Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 9.
Пространство на востоке как поле действия для «властителей» из среднего класса

Истинная раса господ появляется только там, где есть истинное повиновение.
Адольф Гитлер

Гитлер полагал, что пространство на Востоке — как уже завоеванное немцами, так и то, которое еще предстояло завоевать — должно было стать для Германии тем же, «чем была для Англии Индия»[1]. По возможности восточные колонии должны были принести Германии еще большую прибыль: «У нас самая доходная колония в мире. Во-первых, она расположена совсем рядом с нами»[2] (sic). «Новое жизненное пространство для немецкого народа должно... [быть] завоевано... Лишь такое увеличение земельных фондов создаст предпосылки для решения социального вопроса»[3]. Все эти высказывания звучат абсолютно в духе британского социал-империализма, практиковавшегося со времен Дизраэли и заселения колоний. Впоследствии же немцы даже попытались превзойти своих учителей. Так, Гитлер объявил: «В качестве земель для немецкой колонизации мы выберем лучшие территории... С их заселением мы справимся»[4]. «...Коренных жителей вытесним в болота Припяти, чтобы самим поселиться на плодородных равнинах...»[5] «Мы совершенно не обязаны испытывать какие-либо угрызения совести... Едим же мы канадскую пшеницу, не думая [при этом] об индейцах»[6]. Таким образом, планируя эту колонизацию, Адольф Гитлер также ссылался на опыт англичан. /178/ (Жители Англии действительно «имели не слишком четкое представление об условиях производства баранины, импортируемой оттуда [из Австралии]», — утверждал один британский историк[7], имея в виду создание пастбищ для овец за счет уничтожения почти всех основ жизни австралийского коренного населения.)

С восточными народами Гитлер намеревался поступить так же, как англосаксы поступили с североамериканскими индейцами и австралийскими туземцами. Перед нами «стоит лишь одна задача: осуществить германизацию путем ввоза немцев, а с коренным населением обойтись как с индейцами...»[8] «...Нам придется прочесывать территорию, квадратный километр за квадратным километром, и постоянно вешать [людей] [sic]! Это будет настоящая индейская война...»[9] Ведь британские колониальные поселения по большей части были расположены не в Индии, а в Северной Америке — на территориях, принадлежавших индейцам, — и в Австралии. Туземное население Индии избежало судьбы коренных жителей Австралии (в значительной мере истребленных) именно благодаря непригодности тропиков для заселения — о чем

британские империалисты говорили совершенно открыто. Так, либеральный апологет империализма Чарлз Дилк в книге «Более Великая Британия», говоря об Индии, заявлял: хотя ее народы тоже были «голыми варварами и погрязли в... невежестве и суевериях», они «спаслись от истребления, потому что европейцы не могли постоянно жить в их климате»[10].

Гитлер собирался истребить местное население «своей Индии», своего пространства на Востоке, ради заселения немцами. Таким образом его «восточный» империализм был скорее похож на колонизацию англичанами Австралии, чем на британский империализм в Индии. Правда, существовало одно отличие: то, что происходило в Австралии, было спонтанным проявлением расового инстинкта англичан. Гитлер же с помощью внедрения соответствующих национал-социалистических догм попытался идеологически обосновать и заранее спланировать колонизацию своего восточного пространства, — спланировать вплоть до образования «тошнотворной смеси “колониального менталитета” и чувства расового превосходства»[11]. Такое отличие, по крайней мере, отчасти объясняет генезис сверхимпериалистической целевой установки Гитлера на расовую гегемонию, установки, «вероятно, уникальной по размаху... среди всех попыток осуществления варварских программ истребления и колонизации»[12]. Косвенным импульсом для возникновения этой установки стал (еще во времена зарождения немецкого колониального империализма на заморских территориях) британский /179/ политический лозунг, требовавший «неограниченной свободы действий для англосаксонской расы». Необходимость приобретения такой свободы будущий либеральный премьер-министр Англии лорд Розбери (Арчибальд Филип Примроз) оправдывал (Лондон, 1893 г. и 1900 г.) сознанием ответственности «за будущее расы»[13]; причем Розбери использовал формулировки, чисто теоретически не слишком отличавшиеся от высказываний Гитлера. (Между прочим, Гитлер желал, чтобы будущие правители завоеванной России по своему происхождению стояли как можно ближе к английским правящим классам. И по этой причине фюрер намеревался набирать таких правителей из Нижней Саксонии — земли, откуда происходили англосаксонские правители.) Но на практике Гитлер пошел гораздо дальше Розбери: «Внешнюю политику должна диктовать необходимость обеспечения нашего народа пространством, необходимым для жизни».

То, от чего Гитлер резко отличал свою экспансионистскую политику, была не британская экспансия, а как раз та политика ревизии границ, которую прежде проводила немецкая националистически настроенная буржуазия. «Политика национал-социалистского движения, напротив, всегда будет пространственной», — заявлял Гитлер[14]. Он (как и его предшественники) вновь и вновь указывал на английские примеры, подчеркнуто противопоставляя Англию кайзеровской Германии с ее внешней политикой. Англии приписывались «великое экономическое завоевание мира...прозорливая колониальная политика, с давних пор ставшая лучшим средством для воспитания чувства единства народа...» («Мне надоело числиться среди парий... я хотел бы принадлежать к народу господ» — «как англичане, которых я видел», — еще в 1883 г. заявил в кайзеровской Германии Карл Петерс[15].) «Возможность учиться управлять массами — вот главная ценность, которую дают колонии в деле воспитания молодого поколения... В конечном счете британцы рассматривали весь заморский мир как свою собственность», — поучал немецкий автор книги «Господство Белой Расы»[16], желая дать Третьему рейху на третьем году его существования пример для подражания. Ведь сами английские колонизаторы Индии в «строительстве империи» ценили «не столько становление империи как таковой, сколько развитие определенных качеств у ее строителей»[17].

Именно такие качества рассчитывал воспитать у немцев Адольф Гитлер в результате покорения восточного пространства — после того как оно станет «Индией» Третьего рейха: «Тогда выявится новый тип... подлинные господа по природе, которым, правда, нет применения на Западе — это вице-короли»[18]. Одно только употребление /180/Гитлером слова «вице-короли» показывает, до какой степени его концепция «приобретения» пространства на Востоке была ориентирована на британские образцы, связанные с Индией.

О том, что воля к власти в Европе стеснена в своих проявлениях (настолько, что «порядочные* авантюристы становятся каторжниками — просто из-за запретов»), говорил еще Ханс Гримм в 1928 г., считавший, что единственным местом, где можно проявить волю к власти, являются колонии[19]. Таким образом, и «орденская идеология СС [идеология рыцарского ордена] должна была реализовываться в социальном вакууме оккупированных восточных территорий, а не в самой Германии»[20]. Гитлер чувствовал, что «истинная раса господ появляется только там, где наличествует истинное повиновение». Он подразумевал не столько классовое, сколько расовое повиновение, и особо подчеркивал, что для этого следует «заменить горизонтальную этническую классификацию вертикальной», то есть заменить принцип сосуществования народов иерархией. Ведь только среди покоренного населения у представителей «расы господ» нет иной альтернативы, кроме как культивировать свои качества властителей: новая аристократия крови и почвы «будет закаляться, выполняя задачу руководства среди чужих народов». «Только от этих аристократических родов, связанных с задачами немецкого господства над миром, произойдет политический прирост движения», — заявлял Гитлер Герману Раушнингу еще в начале 1930-х годов. С помощью законов о наследовании Гитлер стремился побудить младших сыновей фермеров поселяться на восточном пространстве, в его «Индии»[21], — в этом фюрер откровенно следовал британским образцам (когда младшие сыновья дворян, лишенные наследства, выступали в роли «колонизаторов»). «Они ведь должны стать землевладельцами [Herrenbauern], должны чувствовать, что они как немцы стоят на завоеванном клочке земли, удобренном кровью и поэтому принадлежащем Германии», — поучал своих подчиненных Генрих Гиммлер в 1940 г.[22]

Но чтобы «бросок на Остланд», предпринятый ради «властителей» из среднего класса не оказался напрасным, Адольф Гитлер уже в 1928 г. стал предусмотрительно планировать наиболее эффективные способы помешать «искусственному воспитанию русских по крови в школах» и становлению интеллигенции, склонной к социальной критичности[23]:

«Если обращаться с каким-то народом, как англичане... обращались с индийцами, то нельзя направлять его представителей в университеты, где они узнают, чтос ними сделали»[24].

* В мещанском понимании слово “порядочный” (reinlich) — вовсе не обязательно означает нравственно чистый (прим. автора). /181/

«Прежде всего мы не должны пускать немецкого педагога в восточные области... Главное, чтобы они не учились умственной работе, необходимо полностью запретить печатное дело... Иначе мы вырастим самых лютых врагов»[25].

«Сейчас они безграмотны и пусть остаются безграмотными» [26]. И вообще «нужно иметь смелость к безграмотности [порабощенных]»[27]. Знания и образование опасны для правящего слоя[28], — доверительно сообщал Гитлер Раушнингу.


Примечания

1. Henry Picker (Hrsg.), Hitlers Tischgesprache (1963), S. 143: 8./9. September 1941; Пикер... С. 37.

2. Adolf Hitler, Monologe im Fuhrerhauptquartier 1941 — 1944. Die Aufzeichnungen von Heinrich Helms, herausgegeben von Werner Jochmann (Hamburg, 1980), S. 337: 11. August 1942.

3. Ibid., S. 27.

4. Ibid., S. 289: 22. Februar 1942.

5. Ibid., S. 128: 5. November 1941.

6. Ibid., S. 91: 17. Oktober 1941.

7. Kiernan, Lords of Humankind, p. 268.

8. Hitler, Monologe, S. 91: 17. Oktober 1941.

9. Ibid., S. 377: 29. August 1942.

10. Charles Wenworth Dilke, The Greater Britain (London, 1894), p. 535.

11. A. Hillgruber, "Ein Vfolk, ein Reich, ein Fuhrer. Pervertierung des Nationalgedankens": Die Neue Ordnung, Nr. 39 (1985), S. 49, zitiert bei Klaus Hildebrand, Das vergangene Reich. Deutsche Aussenpolitik von Bismarck bis Hitler (Stuttgart, 1995), S. 750.

12. G. R. Uberschar & Wette (Hrsg.), Unternehmen Barbarosa. Der deutsche Uberfall auf die Sowjetunion (Paderborn, 1990), S. 192.

13. Carl Peters, ermachtnis, S. 62f; R. Symonds, Oxford and Empire, quoting Lord A. P. Rosebery. Questions of Empire (London, 1900), p. 13.

14. Hitlers Zweites Buch = Institut fur Zeitgeschichte, Quellen und Darsteilungen zur Zeitgeschichte, Band VII (1961), S. 78; Strobl, The Germanic Isle, p. 94.

15. Carl Peters, Vermachtnis, S. 40f.

16. Drascher, Vorherrschaftderweissen Rasse, S. 209.

17. Andrew Rutherford, "Officers and Gentlemen", in: Rutherford, Kipling. Mind and Art (Edinburgh, 1964), p. 185, quoted in: Allen J. Greenberger, The British Image of India. A study in the literture of Imperialism 1880—1960 (Oxford, 1969), p. 20.

18. Hitler, Monologe, S. 151: Nacht vom 1. auf 2. August 1941.

19. Hans Grimm, Die dreizehn Briefe aus Deutsch-Sudwestafrika (Munchen, 1928), S. 13; Carl Peters, Was lehrt uns die englische Kolonialpolitik? (Berlin, 1897); James Anthony Froude, Oceana or England and her Colonies (London, 1886), pp. 8f.

20. David Schoenebaum, Hitlers social revolution. Class and status in Nazi Germany 1933— 1939 (New York, 1980), p. 279.

21. Hermann Rauschning, Gesprache mit Hitler (Zurich, 1940), S. 39,44,41; Ср.: Payiu-нинг. С. 42, 45; Tim Jeal, Baden-Powell (New Haven, 1995), p. 418.

22. Himmler, Geheimreden, S. 142: Ansprache vom 29. Februar 1940.

23. Hitlers Zweites Buch = Institut fur Zeitgeschichte, Quellen und Darsteilungen zur Zeitgeschichte, Band VII (1961), S. 156.

24. Hitler, Monologe, S. 196: 12./13. Januar 1942.

25. Ibid., S. 311ff: 3. Marz 1942.

26. Ibid., S. 48: 27. Juli 1941.

27. Rauschning, Gesprache mit Hitler, S. 39ff; Ср.: Раушнинг. С. 45.

28. Ibid., S. 39-40.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?