Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Свобода ходить в библиотеку

Журнал под названием «Скепсис» появился три года назад как самиздатовский проект группы аспирантов и преподавателей-гуманитариев. Молодые интеллектуалы заручились идейной поддержкой нескольких известных ученых: в редакционный совет журнала вошли профессора МГУ Вячеслав Бочаров, Иван Гобозов, Юрий Семенов, Юрий Муравьев, профессор Института философии РАН Милий Грецкий. «Мы понимаем скепсис в широком смысле: как конструктивное сомнение, как основу любых форм рационализма, и прежде всего научного знания. С критики царящих в науке и обществе догм начинается любая теория, чей автор всерьез планирует сказать новое слово. Скепсис – это то, что объединяет всех ученых, всех философов, даже если они занимают противоположные научные или политические позиции» – так объясняет название проекта редакция журнала. Пропаганда рационализма, научного скепсиса, борьба с окружающими современного человека догмами и социальными иллюзиями, преодоление пассивности в общественной жизни – такова цель издания.

Неудивительно, что образовательная тематика появилась в журнале с самых первых номеров, а последний оказался почти полностью посвящен проблемам среднего и высшего образования. «Свобода состоит в том, чтобы ходить в библиотеку» – эти слова Иосифа Бродского, приводимые в редакционном обращении к читателям, стали своеобразным эпиграфом ко всем материалам номера.

Известный социолог и политолог Борис Кагарлицкий в интервью «“Мы слишком много знаем”. Неолиберализм как он есть: в мировой политике и российском образовании» определяет общие тенденции образовательных реформ и в России, и на Западе. Кагарлицкий, основываясь на примерах развития стран третьего мира, утверждает, что «современное российское общество для той экономики и той социально-политической системы, которые оно сегодня имеет, слишком образованно», и именно поэтому «есть политическая воля на разрушение общеобразовательной школы». Редакция «Скепсиса» ставит неутешительный диагноз происходящим в российском образовании процессам: речь идет не о реформировании, а сознательном уничтожении образовательной системы. И от аргументов, которые приводятся в защиту этого радикального тезиса, нельзя отмахнуться.

«Толковый словарь по образовательным реформам», составленный Ильей Смирновым, призван объяснить реальный смысл «специфического профессионального языка, по которому реформаторы узнают друг друга на расстоянии». В состав словаря входят такие термины, как «болонский процесс», «вариативность», «единый государственный экзамен», «концентры», «модульный курс», «свободная школа» и т.д. Определения этих терминов выглядят как пародийные, хотя сам автор призывает воспринимать их всерьез, поскольку использованные в словаре документы (ссылки на них в изобилии приведены в словаре) – подлинные.

О разрушении вековых традиций российского образования с болью в сердце пишет директор школы-лаборатории № 825, член-корреспондент РАО Владимир Караковский. Для того чтобы общество не слишком сопротивлялось «реформам», был создан «миф о безнадежной отсталости российского образования, которое до сих пор якобы работает в советском духе, а значит, порочно в своей основе», – убежден один из старейших российских педагогов. По его мнению, «за разговорами о повышении качества скрывается переход к платному образованию», а «массовое введение в школах “платных образовательных услуг”… делает школу средством социального отбора». Не лучше ситуация и с единым государственным экзаменом и профильным обучением. «Если соединить и обобщить идеи ЕГЭ и профильного обучения, то можно проследить нарастающий разрыв многолетних связей школ и вузов. Вряд ли от этого выиграет как среднее, так и высшее образование», – считает В.А. Караковский. Об ущербе, нанесенном реформами таким школьным предметам, как математика, история и литература, рассказывают авторы школьных учебников учитель математики Александр Шевкин, доцент Московского педагогического государственного университета Леонид Ляшенко и Сергей Волков.

Большой блок переводных публикаций, посвященных проблемам развития образовательных систем Франции и Великобритании, наглядно демонстрирует глобальный характер разрушительных реформ неолиберализма.

Коммерциализация высшего образования Великобритании уже привела к резкому снижению количества учащихся из бедных семей и семей среднего достатка, свидетельствует в своем интервью «Скепсису» профессор Гринвичского университета и советник мэрии Лондона по экономическим вопросам Алан Фриман. Британский ученый предполагает, что финансовая политика государства может привести к разорению тех 60% не принадлежащих к элите вузов и соответственно к еще большему социальному расслоению общества. В статье Алекса Нунна «Генеральное соглашение по торговле услугами, высшее образование и реформы в Соединенном Королевстве» подробно анализируется направленная на коммерциализацию образования линия правительства Маргарет Тэтчер. Именно эту политику продолжают нынешние лейбористы во главе с Тони Блэром, оправдывая ее как единственную возможность увеличить эффективность производства. Важным послесловием к публикации Алекса Нунна служит статья российского социолога Александра Тарасова, в которой автор рассматривает ситуацию «коммерческого будущего» британского образования в свете принятого в 2004 году нового закона о высшем образовании. Этот закон делает высшее образование платным для всех и повышает стоимость обучения в три раза. Вывод социолога неутешителен: от новой системы высшего образования Великобритании пострадают все, кроме корпораций, которые «получат армию высококвалифицированных и в то же время узкоспециализированных наемных работников, к тому же покорных и не бунтующих в силу своего положения финансового должника». Останется в выигрыше и правящий класс Соединенного Королевства, поскольку «новый закон… сделает страну еще более сословной и кастовой и еще больше закрепит наследуемые социальные привилегии». О последствиях торжества неолиберальных принципов во французской школе на страницах «Скепсиса» рассказывает Луи Вебер: «…следствием навязывания их всей системе образования стала остро вставшая здесь проблема неравенства». При этом Вебер в своей публикации указывает, что в таких странах, как США, Австралия и Новая Зеландия, «процесс расслоения достиг большего размаха, нежели в “старой доброй Европе”». Сегодня очевидно, что французский педагог, написавший эту статью в 2003 году, несколько недооценил уровень социального расслоения в своей собственной стране.

Если Борис Кагарлицкий и Александр Тарасов просто подвергают жесткой критике образовательную политику государств, идущих по пути неолиберального развития, то совсем другая нота звучит в статье Юрия Муравьева «Скептицизм–марксизм–трансмарксизм», ставшей своеобразным теоретическим манифестом большинства журнальных материалов. Главный тезис, отстаиваемый автором, достоин того, чтобы привести его целиком: «Наше время, может быть, лучше, вернее и адекватнее всего идейно и философски осмыслено на основе и с помощью особого идейно-философского образования – трансмарксизма, радикально развивающего идеи марксизма и по-разному диалектически противостоящего как всему антимарксизму, так и западному неомарксизму, равно как и любой разновидности марксоидной идеологии». Большая часть статьи посвящена рассказу о генезисе трансмарксизма. Не скрывает Юрий Муравьев своего духовного родства с одним из лучших учеников Маркса – В.И.Лениным. Например, за основу трансмарксистского понимания нравственности Юрий Муравьев, по собственному признанию, берет именно ленинское определение: «Всё то, что служит построению коммунизма… всё это и выступает как нравственное и высокооцениваемое с моральной точки зрения». Лидер трансмарксизма продолжает: «Точно так же и в наши дни заслуживает уничтожения всё то в нравственной жизни, что основывается на морали угнетения». Последнее определение не получило в статье детальной разработки. А жаль… Хотелось бы узнать поподробнее, что же такое «мораль угнетения».

Отдавая себе отчет, что сегодня у трансмарксизма «мало шансов на приобретение большого числа сторонников», теоретик нового идейно-философского течения поистине с ленинской энергией и целеустремленностью восклицает: «…качнется еще раз в сторону защиты прав угнетенных маятник всемирной истории – и армии сторонников вырастут как грибы. И тогда теоретическая подготовленность к практической борьбе окажется необходимой как воздух. Трансмарксизм не позволит этим праведным армиям задохнуться без теоретического кислорода». От себя добавлю: и тогда «универсальный» трансмарксистский скепсис наверняка превратится в универсальную трансмарксистскую догму.

Для правильного понимания определенной части журнальных публикаций, несомненно, созданных в русле идейно-теоретических установок трансмарксизма, важен еще один посыл программной статьи Ю.Муравьева. «Можно сколько угодно скептически издеваться над… распространением искренней веры – что в бога, что в магов, колдунов, экстрасенсов… Но нельзя не видеть, что за этими социальными эпидемиями стоит всегда мощная, всеподчиняющая сила эмоции бессилия и неуверенности, спонтанного желания опереться хоть на что-нибудь…» – пишет философ. Но выход есть: «Рациональное, систематизированное сознание – научное и идеологическое – может противопоставить этой эмоции всего лишь универсальный скепсис».

И действительно, скепсис в журнале есть. Правда, почему-то его объектом становятся не различные «веры и верования», а всего лишь одна вера – христианство и только одна из его конфессий – православие. Следует признать, что отчасти причиной такой избирательности в нападении является неуклюжая активность Русской православной церкви в области образования (кстати говоря, ей самой более всего вредящая). А после прочтения материалов «Скепсиса» тем более трудно найти слова в защиту организации под названием РПЦ. Теме активизации сотрудничества церкви с государством посвящена статья Александра Аверюшкина и Дмитрия Субботина «“Итак, школе место при церкви”. Тандем РПЦ и Министерства образования». Примерам проникновения религии в школьное образование посвящены публикации журнала из юмористического раздела «Кю!». Это фельетон Ростислава Чебыкина «Как остановить священную войну» и сказка «Красная шапочка» в православном переложении из методического пособия по основам православной культуры «Дорога к храму» для первого класса.

О проникновении религии в высшие учебные заведения рассказывается в материале «“Христианская психология”: за и против». Хотя попытка введения этого предмета в университетские программы предпринимается профессиональными психологами (такими, например, как Б.С.Братусь и В.И.Слободчиков), нет никакого сомнения, что за их инициативой стоят интересы все той же РПЦ. «Скепсис» предоставил свои страницы как сторонникам, так и противникам новоявленной дисциплины. Кстати, это единственный раз, когда журнал отступает от своей воинственной антиклерикальной позиции и дает две точки зрения на проблему. В журнале также много других исторических (Ю.Семенов. «Тотемизм, мифология и первобытная религия», Н.Дмитриева. «Летучий голландец российской интеллигенции. Очерки истории философского парохода», А.Боев. «Любовь Аксельрод. История неправославного ортодокса»), философских (О.Вышегородцева. «Истина и современность: Casus Skirbekk», Г.Шкирбекк. «Спор о модерне: рациональность единая и множественнная») материалов, тематически и идейно связанных с заявленной проблематикой.

Издание оставляет двойственное впечатление: с одной стороны, острая, точная и аргументированная критика отечественных и зарубежных реформ образования, сопровождаемая глубоким историческим анализом, с другой – более чем спорная идеологическая «трансмарксистская» и антирелигиозная позиция. Вызывает уважение целеустремленность редакции в ее общественной позиции и понимании роли науки и образования. И ясно – со «Скепсисом» возможно и интересно спорить.

Опубликовано в газете «Первое сентября», № 86, 2005. [Оригинал статьи]

По этой теме читайте также

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?