Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Рассудок и разум

Философия дает такое знание, которое никаким другим способом получить невозможно. У неё есть объект, исследованием которого занимается только она одна и никакая другая наука. Этим объектом познания философии является истина. Все науки занимаются поисками истины, но все они, исключая философию, ищут истину о чем-то, отличном от истины. Философия же ищет истину о самой истине. Поэтому самое краткое определение философии — наука об истине. Именно так понимали ее Аристотель и Гегель. Философия исследует процесс познания истины: является теорией познания, гносеологией, или, как сейчас модно стало выражаться, эпистемологией. Все науки занимаются познанием, но чего-то отличного от самого познания, философия же занимается познанием самого познания. Философия стремится выявить пути, ведущие к истине, и дороги, приводящие к заблуждению, с тем, чтобы помочь познающему человеку (субъекту познания), совершенно независимо от того, в какой области он работает, прийти к истине и не впасть в заблуждение. Тем самым философия выступает как самый общий, пригодный в любой области метод познания и тем самым как наука об этом методе познания — предельно общая методология познания истины.

Исходный пункт познания мира — чувственное познание (ощущения и восприятия). Но чувственное познание есть функционирование человеческого организма, есть физиологический, биологический процесс, который не подконтролен воле человека. Человека нельзя научить лучше ощущать и воспринимать мир. Если у человека плохо со зрением, нужно обращаться не к философу, а к окулисту. Никакого метода чувственного познания не существует и существовать не может. Иное дело — другая, более высокая ступень познания — рациональное познание, или мышление. Мышление в сущности своей есть не простое функционирование организма, а как, скажем, и любая разновидность физического труда, целенаправленная, волевая деятельность человека. Оно есть умственный труд. Человек может направлять ход своих мыслей, перебрасывать их с одного объекта на другой и т.п. Когда человек занимается физическим трудом, скажем, шитьем сапог, он может действовать как правильно, так и неправильно. Правильным образом действия является такой, который ведет к реализации поставленной цели, неправильным — обрекающий на неудачу. Чтобы правильно действовать, нужно овладеть опытом предшествующих поколений работников, усвоить определенные приемы и правила деятельности. Эти правила не есть законы объективного мира. И, тем не менее, они объективны в том смысле, что, если работник не будет с ними считаться, его деятельность обречена на неудачу.

Мышление есть волевая деятельность, направляемая человеком. Поэтому оно тоже может быть как правильным, так и неправильным. Правильным образом, способом мышления является такой, который ведет к истине, неправильным — обрекающий на заблуждение. Чтобы успешно двигаться к истине, нужно овладеть правильным образом, способом или, что то же самое, методом мышления. Предельно общий метод познания может быть только методом мышления. Никакого другого общего метода, кроме метода мышления, быть не может. Философия, представляя собой предельно общий метод познания, с неизбежностью является самым общим методом мышления. Но создать общий метод мышления, невозможно не исследовав процесс мышления. Поэтому философия является наукой о мышлении. Мышление является объектом исследования ряда конкретных наук, в частности психологии. Отличие философии от других дисциплин, изучающих мышление, заключается в том, что она рассматривает мышление под одним определенном углом — она исследует его как процесс, ведущий к истине, процесс постижения истины. Она есть логика.

При подходе к мышлению как процессу постижения истины, оно предстает в двух, если можно так выразиться, ипостасях, в двух видах. Мышление, как и чувственное познание, было открыто элеатами. Но первым его исследовал Платон. Уже он выделил в нем такие два его вида, как собственно мышление (ноэсис) и рассудок (дианойя). В последующее время такие философы, как Северин Боэций, Фома Аквинский, Николай Кузанский, Джордано Бруно, Иммануил Кант, Фридрих Якоби, Фридрих Шеллинг, различали в мышлении рассудок, или рацио (от лат. ratio, rationis — счет, расчет, мера) и разум, или интеллект (от лат. intellectus — ум, разум), хотя и понимали их далеко не одинаково, чаще всего как два уровня: низший и высший. Наиболее глубоко эта проблемы была разработана в работах Георга Гегеля, четко различавшего рассудок, или рассудочное мышление, и разум, или разумное мышление. В настоящее время чаще всего о рассудке говорят применительно к эмпирическому уровню познания, о разуме — применительно к теоретическому его уровню.

Рассудочное мышление впервые было детально исследовано Аристотелем, который создал науку о нем — формальную логику. Последняя рассматривает мышление только как субъективную деятельность человека и выявляет правила, которым должна подчиняться эта деятельность, чтобы результатом было постижение истины. Исследованием же самой истины формальная логика не занимается. Она не есть теория познания, гносеология. Поэтому, зародившись в недрах философии, формальная логика в последующем выпала из неё и стала вполне самостоятельной наукой.

Но мышление является не только субъективной деятельностью человека. Оно есть облеченный в форму субъективной деятельности объективный процесс, развивающийся по объективным же законам. Хотя предпосылки для открытия мышления как объективного процесса были заложены ещё Платоном, открыт он был только Г. Гегелем. Именно в результате исследований последнего стало ясно, что если под рассудком, рассудочным мышлением в большинстве случаев понималось мышление как субъективная деятельность человека, то под разумом, разумным мышлением — мышление как объективный процесс. Г. Гегель открыл и законы мышления как объективного процесса. Этими законами являются наиболее общие законы развития объективного мира, законы диалектики. Г. Гегелем была создана наука о мышлении как объективном процессе, которую он называл и логикой, и диалектикой. К этим названиям затем добавилось еще одно — диалектическая логика. Суть человеческого познания заключается в мышлении, причем мышлении разумном. Поэтому теория разумного мышления — диалектика, диалектическая логика является одновременно и теорией познания, гносеологией. А так как законы разумного мышления, законы диалектики являются одновременно и наиболее общими законами мира, то диалектика, диалектическая логика представляет собой наиболее общий взгляд на мир, т.е. является предельно общим мировоззрением, онтологией.

Открытия Гегеля были творчески использованы К. Марксом и Ф. Энгельсом, создавшими свою собственную философскую систему. В отличие от Г. Гегеля, который рассматривал диалектику понятий как первичную, а диалектику вещей как вторичную: производную, К. Маркс и Ф. Энгельс заняли прямо противоположную позицию. Они исходили из того, что диалектическое развитие мира является первичным, а диалектическое развитие мышления — вторичным, производным. Если Г. Гегель считал, что мир развивается по законам разумного мышления, то К. Маркс и Ф. Энгельс исходили из того, что разумное мышление развивается по наиболее общим законам объективного мира. Если диалектика Г. Гегеля была идеалистической, то диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса — материалистической.

Важнейшая задача, объективно вставшая сейчас перед философией, заключается во всесторонней разработке теории разумного мышления, которая одновременно является и теорией познания, и общим взглядом на мир, онтологией. Но для этого необходимо обращение к Г. Гегелю и, главным образом, к марксистской философии — материалистической диалектике, или, что то же самое, диалектическому материализму. Но Гегель довольно прочно забыт. Диалектический материализм большинством философов, как на Западе, так и в нашей стране, не только не принимается во внимание, но категорически отвергается. Причин много. Одни из них — чисто идеологические. Другие заключаются в нашем недавнем прошлом, когда под видом диалектического материализма преподносился набор формул, которые надлежало заучить.

В результате игнорирования открытий и Г. Гегеля, и К. Маркса, когда в современной западной философии (а только ее и можно принимать во внимание, ибо наши философы самозабвенно повторяют зады своих западных коллег) заходит речь о научном познании, которое может быть только мышлением, то имеется в виду одно лишь рассудочное мышление. Разумное мышление большинством специалистов по т.н. философии науки напрочь отвергается. В результате создаются концепции, для обозначения которых, как нельзя лучше, походит слово «неразумные». И они с треском лопаются. Рухнули неопозитивистские концепции научного знания. Практически никаких проблем научного познания не смогли решить и постпозитивисты. А в работах такого представителя постпозитивизма, как П. Фейерабенд, не только полностью игнорируется разумное мышление, но полностью отвергается и рассудочное. В них полностью отсутствует не только разум, но и рассудок.

Вопреки расхожим представлениям, рассудочное и разумное мышление нельзя рассматривать как низший и высший уровни мыслительной деятельности, хотя определенная доля истины в них содержится. Неверно также однозначно связывать рассудочное мышление с эмпирическим уровнем познания, а разумное — с теоретическим. Допустимо предположить, что на самом начальном этапе развития мышление было только рассудочным. Но даже, если это верно, довольно рано наряду с рассудком должен был возникнуть и разум. Другое дело, что долгое время рассудок выступал на первый план, заслоняя разум. Поэтому-то он и был открыт и изучен первым. Разум стал все более и более явственно обнаруживаться только с появлением философии и науки. На уровне эмпирического познания действует не только рассудок, но и разум. Понятия, какими они обрисованы в формальной логике, суждения и умозаключения представляют собой специфические формы рассудочного мышления. И разумное мышление невозможно без понятий, что порождало иллюзию тождества рассудка и разума. Однако, хотя понятия разума и существенно отличны от понятий рассудка, осознание этого отличия до сих пор отсутствует. Но имеются и такие формы разумного мышления, которые совершенно четко отличают его от рассудка. Прежде всего, это, конечно, идеи. Идея есть простейшая элементарная форма истолкования (интерпретации), а тем самым понимания и объяснения фактов. Из других форм разумного мышления наиболее известны гипотезы и теории, представляющие собой разработанные системы идей. На уровне эмпирического познания присутствуют не только рассудочные понятия (рационалии), суждения и умозаключения, но и разумные понятия (интеллектуалии), идеи и некоторые другие формы истолкования фактов, в частности идеофактуальные картины. Нет только теорий, возникновение которых означает переход от эмпирического уровня познания к более высокому.

Московский физико-технический институт (государственный университет). Труды XLVIII научной конференции «Современные проблемы фундаментальных и прикладных наук». Часть IX. Факультет гуманитарных наук. 25–26 ноября 2005 года. Москва - Долгопрудный, 2005. С. 7–9.
[Оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?