Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

«А он все не едет…»

8 декабря 1991 г. то, чего А. И. Солженицын ждал еще в середине 60-х гг., свершилось. Б. Н. Ельцин вместе с президентами Белоруссии С. Шушкевичем и Украины Л. Кравчуком вопреки воле советского народа, продемонстрированной на мартовском референдуме, подписал печально знаменитое «Беловежское соглашение», после ратификации которого Советский Союз исчез с карты мира [1]. Причем, как выясняется, проект этого соглашения был подготовлен еще в 1990 г., когда Б. Н. Ельцин выступал за союз четырех республик [2].

Итак, главное, с чего А. И. Солженицын предлагал начать обустройство России было сделано. 2 января 1992 г. началась так называемая шоковая терапия. Она включала в себя невиданную до этого по масштабам денежную эмиссию, неизбежно связанное с этим обесценивание рубля и взвинчивание цен, а также снижение ввозных таможенных пошлин, за которым последовало наводнение внутреннего рынка иностранными товарами, ликвидацию прежних ограничений для хождения и обмена иностранной валюты и т. д. По существу началась экономическая интервенция, которая поставила отечественную промышленность и сельское хозяйство на грань банкротства и отбросила подавляющее большинство населения за черту бедности. Следствием этого стало сокращение численности населения и культурная деградация общества [3].

Ничто не мешало А. И. Солженицыну бросить все и поспешить на Родину, но он предпочитал наблюдать за этим погружением в бездну со стороны. Может быть, он не знал о том, что происходило в его стране? Нет, он все отлично знал и понимал, что шоковая терапия, осуществлялась по зарубежным рецептам, под диктовку Международного валютного фонда [4].

Ельцинские реформы ударили и по Александру Исаевичу. Дело в том, что публикация его произведений в 1989–1991 гг. миллионными тиражами предполагала поток гонораров, которые В. М. Борисов должен был сконцентрировать на одном или нескольких банковских счетах. Уже в 1991 г. стало очевидно, что в самое ближайшее время эти деньги превратятся в пыль. И действительно только за один 1992 г. официально рубль обеценился в 25 раз, в дальнейшем этот процесс продолжался.

В таких условиях судьба солженицынских гонораров во многом зависела от предприимчивости В. М. Борисова. По некоторым данным, сам он в коммерческом отношении был малоопытен, поэтому денежными делами Литературного представительства писателя занимался Сергей Дубов. Как именно он вышел из положения, мы не знаем, но судя по некоторым данным, уже в начале 1992 г. след солженицынских денег стал теряться. Александр Исаевич забил тревогу [5]. В. М. Борисов был отстранен от руководства Литературным представительством, его место занял некто Михаил Тимофеевич Работягин [6].

В мае 1992 г. в Москву отправилась Наталья Дмитриевна [7]. Одна из важнейших целей ее поездки заключалась в том, чтобы подготовить условия переезда из Кавендиша в Москву. В то же время она должна была обеспечить легализацию РОФ, а также произвести ревизию Литературного представительства А. И. Солженицына. К ее приезду руководителем РОФ, резиденция которого размещалась в Музее М. Цветаевой, стала Н. Г. Левитская, секретарем — Мунара Уразова [8]. Наталья Дмитриевна изъявила желание ознакомиться с финансами фонда и получить представление о тех гонорарах, которые должны были накопиться от издания произведений А. И. Солженицына в 1989–1992 гг. Однако, по свидетельству очевидцев, В. М. Борисов был неуловим [9]. Прошло некоторое время и при не до конца выясненных обстоятельствах он погиб, незадолго перед этим был убит С. Дубов [10].

Осенью 1992 г. началась приватизация, которая проводилась с грубейшими нарушениями законов, причем государственная собственность продавалась без аукционов и по остаточной стоимости. Это было редкое по своей вероломности и циничности расхищение созданного не одним поколением советских людей национального богатства [11]. Свою долю получил и наш праведник. Весной 1993 г. правительство Москвы выделило ему четыре гектара земли и не где-нибудь, а на окраине Москвы (Троице-Лыково) [12].

Страна погружалась в пучину кризиса, а он спокойно наблюдал за ним из своего американского далека. Было бы интересно узнать, какие такие великие дела удерживали его вдали от родины на протяжнении более двух с половиной лет после августовских событий 1991 г.?

Осенью 1993 г. А. И. Солженицын отправился в Западную Европу с прощальным визитом. К сожалению, пока мы можем судить об этом путешествии только по его публичным выступлениям. 13 сентября он дал интервью швейцарскому еженедельнику «Вельвохе» [13]. 14 сентября выступил в Лихтенштейне в Международной академии философии с речью «На пороге нового тысячелетия» [14]. 16 сентября состоялось его интервью со Стигом Фредриксоном для шведского телевидения [15]. Не ранее 16 — не позднее 17 сентября Александр Исаевич из Швейцарии уехал во Францию [16] и здесь 17-го принял участие в телевизионной передаче Бернарда Пиво «Культурный бульон» [17], 19-го дал интервью газете «Фигаро» [18].

24-го из Парижа А. И. Солженицын вместе с женой отправился в Вандею, где присутствовал и выступал на торжествах, посвященных открытию памятника, посвященного знаменитому Вандейскому восстанию времени Французской революции [19]. Эта поездка шокировала некоторых его французских поклоннников левой ориентации. Посетив Вандею, Александр Исаевич не только продемонстрировал свое отношение к контрреволюции, он и получил от этого некоторые материальные выгоды. Здесь были произведены сборы для РОФ, которые составили 350 тыс. франков [20].

А пока Александр Исаевич путешествовал по Европе [21], борьба среди реформаторов и приватизаторов в России достигла критического предела. 21 сентября Б. Н. Ельцин распутил Верховный Совет Российской Федерации. Имел ли он на это конституционное право? Нет. Прекратить полномочия Верховного Совета мог только Съезд народных депутатов Российской Федерации.

Имел ли право Верховный Совет РФ не подчиниться этому решению? Да. Более того, согласно конституции, он обязан был поставить вопрос об отстранении Б. Н. Ельцина от власти и привлечении его к ответственности как государственного преступника. Но когда Верховный Совет отказался исполнять указ Б. Н. Ельцина о роспуске и сделал попытку отстранить его от власти, против него были брошены танки, а здание Белого дома, где он размещался, подвергнуто обстрелу из орудий. Произошел государственный переворот.

На удивление демократический Запад не только не выразил возмущения по этому поводу, но и продемонстрировал полное одобрение таких действий. Вот вам и цена демократии.

Как же в этих условиях вел себя борец против насилия и тоталитаризма?

Не ранее 8 — не позднее 21 октября А. И. Солженицын снова приехал в Швейцарию и здесь 21 октября перед отлетом в Кавендиш дал интервью для российских телезрителей [22].

Первый вопрос, который был задан ему: «…что вы думаете о событиях начала октября в Москве?». Вот его ответ, который тогда же был опубликован на страницах газеты «Русская мысль» и вот в каком виде он перепечатал его в третьем томе своей «Публицистики»:

Русская мысль

«События 3–4 октября — совершенно неизбежный и закономерный этап в нашем мучительном и долголетнем пути освобождения от коммунизма… После событий 3–4 октября можно только выразить неуверенную надежду, что хоть теперь может быть народ станет жить немного лучше» (Александр Солженицын о России накануне выборов // Русская мысль. 1993. 28 октября — 3 ноября).

Публицистика

«Нынешнее столкновение двух властей — совершенно неизбежный и закономерный этап в мучительном и долгом пути освобождения от коммунизма» (Т.3. Ярославль. 1997. С.463).

Тогда по горячим следам А. И. Солженицын счел необходимым одобрить не только роспуск Верховного Совета Российской Федерации, но и обстрел Белого дома, назвав эти события «неизбежными и закономерными» и выразив надежду, что теперь жить станет лучше. Через четыре года, устыдившись этого, он предпочел заменить кровавые события 3–4 октября на столкновение двух властей (поди разберись, что это такое) и поставил крест на своих надеждах.

Едва отгремели залпы у Белого дома, подошло 75-летие А. И. Солженицына. К этому времени он вернулся в Кавендиш и здесь получил приветственное поздравление от Б. Н. Ельцина [23].

А на следующий день в России состоялись новые выборы в Государственную Думу и референдум по новой конституции.

Итак, Коммунистическая партия была распущена, Советский Союз больше не существовал. Дружными усилиями партийных реформаторов, чиновников, КГБ, вышедшей из подполья криминальной буржуазии, диссидентов и заокеанских союзников советская система была уничтожена. Расхищена государственная собственность, обобраны и лишены будущего миллионы людей, преступность и коррупция приобрели такие размеры, которые до этого даже трудно было вообразить. Обустроенная подобным образом Россия, превратившаяся в полуколонию, переживала такой кризис, при котором прежние времена многим стали казаться потерянным раем.

Дело жизни было сделано. Карфаген лежал в руинах.

Можно было возвращаться домой.

На родное пепелище.


Примечания

1. Островский А. В. Универсальный справочник по истории России. С.66.

2. Филатов С. А. Совершенно не секретно. М., 2000. С.177.

3. Соколин Б. М. Кризисная экономика Росии: рубеж тысячелетий. СПб., 1997.

4. Солженицын А.и. Интервью со Стигом Фредирксоном для шведского телевидения. Унтерэрендинген (Швейцария), 16 сентября 1993 // Публицистика. Т.3. Ярославль, 1997. С.413.

5. Запись беседы с Д. Г. Юрасовым. Москва. 6 июня 2003 г. // Архив автора.

6. Литературное представительство А. И. Солженицына обрело не только адрес, но и телефон // Известия. 1992. 8 мая.

7. Солженицына Н. Д. На своей земле // Известия. 1992. 25 мая.

8. Запись беседы с Д. Г. Юрасовым. Москва. 6 июня 2003 г. // Архив автора.

9. Там же.

10. Там же.

11. Соколин Б. М. Кризисная экономика Росии: рубеж тысячелетий. С. 132–139.

12. Медведев Р. А. Солженицын и Сахаров. М., 2002. С.90.

13. Солженицын А. И. Интервью швейцарскому еженедельнику Вельвохе. 13 сентября 1993 г. // Публицстика. Т.3. Ярославль, 1997. С. 393–404.

14. Солженицын А. И. Речь в Международной академии философии (княжество Лихтенштейн). 14 сентября 1993. Гинзубрг А. Почему он вечно оказывается прав? // Русская мысль. 1993. 23–29 сентября.

15. Солженицын А. И. Интервью со Стигом Фредриксоном для шведского телевидения. 16 сентября 1993 г. Унтерэрендиген // Там же. С. 405–415.

16. Солженицын А. И. Публицистика. Т.3. С.550. Русская мысль. 1993. 23–29 сентября

17. Солженицын А. И. Парижская встреча в прямом эфире. Телевизионная передача Бернарда Пиво Культурный бульон. 17 сентября 1993 г. // Там же. С. 416–435.

18. Солженицын А. И. Из интервью газете Фигаро. 19 сентября 1993 г. // Там же. С. 436–443.

19. Солженицын А. И. Слово о Вандейском восстании. Вандея, 25 сентября // Публицистика. Т.1. Ярославль, 1995. С. 613–615.

20. Александр Солженицын в Вандее // Русская мысль. 1993. 30 сентября — 6 октября.

21. Солженицын А. И.: 1) Из интервью журналу Фокус. 7 октября 1993 г. // Публицистика. Т.3. С. 444–451. 2) Интервью немецкому еженедельнику Ди Цайт. 8 октября 1993 г. // Там же. С. 451–462.

22. Александр Солженицын о России накануне выборов // Русская мысль. 1993. 28 октября — 3 ноября. Солженицын А. И. Интервью для российских телезрителей. 21 октября 1993 г. // Публицитсика. Т.3 С. 463–470.

23. Солженицын А. И. Ответ Президенту Ельцину на поздравление с 75-летием. 12 декабря 1993 г. // Публицистика. Т.3. С.471.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?