Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Красная армия всех сильней

Ганин А.В. Семь «почему» российской Гражданской войны. М.: Пятый Рим, 2018.

Одной из самых актуальных и востребованных у широкой публики исторических тем является история российской революции и Гражданской войны. Мифологизация истории этого периода в советское время дополнилась, пожалуй, дальше большей мифологизацией в постсоветское — только с обратным знаком. Недавно вышла книга «Семь „почему" российской гражданской войны» известного историка Андрея Ганина, который пытается исправить эту ситуацию.

Автор книги — доктор исторических наук и ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, один из лучших отечественных специалистов по истории Гражданской войны. Он поставил перед собой задачу поделиться с широкой публикой «многоаспектным представлением о событиях Гражданской войны», приобретенным за годы изучения этой темы, с акцентом на военно-политических аспектах.

images

Ганин А.В. Семь «почему» российской Гражданской войны

Книга представляет собой том в 850 страниц, из которых половину составляют документальные приложения. В соответствии с поставленными автором вопросами, основной текст разделен на семь глав, многие фрагменты текста и целые главы — это ранее публиковавшиеся статьи, доработанные и дополненные. О широте охвата источников говорит следующее: в книге насчитывается около 2 000 сносок на источники и цитируются документы (в том числе впервые вводимые в научный оборот) из 27 архивов. В основном это Российской государственный военный архив и Государственный архив РФ, а также ряд региональных архивов и центральные архивы других стран: Польши, Финляндии, Украины, Кавказа, Прибалтики и США.

Первая и наиболее глубокая глава посвящена офицерству: Ганин анализирует состав и настроения офицерской массы в период Гражданской войны. Определить точное количество офицеров по разные стороны баррикад невозможно — слишком разрозненны и часто неполны сохранившиеся данные. Но, по мнению автора, всего в красных и белых армиях служили не менее 200 тысяч офицеров. На стороне белых их было больше, пусть и незначительно: различные данные позволяют судить, что их было в пределах 110–130 тысяч человек. Например, на всем Восточном фронте Колчака офицеров насчитывалось не более 30 тысяч. В Добровольческой армии Деникина на июль 1919 года на 244 890 человек было только 16 765 офицеров, еще меньше было офицеров на других фронтах, а через Красную Армию не могло пройти больше 100 тысяч военспецов, включая плененных белых. Около 26 тысяч служили в национальных армиях и еще несколько десятков тысяч уклонились от участия в войне. При этом красные использовали своих офицеров лучше — они смогли достаточно успешно провести их учет, мобилизацию и распределение. У красных был надежный политический контроль в лице комиссаров вместо подверженного корпоративной офицерской солидарности белого генералитета, устранение старой системы чинов позволило избежать множества личных конфликтов, к тому же использование военспецов ограничивалось военной сферой, в то время как белым приходилось тратить кадровые офицерские ресурсы для решения тех или иных управленческих задач. Несмотря на неизбежные проблемы, такие как слабое образование большинства командиров Красной армии и частые предательства офицеров (отсюда атмосфера недоверия и террор по отношению к бывшим офицерам), эта система оказалась более эффективной. Ганин делает вывод: «При меньшей численности военспецов в сравнении с белым офицерством организационным превосходством обладала Красная Армия, строившаяся на началах строгой централизации».

images

Пехотная рота Добровольческой армии. Январь 1918 года

Это глубокое, основательное и подробное исследование истории офицерства в Гражданскую войну уникально в современной историографии. Теми же качествами — обширной источниковой базой, скрупулезным подходом автора к точности выявленных фактов и глубиной выводов — отличаются и остальные главы.

К сожалению, акцент на военной составляющей Гражданской, который превалирует в книге, отодвигает на второй план ее политическую составляющую. Это особенно ярко видно во второй главе. Раздел о казачестве посвящен в основном его военной роли и отражает исключительно участие казачества в белом движении. Не отрицая существования красного казачества, автор описывает его крайне скупо, всего в нескольких абзацах, так как основная масса казачества была на стороне белого движения. Между тем известно о немалом числе донских и кубанских казаков в красных войсках Северо-Кавказского военного округа в 1918 году, об активном участии забайкальского казачества в партизанском движении, об отлично показавших себя отрядах оренбургских казаков в войсках В. К. Блюхера и т. д. Хорошо известны, несмотря на нередко трагичный конец, и лидеры красного казачества — Ф. К. Миронов, Ф. Г. Подтелков, М. В. Кривошылков, А. А. Автономов, И. Л. Сорокин, И. А. Кочубей, братья Каширины. Автор не только не полемизирует с исследователем казачества Л. А. Футорянским, но даже не ссылается на него, хотя в книге «Казачество России в огне гражданской войны (1918–1920 гг.)» (Оренбург, 2003) он пришел к выводу, что белым удалось мобилизовать в свои армии не более 30 % от всего числа казаков. Политическая роль казачества, в отличие от военной, раскрыта довольно слабо и в основном через конфликты с белым командованием. Между тем казачество как социальная сила имело свои собственные интересы и проекты государственного устройства — от военной диктатуры до демократического федерализма. Игнорирование политической эволюции казачества также затрудняет понимание проблемы его взаимоотношений с лидерами белого движения.

Зато очень ценны главы книги «Из-за чего был разбит Колчак», «Какую роль сыграли спецслужбы» и «Почему победила Красная армия». Перед читателем разворачивается широкая панорама организации боевых действий на восточном фронте Колчака, демонстрируется масса проблем и ошибок колчаковского командования, которые привели его в итоге к поражению. В главе о роли спецслужб рассматривается вопрос об особенностях формирования и результативности действий как красного, так и белого подполья. Автор не скрывает, что этот раздел представляет скорее общий обзор темы, исследованной пока еще довольно поверхностно. По обоснованному мнению Андрея Ганина, спецслужбы не сыграли в войне серьезной роли, так как имели с обеих сторон импровизационный характер — как в разведке, так и в контрразведке; однако красным удалось создать основу для их планомерного и успешного развития в будущем.

Глава о победе красных показывает, как именно смогла победить армия, организованная революцией: на основе выдающегося труда советского руководства, энергии, сплоченности советского лагеря, его перехода к принципам тотальной войны, широкого набора средств от агитации до репрессий, а главное — тесной связи с военным строительством: «Cовершенно неверно утверждение белого автора, что якобы „все военные успехи Красной Армии можно приписать исключительно ее численности”. В это наивное объяснение очень хотелось верить ветеранам Белого движения, чтобы закрыть глаза на более глубокие и более серьезные причины победы красных и собственных неудач. Достаточно отметить, что красные превосходили своих противников практически во всем: от численности армии и масштабов заготовок для нее до качества системы учета военных специалистов, количества выпущенных листовок и числа расстрелянных врагов. Фатальные ошибки белых лишь усиливали этот разрыв. Неудивительно, что новая сила в итоге и одержала верх».

Человек, слабо или вообще незнакомый с данным периодом, может прочитать в этой книге много интересного и, возможно, даже неожиданного. Например, он узнает о том, что белое движение, провозгласившее себя выразителем интересов России и большинства народа, на деле опиралось на достаточно узкий слой активного офицерства, решившего противостоять большевикам, которое до восстания казачества практически не имело поддержки широких масс. Это способствовало высокому уровню корпоративизма и кастовости деникинцев, которые подозрительно относились даже к тем офицерам, чья вина заключалась только во временном пребывании на советской территории. Читатель узнает, что численность офицеров в обоих лагерях отличалась ненамного — и большую часть составляли те, кого мобилизовали уже в разгар войны. Читатель узнает о том, насколько неорганизованными были попытки создания подполья и борьбы с ним у обеих сторон: спецслужбы были не более профессиональны, чем подпольщики, что приводило и тех, и тех к регулярным провалам. Читатель узнает, каких героических усилий большевикам стоило создание из разрозненных военных отрядов пятимиллионной Красной Армии, которая под конец войны в массе своей была полноценно обучена и снабжена, несмотря на нараставший экономический кризис. В то же время он увидит, насколько чудовищны и даже нелепы были провалы белых, не сумевших за те же сроки подготовить минимального стратегического резерва, высылавших на фронт целые военные части не только без оружия, но даже без полевых кухонь и обмундирования, не сумевших удержать на фронте собственных союзников-казаков и погрязших в бюрократизме, коррупции и грабежах, захвативших и фронт, и тыл.

Например, даже в период мартовского наступления 1919 года колчаковской армии не хватало патронов, хотя по плану белые собирались идти до самой Москвы. Уже через два месяца формируемый в качестве стратегического резерва в богатом трофеями Екатеринбурге ударный Сибирский корпус под патронажем самого командующего Сибирской армией Р. Гайды был позорно разгромлен в первых же боях, так как многие части не получили телефонов, обоза и даже оружия, а большинство офицеров были назначены непосредственно перед отправкой на фронт. Тогда же во всей Сибири единственным пополнением стали лишь три дивизии, состоявшие из необученных призывников. Едва успев получить обозы и артиллерию, они также были спешно брошены в бой под Челябинском, где из одной только 13-й дивизии к красным за неделю перебежало 80 % состава. Неудивительно, что после поражений армия покатилась в беспорядке на восток, грабя население. Белый офицер И. С. Ильин в ярости писал в дневнике о собственном командовании: «Солдаты неодеты, части, которые должны быть готовы, оказались несформированными, а эти господа занимались интригами. Жалкие, ничтожные люди». Подобных примеров в книге много. Чего стоит только отчет о телеграфной роте штаба Сибирской армии. В разгар боев на фронте она никакой работой не занималась, беспробудно пьянствовала, водила проституток и не платила им денег. И все это стало известно только из перехваченной военной цензурой переписки — вот насколько плохо обстояло дело у белых с дисциплиной. Андрей Ганин указывает: «Колчаковскую армию трудно назвать единой воинской силой, сформированной по одному образцу, штату и т. д. Почти каждый корпус или отряд отличался от остальных, что отнюдь не свидетельствовало в пользу „регулярства” этой армии, о котором иногда пишут, а скорее говорило о партизанском и импровизационном характере формирований». Что уж и говорить о белой армии Юга, которая даже официально называлась Вооруженными Силами Юга России, объединяя самые разнородные элементы, и где партизанщина носила системный характер. Совершенно иной была ситуация в Красной Армии, где, как показывает соответствующая глава, энергичная работа привела к отказу от партизанщины в пользу централизации и постоянного укрепления дисциплины.

Собственно, именно в этом заключается главный вывод книги: победа большевиков и Красной Армии в войне была предопределена. Энергичное, решительное и талантливое руководство большевиков смогло с помощью набора разных мер, от агитации до принуждения, высокой по тем временам организованности и эффективности решений в короткий срок создать многочисленную, вооруженную и боеспособную армию, снабдить ее, укрепить тыл, мобилизовать его, обеспечить себе политическую опору, использовать старый военный аппарат и бывших офицеров, наладить работу органов спецслужб для обеспечения политической безопасности. Этот процесс не был легким и лишенным ошибок и провалов, однако в целом достиг поставленных целей. Политика же белых чем дальше, тем больше отличалась неэффективностью, приверженностью устаревшим нормам и шаблонам, косностью, бюрократизированностью, опорой на абстрактные и сиюминутные схемы, плохой организацией тыла и высокой степенью корпоративизма участников белого движения, которые в итоге даже не смогли использовать благоприятные для них факторы, такие как наличие у них больших масс офицеров и казаков. Последнее напрямую связано с тем, что во главе белого движения стояли представители старого офицерства с присущими им традиционными взглядами, отсталым мировоззрением, устаревшими приемами организации тыла и фронта, оторванностью от масс. Подчеркнем, что все это — выводы автора, которые он приводит лишь в немного смягченном (по сравнению с вышесказанным) виде.

images

Народы всего мира приветствуют Красную армию труда. Плакат. 1919 год

К сожалению, широта исследуемых автором вопросов, акцент на военных аспектах и некоторые особенности формирования сборника привели к определенной разбалансированности текста. Особенно это заметно по объему каждой из глав. Так, первая глава, посвященная офицерству и самая большая, насчитывает 144 страницы — понятно, что она и наиболее глубоко проработана. Самые маленькие главы, третья и шестая, состоят из 34 и 20 страниц соответственно, поскольку представляют собой отдельные подсюжеты о борьбе эсеров с Колчаком после ноября 1918 года (только на территории Комуча) и о политике взятия в заложники семей военспецов. Остальные главы, посвященные более широким вопросам, содержат по 40–60 страниц и вполне соответствуют научно-популярному характеру сборника. Также не совсем понятно, по какому принципу подбирались документальные приложения: наряду с ценными и информативными документами (в основном это воспоминания участников), среди которых есть и обнаруженная автором неизвестная часть интереснейшего дневника бывшего военного министра Колчака А. П. Будберга, присутствуют и откровенно проходные материалы. Изредка ощущаются и личные предпочтения автора, особенно когда дело касается советской внутренней политики или поведения противников белого командования. Например, неоднократно упоминая о жестокости красного террора, преследовании большевиками офицеров, автор практически ни разу не касается вопроса о том, какую роль репрессии и жестокости играли в политике белых.

Андрей Ганин написал обширное и глубокое исследование по ряду важных аспектов истории Гражданской войны. Он задался целью дать читателю «сжатый и понятный материал по наиболее острым вопросам военно-политической истории Гражданской войны» в форме научно-популярного исследования. Во введении он критикует современные негативные тенденции в общественном сознании и научной среде — некомпетентность, распространенность стереотипов, популярность фальсификаций и конспирологии. Книга составлена по нормам академических исследований, с большим количеством ссылок, массой фактов и научным стилем изложения — все это безусловные достоинства, однако вряд ли такая форма будет удобна для широкого читателя. Один только объем книги станет для него затруднением, а многие исследуемые вопросы и вовсе поставят в тупик — ведь рядовой читатель, как правило, не знает даже хронологии Гражданской войны. В то же время для достаточно образованного и интересующегося историей человека книга будет понятна, интересна и крайне познавательна.

Новая книга А. В. Ганина — важное и ценное явление. Она даст интересующемуся читателю много важных и нужных знаний, раскроет сущность военной политики красных и белых, положение во время войны двух важных социальных слоев — офицерства и казачества, сообщит ряд малоизвестных и не публиковавшихся ранее фактов и свидетельств современников. Эта книга станет полезным приобретением для всех, кто интересуется историей России.

Статья опубликована на сайте Gorky.media [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?