Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Приватизация образования – подрыв солидарности

Уже 25 лет идет общее наступление на солидарность, демократию, социальные блага, – на все, что мешает частным структурам, и фронтов у этого наступления множество. Один из них – это, без сомнения, система образования. Вот уже около двух лет крупные инвестиционные компании, например «Леман Бразерс» и им подобные, рассылают своим клиентам буклеты, содержание которых по сути сводится к следующему: «Ну вот, систему здравоохранения мы уже к рукам прибрали; тюрьмы тоже у нас под контролем; теперь очередь образования. Скоро приватизируем и эту систему, подставляйте карманы».

Подобная приватизация подрывает некие устои, моральные принципы, которые с ней не сочетаются, и в частности понятие заботы о других. Система государственного образования подразумевает, что вам не все равно, получит ли образование ребенок с улицы. А теперь этому будет положен конец! Ситуация очень напоминает ту, в которой оказались заводские рабочие в Лоуэле, штат Массачусетс, около 150 лет назад. Они пытались преодолеть «дух новой эпохи», требовавшей: «Наживайся, не думай ни о ком, кроме себя любимого!» Мы хотим положить этому конец. Мы не такие. Мы люди. И нам не все равно, что будет со всеми остальными. Мы хотим жить сообща. Нам не все равно, получит ли ребенок с улицы приличное образование. Даже если мы сами не собираемся пользоваться дорогой, нам важно, чтобы ее построили, – пусть пользуются другие. Нас возмущает существование рабского труда детей в Таиланде. Если пожилой, беспомощный человек умирает с голоду, мы не можем остаться равнодушными. В этом и состоит социальная безопасность. Нам важно, чтобы сыты были не только мы сами. А теперь все эти принципы пытаются искоренить – приватизировать чувства и стремления, осуществляя полный контроль над человеком. Частные структуры прокладывают себе дорогу, а все остальные должны почтительно расступаться и подчиняться.

Это впечатляющим образом сказывается и на научной работе. Здесь, в Массачусетском Технологическом университете, это особенно заметно. Финансирование переходит из общественных структур, куда входит, кстати, и Пентагон, – вообще говоря, в первую очередь Пентагон, который уже давно осознал свою роль в родной стране как прикрытие для превращения общественных фондов в частные прибыли. Переход финансирования от Пентагона, Национального научного фонда и прочих к корпоративному финансированию – это серьезно. Корпорация, например какая-нибудь фармацевтическая компания, вряд ли захочет спонсировать исследования, не имеющие прикладного значения. Есть, разумеется, исключения, но в общем и целом корпорация вряд ли захочет финансировать, скажем, исследования в области общей биологии, то есть такие, которые могут принести общественную пользу, но применение найдут не раньше, чем лет через 10-20. Скорее корпорация будет спонсировать научные работы, из которых она сможет извлечь свою выгоду, причем немедленно. Существует устойчивая и вполне закономерная тенденция к тому, чтобы корпорации давали гранты под секретные и краткосрочные проекты, которые они могут по праву собственника контролировать на стадии публикации и использования. Да, формально корпорации не имеют права требовать секретности, но это лишь формально. На самом деле они могут засекречивать исследования под угрозой прекращения финансирования. Такие случаи уже были, и некоторые из них так драматичны, что удостоились внимания «Уолл Стрит Джорнал». Прошлым летом там была статья о том вузе, где я работаю, Массачусетском Технологическом. Произошло следующее: студент на экзамене по информатике отказался отвечать на вопрос. Когда экзаменатор спросил почему, тот сказал, что ответ знает, но по условиям секретности обязан молчать, потому что в исследовании, которое он выполнял для другого профессора, ответ на этот вопрос был найден, но его хотели сохранить в тайне, чтобы подзаработать. Понимаете, это нечто настолько из ряда вон выходящее, что даже «Уолл Стрит Джорнал» проняло.

Так вот, при корпоратизации именно такого рода вещи нас и ожидают. В конце концов, корпорация не благотворительное общество. Как правильно заметил Милтон Фридман, хотя и выразил это несколько по-другому, совет директоров корпорации имеет законные основания быть чудовищем, чудовищем с точки зрения этики. Его цель – максимально повысить прибыли акционеров и вкладчиков. От него никто и не ждет милости. Если он вдруг расщедрится, то, вполне вероятно, или здесь что-то незаконное, или это делается с целью повлиять на кого-то, повысить стоимость акций и тому подобное. Так эта система работает. От корпораций не ждут благотворительности, как не ждут ее от диктатора. Возможно, удастся их к благотворительности склонить, но проблема в самой их тиранической природе, поэтому от корпоратизации университетов можно ожидать самых разных последствий.

И одно из них, которое я в каком-то смысле считаю наиболее важным, – это разрушение понятий солидарности и сотрудничества. Полагаю, что именно это и является сутью атаки на систему общего образования, атаки на социальную безопасность, попытки заблокировать любые формы национальной системы здравоохранения, наступления, которое идет уже не один год. И, в принципе, здесь все логично. Если вы хотите «распоряжаться умами людей так же, как командир распоряжается своими солдатами», нужно сначала избавиться от вредных понятий взаимопомощи, солидарности, сочувствия, заботы о ближнем и т.д. и т.п.

Наступление на общее образование – это лишь один из примеров. В Массачусетсе (я могу наблюдать это своими глазами) идет похожее наступление на государственные вузы, предназначенные для представителей рабочего класса, для людей, которые возвращаются в колледж, уже приличное время проработав, для матерей, которые решают, воспитав детей, продолжить образование, для жителей городских гетто и т.д. Именно таковой была система государственных колледжей, и сейчас ее тоже атакуют, причем применяют весьма интересный способ. Суть его в том, что стандарты вступительных экзаменов в эти колледжи были повышены, но при этом школьные стандарты были оставлены без изменений. Последствия, я полагаю, очевидны. Процент поступающих снижается, и тогда нужно сокращать штат преподавателей, потому что нужно ведь обеспечивать рентабельность, как в корпорациях. Следовательно, сокращается штат, сокращается набор услуг, потом количество мест для поступающих тоже станет меньше – вот такой замкнутый круг. Результат предсказуем: люди или перестают поступать в колледж, или находят способ заработать 30000$ в год на негосударственный вуз. Что это значит, тоже понятно. И все это части одного целого, попытки создать такой социально-экономический порядок, который был бы подконтролен частным коммерческим структурам. Явление повсеместное.

Перевод Марии Десятовой. Опубликовано в №3/4 журнала «Скепсис»

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?