Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 13.
1938 г.: как англичане спасли Гитлера от прусских генералов

Так и случилось: сохраняя мир, мы спасли Гитлера.

Сэр Невилл Гендерсон

По той же имперской британской «логике», согласно которой чехи сами были виноваты в постигшей их злой судьбе, для имперских англичан и немецкие заговорщики — противники режима являлись «предателями родины»[1]. С точки зрения хранителей Британской империи, оппозиция Гитлеру — их партнеру в деле сохранения расовой империи — была изменой в чистом виде, не говоря уже о попытке свергнуть Адольфа Гитлера (военный заговор Гальдера, Вицлебена и Остера). Во всяком случае, английская сторона выразила сомнение, не являются ли предателями такие высокопоставленные военные, как Эвальд фон Клейст, «который ищет за границей помощи в действиях против главы собственного государства...»[2]. Британское правительство «видело изменников родины... в представителях немецкого военного сопротивления, обратившихся к нему за помощью»[3]. Английский посол в Берлине 13 сентября 1938 г. уверял, что от речей некоторых его немецких собеседников «попахивает изменой [фюреру]». /255/ «Ни один немецкий противник Гитлера не мог быть другом Чемберлена... он всегда испытывал подозрение к “антинацистам”, приезжавшим в эту страну»[4]. Чемберлен же чисто инстинктивно не позволял «как-либо содействовать измене государству и родине», в смысле — измене Гитлеру, к последнему он питал более дружеские чувства, чем к прусским генералам, возлагавшим надежды на Англию. Таким образом, обращенная к Эвальду Клейсту мольба Бека: «Дайте мне надежную гарантию, что Англия вступит в войну в случае нападения на Чехословакию, и я положу конец этому режиму»[5] — была тщетной. Людвигом Беком двигал отнюдь не пацифизм, а понимание, что вести войну против союзников Чехословакии — дело безнадежное. Согласно Эриху Кордту, «в то время гораздо меньше мужества требовалось, чтобы восстать против безумного приказа Гитлера — под аплодисменты большей части немецкого народа, чем выполнить приказ о нападении, после чего эти военачальники неминуемо и притом очень скоро попали бы на виселицу — ведь {тогда} такая судьба неизбежно постигла бы их после поражения от рук разъяренного и восставшего немецкого народа». (Это было еще до того, как пропаганда настолько обработала немецкий народ, что он уже не потребовал ответа за военное поражение и национальную катастрофу с тех, кто вверг его в это бедствие.) Германия, по мнению Бека, стояла перед угрозой «не только военной, но и общенациональной катастрофы»[6]. Министр иностранных дел лорд Галифакс получил информацию о заговоре против Гитлера уже 7 сентября 1938 г. (от советника немецкого посольства Теодора Кордта)[7]. (Немецкая армия «была... готова свергнуть режим {Гитлера}, если западные державы окажут твердый отпор его насильственному экспансионизму... Он был бы... застигнут на пороге войны. В этом случае предполагалось, что Гитлер будет арестован после оформления приказа о нападении... и до первой перестрелки, чтобы его — с подписанным приказом в качестве улики — можно было передать имперскому суду для вынесения приговора».)

«Единственным результатом {ходатайства Клейста} было решение Невилла Чемберлена посетить Гитлера» (с целью уступок без борьбы) — причем (едва ли случайно) в тот самый день, на который военные намечали свое выступление. («28 сентября ударные группы были уже готовы напасть на имперскую канцелярию. Там еще не было предпринято никаких чрезвычайных мер {защиты}... Теперь можно было начинать в любой момент»[8]. И утром 28 сентября начальник штаба Франц Гальдер отдал стоящим в Потсдаме войсковым частям приказ идти на Берлин. /256/ К тому времени стало известно, что главнокомандующий фон Браухич не будет препятствовать перевороту[9].) «Приготовления группы Остера — Вицлебена — Гальдера к свержению Гитлера как раз переходили в решающую стадию, когда пришедшее днем 28-го {сентября} сообщение о предстоящей Мюнхенской конференции сделало их бессмысленными». Англия решила сделать ставку на Гитлера — а не на тех, кто собирался его свергнуть. Именно предупреждение о близком свержении Гитлера могло побудить английских политиков экстренно с ним сговориться[10]. Поставленный перед альтернативой: Гитлер или Пруссия, Чемберлен сделал выбор в пользу Гитлера, а не его противников. Они «ощутили себя брошенными британским государственным мужем, который пошел на поклон к гангстеру», — констатировал Петер Хоффман[11]. Напрасно генерал Эрих Хёпнер — с Первой лёгкой дивизией — стоял наготове в Тюрингии, чтобы преградить дорогу на Берлин лейб-штандарту СС Адольфа Гитлера[12]. Государственный переворот (в то время) «был бы одобрен народом». Шансы на успех были столь велики, как, пожалуй, никогда после[13]. Даже «среди напуганного и не желавшего войны населения — единственный раз за двенадцать лет {правления Гитлера} — дело доходило до настоящих волнений...»[14]. 27 сентября 1938 г. «во второй половине дня в Берлине к солдатам относились как никогда плохо; в рабочих кварталах можно было видеть сжатые кулаки, в центре люди демонстративно смотрели в сторону».

«С такими людьми я не могу вести никакой войны», — жаловался Гитлер, и министр пропаганды вторил ему: «Да, мой фюрер...». То было время, когда популярность Гитлера находилась в самой низкой точке, писал автор «Ненужной войны». А американский журналист Уильям Ширер отзывался об этом периоде, как о «самом сильном протесте против войны», который он когда-либо видел. Однако нашелся человек, выведший Гитлера из этой затруднительной ситуации — британский премьер-министр[15] («Из многих концов Германии доносились горячие мольбы: “Не уступать! На этот раз у Гитлера ничего не получится. Народ не хочет войны!”» — вспоминал немецкий политический деятель Венцель Якш. Для него — но не для Раушнинга и не для Гёрделера, не для истории — было «непостижимым, что... Чемберлен... игнорировал немецкую оппозицию... существование судетских немцев... — противников Гитлера... игнорировал “трагическую стихию покинутых”»[16].)

Целый ряд наблюдений современников подтверждает, что угроза войны (из-за «судетского кризиса») вызывала у населения серьезнейшую озабоченность и подавленность. /257/ Так, в одном донесении службы безопасности СС говорилось: «Мнение о превосходстве противника порождало пораженческие настроения, доходившие даже до выражения самой резкой критики в отношении “авантюристической политики” рейха». «Авантюризмом» считало эту политику большинство офицеров Гитлера, полагавших, что объявленная фюрером мобилизация была «военным запугиванием» с целью «дипломатического шантажа»[17]. «Перемены настроения вызывали такой пессимизм, что, например, представители интеллектуальных кругов стремились бежать из пограничных областей на западе, находившихся под угрозой. В некоторых местностях... с банковских счетов снимались значительные денежные сбережения... Тяжелое впечатление... еще более усиливала всеобщая депрессия, возникшая вследствие угрозы войны». «Часть населения больше прислушивалась к иностранной пропаганде и в результате еще более укреплялась в своем тотальном недоверии. Эти проявления пацифизма исчезли после Мюнхенского соглашения так же внезапно, как возникли во время кризиса»[18]. С другой стороны, в исследовании, озаглавленном «Война Гитлера и немцы», отмечается: «Негативное значение Мюнхенского соглашения... даже трудно переоценить... Мало того, что оно укрепило мнение Гитлера в правильности его экстремистской политики... оно еще и сделало из него почти что легендарную фигуру для немецкого народа». «Образ непобедимого создала ему только... {якобы} непостижимая нерешительность его будущих противников». Передача Судетской области без развязывания войны стала обоснованием «непогрешимости Гитлера в глазах его теперь полностью убежденных сторонников». Лишь эта мирная передача обеспечила гром аплодисментов в ответ на уверенное утверждение Гитлера: «Я всё рассчитал». Ведь «соотечественники, до тех пор еще не полностью уверившиеся в национал-социализме, теперь поняли, что для другой государственной власти достижение такого успеха было бы немыслимо. ... Не подлежит никакому сомнению, что... события {сентября 1938 г.} дали новый импульс национал-социализму и еще более укрепили его позиции среди населения. Престиж фюрера поднялся еще выше, и даже самые упорные теперь начинают усваивать положительное отношение к новому государству»[19]. (Эти перемены затронули даже узников концентрационных лагерей, многие из которых стали стыдиться своего негативного отношения к режиму.)

Таким образом, «Чемберлен оказал Гитлеру не меньшую услугу, чем господин фон Папен в январе 1933 г.» (когда помог тому прийти к власти), — комментировала «Zurcher Zeitung» 22 сентября 1938 г.[20] /258/ Сгруппировавшихся же вокруг генерал-полковника Людвига Бека офицеров день Мюнхена лишил какой бы то ни было базы для сопротивления[20] перед лицом катастрофы, ставшей неминуемой: «Фюрера, признанного таким образом на Западе... не арестуешь; добрый народ никогда бы не простил генералам, если бы они попытались помешать Гитлеру и его гостю {Невиллу Чемберлену} добиваться... мира. Все было кончено»[21]. («Гитлер теперь убежден, что ему позволено все. Теперь он думает, что все великие державы будут пресмыкаться перед ним», — заключал один наблюдатель[22]. А ведь всего за год до этого Гитлер не чувствовал себя настолько уверенно. Глава СС Генрих Гиммлер также высказывал свои опасения подчиненным: «Нам нужно больше концлагерей... 30 дивизий “Мертвой головы” образуют ядро... более крупных сил, которые потребуются нам для гарантирования внутренней безопасности и полного контроля над народом»[23].)

В связи с ситуацией, сложившейся в начале осени 1938 г., Генрих Гиммлер говорил о применении СС для подавления внутреннего сопротивления, а то и о гражданской войне в Германии (никогда больше за весь период существования Третьего рейха он не делал подобных заявлений): «Если бы началась эта война... мы бы выиграли ее. Правда, проявив такую жестокость и выказав такую железную волю, каких Германия еще не видела. Я могу гарантировать, что, пока я руковожу СС, внутри страны во время войны не будет ни одного человека, который хотя бы мысленно совершал революцию. Потому что такие люди сначала познакомятся с нами... Без всякой пощады... Потому что я, не дрогнув, уложил бы тысячу человек в городе. Я сделал бы это и ожидал бы от вас, что и вы это исполните»[24]. В первую очередь этот призыв был направлен против коммунистов. Гиммлер предвидел, что «широкие массы нашего народа... в ближайшие годы и десятилетия будут уязвимы для яда большевизма... распространяемого во все новых формах». «Здесь обнаруживается, что — несмотря на успехи национал-социализма — Гиммлер всегда питал глубокое недоверие к лояльности немецкого народа»[25].

Как, впрочем, и мистер Чемберлен, питавший недоверие к лояльности немцев к делу белой расы, за которое стояла Британская империя. Это стало ясно, когда в беседе с премьер-министром его британского величества (о риске развязывания войны в случае, если не будут удовлетворены «последние территориальные требования» Гитлера в Европе) Гамелен, верховный главнокомандующий вооруженными силами союзной Франции, упомянул о подготовке немецких генералов к свержению Гитлера, на что Чемберлен ответил: «Кто нам гарантирует, что Германия после этого не станет большевистской?» Поставить такой вопрос значило ответить на него. /259/ Под ответом мистер Чемберлен разумел естественную для него альтернативу: если именно Гитлер предлагает гарантировать стабильность Британской империи, то плата в форме стабилизации гитлеровского имперского режима кажется премьер-министру Великобритании вполне справедливой. Не случайно его министр по делам Индии лорд Зетланд[26] сомневался, не создаст ли какой-то «другой немецкий режим еще больше проблем»[27].

Намерения, мотивы и результаты «умиротворения» Гитлера со стороны Чемберлена были настолько однозначны и очевидны, что еще в 1946 г. — пусть не в самой Германии, а в Швейцарии — нашлось издательство, согласившееся напечатать книгу одного немца — свидетеля событий, уже тогда отважившегося описать, как Чемберлен в сентябре 1938 г. спасал Гитлера от немецких генералов[28]. А в 1953 г. в консервативной лондонской газете «Sunday Express» британский журналист Ян Колвин напомнил, как немецкие генералы пытались объяснить английскому министру иностранных дел лорду Галифаксу, что твердость Великобритании способствовала бы свержению Гитлера офицерами его собственного генштаба в том же сентябре 1938 г. — как только Гитлер вверг бы Германию в войну. Колвин вспоминал и об официальном ответе, который он получил тогда от британского поверенного в делах из Берлина: «Никто не должен создавать впечатления, будто британское правительство интересуют переговоры с кем-либо, кроме законного правительства Германии»[29].

Генерал Гальдер был уверен, что, если бы Англия выразила готовность ответить насилием на насилие, Гитлер «спасовал бы». После того, как невозможно стало скрывать сведения, полученные на допросе Гальдера, коммунистическая газета «Daily Worker» вышла с заголовком «Как тори спасли Гитлера в 1938 г.» (13 сентября 1945 г.). Даже в глазах консерватора Карла Гёрделера[30] (который вовсе не был ни яростным сторонником демократии, ни противником капитализма) «Невилл Чемберлен и его клика сами были своего рода фашистами», желавшими «при помощи национал-социализма» спасти свою «систему получения наживы»...[31] И эту оценку со стороны мученика немецкого национального сопротивления (которую Герхард Риттер охарактеризовал как «странную»; «однако при ближайшем рассмотрении не такую уж нелепую» — по Б. Вендту)[32] вовсе не следует считать особым преувеличением. В самой Британии подобные оценки (особенно со стороны лейбористов) не казались чем-то неслыханным уже начиная с 1938 г. /260/ Ведь как-никак мистер Чемберлен предпочел дело Адольфа Гитлера делу прусских генералов-заговорщиков, — в то время, когда (задолго до истребления Гитлером евреев и цыган) в концлагерях Третьего рейха томилось немногим менее четверти миллиона немецких оппозиционеров*. Не в последнюю очередь (а скорее всего в первую) это были немецкие коммунисты.

* По данным самого Генриха Гиммлера, в начале ноября 1937 г. в концлагерях Дахау и Заксенхаузене содержалось по 6000 заключенных, в Бухенвальде — 8000, т. е. 20000 только в этих трех лагерях. («Я убежден, — хорошо, когда наконец выскажешься до конца, — что в случае войны мы этим не обойдемся», — восклицал Гиммлер.) И это уже после стабилизации режима. Подчиненному Гиммлера Рейнхарду Гейдриху приписывают введение порядка, в соответствии с которым после полугодового заключения в концлагере узника освобождали. Таким образом, в 1937—1938 гг. только в трех названных концлагерях побывало 40000, а с января 1933 г. до конца 1938 г. — 240000 арестантов. Согласно Вернеру Мазеру, до начала войны в общей сложности «около миллиона немцев... познакомилось с лагерями в качестве заключенных» (прим. автора)[33].

Именно это и сделало Гитлера в глазах влиятельных лиц в Англии самым надежным оплотом против большевизма — т. е. против его влияния на английских подданных из чуждых рас, влияния, ослаблявшего империю. В то же время за планами путча, замышляемого прусскими генералами — врагами Гитлера, этим влиятельным лицам мерещилась опасность большевистского хаоса, крах дисциплины и порядка. По сравнению с этим Третий рейх как гарантия порядка — т. е. систематизированности субординации — с его государственной идеологией, базировавшейся на самой радикальной расовой иерархичности, для англичан-тори был гораздо более приемлем. И «Гитлер... мог бы — при правильном обхождении с ним — даже оказаться “хорошим парнем”»[34] (sic).

(«Умиротворение» Гитлера должно было — как утверждает автор книги «Политическая экономика умиротворения» — сохранить суть «британского образа жизни». Провал этой политики в конечном счете похоронил и сами «джентельменские ценности». Британский образ жизни вращался вокруг загородных домов на Итон сквер, которые нужно было спасать от войны, грозившей превратить эти фешенебельные дома в квартиры, вращался вокруг отеля Дорчестер, который нужно было спасать от угрозы перехода его в случае войны в руки туземцев, арабов. Ведь «британский образ жизни», который следовало защищать, ограничивался «джентльменскими ценностями» праздного английского класса[35]. Даже личный секретарь лорда Галифакса отметил, что «настоящими противниками перевооружения являются богачи из партии {консерваторов}, опасающиеся обложения налогами. /261/ Ведь любая война, независимо от того, проиграем мы ее или выиграем, погубит богатые праздные классы, которые вследствие этого выступают за мир любой ценой»[36]. В этом свете «расчетливого премьер-министра» с его «политикой умиротворения» подозревали — и не только в Государственном департаменте США — «в том, что он является пособником эгоистических финансовых интересов тех, кому особенно выгодно было заключить сделку с Берлином и Римом»[37].)

Хильдебранд установил, что Чемберлен вынужден был пойти навстречу Гитлеру — а потом и уступить ему — «чтобы сохранить империю и {британское} общество, какими они были в то время. Поэтому для него не было альтернативы консервативной «политике умиротворения». Это-то и завело Англию в тупик, в конце которого находилась война»[38].

Однако и после аннексии Гитлером «остатка Чехии» (которой Великобритания торжественно давала гарантии), в июле 1939 г., в британской прессе встречались заявления, что Англия поступила бы правильно, последовав примеру Германии — «в духе общей крови и общих интересов». Предлагавший это журнал «New Pioneer» (при его имперско-патриотической позиции) уверял, что он отстаивает интересы «лучших представителей» Британии, отвечающих традиции паблик-скул — образца элитарного воспитания, которому подражали гитлеровские «наполас». Не случайно именно в этот период (сразу после того, как восхищение англичан гитлеровской Германией и сотрудничество с нею достигло высшей точки) деятельность британских паблик-скул меньше, чем когда-либо, подвергалась критике. Когда же Третий рейх, вместо того чтобы (как планировалось) служить интересам Британской империи, вступил с ней в войну, прозвучал упрек: «Если бы паблик-скул формировали у своих выпускников настоящее социальное сострадание... меньше бы людей {из находящихся у власти в Англии} предпочли бы принести в жертву Испанию, Чехословакию, Францию... вместо того, чтобы обратить свой взор к возможностям социального прогресса у себя на родине». Ведь утверждалось, что важнейшим «союзником фашизма был {классовый} снобизм... разлагающий англичан»; сословный «снобизм, выпестованный паблик-скул»[39]. (Паблик-скул не только «с подозрением относились к воображению и интеллекту; находить решения также никак не полагалось... С проблемами нужно было обращаться свысока, с легкой руки... Все они были неискренни», — писал Рауз[40]. Исходя из этих фактов, можно с легкостью понять, почему Невилла Чемберлена не устраивала четкая формулировка идеологических мотивов его «политики умиротворения».) /262/

В 1940 г., в преддверии катастрофы, в свет вышла книга «Barbarians and Philistines», содержавшая обвинения в адрес британской педагогики. «Мы {британцы} пребываем там, где мы есть... во многом благодаря привилегированной системе образования правящих классов... Господствующий класс оставил за собой — использовав для этого систему образования — доступ к привилегированному положению, подорвав тем самым... движение в сторону демократии». «Мы ведем войну с авторитаризмом {а по сути с тоталитаризмом}, в то время как большинство учеников любой паблик-скул в Англии... проголосуют скорее за авторитарную систему, чем за демократическую... И так готовили выпускников {паблик-скул}, офицеров, колониальных чиновников» — это была подготовка для авторитарной системы, «где не было места демократии». Так и произошло: люди сражались не за демократию, а за свою страну, причем те, кто стремился к господству и владычеству, сохраняли свои привилегированные позиции.

Английские «властелины» узнавали в своих нацистских визави дух собственного духа. В ценностях, культивировавшихся в Третьем рейхе, можно было узнать установки, систематически прививавшиеся их собственным, английским элитарным воспитанием: следует быть элитой в элитарной же нордическо-англосаксонской расе, обладать волей к власти, привычкой повиноваться (и приказывать), отдавать предпочтение мускулам перед интеллектом, презирать людскую чувствительность — вот исконные ценности воспитанников английских паблик-скул. Это узнавание и объясняло высокую оценку Гитлера британскими властями, которая нашла свое воплощение в содействии англичан экспансии Третьего рейха. В этом была экзистенциальная подоплека того, что обычно объясняется стремлением британцев использовать нацизм в качестве защитного бастиона расовой империи Англии от большевистской угрозы.


Примечания

1. Margaret George, Warped Vision, p. 18 If.

2. Klemens von Klemperer, Die verlassenen Verschworer. Der deutsche Widerstand auf der Suche nach Verbundeten 1938-1945 (Berlin, 1994), S. 84, 98.

3. Kettenacker, S. 715.

4. Lukacs, S. 153; Patricia Meehan, pp. 143, 144.

5. B. J. Wendt, Munchen 1938. England zwischen Hitler und Preussen (Frankfurt, 1965), S. 36, 30; vgl. Jan Colvin, Vansittart in Office, A Historical survey of the origins of the second World War based on the papers of... Vansittart (London, 1965), p. 235; Jan Colvin, Chief of Intelligence (London, 1951), p. 65; Colvin, The Chamberlain Cabinet (as reference 960b), p. 163, 270.

6. Ludwig Beck, Denkschrift an den Oberbefehlshaber des Heeres uber die militarische Aussichtslosigkeit eines Kriegesgegen die Tschechoslowakei vom 16. Juli 1938 nach Klaus-Jurgen Muller, General Ludwig Beck. Studien und Dokumente zur politichen Begriffswelt... des deutschen Generalstabschefs (Boppard am Rhein, 1980), S. 544; Akten zur deutschen auswartigen Politik, Serie D, Bd. II, S. 528, 334: Dokumente 409 und 259 vom 30. August 1938 und 20. Juni 1938; Erich Kordt, Nicht aus den Akten. Die Wilhelmstrasse in Frieden und Krieg. Erlebnisse, Begegnungen und Eindrucke 1928—1945 (Stuttgart, 1950), S. 249.

7. Klaus Hildebrand, Deutsche Aussenpolitik ... 1871 — 1945 (1995), S. 654f; Thomas Jones, Diaries and Letters (Oxford, 1954), p. 441; Der Prozessgegendie Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Militargerichtshof (Nurnberg, 1947), Band XIII, S. 236. Vgl. L. Amery, My Political Life, III, pp. 288f und Carrelli Barnett, The Collapse of British Power (1997), pp. 522f.

8. Peter Hoffmann, Widerstand, Staatsstreich, Attentat (Munchen, 1979), S. 125; Patricia Meehan, The Unnecessary War. Whitehall and the German Resistance to Hitler (London, 1992), p. 150f.

9. Erich Kordt, Nicht aus den Akten. Die Wilhelmstrasse in Frieden und Krieg. Erlebnisse, Begegnungen und Eindrucke 1928—1945 (Stuttgart, 1950), S. 278.

10. Wendt, S. 38.

11. Wendt, S. 129, 31, 289, 38, 104, 70, 72.

12. Wenzel Jaksch, Europas Weg nach Potsdam. Schuld und Schicksal im Donauraum (Stuttgart, 1958), S. 317, nach einem Bericht, den Otto Strasser in Kreise der Prasidentschaft der Tschechoslowakei weiterleitete; Internationaler Militargerichrshof (wie Anm. 983b), S. 235, 247 (Gisevius); Vgl. Hjalmar Schacht, Sechsundsiebzig Jahre meines Lebens (Worishofen, 1953), S. 491.

13. Klemperer, S. 104; Peter Hoffmann, Widerstand, Staatsstreich, Attentat (Munchen, 1979), S. 119, 122, 125.

14. Internationaler Militargerichrshof, XII, S. 241; Hans Berndt Gisevius, Bis zum bitteren Ende, Band II (Hamburg, 1947), S. 56.

15. Ibid., II, S. 63f; W Shirer, Rise and Fall of the Third Reich (London, 1972), p. 399.

16. Jaksch, S. 311, 313, 314.

17. Internationaler Militargerichtshof, Nurnberg, Bd. XII, S. 234; Aussage von Gisevius; L. Amery, My Political Life, III, p. 273.

18. Heinz Boberach (Hrsg.), Meldungen aus dem Reich. Die geheimen Lageberichte des Sicherheitsdienstes der SS 1938—1945, Band II — Jahreslage-Berichte fur 1938 des Sicherheitshauptamtes (о. O., 1984), S. 72, 73.

19. Regierungsprasidium Oberbayern, 10. November 1938; Regierungsprasidium Mainfranken fur Oktober 1938: Militararchiv, Abt. II, 106 671 und 106 681, zitiert nach Marlies G. Steinert, Hitlers Krieg und die Deutschen. Stimmungen und Haltungen der deutschen Bevolkerung im zweiten Weltkrieg (Dusseldorf, 1976), S. 79.

20. Neue Zurcher Zeitung vom 22. September 1938 (Abendausgabe Nr. 1672), Blatt 5, Spake 2.

20. Neue Zurcher Zeitung vom 22. September 1938 (Abendausgabe Nr. 1672), Blatt 5, Spake 2.

21. Steinert, S. 79; Internationaler Militargerichrshof, XII, S. 236.

22. Drimmerl, Vom Anschluss zum Krieg, S. 137.

23. Fritz Hesse, Hitler and the English (Wingate, 1954), p. 61f.

24. Daily Worker of 13/14. September, 1945, quoted by Patricia Meehan, The Unnecessary War. Whitehall and the German Resistance to Hitler, p. 42.

25. Himmlers Rede vom 8. November 1938 vor SS-Gruppenfuhrern. In Besprechung im Fuhrerheim der SS-Standarte "Deutschland": Heinrich Himmler, Geheimreden (wie Anm. I), S. 48.

26. Ibid., S. 112 (Rede vom 8. November 1937 vor SS-Gruppenfuhrern), S. 293.

27. Wendt, S. 104ff, 144; J. Colvin, The Chamberlain Cabinet (as reference 960b), p. 164,167.

28. Gisevius, II, S. 76.

29. Documents of British Foreign Policy, Series III, Vol II (London, 1949), p. 685; Klemperer, S. 108; Jan Colvin, in: Sunday Express vom 8. November 1953 nach H. Sundermann, Alter Feind, was nun? (Leoni am Starnberger See, 1955), S. 115f.

30. Friedrich Krause (Hrsg.), Dokumente desanderen Deutschland (New York, 1945), S. 58: Karl Goerdelers politisches Testament.

31. Wendt, S. 115.

32. Werner Maser, Das Regime. Alltag in Deutschland 1933—1945 (Munchen, 1987), S. 431.

33. Klemperer, S. 106.

34. Scott Newton, Profits of Peace. Political Economy of Appeasement (Oxford, 1996), p. 202f; L. Amery, My Political Life, III (1955), p. 299.

35. M. J. Carley, 1939: The Alliance that never was (Chicago, 1999), p. 84, quoting John Harvey, Diplomatic Diaries (1970), p. 222.

36. William R. Rock, Chamberlain and Roosevelt. British Foreign Policy and the United States 1937-1940 (1988), p. 77.

37. Hildebrand, S, 663.

38. Edward Mack, The Public Schools and British opinion since 1860... The evolution of an English institution (New York, 1973), pp. 425, 461.

39. A. I. Rowse, Appeasement. A study in political decline, pp. 114ff.

40. Т. C. Worsley, Barbarians and Philistines. Democracy and the Public Schools (London, 1940), pp. 11, 15, 153, 204, 273.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?