Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 12.
О мотивах, по которым Гитлер был приемлемой фигурой для имперского истеблишмента Англии

Расово-иерархическая структура Британской империи, в свою очередь, была удобна для тех, кто (пусть даже они принадлежали к среднему классу) ощущали себя частью правящего слоя Англии, — /231/ так как именно она стабилизировала иерархическую систему британского общества. (Общества, правящий класс которого и в 1930-е гг. являлся продуктом воспитания Итона, Харроу и Регби — таким же, каким он был в викторианскую эпоху и эпоху короля Эдуарда[1].)

Эта структура образовалась в период подъема викторианской буржуазии как господствующего класса. Чемберленовская «политика умиротворения», проводившаяся в конце этого периода, следовала традиции дискурса в духе «cant» (лицемерия, двойного стандарта), — напоминает Маргарет Джордж. Соответственно как бизнесмен Чемберлен был воспитан таким образом, чтобы не давать воли эмоциям (например, чуткости к несправедливости) и презирать их. Благодаря одному закону, инициированному им ранее, английские арендаторы попали в такую зависимость от землевладельцев, что появилось восемь новых способов сгона с земли — даже Освальд Мосли считал это законодательство «жутко классовым»[2]. Можно сказать, что Чемберлен — в традициях викторианской буржуазии — во время своих стараний стабилизировать режимы Гитлера и Муссолини «постоянно ощущал за спиной какую-то тень» — «тень социальной революции» (социальной и экономической, но не политической). Роберт Шэперд также обращал внимание на сильную обеспокоенность правящего класса, встревоженного тем, что война неумолимо повлечет за собой социальную революцию в стране. «Прежний порядок будет сметен...» «Причины, по которым Чемберлен решил проводить «политику умиротворения» в отношении Германии, во многом крылись в... неприятии подавляющим большинством консерваторов... преобразований в британском обществе». «Они сошлись на том, что война, независимо от того, выиграем ли мы ее или проиграем, приведет к уничтожению богатых праздных классов, и, естественно, выступают за мир любой ценой». Согласно декларации лейбористской оппозиции 1938 г., чемберленовская внешняя политика становится понятной, если ее рассматривать в категориях «международного классового сознания». На этой точке зрения давно настаивает и часть британских историков[3].

В целом защита внутренней социальной системы Англии была связана с защитой ее расово-иерархической империи. Этим объясняются некоторые высказывания Невилла Чемберлена о росте в Британии раздражения, вызванного поддержкой Советским Союзом недовольных внутри империи. Не зря же Британскую империю называли системой, предоставлявшей «облегчение на вольном воздухе высшим классам»[4]. И поскольку таким образом от сохранения этой империи зависела стабильность социального положения в /232/ самой Англии, для решающей части правящих консерваторов империя была важнее сохранения баланса сил в Европе. Они уступили гегемонию над Европой Гитлеру. Ведь Гитлер — так сказать, по определению — еще в 1942 г. в своих представлениях об «английских интересах» исходил именно из интересов Британской империи. («Если бы им предложили: оставить Германии континент и за это сохранить Индию, 99% англичан высказались бы за Индию. Индия для англичан — фундамент их мирового господства»902, — подчеркивал Гитлер.) Он вызывался защищать именно Британскую империю. И именно в этой связи еще Томас Карлейль в 1849 г. заявлял:

«Англосакс-британец — по сей день вице-регент при Создателе. После того как англичанин не найдет [больше] способа выполнять эти функции, они будут переданы другому... , тому, кто сможет это сделать... Если появятся более сильные, их обнаружит сама природа как достойных [этого названия]...»[5]

«Державы, более не способные вновь и вновь приобретать владения — в смысле материальном и духовном, при помощи превосходящей воли и творческой силы, — созрели для ухода со сцены. Таким образом, судьба старых колониальных держав, которые не могут ни решительно отстаивать господствующее положение в колониальном пространстве, ни воплощать в жизнь идею порядка, — предрешена. Они выпускают из своих слабых рук примат белой расы господ, вместо того чтобы с помощью новых идей, придав власти новые формы, подчинить в колониальном пространстве цветной мир европейской белой расе. Подобные новые идеи ныне обнаруживаются как идеи национал-социализма. Эти идеи будут востребованы, чтобы организовать и упорядочить структуру мира далеко за пределами европейского пространства. “Движение самоопределения разрушает колониальное господство, — утверждал Хаусхофер. — Движение самоопределения, первоначально задуманное всего лишь как лживое средство борьбы против Германии, которое потом якобы легко можно будет остановить, — теперь как истина в процессе становления разрушает колониальное господство повсюду, где оно распространяется в чужеродном пространстве”»[6].

(Так, Тост, английский корреспондент «Vo1kischer Beobachter», партийного органа гитлеровской НСДАП, констатировал: «Право народов на самоопределение, — как резонно заметил один британец, — это динамит, которым можно... взорвать нашу империю». «Скверно лишь то, — утверждал один колониальный офицер в отставке, — что в Лондоне разучились жесткому обращению... Люди в отечестве стали слишком мягкими... Мы, англичане, должны предоставить Германии сферу влияния на Востоке».) /233/

«Рекомендовать столь старой, опытной — но нынче подверженной усталости и слабости — нации господ, как британская, национал-социализм побуждает прежде всего действенный политический мотив его новизны как учения о власти. Нет сомнения, что, если взглянуть за кулисы его фéлькише и социалистической мировоззренческой доктрины, национал-социализм в состоянии дать таких новых господ, которые смогли бы идеологически обосновать позицию владычества в колониальном пространстве. Возможно, не будет большим преувеличением сказать, что новая немецкая политика именно потому нашла отклик в определенных, обладающих реальным политическим мышлением кругах Англии, что в этой политике ясно выразилась воля к власти как противовес ослабляющему всякую империю учению о равенстве со всеми его последствиями, в том числе самоопределением.

Расовое учение, пока что развитое лишь в отношении к еврейству и проверенное революционным путем, предлагает неисчерпаемые возможности для властвования и подведения идеологического базиса под реалистичную волю к власти в колониальном пространстве. Лишь с помощью расового учения можно одержать идеологическую победу над демократическими идеями, враждебными идее господства, и приобрести обширные пространства, необходимые для властвования, а также твердость воли, безоглядность, решительность и свободу от всякого “слюнявого гуманизма”, необходимые для защиты привилегированного положения белой расы в мире. Новая политическая доктрина, так сказать, облегчает работу по осуществлению власти. Расовое учение, учение о неравенстве людей и рас сметает с пути все горькие воспоминания, которые с грузом столетий приобрела тревожная, ранимая и по-женски чувствительная старая раса господ. Если англосаксы все еще предпочитают видеть свою особую миссию в том, чтобы нести “бремя белого человека”, то ничто лучше не подходит для его облегчения, чем новое расовое учение, новые господа... Впрочем, было бы показательным сквозь призму идей “учения о господстве” рассмотреть антисемитизм, все еще стойкий и обостренный... Здесь, в эсэсовских кругах, среди элитных военных кадров сознательно культивируют антисемитизм в качестве «школы господства». Еврей — это “цветной”, деклассированный элемент Европы, притом он политически скомпрометирован, он “недочеловек”. Гуманное отношение к нему — признак непригодности к господству. Поэтому здесь намеренно воспитывают бесчувственность и даже настоящую свирепость. Здесь стремятся искоренить мягкотелость и возвратить жестокости, так сказать, доброе имя».

/234/ «Секрет нашего успеха в том, что мы снова ставим в центр... право истинных господ на существование», — заявлял (по словам Раушнинга) Адольф Гитлер[7]. И все это не осталось неуслышанным, что косвенно подтверждает реакция на предложение Гитлера, адресованное тем имперским англичанам, кто сознавал, что колебания в применении аналогичных методов насилия к насильственно завоеванным народам могут повлечь за собой крах державы самих завоевателей[8]:

«Расстреляйте Ганди... и, если этого будет недостаточно, расстреляйте дюжину лидеров партии Конгресса. А если [и] этого будет недостаточно, расстреляйте [еще] двести, и так далее, пока порядок не будет восстановлен. Вы увидите, как быстро они ослабеют, как только вы ясно им покажете, что намерены делать дело»,

— советовал Гитлер англичанам. Ведь именно в этой нации Гитлер — как и Альфред Розенберг — видел длань господина (в которой якобы нуждается Индия), важнейшую гарантию верховенства «белых». Фюрер призывал к возрождению расового сознания, предостерегая, что «вокруг белых народов находится сомкнутое кольцо цветных»[9]. Запад якобы не вправе отступать ни на шаг из своих колоний; под предводительством Гитлера «сильно вооруженная и верующая Германия» отстоит «верховенство белой расы» от «вторжения цветных» и даже станет решающей силой в утверждении господства белых. В то время как «англосаксы устало бросили поводья, мы сознаем ответственность за всех белых», — такое заявление прозвучало в 1936 году, году гитлеровской Олимпиады в Берлине. «Неужели в Лондоне полагают, что перед лицом тяжкой угрозы позициям белых в мире англосаксы могут отказаться от нашей помощи в сопротивлении?.. Мы хотим совместно действовать в том духе, о каком некогда мечтали Чемберлен и Сесил Родc, в тесном союзе с англичанами, самым близким нам по крови народом». «Это... тем более необходимо, что с 1918 г. возникла тяжелейшая угроза, когда-либо нависавшая над верховенством белой расы: большевизм»[10].

Разве «не было бы спокойнее и другим колониальным державам, если бы фронт противников этой угрозы всемирного масштаба в колониях был укреплен за счет Германии?.. Если в колониальном пространстве появится флаг со свастикой, Парижу и Лондону следовало бы видеть в этом и гарантию безопасности собственных владений». Вот как в 1937 г. отстаивались права «немцев как колониальных пионеров Европы». Не в последнюю очередь подчеркивалось, что только со стороны немцев инвестированный капитал (вложенный в колонии, которые следует вернуть Германскому рейху) получит реальную защиту: «Под немецкой властью его /235/ владельцев не побеспокоят ни эксперименты “народного фронта”, ни большевистская опасность...»[11]

Речь шла именно о прикрытии Британской империи, а не о нейтрализации 26 000 коммунистов в самой Англии, — об этом в 1938 г. маркизу Лондондерри напомнил Геринг[12]. И ссылаясь именно на «исторически уникальные успехи Великобритании как колониальной державы», Гитлер (в беседе с лордом Ротермиром) в 1935 г. рекомендовал британцам сотрудничать с Третьим рейхом[13]. «Гитлер установил, что Британская империя — существенный элемент прочности мира».


Примечания

1. A. Cannadine, p. 697.

2. A. K. Chesterton, Mosley. Geschichte und Programm des britischen Faschismus (Leipzig, 1937), S. 78f; cf. Wilson Knight, Christ and Nietzsche (London, 1948), p. 209, quoted in David Baker, The Ideology of Obsession. A. K. Chesterton and British Fascism (London, 1996), p. 102.

3. R. Shepherd, p. 274; Speech of Herbert Morrison of 22. February, 1938: Parliamentary Debates. House of Commons, Vol. CCCXXXll, Col. 303f, qouted in B. J. Wendt, Munchen, 1938. England zwischen Hitler und Preussen (Frankfurt, 1965), S. 113, 143; Simon Haxey, England's Money Lords (1939).

4. R. Symonds, Oxford and Empire (London, 1991), p. lOf; cf. Keith Feiling, Life of Neville Chamberlain (London, 1947), p. 406; Robert Shepherd, pp. 106,176f, 205f, 245f.

5. Adolf Hitler, Monologe im Fuhrerhauptquartier, S. 193: 10. Januar 1942.

6. Thomas Carlyle, "The Nigger Question" (1849): Carlyle, Miscellaneous Essays, Vol. IV (London, 1899), p. 374, 381.

7. H. Thost, Als Nationalsozialist in England (Munchen, 1939), S. 323f, 240f; Hermann Rauschning. Die Revolution des Nihilismus, Kulisse und Wirklichkeit im Dritten Reich (Zurich, 1938), S. 372.

8. Ibid., S. 382f; Rauschning, Gesprache mit Hitler (Zurich, 1940), S. 44; Раушнинг. С. 47.

9. Allen Greenberger, British Image of India, p. 60.

10. K. Tidreck, Empire and English Character, p. 246; cf. Scott Newton, Profits of Peace. Political economy of Anglo-German Appeasement (Oxford, 1996), pp. 168, 152; Ivonne Kirkpatrick, The Inner Circle. Memoirs (London, 1959), p. 97; Wahrhold Drascher, Die Vorherrschaft der Weissen Rasse (Berlin, 1936), S. 373, 222.

11. Ibid., S. 153, 375, 379, 221, 343, 345.

12. Dr. Johann von Leers, Die Deutschen — Kolonialpioniere Europas (Stuttgart, 1937), S. 76, 72.

13. Marquess Londonderry, Ourselves and Germany (1938), p. 80.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?