе под названием «Для истории Никарагуа», подписанном Сандино 4 августа 1932 г., говорилось о необходимости братского единения со студентами. Армия защитников национального суверенитета и студенчество, как считал Сандино, дадут родине людей с новым мировоззрением, которые обеспечат ей светлое будущее.

Таким образом, Сандино понимал необходимость создания широкого народного фронта, в котором рабочие и крестьяне, объединенные в Армию защитников национального суверенитета, должны были играть руководящую роль. Речь шла о воспитании новых людей, о слиянии теории и практики.

В циркулярном письме от 27 августа 1932 г. гражданским властям Сандино заявлял, что его армия готова взять /232/ бразды правления в свои руки с тем, чтобы приступить затем к созданию крупных кооперативов рабочих и крестьян, которые будут использовать национальные природные богатства на благо никарагуанского народа. Это заявление свидетельствует не только о четких идеологических, классовых позициях Сандино, в нем ясно указывается, кому должна принадлежать власть. Иными словами, оно опровергает ошибочные представления о том, будто Сандино стремился лишь освободить страну от американцев, а предоставлял решение политических проблем другим.

Центральноамериканская интеграция

Идея Сандино о центральноамериканской интеграции — это не результат отчаяния перед лицом внутренних трудностей. Она является следствием правильного понимания им истинного положения в странах Латинской Америки.

Договор Брайана — Чаморро, подписанный в 1914 г., ущемлял не только интересы Никарагуа, самым непосредственным образом он касался Сальвадора, Гондураса и других латиноамериканских стран. Присутствие военноморских сил США в таком стратегически важном районе, как залив Фонсека, позволяло американскому империализму осуществлять контроль над этим районом и держать в резерве войска в непосредственной близости от зоны Панамского канала.

Сандино обратился к народам и правительствам стран Центральной Америки не потому, что нуждался в их помощи. Он хотел лишь предупредить их об истинных целях Соединенных Штатов. Вот почему в феврале 1928 г. он говорил: «Все страны Центральной Америки обязаны оказать нам помощь в этой борьбе, ибо завтрашний день может оказаться для них столь же трудным. Центральная Америка должна объединиться в борьбе против захватчиков, а не поддерживать правительства, вступающие в сговор с иностранцами». Сандино считал, что это единство должно создаваться на основе добровольного волеизъявления народов, а не под давлением иностранных опекунов.

Идея центральноамериканской интеграции, так же как и интернационалистские и антиимпериалистические взгляды Сандино, представляют собой большую историческую /233/ ценность, особенно на данном этапе борьбы народов Центральной Америки. Они содействуют развитию усилий, направленных на проведение независимой политики, против нажима США, которые предпринимают народы, добивающиеся установления нового международного экономического и политического порядка.

Империализму удалось интегрировать правительства, экономику и армии центральноамериканских государств в особые объединения, чтобы сохранить свое господство и полный контроль над этим регионом. В этом ему всячески содействуют национальная буржуазия и другие господствующие силы в Центральной Америке, которые проводят продажную, антинародную политику. Такая интеграция, разумеется, идет вразрез с интересами народов этих стран.

Очень важным, если не решающим аспектом борьбы Сандино является его национализм, направленный на защиту национальных интересов и суверенитета. Именно он определял борьбу героя Никарагуа против захватчиков, способствовал укреплению и развитию этой борьбы в защиту интересов всех граждан Никарагуа, независимо от цвета их кожи, социального положения и политических взглядов.

«Как видите, мы сражаемся не только за либералов, но и за всех никарагуанцев, а значит и за консерваторов. Этот полковник, к примеру, консерватор, однако он убежден в справедливости нашего дела и в справедливости единственной цели, которой мы добиваемся, то есть изгнания захватчиков».

Не будучи марксистом, Сандино сумел творчески, по-революционному, применить концепцию национализма. Кое-кто по различным причинам пытается иногда представить его как ярого националиста, склонного к шовинизму. Но эти утверждения легко опровергнуть, ибо его национализм носил антиимпериалистический, интернационалистский характер. «Не будет ничего удивительного, если меня и мою армию встретят в какой-либо другой стране Латинской Америки, куда ступила нога убийцы-завоевателя».

В письме Фройлану Турсиосу от 8 сентября 1927 г., опубликованному в журнале «Ариэль», Сандино писал, что к патриотизму призывают не для того, чтобы получить теплые местечки и государственные посты. Он считал, что патриотизм доказывается конкретными делами, жертвуя,, если надо, своей жизнью, чтобы защитить суверенитет /234/ своей страны. Лучше умереть, чем согласиться на унизительную свободу раба.

Концепции Сандино о родине, национальности и патриотизме ставят его в один ряд с наиболее последовательными революционерами своего времени. Ярким свидетельством тому ответ, который он дал в январе 1929 г. адмиралу Селлерсу и генералу Феланду, когда последний затронул тему патриотизма. Сандино заявил:

«Именно патриотизм, о котором Вы говорите, и заставляет меня отвечать силой на силу, полностью отвергать любое вмешательство Вашего правительства во внутренние дела, затрагивающие суверенитет страны. Суверенитет для народа не подлежит обсуждению, он просто защищает его с оружием в руках».

Печатается по изданию: Идейное наследие Сандино (Сборник документов и материалов). М.: Прогресс. СС. 224-235

Сканирование и обработка — Дмитрий Субботин



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?