Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Гипотеза биомемов: оценка

Почему мы решили написать об этом

Aлександр Панчин — известный русскоязычный популяризатор науки. Свою деятельность он характеризует как борьбу с лженаукой и иррациональными страхами перед биотехнологиями в частности. Но, как и многие другие русскоязычные популяризаторы, свои размышления о психологических и социальных явлениях он склонен базировать на сугубо биологических основах, даже когда это совершенно неоправданно. Такой биологизаторский подход встречается у него регулярно, один из ярчайших примеров — его гипотеза «мидихлориан». Так он назвал микроорганизмы-манипуляторы, которые якобы принуждают людей к выполнению религиозных ритуалов.

Разумеется, роль биологии нельзя преуменьшать, однако Александр Панчин вообще не признает термин «биологизаторство». Он полагает, что это всего лишь ярлык, который вешают на вполне нормальные биологические рассуждения. Что ж, его гипотеза мидихлориан — отличная демонстрация того, что иногда обвинение в излишней биологизации все-таки справедливо.

Основной автор гипотезы не раз заявлял о собственных высоких требованиях, предъявляемых к научной работе. Он крайне невысоко оценивает статьи в отечественных научных журналах и дает надменные оценки ученым без международных публикаций[1][2]. Нам стало любопытно, какие статьи он сам отправлял в журналы международного уровня в последние годы. Относительно свежим примером оказалась как раз эта одиозная гипотеза о мидихлорианах.

Мы опасаемся, что, выдвигая подобные гипотезы, Александр с соавторами лишь подрывают доверие людей к науке. Что увидит обыватель, прочитав их статью? «Микроорганизмы заставляют человека молиться»? Возможно, мы несколько огрубляем. Однако у людей в самом деле может сложиться впечатление, будто бы ученые подгоняют под формальные критерии какую-то чепуху. Не послужит ли это укреплению вредных стереотипов, будто бы наука — всего лишь инструмент манипуляций для тех, кто умеет им ловко пользоваться? Мы опасаемся, что от данного эпатажного материала вреда больше, чем пользы.

По всей видимости, так же считает и научное сообщество: многочисленные отрицательные рецензии и критические статьи говорят сами за себя. Из русскоязычных биологов хочется выделить резко негативный отзыв о гипотезе Панчина от рецензента с мировым именем — Евгения Кунина. А в журнале Nature и вовсе была сделана подборка из комментариев ученых-биологов — почти все они отрицательные[3].

Как бы там ни было, в итоге Александру Панчину и его коллегам пришлось немало изменить в тексте своей статьи, признав часть претензий. Однако даже в своем «исправленном» виде гипотеза, мягко говоря, испытывает множество проблем. В данной статье мы расскажем вам о замечаниях крупных профильных специалистов, добавив и кое-что от себя.

В чем суть гипотезы

Обсуждаемая гипотеза была опубликована Александром Панчиным с соавторами в журнале “Biology Direct” в статье «Мидихлорианы — гипотеза биомемов: есть ли у религиозных ритуалов микробная составляющая?»[4]. Биомемы — это продолжение концепции мемов Ричарда Докинза. Мемы у последнего определяются как подверженные мутациям и отбору единицы культурной информации, не имеющие материального воплощения и передающиеся посредством речи, жестов или письма. Концепция сама по себе довольно довольно спорная и, по мнению многих специалистов[5][6][7][8], утратившая свое научное значение.

В отличие от докинзовских мемов, биомемы имеют материальное микробиологическое воплощение. Передача биомема от человека к человеку сопряжена с заражением соответствующими микроорганизмами. Вдохновленные «Звездными войнами», Панчин с соавторами назвали такие гипотетические микроорганизмы мидихлорианами. Предполагается, что мидихлорианы способны в той или иной степени контролировать поведение людей и заставлять нас вновь и вновь выполнять действия, благоприятствующие дальнейшему распространению инфекции.

Эта гипотеза может показаться совершенно фантастической, но Панчин приводит ряд уже известных науке паразитов, умеющих превращать своих хозяев в зомби-рабов. Например, рабочие муравьи Camponotus leonardi, зараженные грибом Ophiocordyceps unilateralis, покидают колонию, взбираются на траву и закрепляются на нижней стороне листа — все для того, чтобы затем прорастающий через тело муравья гриб мог разнести свои споры как можно дальше[9]. А рачки Sacculina carcini научились феминизировать самцов зеленого краба Carcinus maenas, в результате чего те начинают заботиться о потомстве паразита как о своем собственном[10]. Паразитический контроль был обнаружен у самых разных групп организмов, и вполне возможно, что известные на сегодняшний день примеры — лишь верхушка айсберга универсального и повсеместно распространенного явления. По мнению авторов статьи, такие паразиты могут существовать и у человека, а в качестве потенциального претендента приводится небезызвестная токсоплазма.

Зараженные мидихлорианами люди должны демонстрировать паттерны поведения, которые не приносят никакой пользы для самого человека, но при этом способствуют выживанию и распространению гипотетического паразита. В поисках примеров такого поведения взор авторов устремляется в сторону религиозных ритуалов, которые, по их мнению, не имеют рационального утилитарного объяснения, но при этом ассоциируются с распространением инфекций. Список примеров подозрительных ритуалов получился достаточно хаотичным: причастие и целование реликвий в христианстве, обрезание, хадж и ритуальное омовение в исламе, целование Стены Плача в иудаизме, а также купание в реке Ганг и ритуальное катание по полу в индуизме.

Теоретические проблемы гипотезы

Несмотря на неубедительность гипотезы, она заслуживает более тщательного рассмотрения. Некоторые паразиты действительно научились влиять на поведение человека: вирус ветряной оспы вынуждает чесать высыпания на коже, вирус бешенства повышает агрессию и таким образом увеличивает шансы передачи инфекции через укусы, а некоторые нематоды и ленточные черви способны вызывать изменения в пищевом поведении. Но примеры прицельного действия патогенов на человека редки. Обычно изменение поведения в ходе инфекции — это не эволюционная адаптация, а побочное действие разрушения нервной системы в заключительных стадиях заболевания. К примерам относятся провоцируемые тифом, герпесом, сифилисом, кандидозом или даже токсоплазмозом энцефалиты и менингиты.

Однако Панчин требует от гипотетических паразитов влиять на поведение в целом здорового человека и вызывать у него довольно специфическую потребность совершения ритуальных действий. И хотя состав микробиома желудочно-кишечного тракта может иметь свое отражение в определенных особенностях ЦНС[11], столь тонкое влияние на сознание человека со стороны микроорганизмов само по себе выглядит неправдоподобным. Более того, специфическая адаптация к конкретному хозяину достигается, как правило, в ущерб возможности паразитировать на других родственных видах[12], но в качестве претендента на роль мидихлориан рассматривают токсоплазму — паразита кошачьих и грызунов. Далее встает вопрос о времени, необходимом для развития в ходе эволюции способности прицельно управлять поведением человека. Ведь эволюция обычно становится заметной только на больших промежутках времени, а значимые эволюционные приобретения как правило требуют десятков и сотен тысяч лет для своего возникновения и закрепления. Религиозные ритуалы возникают и подвергаются забвению на протяжении веков и тысячелетий и в принципе находятся в другой временной шкале, нежели биологическая эволюция.

Говоря о религиозных ритуалах нельзя не упомянуть, что многие из них ассоциируются с предотвращением инфекций, а не с их распространением. Наивные врожденные[13] представления о грязи и чистоте, дополненные метафорической составляющей, занимают важное место в традиционных религиях. Отдельное внимание во многих верованиях уделяется мытью рук: в христианстве предписывается ритуальное омовение перед освящением вина и хлеба; ислам, иудаизм и индуизм обязывают мыть руки до и после приема пищи и посещения туалета. Мусульмане также должны омывать руки перед каждым намазом (пять раз в день), после прикосновения к собакам, обуви или любому грязному предмету[14]. Известная в христианстве «нечистота» женщины во время менструаций также может быть рационализирована с позиции гигиены[15].

Естественно, что религиозные предписания не всегда соответствуют современному взгляду на гигиену, потому что они по природе своей консервативны и обычно не поспевают за изменениями в обществе и культуре. Однако даже те ритуалы, которые Панчин называет возможными путями передачи мидихлориан, на самом деле не кажутся более способствующими распространению микроорганизмов, чем множество других обычных в недавнем прошлом практик и обычаев[16]. Стоит ли всерьез говорить об особой опасности для жителя средневековой Европы заразиться чем-либо во время причастия? Совершенно непонятно, откуда взялась необходимость выделять религиозные ритуалы в отдельную группу в отношении распространения инфекций.

Создается впечатление, что религия и ритуалы были притянуты за уши к довольно забавной и оригинальной гипотезе биомемов из каких-то не относящихся к науке соображений. Руководствуясь ходом мыслей Панчина и соавторов, было бы логичнее искать контролирующих мозг паразитов в совершенно других областях. Куда правдоподобнее выглядела бы гипотеза зомбирующих половых инфекций. Повышение либидо человека выглядит гораздо более простой задачей, нежели побуждение к участию в определенных ритуалах. Для этого было достаточно, например, влиять на уровень половых гормонов[17][18]. Уже упомянутая способность герпеса, сифилиса и кандидоза поражать головной мозг выглядит вполне уместной в концепции сексуальных биомемов. Что интересно, такая гипотеза действительно была предложена уже упомянутым Ричардом Докинзом[19], но наука по сей день не располагает никакими доказательствами контроля нашего разума со стороны половых инфекций.

Проблемы с формальной научностью гипотезы

Все вышеприведенные доводы ставят гипотезу мидихлориан под большое сомнение, но при этом формально ее не опровергают. Строго говоря, благодаря предельно расплывчатым формулировкам гипотезу опровергнуть в принципе почти невозможно. «Научный инквизитор» Александр Панчин должен как никто другой знать о проблеме демаркации науки от ненауки, одной из основ которой является принцип фальсифицируемости: если невозможно поставить эксперимент, результаты которого могли бы опровергнуть гипотезу, то эту гипотезу нельзя считать научной. Но придуманная Панчиным гипотеза мидихлориан испытывает большие трудности с прохождением этого критерия.

Неизвестна природа гипотетических паразитов: вирусы, бактерии, протисты или даже археи. Место их предполагаемой локализации определено лишь примерно: мозг или желудочно-кишечный тракт. Неясным остается механизм влияния на поведение. Даже список ритуалов и религий под подозрением остается по сути неясным. Отсутствие конкретных указаний и широкий простор для толкований превращает мидихлорианы в подобие чайника Рассела: их существование недоказуемо и неопровержимо.

Для проверки гипотезы Панчин и соавторы предлагают ряд вытекающих из нее предсказаний. Согласно первому из них, с применением методов секвенирования нового поколения удастся обнаружить микробы, чье присутствие положительно коррелирует с религиозным поведением. Эта ассоциация должна иметь причинно-следственную природу и соответствовать постулатам Коха в современной формулировке[20]. Однако ученые-биологи сомневаются, что подобное предсказание является достаточно сильным для научной гипотезы. Не считает его таковым, например, один из рецензентов, профессор Дэн Грауэр, а также автор критического отзыва к.б.н. Петр Старокадомский[21]. Сомневаемся и мы, и вот почему.

Учитывая то, что во время некоторых ритуалов действительно происходит передача микроорганизмов, сам факт наличия определенной схожести в микробиомах участников религиозных ритуалов вполне ожидаем, особенно если речь идет о членах одной общины. Модернизированные постулаты Коха создавались как руководство к выявлению возбудителей известных и хорошо описанных заболеваний. Постулаты подразумевают, что можно отделить больных людей от здоровых, определить начало и конец болезни, степень ее тяжести, а в определенных тканях организма присутствуют анатомические, гистологические или химические патологии. Участие в религиозных ритуалах не болезнь, поэтому перенос вышеперечисленных понятий на религиозность представляется весьма сомнительным с точки зрения методологии.

Исследования микробиома животных сами по себе нередко оказываются плохо воспроизводимыми[22][23][24][25]; в этой области регулярно обнаруживаются ложные закономерности, хорошее описание чего дается в этой научно-популярной заметке[26]. Даже если мидихлорианы на самом деле существуют, их поиски будут сопряжены с теми же проблемами, для решения которых ученым потребуется использовать большие выборки, многократно проверять данные и реплицировать исследования в разных лабораториях, используя разные инструменты. В любом случае, тщательная проверка первого предсказания гипотезы требует перебора огромного числа комбинаций потенциальных паразитов, подозрительных религиозных ритуалов и возможного места локализации паразитов. Для каждой из этой комбинации необходимо найти достаточное число людей для участия в исследовании, причем они должны по возможности не принадлежать к одной общине, а срок наблюдения должен составлять несколько лет. Даже на современном уровне развития технологий и при огромном желании эту задачу выполнить практически невозможно. А стоит понимать, что из-за сомнительности гипотезы за ее проверку вряд ли кто-нибудь всерьез возьмется.

Остальные предсказания гораздо менее интересны, а их слабость признается даже самими авторами. В попытках сформулировать осмысленные следствия из своей гипотезы, они приходят к следующим результатам:

  • должна существовать корреляция между религиозностью и главным комплексом гистосовместимости, цитокинами и цитокиновыми рецепторами, разнообразность T-клеточных рецепторов и антител;
  • религиозность понижается у людей после определенных курсов лечения от инфекционных заболеваний;
  • изменения в диете могут отражаться на участии в религиозных ритуалах;
  • улучшение гигиены в обществе ведет к снижению доли религиозных людей.
Даже если предположить, что все эти предсказания будут проверены и опровергнуты, формально это не ведет к опровержению самой гипотезы мидихлориан. Таким образом, гипотеза оказывается нефальсифицируемой на практике.

Мидихлорианы также отбраковываются еще одним важным для науки принципом — бритвой Оккама. Принцип бритвы Оккама гласит, что «не следует множить сущее без необходимости», и заключается в том, что из возможных объяснений какого-либо явления нужно выбирать наиболее простое, если оно является достаточным. Биомемы вторгаются в область знаний, которая существовала и развивалась уже на протяжении нескольких веков и добилась особого успеха за последние десятилетия [27][28]. И хотя вопрос о появлении религии и религиозных ритуалов нельзя назвать закрытым, любой новый взгляд на эту проблему должен обладать какими-либо преимуществами над уже существующими воззрениями. За эпатажем гипотезы мидихлориан не стоит никакого ценного научного содержания, она не справляется с объяснением накопившихся фактов лучше, чем традиционные теории появления религии. Более того, гипотеза Панчина вообще не занимается описанием и объяснением фактов, а целиком и полностью построена на отвлеченных от реальности рассуждениях и фантазиях. Гипотеза игнорирует всю сложность религии, ее психологическую и социальную функцию, но при этом предлагает непропорционально сложный и маловероятный механизм формирования у людей религиозности.

Вся неуклюжесть концепции биомемов становится особенно явной, если учесть, что она в своей формулировке не отрицает общепринятые взгляды на религию, а является, скорее, совершенно избыточной надстройкой. Ведь согласно этой гипотезе, лишь часть ритуалов действительно связана с мидихлорианами, тогда как остальная часть должна иметь другое объяснение. При всем при этом ритуалы-биомемы и ритуалы-мемы ничем внешне друг от друга не отличаются. В итоге получается неоправданно сложная картина, отчаянно нуждающаяся в отсечении всего лишнего бритвой Оккама.

Основная и урезанная гипотезы

Позже уже в своем блоге в ЖЖ[29] Александр Панчин для доказательства фальсифицируемости подменяет исходную формулировку гипотезы ее урезанной версией, в которой фигурирует только восемь ритуалов. Он считает, что фактически переформулированную гипотезу уже можно проверить. С этим мы в целом согласимся, но не без нескольких замечаний.

Во-первых, в журнале “Biology Direct” Панчин с коллегами выдвигают основную гипотезу, которая упрощенно выглядит так: «некоторые микроорганизмы могут влиять на некоторые типы поведения, связанные с религией». В такой форме опровергнуть ее невозможно. В своем ЖЖ Александр уточняет, но по сути сужает ее до урезанной гипотезы: «некоторые микроорганизмы могут заставлять людей участвовать в как минимум одном из восьми ритуалов».

Урезанная гипотеза теоретически опровержима, хотя все равно ее проверка не лишена ряда значительных практических трудностей: ни одна из известных на сегодняшний день методик идентификации не позволит с гарантией определить присутствие паразита неизвестного происхождения с неопределенной локализацией. Но, даже если урезанную гипотезу удастся проверить в обозримом будущем с помощью новых технологий, это не означает, что основная гипотеза тоже стала проверяемой. А между тем, в своем ЖЖ Александр пытается отразить критику Старокадомского именно на основную версию гипотезу, опубликованную в научном журнале.

Причем отвечает несколько странно: он не просто уточняет условия, а делает вид, будто с их основной статьей и так все в порядке. Например, он не соглашается с критикой и пишет: «в нашей статье мы огласили более-менее весь список ритуалов». Однако «более-менее» тут не годится. В разделах "Presentation of the hypothesis" или "Testing the hypothesis" должны быть уточнения. Их нет. В ходе статьи авторы просто приводят примеры, но список из восьми конкретных ритуалов, годящихся для проверки, появляется только в ЖЖ.

Впрочем, мы не исключаем, что автор делает это не нарочно, а просто запутался. То, как он перескакивает с описания одной версии к другой, толком не разделяя их, лишь укрепляет нас в этой мысли.

Забавная попытка подкрепить свои изыски

Был во всей это истории и один поистине комический момент. Изначально Панчин с соавторами пытались представить собственные данные в пользу присутствия посторонних организмов в мозге здоровых людей. Возможных кандидатов на роль тех самых мидихлориан. Однако после критики доктора Кунина они решили убрать этот компрометирующий момент из своей статьи. Именитый рецензент напомнил, что по общепринятому мнению, мозг здорового человека стерилен, а обнаруженные микроорганизмы — это очевидно занесенные извне загрязнения.

Это еще один факт в пользу предположения, что на первое место Панчин и соавторы ставили не научную ценность гипотезы, а эпатаж и привлечение внимания. В конце концов, паразиты в мозге — это драматичнее, чем в кишечнике. Хотя и менее правдоподобно.

Заключение

Довольно печально видеть, как место в приличном международном журнале занимает гипотеза, выдвинутая скорее всего ради эпатажа. Если сами авторы признают, что она, вероятно, неверна и что у нее есть проблемы с фальсифицируемостью — возможно, она лучше бы смотрелась в личном блоге Александра Панчина? Заинтересованные могли бы ее обсудить, а рецензентам не пришлось бы тратить свое время на критику этого полета мысли.

Теперь же, когда она опубликована, можно хитрить: где удобно — приводить ее как вполне серьезный аргумент, хвастать публикацией в международном журнале, а где неудобно — всегда можно сказать, что гипотеза скорее всего ошибочна и вообще это чуть ли не шутка.

Еще более печально, что обсуждение «мидихлориан» на высоком научном уровне может сформировать у обывателей негативные стереотипы о науке. Как будто научные знания и креативность позволяют из любой фантазии сделать гипотезу и опубликовать на солидном ресурсе. Вызывают беспокойство и вопросы репутации отечественной науки в глазах мирового научного сообщества. Александр Панчин сам говорит, что российская наука сильно отстает от западной, а российские научные журналы слабы. Вот только его статья про мидихлорианы едва ли улучшит отношение к публикациям из России. Нам хочется верить, что Панчин с соавторами будут с такой же находчивостью прилагать свои усилия в действительно ценных для науки направлениях.

Закончить же статью мы хотим на позитивной ноте. Гипотеза Александра Панчина напоминает известную притчу про Ходжу Насреддина, который пообещал шаху научить осла читать за много-много лет. Его расчет был в том, что за эти годы умрет или шах, или ишак, и слово держать не придется. Говоря о феноменально сложной, но теоретически возможной проверке (по крайней мере урезанной версии), за которую вряд ли кто-то возьмется, Александр смахивает на известного литературного персонажа.

Благодарим Евгения Шпинева, Елену Зинову, Елизавету Романову и Лолиту Акемино за вычитку. За несколько замечаний общеметодологического характера спасибо Анне Курановой. А оформлением поста мы обязаны Екатерине Агапкиной.

Статья была опубликована на странице Группы EQUALITY «Вконтакте» 1 февраля 2017 г.
[Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:


Примечания

1. https://vk.com/wall-64367994_130149?reply=130822.

2. https://vk.com/wall-64367994_130149?reply=130838.

3. Woolston C. Spotlight falls on top 1% in science. Nature 2014;511:387–387.

4. Panchin AY, Tuzhikov AI, Panchin YV. Midichlorians--the biomeme hypothesis: is there a microbial component to religious rituals? Biol Direct 2014;9:14.

5. http://cfpm.org/jom-emit/2005/vol9/edmonds_b.html.

6. https://ishpssb2013.sciencesconf.org/15360/.

7. http://www.oxfordscholarship.com/view/10.1093/acprof:oso/9780192632449.001.0001/acprof-9780192632449-chapter-8.

8. https://books.google.ru/books/about/The_Skeptic_encyclopedia_of_pseudoscienc.html?hl=&id=eRc6AQAAIAAJ. P. 664.

9. Andersen S, Hughes DA. Host specificity of parasite manipulation. Commun Integr Biol 2012;5:163–5.

10. Kristensen T, Nielsen AI, Jørgensen AI, Mouritsen KN, Glenner H, Christensen JT, et al. The selective advantage of host feminization: a case study of the green crab Carcinus maenas and the parasitic barnacle Sacculina carcini. Mar Biol 2012;159:2015–23.

11. Wang H, Lee I-S, Braun C, Enck P. Effect of Probiotics on Central Nervous System Functions in Animals and Humans: A Systematic Review. J Neurogastroenterol Motil 2016;22:589–605.

12. Rollinson D, Hay SI. Advances in Parasitology. vol. 14. Academic Press; 2012.

13. Curtis V, Biran A. Dirt, disgust, and disease. Is hygiene in our genes? Perspect Biol Med 2001;44:17–31.

14. WHO Guidelines on Hand Hygiene in Health Care: First Global Patient Safety Challenge Clean Care Is Safer Care. Geneva: World Health Organization; 2013.

15. Ben-Noun L (louba). What is the biblical attitude towards personal hygiene during vaginal bleeding? Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2003;106:99–101.

16. Goudsblom J. Public health and the civilizing process. Milbank Q 1986;64:161–88.

17. Bolour S, Braunstein G. Testosterone therapy in women: a review. Int J Impot Res 2005;17:399–408.

18. Alexander GM, Sherwin BB. The association between testosterone, sexual arousal, and selective attention for erotic stimuli in men. Horm Behav 1991;25:367–81.

19. Wade MJ, Dawkins R. The Selfish Gene. Evolution 1978;32:220.

20. Fredricks DN, Relman DA. Sequence-based identification of microbial pathogens: a reconsideration of Koch’s postulates. Clin Microbiol Rev 1996;9:18–33.

21. Starokadomskyy P. Microbes on the edge of Occam’s razor. Biol Direct 2014;10:25.

22. Laukens D, Brinkman BM, Raes J, De Vos M, Vandenabeele P. Heterogeneity of the gut microbiome in mice: guidelines for optimizing experimental design. FEMS Microbiol Rev 2016;40:117.

23. Forsythe P, Kunze W, Bienenstock J. Moody microbes or fecal phrenology: what do we know about the microbiota-gut-brain axis? BMC Med 2016;14:58.

24. Sze MA, Schloss PD. Looking for a Signal in the Noise: Revisiting Obesity and the Microbiome. MBio 2016;7.

25. Lusk RW. Diverse and Widespread Contamination Evident in the Unmapped Depths of High Throughput Sequencing Data. PLoS One 2014;9:e110808.

26. Yong E. Contaminomics: Why Some Microbiome Studies May Be Wrong. Phenomena 2014. http://phenomena.nationalgeographic.com/2014/11/11/contaminomics-why-some-microbiome-studies-may-be-wrong/ (accessed January 29, 2017).

27. Goody J. Religion and Ritual: The Definitional Problem. Br J Sociol 1961;12:142.

28. Swaab D. We Are Our Brains: From the Womb to Alzheimer’s. 2015.

29. Мидихлорианы в СМИ: часть вторая n.d. http://scinquisitor.livejournal.com/57446.html.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?