Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 12.
Наследники Альфреда Милнера. От либерализма к восхищению Генрихом Гиммлером и СС

Это был совершенно английский подход со стороны мистера Чемберлена.

Ян Колвин

Бесспорно также, что фашизм может найти сильный отклик в английском народном характере.

Джеймс Дреннан

Высказывания некоторых либералов, например, лорда Лотиана (Филипа Керра»[I], прежде секретаря Ллойд Джорджа, а впоследствии британского посла в Вашингтоне), не слишком отличались от пожеланий сэра Освальда Мосли и Ханса Гримма. Так лорд Лотиан во время летней Берлинской Олимпиады 1936 г. писал министру иностранных дел Энтони Идену, что Великобритания не вправе заступаться за восточноевропейские государства, к которым предъявляет претензии Германия. Ведь в противном случае «антинемецкая группа в ближайшие месяцы [sic] развяжет войну — прежде чем Германия успеет полностью вооружиться»[1].

А ведь в 1919 г. тот же «германофил» лорд Лотиан — будучи представителем Великобритании в Версале — безоговорочно отверг предложения по смягчению условий мира для беззащитной Германии — ведь в то время эта страна была демократической[2]. Зато ради удовлетворения претензий Гитлера во благо уже ставшей нацистской Германии тот же либерал лорд Лотиан поддержал идею «концессий — притом в основном за счет других стран». /225/

В отношении же Адольфа Гитлера он заявлял, что фюрер является «визионером, а не гангстером», «пророком» и «одной из самых творческих фигур этого поколения». Еще до того, как лорда Лотиана пригласили управлять фондом Родса (фонд предназначался для помощи представителям нордической расы), он — после личной встречи с Гитлером в 1935 г. — повсюду заявлял, что Гитлер — «блистательный вождь, который укрепляет вермахт лишь для того, чтобы иметь возможность защитить рейх от нападения коммунистов»[3]. А уже в следующем году премьер-министр Англии Стэнли Болдуин указал своему министру иностранных дел Идену, чтобы тот ни в коем случае — ни ради французов, ни ради кого-либо другого — не вовлекал Британию в войну на стороне русских[4].

Ведь в конечном счете именно английская сторона (по словам Ял мара Шахта) напомнила правительству рейха: «колоний [заморских] у вас быть не может, но перед вами — Восточная Европа». Утверждается, что такой совет — впрочем, вполне соответствовавший устремлениям Гитлера (судя по «Mein Kampf») — дал Леопольд Эмери[5], получивший известность в качестве министра по делам Британской Индии. Эмери принадлежал к кругу империалиста и антидемократа лорда Альфреда Милнера. Представители этого круга в межвоенный период занимали ключевые позиции в британском истеблишменте. По утверждению французского политика Кайло (Caillaux), эти люди «собирались и обсуждали секретные планы по возрождению пошатнувшейся власти касты, к которой они принадлежали, и укреплению господства Великобритании в мире». Автор книги «Англия навсегда» мистер Рутерфорд напоминал, что мечта о мировом господстве англосаксов должна была реализоваться при помощи секретного общества, которое собирался создать Альфред Милнер на средства фонда Сесила Родса и которое действовало бы на всей территории Британской империи. Фонд Родса был призван увековечить имя своего создателя, секретное же общество должно было включать в себя «две или три тысячи человек в самом расцвете сил, рассеянных по всему миру». Милнер отличался умением организовывать секретные группы, которые процветали в среде бывших выпускников паблик-скул и олигархии. Организация Милнера, отчасти известная как «Круглый стол» (с 1909 г.), продолжала действовать как согласованная группа и после смерти Милнера в 1925 г. Секретарем Милнера был Джеффри Доусон, влиятельный редактор лондонской «Times», которая подготовила британцев к уступкам Третьему рейху. «День за днем я делал все возможное, чтобы в газеты не просочилось что-нибудь, что могло задеть их [нацистов] уязвимые места», — совершенно /226/ откровенно писал редактор «Times» (по сведениям Роберта Шэперда). Доусон уверял, что главное — это «безопасность и жизнестойкость Британской империи», а не «европейское равновесие». Это заявление вполне соответствовало идеям Альфреда Милнера, не считавшего, что Англия является «частью Европы». Милнер вообще слыл вдохновителем «политики умиротворения», т.е. укрепления контрреволюционных диктатур. Опыт колониального администратора империи в Южной Африке привел Милнера к убеждению, что парламентская система власти в Англии, «основанная на столь скверной вещи, как общественное мнение, непригодна для управления большой империей».

В 1912 г. Милнер не остановился даже перед государственной изменой британскому парламентаризму («в национальных интересах»). Он и его сторонники пытались разжечь офицерский мятеж против избранного либерального правительства (из-за его уступок Ирландии). Лидер партии консерваторов Бонар Лоу заклеймил эти уступки как «революционный деспотизм» «преступников, способных на любое предательство». Его и Милнера поддержали будущий лорд Галифакс, Леопольд Эмери (впоследствии — министр по делам Британской Индии) и Редьярд Киплинг. На их стороне было и немало видных колониальных деятелей, в том числе два вице-короля Британской Индии, несколько губернаторов ее провинций и один британский правитель Египта — т. е. представители кругов, в которых почитание гитлеровского режима было еще более распространенным явлением, чем в Англии в целом. Еще в 1916 г. Милнер сделал попытку покончить с межпартийными распрями — создав единую «национальную партию».

Выступая в таком духе, Милнер одобрил нанесение Англией летом 1917 г. удара по своему союзнику (правительству демократической России) с целью свергнуть Александра Керенского[6] — удара, нанесенного ради того, чтобы восстановить «дисциплину и порядок» на западном фронте России и тем самым спасти жизни английских солдат на западном фронте Германии. В результате в июле 1917 г. англоязычные читатели могли встретить заголовки: «России нужен диктатор»[7]. Россия и в самом деле получила диктатора — после того как Альфред Милнер через посредство генерала Корнилова резко ослабил русскую демократию. Правда, это был не диктатор, желательный Англии, а диктатор Ленин...

Систематическую организацию помощи желательным диктаторам — таким, как Гитлер и Муссолини — связывали с одним лобби, которое считалось очень влиятельным в сфере внешней политики. Стоит заметить, что даже после 1925 г. идеи Милнера оставались /227/ актуальными благодаря усилиям его последователей, облеченных властью и имевших вес в обществе. Среди них можно назвать редактора «Times» Джеффри Доусона и лорда Эстора («The Observer»), а также Леопольда Эмери, повлиявшего на политические взгляды целого поколения. Таким образом, Милнер оставил после себя целую «школу последователей, считавших его своим наставником». Большая часть его «учеников» имела отношение к «кругу гостей» леди Нэнси Астор в Клайвдене. К этой «клайвденской клике» принадлежали «питомцы Милнера» вроде лорда Лотиана, поддерживавшего Гитлера с 1935 г., Невилла Чемберлена (премьер-министр в 1937–1940 гг.) и его министра иностранных дел лорда Галифакса[8]. Как «протеже группы “Круглого стола”... они уверенно чувствовали себя... в высшем свете британского общества, доступ к которому им открыл Милнер... Возможно, они ближе всех подошли к созданию того тайного общества, призванного расширить Британскую империю, о котором грезил Сесил Родс». Как и их наставник, империалист и противник демократии лорд Милнер, члены группы «Круглого стола» были британскими расовыми патриотами, стремившимися добиться дальнейшего усиления англосаксонской расы. Ведь Милнер «сильно переживал... за судьбу расы, к которой он принадлежал... и за империю, как выражение этой расы»[9]. Таким образом, Милнер оставил после себя заветы, определявшие взгляды его последователей на протяжении 1930-х гг., когда проводилась «политика умиротворения» Гитлера[10].

В общем, было бы даже странно, если бы часть британского правящего слоя, которая чувствовала себя обиженной демократией — и играла решающую роль в годы перед развязыванием войны (1936–1939) — не оценила бы по достоинству дел и обещаний Адольфа Гитлера. Весь британский истеблишмент был питомцем воспитательных заведений, которые (согласно гитлеровскому Главному управлению имперской безопасности) стремились «воспитывать мужчин с самой твердой волей... мужчин, которые, не считаясь ни с чем... видят смысл своей жизни в служении идеалам английского господства и интересам английского правящего слоя». Эти «питомцы» не могли не отдать должного тому факту, что именно в них гитлеровская Германия хотела видеть «пример для подражания» для своих вождей; ведь лидеры Англии якобы были «выдающимися личностями германского происхождения», наделенными «творческой волей... нордическо-фальской крови», «духом от их [нацистов] духа», людьми, имевшими «власть над империей, все то... что восхищало национал-социализм в истинно английской расе господ». А лозунг «Это моя страна, права она или не права» («Right or Wrong, /228/ My Country») считался образцовым «выражением фёлькиш-британской морали господ»; нацистский эквивалент этого лозунга звучал так: «законность — это то, что нужно народу»[11]. Английская сторона не оставляла подобные комплименты без ответа: так лорд Лондондерри, какое-то время бывший главой Палаты лордов, выражал благодарность Адольфу Гитлеру и в свою очередь напоминал о сходстве обеих стран, об их «расовой солидарности» против коммунизма — хотя и не говорил о «боевом союзе нордических народов», как фашист Лиз[12].

Уже тот факт, что англичане-«властелины» узнавали в образцах поведения, которые демонстрировал ранний Третий рейх, «дух собственного духа», собственные представления о ценностях, — уже один этот факт делает понятным восхищение британцев Гитлером, восхищение, не ограничивавшееся сферой чисто политической. Заявление главы Экономической лиги (ассоциации работодателей) и члена Большого совета британских фашистов Джона Бейкер-Уайта о том, что Нюрнбергский съезд превзошел по эффективности времена Бисмарка, было еще одним из самых безобидных. «У конгресса нацистов есть... восхитительные методы, позволяющие быстро решать все вопросы». Гитлер — «национальный вождь», «миллионы людей видят в нем бога... Ему потребовалось всего немногим более четырех лет, чтобы вывести великую нацию из глубин [депрессии]... Он не забывает своих друзей. Обрекая на смерть Рёма, он [что похвально] принес в жертву свое личное дружеское расположение». «В лице господина Гиммлера... мы нашли очаровательного хозяина дома... очень дельного шефа полиции». «Об эсэсовцах говорят, что они звери... Но все эсэсовцы, с которыми я общался, были очаровательными, вежливыми и всегда готовыми помочь людьми», — так характеризовал мистер Бейкер-Уайт эсэсовцев Гиммлера[13].

(Впечатление, что Генрих Гиммлер — «скромный человек», «пекущийся о благе своей страны», вынесли и патриотичные ветераны Британского легиона — организации фронтовиков Великобритании — после посещения в 1935 г. концентрационного лагеря Дахау и его высокой оценки. А британский мэр города Бетнел-Грин, «осмотрев» концлагерь в Кисслау (Баден), заявил в печати, что он может «только засвидетельствовать, что Адольф Гитлер... достойно обращается со своими политическими противниками». Одна британская обозревательница очень восхищалась комендантом другого гитлеровского концлагеря. «Я бы спокойно доверила этому любезному человеку своего сына, — заявила англичанка. — Как можно считать подобного человека... мирно живущего со своей семьей /229/ [как позже Рудольф Хёсс — комендант Освенцима], способным на садистские низости?»[14])

Наконец, со стороны СС сам Зепп Дитрих»[II] (убивший Рёма) абсолютно серьезно предлагал обменяться с Англией охранными отрядами — чтобы эсэсовский лейб-штандарт Гитлера мог заступать в караул у королевского Букингемского дворца в Британии...[15] Ведь именно эсэсовский лейб-штандарт Гитлера произвел глубокое впечатление на бывшего шефа морской разведки и контрразведки его британского величества и командующего всем его средиземноморским флотом, экс-заместителя секретаря Комитета имперской обороны и ректора королевского морского колледжа, кавалера таких орденов, как орден «рыцаря Британской империи», адмирала сэра Барри Домвилла»[III]. Он высоко оценил «патриотический идеал» эсэсовцев и он же назвал Генриха Гиммлера «обаятельной личностью в очках» — да, «судя по внешности, он [Гиммлер] мог бы быть благожелательным профессором». (Гиммлер — во время краха Третьего рейха весной 1945 г. — хотел сформировать кабинет из профессионалов, «специалистов». Притом даже не ставился вопрос, в чем именно эти люди являются специалистами.) Как раз Гиммлер «очень жаждал [еще] улучшить добрые отношения с Великобританией...» Адмирал сэр Барри Домвилл имел в виду именно Гиммлера, когда говорил, что «если бы все его соотечественники были такими, как он... многих проблем бы не было». Английский адмирал признался: «Я был взволнован словами моего хозяина [Генриха Гиммлера]: “Боже, храни Короля” [«God save the King»] — на которые я ответил: “Хайль Гитлер!”». Но тот же британский «германофил» из королевских ВМС, участвуя в 1919 г. в приемке немецких военных кораблей, подлежавших выдаче союзникам, не удостоил обезоруженную Германию ни единым словом сочувствия, когда на смену империи пришла демократия. Зато по отношению к эсэсовской Германии он выражал лишь благоговейное восхищение. Причем не исключая из сферы своего восхищения и концлагеря. Напротив.

Высокий гость из Великобритании нашел «управление концлагерем Дахау, начальником которого был группенфюрер Теодор /230/ Эйке»[IV], отличным... а спальни — восхитительно чистыми». Ведь «заключенные — это евреи, политические преступники и депортированные». Британский адмирал говорил, что ему чужда «сентиментальность по отношению к еврейской расе»: «Если мы столь терпимы к иностранцам и евреям — до глупости, это еще не основание быть нетерпимыми к [антисемитской] политике других... Еврейское мышление — не наше мышление... В наших [британских] средних и низших слоях не встретишь... расположения к евреям»[16].

Нечто вроде признания в антисемитизме в том же 1936 г. гитлеровец Риббентроп услышал и от маркиза Лондондерри»[V]: «У меня нет большой симпатии к евреям... Их участие в большинстве этих международных беспорядков... создало столько неприятностей!» Да, Ч. Г. Лондондерри, до 1935 г. — министр авиации Великобритании, побывавший и во главе Палаты лордов и ставший с тех пор надежным рупором гитлеровских идей, высказывался за законодательное ограничение экономической активности евреев. «Я обсудил с господином Гитлером многие политические вопросы и нашел его сколь искренним, столь и приятным собеседником... и по многим пунктам мы пришли к согласию», — поведал он как английской, так и немецкой общественности[17]. Единодушие британского маркиза и Гитлера, называвшего себя «неизменно представителем бедноты», даже чересчур понятно. Для окружения Гитлера «высшие» в расовом отношении английские элиты считались «верной инстинкту, отборной частью высококачественного высшего слоя нордической расы»[18].

...В окончательном формировании всех устремлений, воплощенных в теперешних предприятиях фашистов, повсюду чувствуешь деятельное участие английского духа.

Джеймс Дреннан, 1934[19]

Примечания

1. Drennan (wie Anm. 786), S. 226; Jan Colvin, Vansittart in Office, A Historical survey of the origins of the second World War based on the papers of... Vansittart (London, 1965), p. 273, 285: quotation from Sir Horace Wilson; J. R. M. Butler, Lord Lothian (Philip Kerr) 1882— 1940 (London, 1960), p. 360.

2. Ibid., p. 76, 235.

3. Ibid., p. vi, 236, 128; Werner Maser, Das Regime (Munchen, 1983), S. 407.

4. Thomas Jones, A Diary with Letters 1931–1950 (Oxford, 1954), p. 231: entry of 27. July 1936.

5. J. R. M. Butler, Lord Lothian, p. 352: Communication of Hjalmar Schacht vom 5. Mai 1937; Gollin, pp. 550f.

6. Hans-Christoph Schroder, Imperialismus und antidemokratisches Denken. Alfred Milners Kritik am politischen System Englands (Wiesbaden, 1978), S. 66, 70—73; Walter Nimocks, Milner's Young Men (London, 1968), p. ix; Jonathan Rutherford, Forever England (1997), p. 77; Margaret George, Warped Vision. British foreign policy 1933–1939 (Pittsburgh, USA, 1965), p. 217, 139f, 142, 538ff; William R. Rock, British Appeasement in the 1930"s (London, 1977), p. 65; Robert Shepherd, A Class divided. Appeasement and the Road to Munich, 1938 (London, 1988), p. 22.

7. R. D. Warth, The Allies and the Russian Revolution (Cambridge, 1954), pp. 94, 104, 14; Alexander Kerenski, Die Kerenski Memoiren (Wien, 1966), S. 365f, 408, 418f.

8. J. R. M. Butler, Lord Lothian, S. 250f; The Round Table, XXV, No 98 (1935), pp. 283, 297f, cited in Rutherford, Forever England, p. 98; R. Shepherd, p. 25; Gollin, Proconsul, pp. 42, 606.

9. Margaret George, Warped Vision. British foreign policy 1933–1939 (Pittsburgh, USA, 1965), pp. 217,139f, 142; James Drennan, Der britische Faschismus. BUFund sein Fuhrer (Berlin, 1937), S. 238f; A. M. Gollin, Proconsul in Politics. A study of Lord Milner (London, 1964), pp. 216f, 220,601; K. Tidrick, Empire and the English Character (London, 1992), pp. 271f, 231, quoting Milner's "Credo": The Times (London) of 27. July 1925.

10. Gollin, Proconsul, pp. 573, 523, 525, 561, 564, 568, 345, 373.

11. Dietrich Aigner, Das Ringen um England. Das deutsch-britische Verhaltnis 1933–1939 (Munchen, 1969), S. 59, 56, 57, zitiert auch Das Schwarze Kords, Nr. 3 vom 16. Januar 1936, S. 7; George, Warped Vision. British foreign policy 1933–1939 (Pittsburgh, USA, 1965), p. 28f; Walter Schellenberg, Invasion 1940. The Nazi Invasion Plan for Britain (London, 2000), pp. 27, 144: The Gestapo Handbook for... Britain.

12. Marquess of Londonderry, Ourselves and Germany (London, 1938), p. III, 166; Londonderry, England blickt auf Deutschland. Um deutsch-englische Verstandigung (Essen, 1938), S. 4f; Colin Cross, Fascists in Britain (New York, 1961), p. 141.

13. John Baker-White, Dover-Nurnberg (London, 1937), p. 28, 31f, 70f, 72, 74.

14. Linehan, p. 45; Graham Wooton, The official History of the British Legion (London, 1956), p. 195, in: Richard Griffiths (as reference 791), p. 130.

15. D. Aigner, Das Ringen um England, S. 83; vgl. G. Ward Price, Extra Special Correspondent (1957), p. 222 und Hans Thost, Als Nationalsozialist in England (Munchen, 1939), S. 200, 309f.

16. Sir Barry Domville, By and Large (London, 1936), p. 236f, 240, 243, 245ff.

17. Marquess Londonderry, Ourselves and Germany (Harmondsworth, 1938), p. 97,157, 73; Middlesmas & Barnes, Stanley Baldwin (London, 1969), p. 805 in: Maurice Cowling, The impact of Hitler. British politics and policies 1933–1940 (Chicago, 1977), p. 127; Richard Griffiths, Fellow Travellers of the Right British enthusiasts for Nazi Germany (Oxford, 1983), p. 140f.

18. Aigner, Ringen um England, S. 56.

19. Margaret George, Warped Vision, pp. 223f; cf. Walter Darre, Neuadel aus Blut und Boden (Munchen, 1930), S. 133, 218f and G. E. Watson, The English Ideology (London, 1976), p. 201 as well as R. Symonds, Oxford and Empire, p. 11; R. Shepherd, p. 18; Drennan, Der britische Faschismus, S. 78f.

I. Керр Филип Генри, одиннадцатый маркиз Лотиан (1882–1940).

II. Пока Англия воевала с Германией, британская разведка отзывалась о Зеппе Дитрихе как о старом гангстере, вылезшем из пивной (1944), когда же началась холодная война, Зепп Дитрих вдруг стал “человеком, который вел себя с честью и проявил преданность” (по выражению британского военного историка Мессенджера) (прим. автора).

III. Домвилл Арчибальд Комптон Уиннингтон (1884–1959).

IV. Теодор Эйке (1892–1943) — один из создателей и руководителей нацистской системы концлагерей, создатель и командир дивизии СС «Мертвая голова».

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?