Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Наследник Катона

На протяжении нескольких десятилетий Рим вел изнурительную войну с Карфагеном. В римском сенате то брали верх сторонники войны, то противники. Лишь один сенатор по имени Катон не уставал повторять: «Карфаген должен быть разрушен». В такой роли на протяжении всего своего пребывания за границей выступал А. И. Солженицын, неустававший повторять: коммунизм должен быть уничтожен, советская империя как империя зла должна быть разрушена.

Весной 1985 г. в Советском Союзе подули ветры «перестройка» и Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев, призвал к себе на помощь ту самую «тараканью рать», войну которой еще совсем недавно объявил Александр Исаевич. На удивление, ведомые «прорабами» из ЦК КПСС и КГБ «плюралисты» не только забыли нанесенные ими обиды, но и изъявили желание видеть беспощадного критика в своих рядах.

Однако он, так долго добивавшийся перемен на родине, теперь вдруг замолчал [1]. Он молчал в 1985 г., когда начались первые разговоры о переменах. Он молчал в 1986 г., когда был реабилитирован А. Д. Сахаров. Он молчал на протяжении первой половины 1987 г., когда началась чистка партийно-государственного аппарата, была объявлена политическая амнистия и взят курс на создание многоукладной экономики.

Только летом 87-го года Александр Исаевич, наконец, прервал заговорил и 29 июня дал радиоинтервью Би-Би-Си [2], а 9 октября журналу «Шпигель» [3]. Чем же он решил поделиться с современниками? Может быть, оценкой начавшихся у него на Родине реформ? Или же своими прогнозами на счет их будущего? Ничего подобного. Оказывается, только размышлениями о своей эпопее. Эти же вопросы он предпочел обсуждать и 23 мая 1989 г. в интервью с Дэвидом Эйкманом для журнала «Тайм» [4]. А когда Давид Эйкман, не выдержав, задал вопрос, почему до сих пор писатель не желает высказываться по поводу происходивших в Советском Союзе перемен, Александр Исаевич заявил:

«Удивительно знаете почему? Потому, что не заметили, когда я замолчал. Если бы я замолчал с начала перемен, то это, может быть, было бы удивительно. Но я замолчал в 1983 году (а как же два интервью 1987 г.? — А.О.), когда переменами никакими не пахло. А позже начались перемены. И мне предстояло — что же? Прервать свою работу и начать выступать как политический комментатор, притом издалека? Но события на родине теперь сменяются часто. Скажешь один раз — нужно сказать и другой, и третий и четвертый, то есть комментировать по ходу того, что происходит. А я должен кончить свою работу, меня подгоняет возраст, мне же больше семидесяти» [5].

Между тем события на родине продолжали развиваться. Весной 1989 г. прошли первые альтернативные выборы в Верховный Совет СССР. С 1 сентября 1989 г. в высших учебных заведениях перестали преподавать марксизм-ленинизм. 11 декабря 1989 г. последовал отказ государства от принципа монополии внешней торговли. 6 марта 1990 г. был принят закон «О собственности в СССР». Тогда же весной 1990 г. была отмена шестая статья Конституции СССР о КПСС как руководящей силе [6].

Подобные же перемены, получившие название «бархатных революций», начались в странах Восточной Европы. В июне 1989 г. прошли выборы в Польше, на которых коммунисты потерпели сокрушительное поражение [7]. Осенью 1989 г. вспыхнули волнения в ГДР. 18 марта 1990 г. германские социалисты тоже потерпели на выборах поражение. 23 августа было принято решение о воссоединении ГДР и ФРГ [8]. В ЧССР демонстрации начались в ноябре 1989 г., а в декабре к власти пришли новые силы [9]. В том же месяце возникла напряженность в Румынии. Пытавшийся сохранить свое положение, лидер румынских коммунистов Н. Чаушеску был схвачен и расстрелян, причем без следствия и суда [10]. Планомерный и целенаправленый характер этих событий не вызывает сомнения [11].

Несмотря на то, что в СССР происходили огромные перемены, о которых еще совсем недавно даже трудно было мечтать, А. И. Солженицын продолжал хранить молчание. Это — одна из загадок в его биографии.

Между тем еще в начале 1988 г. с подачи корреспондента мюнхенской радиостанции Байрише рундфунк Невеля по зарубежным средствам массовой информации промелькнула весть: писатель дал согласие на приглашение советского правительства вернуться на родину [12]. Весной 1988 года главный редактор «Нового мира» Сергей Павлович Залыгин, будучи в Париже, заявил на пресс-конференции: «В ближайшее время „Новый мир“ начнет печатать некоторые произведения Солженицына» [13]. Правда, по его возвращении в Москву ТАСС дезавуировало это заявление [14]. Появилась версия, будто бы С. П. Залыгин сделал его, не спросив «разрешения руководства» [15], во что очень трудно поверить.

По возвращении в Москву С. П. Залыгин поручил В. М. Борисову связаться с писателем и узнать его мнение на счет возможности публикации его произведений в Советском Союзе. В. М. Борисов позвонил в Кавендиш и вскоре сообщил, что Александр Исаевич не возражает против этого, но считает необходимым начать с «Архипелага» [16]. Только тогда С. П. Залыгин сделал официальное обращение к А. И. Солженицыну [17].

Вскоре после этого, 15 июля 1988 г. «Ассошиэтед Пресс» распространило информацию из Бонна, будто бы М. С. Горбачев пригласил А. И. Солженицына посетить Россию и в самое ближайшее время там начнется публикация его произведений, в том числе «Архипелага ГУЛАГ» [18]. 5 августа 1988 г. на страницах «Книжного обозрения» Е. Ц. Чуковская опубликовала письмо «Вернуть Солженицыну гражданство СССР» [19]. Тема возвращения изгнанного пророка стала быстро распространяться в обществе, получая все большую и большую поддержку даже со стороны тех, кто никогда не читал его произведений.

Все это можно рассматривать как первые шаги на пути к политической реабилитации писателя. В августе «Новый мир» принял решение включить издание произведений писателя-изгнаника в план журнала: в 12-м номере к 70-летию автора опубликовать его «Нобелевскую лекцию», в 1989 г. «Архипелаг». В самом конце августа из Кавендиша, наконец, пришел официальный ответ, после этого августовское решение было утверждено на заседании редколлегии журнала, и С. П. Залыгин поставил о нем в известность А. И. Солженицына. Александр Исаевич прислал список 30 глав «Архипелага», которые он считал необходимым напечатать и официально назначил В. М. Борисова своим литературным представителем в Советском Союзе. [20].

В связи с этим редакция «Нового мира» решила поместить на обложке одного из очередных номеров сообщение о готовящейся публикации солженицынских произведений. По некоторым данным, было отпечатано 600 тысяч обложек [21], но ЦК КПСС приказал пустить их под нож. Эта история получила огласку и вызвала широкий общественный резонанс [22].

Кто поверит, что в 1988 г. редакция «Нового мира» могла на свой страх и риск принять решение о публикации произведений А. И. Солженицына? Поэтому перед нами или отражение борьбы в верхах, или же спланированная акция по нагнетанию страстей вокруг имени изгнанника.

В конце года были разрешены литературные вечера, посвященные 70-летию писателя. Особую известность получило собрание, которое состоялось 12 декабря в Москве в Доме кино, игравшем в то время роль одного из клубов демократической интеллигенции. Собрание высказалось за возвращение А. И. Солженицыну советского гражданства и восстановление его в Союзе писателей [23].

Опубликовать в декабре 1988 г. «Нобелевскую лекцию» не разрешили, она была перенесена на следующий год в пятый номер, затем, когда он уже был готов к печати, ее опять сняли [24]. И только 10 апреля С. П. Залыгин уверенно заявил, что она будет напечатана в седьмом номере, а «Архипелаг» начнет печататься в восьмом [25]. 2 июня Главлит, наконец, подписал седьмой номер с «Нобелевской лекцией» [26].

Можно встретить мнение, что именно с этой лекции произведения А. И. Солженицына стали возвращаться на родину. Между тем это не совсем так. Еще 18 октября 1988 г. его статью «Жить не по лжи» опубликовала многотиражная газета Юго-Западной железной дороги «Рабочее слово» [27]. А в июне 1989 г. «Огонек» перепечатал «Матренин двор» [28]. Это вызвало вмешательство В. М. Борисова, который 21 июня на страницах «Литературной газеты» от имени А. И. Солженицына заявил, что право публикации его произведений принадлежит «Новому миру», первым должен быть напечатан «Архипелаг» и без него, В. М. Борисова, публикация солженицынских произведений другими издательствами недопустима [29].

Не ранее 28-не позднее 30 июня состоялось заседание Политбюро, на котором было принято решение о реаблилитации А. И. Солженицына [30]. После этого С. П. Залыгин и В. М. Борисов получили приглашение на заседание Секретариата Правления Союза писателей РСФСР [31]. Оно состоялось 30 июня и постановило: а) отменить решение о исключении А. И. Солженицына из Союза писателей, б) обратиться в Верховный совет СССР с просьбой о возвращении ему гражданства, в) разрешить публикацию его произведений [32].

Видимо, именно тогда А. И. Солженицын направил в Москву на разведку свою тещу и пасынка.

«В течение двух последних лет, — читаем мы в одной из газетных статей того времени, — Екатерина Фердинандовна совершила несколько „разведывательных“ поездок в Москву вместе с Дмитрием, сыном Наталии от первого брака, чтобы почувствовать климат, в котором живет Россия» [33].

В седьмом, июльском номере «Новый мира», наконец, появилась «Нобелевская лекция» А. И. Солженицына [34], в восьмом — одиннадцатом номерах увидели свет главы из «Архипелага ГУЛАГ» [35].

«В декабре, — вспоминала Н. А. Решетовская, — в издательстве Советский писатель вышла первая книга Архипелага ГУЛАГ — репринтное воспроизведение зарубежного собрания сочинений с последними поправками автора, сделанными для данного издания» [36].

«Полное и отредактированное самим писателем трехтомное издание Архипелага, — пишет Р. А. Медведев, — появилось в книжных магазинах в марте 1990 года и было быстро распродано, хотя его тираж составлял 100 тысяч экземпляров» [37].

А затем в 1990 г. произошел самый настоящий обвал публикаций. В 1990 г. в журнале «Новый мир» печатаются роман «В Круге первом» [38] и повесть «Раковый корпус» [39], в журнале «Звезда» — «Август Четырнадцаого» [40], в «Нашем современнике» — «Октябрь Шестнадцатого» [41], в «Неве» — первый том романа «Март Семнадцатого» [42]. В 1991 г. в журнале «Новый мир» публикуются воспоминания «Бодался теленок с дубом» [43]. Причем, это необходимо отметить, расширенный вариант по сравнению с изданием 1975 г. [44]. С. Залыгин назвал 1990 г. — годом Солженицына [45].

Все эти и другие публикации шли через В. М. Борисова, на которого была возложена обязанность не только заключать договоры с журналами и издательствами, но накапливать на банковском счету гонорары за эти публикации. В связи с этим В. М. Борисов начал сотрудничать с предпринимателем Сергеем Дубовым. А поскольку публикации вызвали поток откликов, для переписки с читателями был привлечен специальный человек — Мунира Мухаммедовна Уразова, о которой пока известно лишь, что она была инженером-строителем и до того жила в Подмосковье [46].

17 августа «Известия» опубликовали сообщение о возвращении гражданства 23 эмигрантам [47], а через день — их список. В него значились: В. Аксенов, Г. Винс, Г. Владимов, В. Н. Войнович, М. Восленский, И. Геращенко, И. Глаголев, А. Карягин, Л. З. Копелев, В. Корчной, Ю. Новиков, Ю. Орлов, Р. Д. Орлова, О. Рабин, И. Ратушинская, И. Реэметс, Н. Руденко, А. И. Солженицын, Н. Д. Солженицына, В. Тарсис, В. Чалидзе, И. Шахназаров, И. Шелковский [48].

В связи с этим Н. Д. Солженицына дала интервью, в котором заявила:

«…за 16 с половиной лет нашего изгнания ни один представитель власти не вступал в контакт с Солженицыным ни в какой форме: ни письменно, ни устно, ни прямо, ни через посредников… Позиция Александра Исаевича такова: до тех пор, пока прокуратура СССР не снимет с него обвинение в измене Родине (ст.64 УК РСФСР) и Президиум Верховного Совета не выразит ясного отношения к своему Указу от 13 февраля 1974 г. о насильственном выдворении Солженицына за пределы СССР — нечего разговаривать о возвращении гражданства» [49].

Не будем пока вникать в юридические тонкости этого дела (об этом речь пойдет далее), но нельзя не выразить удивления: человек, который будучи в 1974 г. обвинен в измене родине, не желал покидать ее и, если верить ему, вынужден был сделать это только под давлением силы, теперь, когда открылась возможность вернуться домой, начал искать повод, чтобы не делать этого.

Между тем в августе 1990 г. премьер-министр Российской Федерации И. С. Силаев обратился к А. И. Солженицыну с письмом и пригласил его в Россию [50]. Из ответа Александра Исаевича 23 августа:

«…Для меня немыслимо быть гостем или туристом на родной земле — приехал и уехал. Когда я вернусь на родину — то, чтобы жить и умереть там… я не могу обгонять свои книги. Десятилетиями оклеветанный, я должен прежде стать понятен моим соотечественникам, и… не в одной столице, но — в провинции, но в любом глухом углу» [51].

Спрашивается, почему писатель после возвращения ему гражданства должен был приезжать на родину в качестве туриста? И почему нельзя было вернуться на родину раньше своих книг? Ведь он мог отправиться туда, чтобы там добиваться и снятия с него обвинения в измене родине, и продвижения к читателям своих книг?


Примечания

1. Медведев Р. А. Солженицын и Сахаров. М., 2002. С. 74–75.

2. Солженицын А. И. Радиоинтервью о Марте Семнадцатого для Би-Би-Си (29 июня 1987) // Публицистика. Т.3. Ярославль, 1997. С. 273–284.

3. Солженицын А. И. Интервью с Рудольфом Аугштайном для журнала Шпигель (9 октября 1997) // Там же. С. 285–320.

4. Интервью с Дэвидом Эйкманом для журнала «Тайм». Кавендиш, 23 мая 1989 г. // Публицистика. Т.3. Ярославль, 1997. С. 321–344.

5. Там же. С.341.

6. Островский А. В. Универсальный справочник по истории России. СПб., 2000. С.65.

7. Буковский В. Московский процесс. Париж-Москва., 1996. С457.

8. Там же. С.457, 470.

9. Там же. С.457.

10. Там же.

11. Там же. С.458.

12. Васильков А. Вермонтский отшельник // Труд. 1989. 12 мая.

13. Резниченко Г. Возвращение изгнанника. Как был напечатан Архипелаг. Главы из книги Новый мир в эпоху перестрйки) // Родина. 1991. № 11–12. С.8.

14. Там же.

15. Рэмник Д. Александр Солженицын — новый день жизни // Русская мысль. 1990. 2 февраля.

16. Резниченко Г. Возвращение изгнанника… // Родина. 1991. № 11–12. С.8.

17. Там же. С.9.

18. Васильков А. Вермонтский отшельник // Труд. 1989. 12 мая.

19. Чуковская Е. Ц. Вернуть Солженицыну гражданство СССР // Книжное обозрение. 1988. 5 августа.

20. Резниченко Г. Возвращение изгнанника… // Родина. 1991. № 11–12. С.9.

21. Там же. С.10.

22. Рэмник Д. Александр Солженицын — новый день жизни // Русская мысль. 1990. 2 февраля.

23. Медведев Р. А. Солженицын и Сахаров. М., 2002. С.77.

24. Резниченко Г. Возвращение изгнанника… // Родина. 1991. № 11–12. С. 10–11.

25. Там же.

26. Там же. С.12.

27. Там же. С.9.

28. Солженицын А. И. Матренин двор // Огонек. 1989. № 23 (3-10 июня). С. 12–16. № 24 (10–17 июня). С. 20–23.

29. Борисов В. Вокруг Солженицына // Русская мысль. 1989. 23 июня.

30. Резниченко Г. Возвращение изгнанника… // Родина. 1991. № 11–12. С.13.

31. Рэмник Д. Александр Солженицын — новый день жизни // Русская мысль. 1990. 2 февраля.

32. Резниченко Г. Возвращение изгнанника… // Родина. 1991. № 11–12. С. 13–14.

33. Александр Солженицын: конец затворничеству? // Аргументы и факты. 1991. № 44.

34. Солженицын А. И. Нобелевская лекция // Новый мир. 1989. № 7. С. 135–144.

35. Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ // Новый мир. 1989. № 8. С. 7–95; № 9. С. 68–165; № 10. С. 25–149; № 11. С.63-

36. Решетовская Н. А. Разрыв. Иркутск, 1992. С.170.

37. Медведев Р. А. Солженицын и Сахаров. С.79.

38. Солженицын А. И. В круге первом // Новый мир. 1990. № 1–5.

39. Солженицын А. И. Раковый корпус // Там же. № 6–8.

40. Солженицын А. И. Август Четырнадцатого // Звезда. 1990. № 1-12.

41. Солжницын А. И. Красное колесо. Повествование в отмеренных сроках. Узел. II. Октябрь Шестнадцатого // Наш современник. 1990. № 1-12.

42. Солженицын А. И. Март Семнадцатого (главы 1-170) // Нева. 1990. № 1–6.

43. Солженицын А. И. Бодался теленок с дубом // Новый мир № 6. С. 6–116. № 7. С. 65–158. № 8.С.5-124.

44. В эту публикацию было включено «Пятое дополнение» — «Невидимки»: Новый мир. 1991. № 11. С. 119–146. № 12. С. 5–76.

45. Залыгин С. П. Год Солженицына // Новый мир. 1990. № 1. С. 233–258.

46. Запись беседы с Д. Г. Юрасовым. Москва. 6 июня 2003 г. // Архив автора.

47. Мостовщиков С. В советском гражданстве восстановлены // Известия. 1990. 17 августа.

48. Мостовщиков С. В советском гражданстве восстановлены // Известия. 1990. 19 августа.

49. Гинзбург А. Стране не нужен Архипелаг // Русская мысль. 1990. 24 августа.

50. Письмо Председателя Совета министров РСФСР И. Силаева А. Солженицыну // Советская Россия. 1990. 18 августа.

51. Солженицын А. И. Ответ главе российского правительства. 23 августа 1990 г. // Публицистика. Т.3. Ярославль, 1997. С.345.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?