Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Введение

Предисловие

Первый вариант этой статьи был закончен в мае 2008 г. Он был написан Яном Вайманом, Нильсом Йоргенсеном и Торкилом Лауэсеном, которые после приговора по делу «улицы Блекинге»{I} стали называться ядром группы. Нас всех приговорили к 10 годам заключения за преступления{II}, которые мы совершали в интересах освободительных движений в Третьем мире.

В течение августа 2008 г. мы провели в общей сложности 6 встреч с политически близкими знакомыми и друзьями, чтобы узнать их реакцию на форму и содержание статьи. Это был крайне положительный опыт, и мы получили много ценных замечаний, отчасти касательно формы, но в значительной степени и по поводу того, какие темы и аспекты необходимо было углубить, подчеркнуть, разъяснить или проблематизировать.

Следующим шагом было переписать текст с учётом уже полученных комментариев. К сожалению, этот процесс прошёл не так, как мы бы того хотели. В сентябре 2008 г. после непродолжительной болезни умер Нильс Йоргенсен. Это не только было большой личной потерей для нас, но и замедлило подготовку статьи.

images

Нильс Йоргенсен

Однако мы достаточно быстро решили, что это событие не должно помешать выходу текста в свет. Память о Нильсе требовала завершить статью. Кроме того, по ходу дела мы обсудили многие из предложений, полученных в ходе упомянутых встреч, и наше отношение к ним было единодушно. Поэтому осень 2008 г. мы потратили на завершение статьи.

Нильс Йогенсен указывается в качестве автора, поскольку статья по большому счёту уже была готова к маю 2008 г., и вклад Нильса в конечную версию текста был весьма значим.

Предисловие к интернет-изданию

Это — интернет-версия статьи, которая ранее была опубликована в «Сошиаль Критик» (Social Kritik){III} в номере 117. По сравнению с изданием в «Сошиаль Критик» были сделаны некоторые уточнения, дополнения, добавлены подробности, в том числе благодаря комментариям к статье.

После публикации в «Сошиаль Критик» вышел документальный фильм «Банда Блекингегаде», снятый Андерсом Риис-Хансеном. В нем «голос» {IV}, прозвучавший в книгах Эвига, обретает ещё и лицо. Было бы странно, если бы это не нашло никакого отклика в статье.

Более того, по сравнению с Петером Эвигом Кнудсеном{V} и другими голословными обвинителями, фильм в значительно меньшей степени наполнен распространённой сейчас риторикой о терроре.

Документальный фильм «Банда Блекингегаде» особенно много внимания уделяет именно личному опыту Бо Ваймана и его трансформациям из идеалиста в участника политически мотивированных грабежей и обратно в семьянина. В нашей же статье содержатся в большей степени политические оценки и впечатления. Война во Вьетнаме, конфликт в Палестине и неравенство между богатыми и бедными странами были не просто психологическим фактором, обусловившим наши действия. Наши действия следовали во многом из политического анализа неравенства в мире и возможности социализма. Наши действия, как и наш анализ, преследовали планетарные цели: поддержать освободительные движения, сражающиеся против своих и заграничных угнетателей. Мы хотели нового мира.

В фильме повествуется о Дании, сожалеющей об утрате своей невинности, и полиции, с успехом закрывающей уголовное дело. В нашем же тексте мы показываем противоречие между национальной и глобальной перспективой в политике. Кроме того, мы пытаемся перевести дискуссию о целях и средствах и применении насилия в политике из банальной национально-криминальной плоскости в плоскость политическую.

Кроме того, в это издание мы включили небольшой раздел, посвященный теории заговора Эвига. Мы говорим об отсутствии серьёзной реакции от Петера Эвига Кнудсена на нашу статью. Мы также используем некоторые источники, которых не было в первом издании, чтобы дополнить нашу критику его книг.

Какова цель статьи?

В последние годы так называемая банда Блекингегаде оказалась под яростной атакой прессы. Отставной инспектор полиции Йорн Моос{VI} и писатель Петер Эвиг Кнудсен особенно часто появлялись в СМИ в связи с их работами о группе Блекингегаде. В начале 2009 г. состоялась премьера документального фильма «Банда с Блекингегаде» и пьесы «Блекингегаде», а «Зентропа»{VII} в данный момент снимает о нас сериал.

Немаловажно также и то, что двухтомный труд Кнудсена о группе Блекингегаде воспринимается всеми как истина. Возможно, в будущем эти книги станут главными источниками по теме. Мы хотим этому помешать. Пресса полна неверными утверждениями и нападками, немалое их количество содержится и в упомянутых книгах. Данная статья, помимо прочего, является реакцией на эту ситуацию.

Ян Вайман
Ян Вайман

Название «Банда Блекингегаде» — ярлык, который на нас навесила пресса. Мы же воспринимаем себя в первую очередь как участники политического движения. Все мы с самой ранней юности были политически ангажированы и состояли в политических организациях. В первой половине 1970-х Ян Вайман, Нильс Йоргенсен и Торкил Лауэсен вступили в КРК — Коммунистический рабочий кружок. Эта политическая группа распалась в 1978 г., и мы все создали организацию «Манифест» — Коммунистическая рабочая группа, сокращённо М-КР или просто КР.

В данной статье описывается практика этих двух политических организаций. Частью их практики было обеспечение освободительных движений Третьего мира финансовыми средствами, добытыми нелегально. В этом участвовали не все члены наших организаций. Скорее, речь шла о подгруппе внутри организации, и её состав со временем менялся. Эту нелегальную группу мы будем далее называть группой Блекингегаде.

Наша статья преследует две главных цели.

Во-первых, нам необходимо описать наш политический проект{VIII}.

В 1970-е — 1980-е, когда мы вели активную политическую деятельность, мир сильно отличался от сегодняшнего. Поэтому в статье мы даём картину того времени. Как мы смотрели на мир, когда готовили этот политический проект? Каким было наше отношение, наши теории? Кто нас вдохновлял? Кто работал вместе с нами и кто был нашим союзником? Как мы действовали исходя из того, что мы знали?

Во-вторых, мы хотим опровергнуть ложное мнение о нашей теории и практике.

Мы не намерены систематически отвечать на все нелепые нападки в отношении нашей политической позиции, в отношении тех, кто работал с нами, в отношении наших действий (законных и незаконных). Мы напишем о наиболее важной и часто повторяемой лжи и заблуждениях.

Разные части текста отличаются по форме и глубине подачи материала. В первую очередь в нём описана цепочка событий и дан политический анализ, но помимо этого содержатся комментарии и критика книг, журнальных и газетных статей. Текст, таким образом, затрагивает как принципиальные вопросы, так и мелкие детали. Приоритет отдавался наиболее важному и значимому, однако иногда именно детали оказывались важны для понимания широкого контекста.

Источники и методы Эвига

Прежде чем мы начнём детальную критику книг Кнудсена, мы хотели бы сказать несколько слов о его источниках и методе.

Что положительного можно сказать о книгах Кнудсена с документальной точки зрения?

Во-первых, он попытался найти всех бывших членов КРК и М-КР и получить их комментарий. Ему удалось добраться даже до людей, у которых были секретные адреса и которые сменили фамилии. Таким образом, он сумел расспросить некоторых людей, у кого были сведения о КРК и М-КР. Вот кто предоставил ценные сведения для книг Кнудсена:

1. Члены КСМ Герт Расмуссен и Ксандер Труэльсен[1].

Эти люди были членами Коммунистического союза молодёжи — молодёжной организации КРК. Как рассказывает Кнудсен, они оба были отправлены в Амман в октябре 1969 г. с целью укрепления связей с палестинской освободительной организацией НФОП (Народный фронт освобождения Палестины){IX}. Эти люди сами отвечают за свои слова. Они покинули КСМ в 1970 г., и, таким образом, могли что-либо сказать только о кратком промежутке времени между 1968 и 1970 г.

2. Бывший член КРК[2].

Кнудсен добился от одного из бывших членов КРК свидетельства о том, что организация уже в 1975—1976 гг. участвовала в двух ограблениях и в мошенничестве:

а) Ограбление инкассаторов страхового фонда по безработице СПД{X} на <улице> Нордре Фасенвай 9 декабря 1975 г., добыча полмиллиона крон.

б) Ограбление почтового отделения на Люрскоугаде в Вестербро{XI} 2 сентября 1976 г., добыча чуть более полумиллиона крон.

в) Мошенничество 8 ноября 1976 г. на сумму 1,4 млн, когда в почтовых отделениях Копенгагена были погашены фальшивые почтовые чеки.

Упомянутый человек был членом КРК в течение весьма короткого времени и покинул организацию после раскола в 1978 г. Его фамилию назвали, когда он выступал информантом по некоторым другим темам, однако, говоря об описанных преступлениях, он пожелал остаться анонимным.

3. «Голос»[3].

Главный источник Кнудсена для его политических и моральных размышлений о КРК и М-КР в связи с их нелегальной деятельностью — это так называемый «голос». После выхода фильма «Банда Блекингегаде» Рисс-Хансена оказалось, что «голосом» был Бо Вайман. Он высказывается о политических и организационных моментах как в отношении КРК, так и М-КР. Он также излагает свои мысли о моральных аспектах, связанных с осуществлением нелегальной деятельности.

Сразу же нужно указать, что Бо никогда не был членом КРК, его приняли в М-КР вскоре после образования группы в 1978 г.

Начиная с 1982 г. он принимал участие в нелегальной работе. Его первым заданием был сбор информации о людях и фирмах, поддерживавших государство Израиль, в первую очередь с целью выявления израильских агентов{XII}. <В результате возникла> так называемая «С-папка» («Z-file»).

Помимо этого, он принимал участие в планировании и подготовке несостоявшегося захвата заложников. Эта операция сильно повлияла на Бо, и впоследствии он значительно меньше участвовал в нелегальной работе.

Таким образом, нелегальной работой он занимался лишь эпизодически, однако высказывается и об истории КРК, и об идеях, лежащих в основе нелегальной борьбы. Необходимо обратить внимание на то, что он является лишь косвенным свидетелем многих событий, о которых он рассказывает.

Конечно, Бо Вайман значительно лучше разбирается в фактах и подтасовках вокруг КРК и М-КР, чем Кнудсен. Мы знаем, что он приводил некоторые из тех <вражеских> аргументов, на которые указываем в нашей статье и мы. Однако Кнудсен отверг его аргументацию, обосновывая это тем, что тот не был непосредственно знаком с КРК и с эволюцией её нелегальной практики.

Итак, Кнудсен не располагал ни одним источником, который состоял бы и в КРК, и в М-КР. Не было у него и источников, которые могли бы поведать, как и почему мы пришли к нелегальной деятельности. Однако же нужно признать, что он высказывает суждения, многие из которых в целом верны.

Таким образом, Кнудсен весьма основательно подошёл к поиску свидетелей различных событий, связанных с осуждёнными. Что же, в таком случае, можно сказать против его работы?

Главный источник Кнудсена — полицейские рапорты, а разговоры он ведёт в основном с политиками. В программе «Литературная страница» (канал DK-4), снятой в государственной тюрьме города Хорсенс, у Кнудсена берет интервью Гунхильд Аггер. Там Кнудсен говорит, что в своих книгах он предпочитал опираться на полицейские материалы, а поскольку этих материалов было огромное количество, в его поисках его направляли полицейские. Нам кажется, что он не проверил многие из тех данных, которые получил от полиции. Кроме того, многие догадки и предположения полиции он принимает за факты. Это приводит к ложным выводам, о которых мы будем говорить в статье. Помимо этого Кнудсен говорит, что он стремился сделать свою работу не только документальной, но и захватывающей. Как мы выяснили, этот подход оставил свой чёткий и порочный отпечаток на его книгах.

Мы будем рассматривать ситуацию с политической, а не уголовной точки зрения. В конечном итоге в деле Блекингегаде речь идёт о политике. Помимо этого, мы рассматриваем события в контексте их времени, тогда как Кнудсен применяет модную сегодня риторику о терроризме.

Его знания о политике и его исследования оставляют желать лучшего. Если взглянуть на материалы, на которые ссылается Кнудсен, станет ясно, что он не ознакомился даже с базовыми источниками — с журналами и книгами КРК и М-КР. Точно так же знакомство Кнудсена с освободительными движениями не сильно выходит за рамки политизированной популярной литературы. Такое исследование дало бы ответы на многие его вопросы, и не позволило бы ему прийти ко многим ложным выводам{XIII}.

Однако главная проблема заключается в том, что у читателя нет возможности отличить факты от вымысла. Во многих случаях не хватает источников информации. Читатель не может самостоятельно оценить правдивость многих утверждений Кнудсена.

Когда мы ниже будем обсуждать серьёзные ошибки в книгах Кнудсена, возможно, многие усомнятся в нашей честности. Однако мы всё-таки представляем свои аргументы как наши собственные, а когда приводим чужое мнение, то специально это поясняем. В случае же с Кнудсеном никогда не понятно, откуда взялись свидетельства и какова роль различных источников. Кнудсен приводит множество деталей в своих описаниях, чем создаёт у читателя впечатление правдивости. Однако нам, знакомым с историей, видно в его изложении множество ошибок. Ниже мы представим ряд примеров этих многочисленных ошибок в деталях — не потому что они важны сами по себе, а в первую очередь потому, что они дают представление о безответственном обращении автора с фактами, причём не только в незначительных деталях, но и в случае с более важными проблемами.

Приведём ряд примеров, взятых всего лишь с 9 страниц первого тома[4]. Первые три примера относятся к ситуации вокруг ареста Яна Ваймана. Следующие четыре — сведения об учёбе Яна и Хольгера Йенсена в гимназии (Хольгер был одной из центральных фигур в КРК и М-КР). Такое количество фактических ошибок всего лишь на 9 страницах многое говорит о подходе Кнудсена к источникам и критике источников:

1. Кнудсен пишет, что Ян Вайман находился в министерстве иностранных дел вместе со своим братом Бо, и что он ушёл оттуда, сказав, что ему нужно припарковаться и купить подарок.

Это противоречит фактам. Ян ушёл оттуда, потому что забыл некоторые программные обновления, копию которых можно было приобрести в Датской Лаборатории Городского Планирования, расположенной неподалёку. Помимо этого Кнудсен «забывает» написать, что речь идёт о библиотеке министерства иностранных дел. Таким образом, происходит нагнетание страстей — видимо, история выглядит интереснее, если происходит в самом министерстве, а не в библиотеке.

2. Кнудсен пишет, что Яну после ареста дали возможность позвонить своей жене, которая работала в банке. В реальности же его жена работала в IT-фирме, которая предлагала услуги банкам и сберегательным кассам. Вновь нюанс, который делает историю более интересной.

3. Кнудсен упоминает, что на момент ареста у Яна в машине находился список номеров автомобилей. Первая честь этого списка — автомобили Полицейской разведывательной службы (ПРС), которые использовались для слежки.

В этой связи Кнудсен пишет, что Ян и Бо участвовали в установке новой системы электронной обработки данных, которую полиция использовала для регистрации особо опасных преступлений. Поэтому у них был регулярный доступ к полицейским участкам, где располагались терминалы (в качестве исключения Кнудсен здесь назвал источник: следователь Нильс Бах).

Это прямая ложь. У Яна никогда не было доступа к каким-либо полицейским пунктам, не говоря уж про <регулярное> посещение полицейских участков, ни в связи с упомянутой установкой, ни в связи с последующим обслуживанием системы.

4. По словам Кнудсена, Ян много дрался, был забиякой. Откуда эти данные? Вновь неправда.

5. Говоря о выборах Яна главой ученического совета в гимназии в Гладсаксе, Кнудсен пишет, что это было результатом махинаций со стороны Хольгера. Это вновь неправда, и вновь это прекрасно укладывается в стратегию Кнудсена, который стремится свалить на Хольгера наиболее суровые обвинения. То, что Ян стал главой ученического совета, объясняется отчасти тем, что у него было желание, а отчасти — его способностью расположить к себе оба социалистических крыла в гимназии — группу со связями в «Социалистическом форуме молодёжи» (молодёжная организация Социалистической народной партии) и «Коммунистической молодёжи Дании» (молодёжная организация Коммунистической партии Дании).

6. Кнудсен пишет, что Хольгер Йенсен был исключён из гимназии на несколько дней в связи с тем, что он вместе с гимназисткой купался голым в школьном бассейне. Это не так. Он был исключён на несколько месяцев.

7. Кнудсен пишет, что однажды ночью Ян написал лозунги о Вьетнаме на электричках в Копенгагене, и что его мать прикрыла его, когда на следующее утро этот инцидент обсуждался по радио.

С фактической точки зрения это верно, но из-за того, что не указан источник, у читателя может возникнуть впечатление, что эти сведения получены из интервью с Яном. Однако Кнудсен не брал у него интервью.

Эти семь примеров — не слишком значимые ошибки. Проблема в том, что у читателя нет возможности оценить предлагаемые автором сведения, и они все время подаются в максимально драматичном и мистическом свете.

Эти неточности становятся неприятны для нас, когда Кнудсен начинает писать о нашем отношении к определенным организациям и личностям. Может возникнуть нежелательное для нас представление, что мы сотрудничали с организациями, от которых мы, напротив, стремились отмежеваться. Кнудсен без разбора смешивает факты, ошибочные сведения и собственные выводы.

Мы не будем больше уделять внимания множеству допускаемых автором мелких неточностей и огрехов и перейдём к более значимым ошибкам.

Эта статья состоит из трёх главных частей.

1. Историческая часть, в которой говорится о КРК, разногласиях среди членов КРК в 1977—1978 гг. и о продолжении политической линии в организации М-КР с августа 1978 г. и далее.

2. Комментарии к некоторым уголовным обвинениям и юридическим аспектам судебного процесса.

3. Некоторые политические и моральные рассуждения о насилии как средстве политической борьбы.


Примечания редакции «Скепсиса» и переводчика

I. На Блекингегаде (улица Блекинге) была обнаружена конспиративная квартира группы, оборудованная тайником для легкого и тяжелого оружия. См. об этом далее.

II. Здесь и далее авторы называют преступлениями или криминальной практикой проводившиеся ими экспроприации. Полученные в результате них средства они направляли сугубо на поддержку освободительных движений в Третьем мире.

III. Датский журнал, http://www.socialkritik.dk. — Прим. пер.

IV. «Голосом» именуется Бо Вайман, бывший участник организации.

V. Петер Эвиг Кнудсен (р. 1961) — датский журналист, автор двухтомника о «банде Блекингегаде». В тексте авторы используют аббревиатуру его имени — ПЭК (PØK).

VI. Моос был руководителем следствия по их делу. В 2008 г. вышла книга, в которой Моос излагал свое представление о деле.

VII. Датская кинокомпания, основанная Ларсом фон Триером. Сериал выходил на экраны в конце 2009 — начале 2010 гг.

VIII. В данном случае под проектом авторы подразумевают саму организацию.

IX. Народный фронт освобождения Палестины — леворадикальная марксистская военизированная организация, выступающая за независимость Палестины, создана в 1967 г.

X. SiD, Specialarbejderforbundet i Danmark — крупнейший на тот момент профсоюз в Дании. — Прим. пер.

XI. Район Копенгагена. — Прим. пер.

XII. См. далее раздел «ПРС и Моссад».

XIII. Авторы, возможно, с неким умыслом, демонстрируют либеральное отношение к деятелям журналистского цеха, целью которых на самом деле отнюдь не является полноценное исследование проблемы.


Примечания авторов

1. Peter Øvig Knudsen: Blekingegadebanden — Den danske celle. Gyldendal 2007, bd. 1, side 114 ff.

2. Peter Øvig Knudsen: Blekingegadebanden — Den danske celle. Gyldendal 2007, bd. 1, side 236 ff.

3. Peter Øvig Knudsen: Blekingegadebanden — Den danske celle. Gyldendal 2007, bd. 1, side 327 ff.

4. Peter Øvig Knudsen: Blekingegadebanden — Den danske celle. Gyldendal 2007, bd. 1. Side: 24—27 og 76—80.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?