Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Дважды ура Эво Моралесу?

Избрание Эво Моралеса президентом Боливии послужило поводом к дискуссии о том, насколько левой стала Латинская Америка. Или, скорее, о том, что это значит – быть левым в Латинской Америке (да и где бы то ни было еще). Я вижу четыре возможных оценки того, что на выборах победил Моралес, отражающих взгляды четырех различных политических групп.

Победу Моралеса с восторгом приняли в большой группе латиноамериканских левых интеллектуалов и их сторонников из других стран. Для них ситуация выглядит следующим образом: Моралес – выходец из народа аймара, первый представитель коренного индейского населения, которому удалось занять пост президента страны, где индейцы составляют более 60% граждан. Это социальная и политическая победа, ее можно даже назвать социальной революцией, и в любом случае это восстановление социальной справедливости. Сам Моралес акцентировал внимание на этом аспекте, приняв участие в традиционном ритуале инков непосредственно перед инаугурацией. Коренное население Боливии, несомненно, с восторгом приняло его победу на выборах.

Но программа Моралеса включает и экономические аспекты. Он выступал против одобренного Штатами прекращения производства коки, а также против приватизации водных ресурсов. Он говорил о необходимости национализировать месторождения природного газа, пересмотрев контракты на его добычу, заключенные с иностранными фирмами. В последнее десятилетие все эти проблемы являлись для Боливии ключевыми. Формируя кабинет министров, он назначил ответственными по их решению людей, проявивших себя в народной борьбе.

И наконец, геополитическая платформа. Он высказывался против американского империализма. Сразу после выборов он направился с официальными визитами на Кубу и в Венесуэлу, где получил очень теплый прием. Затем он посетил Испанию, Францию, Китай, ЮАР и Бразилию, где его встретили с еще большим восторгом.

Однако существует меньшая по численности группа латиноамериканских интеллектуалов и активистов, которых победа Моралеса не вдохновляет. Они считают, что сам он, не возглавив ни одного протестного движения за последние пять лет (за исключением, разве что, фермеров, выращивающих коку), просто примкнул к тем, кто действительно боролся и победил. Они не верят, что он сможет национализировать природные ресурсы Боливии, скорее довольствуется увеличением ренты. Они видят в нем второго Лулу, неспособного решить социальные проблемы.

Далее третья группа – правые американцы, которые в основном согласны с оценкой первой группы. Для них Моралес представляет опасность как приспешник Чавеса, из-за которого может усилиться антиштатовкий настрой по всей Латинской Америке, что помешает инвестициям. Во время предыдущих выборов американское правительство угрожало прекратить всякую помощь Боливии, если победит Моралес. Те выборы он проиграл. В этот раз, когда в первом раунде он получил неоспоримое преимущество в 54% голосов, Штаты притихли, но это не значит, что смирились.

Четвертую группу представляют не принадлежащие к левым силам латиноамериканские интеллектуалы, которые в основном принимают оценку второй группы, но, разумеется, смотрят на ситуацию с противоположной точки зрения. Примечательно, что и перуанец Марио Варгас Льоса и мексиканец Хорхе Кастанеда написали сразу же после выборов о том, что Моралес похож скорее на Лулу, чем на Чавеса, поэтому правительству Штатов незачем проявлять такую враждебность, наоборот, оно должно встретить его с распростертыми объятиями. Такой же точки зрения придерживается и газета «Financial Times».

Победу Моралеса нужно рассматривать в контексте выборов в остальных странах Америки в предшествующие годы: не только победы Лулы в Бразилии и Чавеса в Венесуэле, но и Табары в Уругвае, Кирхнера в Аргентине и даже Мишель Бачелет в Чили и возможной победы Лопеса Обрадора в Мексике в этом году и, вероятно, даже Ортеги в Никарагуа. Все эти кандидатуры вызывают у правительства США крайне отрицательные эмоции. Каждому из них Вашингтон предпочел бы более консервативного соперника. Разумеется, никого из них нельзя назвать вторым Че Геварой. Но все вместе они ощутимо сдвинули Латинскую Америку влево, пусть даже и не сильно, но влево.

Можно ли считать этот сдвиг к левоцентризму победой левых сил? Все зависит от того, будет ли движение продолжаться. А это, в свою очередь, зависит во многом и от того, как будут развиваться события за пределами Латинской Америки – на Ближнем Востоке, в Европе и в Соединенных Штатах. Эво Моралес начал блестяще, выступив на инаугурации с безапелляционным призывом. Для левых сил Латинской Америки и всего мира победа Моралеса – это повод прокричать ура (пока лишь дважды), подождав с третьим ура до тех пор, пока он не выполнит намеченную программу.


Перевод Марии Десятовой

Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[Оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?