Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Стенограмма пресс-конференции «Основы православной культуры – концепция жизни и творчества»

Предисловие редакции «Скепсиса»

Уже очень давно Министерство образования поставило себе цель приобщить школу к православию. Вопрос заключался только в форме присутствия православной церкви в школе. Об этом Минобр и РПЦ размышляли в рамках «Координационного совета по взаимодействию…» друг с другом. В результате возникла идея курса «Основы православной культуры». Курс, как мы знаем со слов представителей обоих ведомств, сугубо «культурологический», непременно факультативный (т.е. ни в коем случае никому не навязывается), учит «добру» и, самое главное, «просвещает»: раскрывает детям богатство русской культуры, чего раньше в школе никогда не было. Появилась программа, а вскоре - и учебник по ОПК, известный как «учебник Бородиной». Министерство образования вроде не возражало, а даже выражало удовольствие. Однако общее благостное настроение неожиданно нарушил скандал, возникший вокруг того самого учебника. На него подали в суд за разжигание межнациональной розни. Вышел конфуз. Учебник, конечно, в суде отстояли, но после скандала было как-то неудобно допускать его в школы. Так что Минобразование само отреклось от книги и отказалось давать свои грифы «допущено» и «рекомендовано» другим изданиям автора. Тотчас же в недрах Минобра началась разработка своего «религиоведческого курса». Казалось бы, можно подумать, что на этом история с Бородиной и ОПК закончилась.

Но вот, в конце января – начале февраля 2006 года в Москве прошли «XIV Международные Рождественские образовательные чтения». Надо сказать, что это мероприятие долгое время было околоцерковным междусобойчиком, рутинным и ничем не примечательным. Но постепенно все начало меняться. Года три-четыре назад в рамках чтений появилась отдельная секция по «Основам православной культуры». Сначала она также ничего интересного собой не представляла. «Скептики» тогда побывали на круглом столе по проблемам ОПК: пять с половиной человек участников, заунывные речи скучающих докладчиков – вот, пожалуй, и все впечатления.

Однако в этом году церковное мероприятие стало событием. Открытие Чтений прошло в Государственном Кремлевском дворце, своим присутствием его осенил генеральный прокурор В.В.Устинов, который высказался вместе с патриархом за преподавание в школах «основ православной этики». Со своей стороны, А.В.Фурсенко попытался представить готовый уже «религиоведческий курс», одобренный даже до этого патриархом. Но выступление его стало не более чем курьезом. Фурсенко был освистан православной публикой и препровожден с Чтений с позором. А патриарх почему-то его не поддержал.

Тема «основ православной культуры» стала на Чтениях, как сказал известный православный депутат Александр Чуев, центральной. Мы предлагаем вам сокращенную стенограмму второго дня работы секции «Основы православной культуры в системе образования». Программа этого дня состояла из «пресс-конференции и творческого вечера на тему “Основы православной культуры – концепция жизни и творчества”». Отметим, что за несколько лет секция по ОПК преобразилась: пусть не самый большой, конференц-зал ЦДЛ был набит до отказа, настроение выступающих – боевое.

Так что же такое «Основы православной культуры»? Какие люди готовят этот курс? Будет ли ОПК обязательным предметом в школе? Читайте и делайте выводы.

При чтении просим вас не пользоваться системой Orphus: мы постарались максимально точно передать особенности речи выступавших.


Стенограмма пресс-конференции и творческого вечера на тему «Основы православной культуры – концепция жизни и творчества»


(XIV Международные Рождественские образовательные чтения, секция «Основы православной культуры в системе образования», второй день работы секции, 2 февраля 2006 года)

[Общий хор всех присутствующих, за исключением скептиков]:

...сокро-о-о-вище благих и жизни пода-а-телю,
прииди, и вселися в ны,
и очисти ны от всякия сквее-е-ерны,
и спаси, блаже-е, ду-у-уши наа-а-ша-а-а.

Блудилин Игорь Михайлович (Игорь Аверьян) [ведущий вечера, член Союза писателей России, руководитель клуба «Новая книга»]:

Дорогие друзья, сегодня у нас самый торжественный вечер, поскольку он проходит в рамках. Здесь, пожалуйста, клуб «Новая книга», сегодня его заседание такое радостное для нас. Торжественное.

Регламент сегодняшней работы: сначала будет пресс-конференция, а потом дискуссия. С нее, собственно, и начнется творческий вечер на тему «Основы православной культуры – концепция жизни и творчества». Пожалуйста. Спасибо за то, что вы пришли. И начинаем работу.

У нас сегодня в гостях почетный председатель нашего сегодняшнего собрания Владыка Максим, епископ Барнаульский и Алтайский, и почетные гости секции, для нас - очень почетные гости секции: Владыка Вениамин, архиепископ Владивостокский и Приморский, Владыка Павел, архиепископ Рязанский и Касимовский, пожалуйста, Владыка Зосима, архиепископ Элистинский и Калмыкский.

Все.

Вечер считается открытым.

Бородина Алла Валентиновна [«председатель пресс-конференции», автор и разработчик курсов «Основы православной культуры» и «История религиозной культуры», президент Фонда «Основы православной культуры», главный редактор издательства «Основы православной культуры», член Союза писателей России, кавалер ордена Прп. Сергия Радонежского РПЦ]:

Для приветствия слово предоставляется Владыке Павлу, архиепископу Рязанскому и Касимовскому.

Владыка Павел: Добрый вечер, дорогие друзья, хочу сказать, что, к сожалению, у нас сегодня объявленные архиепископ Вениамин и епископ Зосима не присутствуют, поэтому я от имени всех наших православных архиереев хочу всех поприветствовать, всех вас, участников нынешней конференции. Для меня очень важно видеть вас всех. И хочу сказать, что пока есть у нас корреспонденты, которые живут по евангелию, которые разделяют православное вероучение, у нас с вами хорошее будущее, у нас есть надежда на то, что и телезрители, на то, что читатели, слушатели радио, читатели газет смогут слышать, видеть и читать хорошие, добрые вести. Я думаю, что каждый из вас, слушая или смотря телевизионные программы или радиопрограммы, наверное, уже все пресытились насилием, кровью, телепузиками, которыми кормят наших детей с экранов телевидения. Хочу сказать о том, что за восемь лет моего пребывания в Соединенных Штатах Америки я насмотрелся на детей, которые были воспитаны на телепузиках и на страшилках, которые показывали детям в Соединенных Штатах Америки. И могу, со своей стороны, сказать о том, что это – хотите или не хотите, вольно это или невольно, но - детей на Западе готовят к встрече антихриста. Когда дети видят с самого раннего детства различных бесенят, страшилок, то создается такое впечатление, что вот если, не дай бог, враг рода человеческого – дьявол или бес – явится в своем облике на улице, то никто из детей не скажет, что это бес или дьявол. Каждый скажет – о, это герой такого-то или такого-то мультфильма. То есть готовят детей к встрече этого страшного явления.

У нас очень много хороших событий в жизни нашего народа, в жизни нашего государства, но, к сожалению, телевизионные программы больше показывают насилие. Больше говорят о преступлениях, о преступниках. И, к сожалению, остается мало времени для доброго, хорошего, которое могло бы вселять надежду в сердца и души наших телезрителей.

То, что вы сегодня здесь присутствуете, это, я думаю, не только меня радует, но и всех граждан нашего Отечества. Это значит, что у нас есть хорошее будущее, у нас есть надежда на то, что наши дети не погибнут, что наши дети – это наше будущее – вырастут хорошими, добрыми, благочестивыми христианами и добрыми гражданами нашего Отечества. Мне хочется пожелать всем вам, дорогие наши корреспонденты, помощи божьей в ваших трудах. Несите доброе, несите хорошее, несите радостное. А плохое - оно и так станет доступно вниманию всех нас, жителей нашей страны. А хорошего гораздо реже можно встретить на экранах телевидения, хорошее должно с трудом, с подвигом передаваться из поколения в поколение. Поэтому я желаю всем вам помощи божьей в ваших просветительских трудах. Знайте, что корреспондент, который несет доброе, который несет евангельское учение в жизнь людей, вы будете приравнены к равноапостольным подвигам и трудам. Так вот знайте, что если вы будете нести доброе, вы будете причислены к апостолам, которые тоже в своей жизни несли доброе евангельское учение людям. Бог вам в помощь. Спасибо.

[Аплодисменты]

Бородина А.В.: Слово для приветствия предоставляется Владыке Максиму, епископу Барнаульскому и Алтайскому, почетному председателю секции «Основы православной культуры в системе образования».

Владыка Максим: Ваше высокопреосвященство дорогой владыка Павел, все честные отцы, братья, сестры, всех вас позвольте поздравить с рождественскими чтениями, которые сейчас проходят в эти дни. Знаменательно, что мы собрались с вами в Центральном доме литераторов. Находясь в стенах духовных школ самых различных, в разное время, в разном качестве – студента, преподавателя, - ощущаешь богатство, чистоту и защищенность тех, кого господь призывает в стены духовных учебных заведений. И вот настало время, когда церковь выходит из стен храмов, из стен духовных учебных заведений, для того чтобы делиться тем богатством, тысячелетним наследием, которое хранилось бережно в православии. Вчера мы с Аллой Валентиновной и многими другими нашими коллегами обсуждали проблему учебника «Основы православной культуры». Позвольте выразить слова благодарности уважаемой Алле Валентиновне, которая уже много лет систематически занимается, работает над учебником, книгой, которая станет окном в иной мир – не в тот мир, о котором действительно печальные факты говорил владыка Павел, а в мир чистый, мир святой. Вот это вот, эти книги по «Основам православной культуры» в действительно прекрасном исполнении излагают всю историю, всю красоту святого православия. И дай бог, чтобы этот учебник как можно больше имел доступ во всех учебных заведениях нашей России. Всех вас поздравляю с праздником и желаю помощи божьей.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Слово для доклада предоставляется Бородиной Алле Валентиновне. Все мы знаем Аллу Валентиновну как автора учебника «Основы православной культуры», который наделал столько шума в либеральных кругах, и вот теперь у нас есть возможность послушать ее доклад. Пожалуйста.

Бородина Алла Валентиновна: Во времени мы очень ограничены, поэтому мой доклад будет очень коротким, чтобы мы имели возможность услышать слово отца Александра Шаргунова и других замечательных наших гостей, помощников, соратников, моих руководителей и учителей.

Секция «Основы православной культуры в системе образования» продолжает свою работу. Сегодня второй день работы секции, программа включает пресс-конференцию и творческий вечер на тему «Основы православной культуры – концепция жизни и творчества». Для прессы дадим короткую справку о работе первого дня секции. Вчера с 13.00 до 19.30 проходила научно-практическая конференция на актуальнейшую тему «Основы православной культуры в системе образования». Были освещены вопросы, затрагивались многие проблемы современного состояния общества, физического и нравственного здоровья нации, культуры и образования. В работе конференции под руководством почетного председателя секции владыки Максима, епископа Барнаульского и Алтайского, и под председательством автора и разработчика курса «Основы православной культуры» приняли участие представители управлений образования, научной, родительской и педагогической общественности Москвы, Алтайского края, Владивостока, Козельска, Рязани, Клина, Люберец, Калуги, Удмуртии и других регионов России. Уважаемые руководители, это были уважаемые руководители, методисты управлений образования, выдающиеся ученые, профессора в области философии, истории философии, психологии, наркологии, медицины, культуры, учителя и православное священство. Таким образом, социокультурные проблемы и курс «Основы православной культуры» были рассмотрены с самых разных сторон – экзистенции, общественно-политической, историко-культурологической, философской, россиеведческой. Разные аспекты изучения социокультурных и экономических проблем выводят современных ученых, педагогов-практиков и родительскую общественность на проблему несоответствия государственной культурно-образовательной политики историческим условиям формирования отечественной культуры, российскому законодательству, международным документам в области воспитания, образования, культуры, прав граждан на убеждения и вероисповедание. Мнения были единогласны по основным положениям, таким:

1) Государственная культурно-образовательная политика осуждается российской общественностью как дискриминационная по отношению к традиционным отечественным ценностям, по отношению к православию и по отношению к русской культуре и к русскому народу, а также как не соответствующая интересам развития нации и таким образом может способствовать экстремизму и деградации населения.

2) Государственная культурно-образовательная политика требует срочных корректив в целом для обеспечения ее соответствия: а) историческим условиям формирования отечественной культуры, б) российскому законодательству, в) международным документам в области воспитания, образования, культуры, прав граждан на убеждения и вероисповедание, г) целям и задачам национальной безопасности граждан России.

3) Курс «Основы православной культуры» по программе - учебному комплекту А.В. Бородиной прошел успешную апробацию в ряде регионов России и должен быть введен в федеральный компонент, поскольку содержит огромный дидактический и воспитывающий потенциал для:

а) сохранения образовательного, культурного, политического, территориального пространства России, б) для повышения качества базового образования, в) для успешной социализации молодежи в отечественной культуре, г) для творческого развития граждан России, д) для предупреждения экстремизма.

Достаточно сказать, что если бы государство осуществляло верную культурно-образовательную и экономическую политику, то просто не было бы таких случаев, когда доведенный до отчаяния молодой человек врывается с оружием в синагогу. Это - во-первых. А во-вторых, даже в минуту самых серьезных испытаний в жизни ребенок не побежал бы с оружием ни в какой молельный храм или дом или храм, если бы он изучал систематично основы православной культуры. И другой пример. Не был бы так освистан в торжественной обстановке в Кремлевском дворце министр образования и науки представителями всех регионов России и других государств, если бы он изучал основы православной культуры и они бы помогли ему иметь представление о роли православия в формировании культуры отечества и представление о роли православия в формировании ментальности русского народа. А это просто необходимо сегодня любому управленцу, каждому чиновнику, тем более чиновнику такого уровня.

4) Необходим общественный контроль за выполнением социального заказа на «Основы православной культуры» в целях обеспечения качества обучения, предупреждения провокаций и подмены содержания другим материалом. А также в целях оказания помощи развитию других учебных или факультативных курсов, обеспечивающих расширение духовно-нравственного и историко-культурологического содержания «Основ православной культуры» в следующих аспектах: этическом, филологическом, художественно-эстетическом, регионально-историческом, философском и так далее. В России создано около тысячи таких программ, наиболее качественные из которых могут также быть полезными в образовании в роли расширения и иллюстрации «Основ православной культуры». Таким центром участники секции «Основы православной культуры» в системе образования выразили желание видеть межрегиональный общественный фонд содействия развитию образования и культуры «Основы православной культуры в системе образования»… а… «Основы православной культуры», простите.

Сегодня работа секции посвящена теме «Основы православной культуры, концепции жизни и творчества». В центре нашего внимания находится вопрос обыденного и творческого бытия современного человека. Находят ли сегодня основы православной культуры свое место в нашей жизни и творчестве? Находят ли сегодня основы православной культуры… является… а… простите… Долин Александр Борисович мне мешает. Друг мой сердешный. Находят… э.. э.. сегодня «Основы православной культуры» свое место в нашей жизни и творчестве? По нашему убеждению – да. Причем основы православной культуры являются не только новой темой, несколько разнообразившей наше существование, - «Основы православной культуры» становятся современной концепцией жизни и творчества. Об этом говорят многие факты – книги, газеты, журналы, песни, спектакли, курсы и так далее. И подчеркну – не государство обеспечивает такое развитие культуры, а, наоборот, вопреки официальным разрушительным финансируемым программам, народ осуществляет свою историко-культурологическую концепцию. Напомню, что на издание моих учебных книг, самого востребованного сегодня учебного комплекта, государством не затрачено ни одной копейки. Более того, Министерство образования не представило сегодня перечень учебных пособий по курсу «Основы православной культуры», а там должны были в этом перечне быть мои учебные пособия, получившие гриф Министерства образования «Допущено» и «Рекомендовано». Если бы это было выполнено, то школы могли бы приобрести эти книги на бюджетные средства. А поскольку это министерство не выполнило, то опять требуется жертвенность народа, родителей, и им придется покупать эти книги на свои средства. И мы просим православные средства массовой информации и общественные организации помочь провести социальное расследование по этому поводу.

Таким образом, мы наблюдаем сегодня феномен человеческого… феномен человеческого э… бытия… в евангельской миссии. Это жертвенная любовь русского народа, готовность русского народа – в целом народа, в большинстве своем – отдать свое благополучие и даже жизнь ради высокого творческого бытия в единстве с богом [звучит известная мелодия телефона Nokia]. И свое духовное и художественное богатство народ бескорыстно, без поддержки государства, массово дарит России, в том числе и государству и, более того, всему миру. Поэтому фонд «Основы православной культуры» проводит теперь фестиваль, который получил такое название - «Россия – миру», цель которого - поддержать значимые проекты и труды, выполненные… с основой на отечественные традиции и без государственной помощи.

Стыдно должно быть нашему правительству, оставляющему ежедневные примеры ханжества, когда раздаются земли России, прощаются долги и преступления, грабеж национальных богатств России, шпионаж и многое другое, но свой народ зажимается в железные тиски и доводится до отчаяния. Но слава великому русскому народу, великой русской культуре, которая воочию в своем бескорыстном творческом служении являет сегодня лик Христа всему миру, как и пророчествовал об этом великий наш и любимый писатель Федор Михайлович Достоевский! Спасибо.

[Оживленные аплодисменты]

Блудилин И.М.: Слово предоставляется протоиерею Александру Шаргунову.

Протоиерей Александр Шаргунов [настоятель храма Святителя Николая Чудотворца в Пыжах, глава Комитета «За нравственное возрождение Отечества», преподаватель Московской Духовной Академии и Семинарии, «духовный руководитель» издательского проекта А.В. Бородиной «Основы православной культуры»]:

Ваше высокопреосвященство, ваше преосвященство, дорогие отцы, братья и сестры. Программа сегодняшнего нашего вечера называется «Концепция жизни», а тема моего выступления - «Есть ли жизнь до смерти?» Я хотел бы предварить мое выступление небольшим предисловием.

Христианское воспитание, может быть, сейчас единственная защита наших детей от беспрецедентной, осуществляемой при поддержке государства пропаганды растления. Наверное, мало кто знает, что всеобщее обязательное школьное образование, придя к власти, одним росчерком пера отменил Ельцин. Заметим, что в Америке, Франции и других европейских странах оно строго охраняется законом. В результате сейчас в России три миллиона безграмотных детей. Поразительно, как на фоне геноцида русского народа, на фоне продажи сирот на экспорт так называемые правозащитники озаботились введением в школах «Основ православной культуры». Небезызвестная Хакамада публично заявила через СМИ: «Введение “Основ православной культуры” приведет к тому, что через десять лет мы получим поколение зомбированных серых людей, способных выполнять команды, но не способных формировать новые идеи». И это при наличии миллионов беспризорных детей, вовлекаемых в проституцию, наркоманию и криминал.

По поводу «Основ православной культуры» СМИ подняли целую истерию, которую можно сравнить с истерией по поводу пресечения кощунственной выставки «Осторожно, религия!». «Не мир, но меч принесет в страну преподавание основ православия в российских школах», - так пишет «Вечерняя газета». А газета под названием «Газета» панически восклицает: «Школа надевает православную форму». Руководитель московского Департамента образования Кезина высказалась: «Нельзя вводить православие в школы и будоражить людей, исповедующих другую религию». При этом хитро умалчивает, что речь идет всего лишь о факультативе. Протестуя против православия в государственных учебных заведениях, они совершенно не желают замечать, что другое государственное учебное заведение - еврейская академия - носит имя Маймонида, философа-талмудиста, выражавшего агрессивную нетерпимость ко всем нациям, кроме еврейской. Среди его высказываний есть, например, такие: «Надо убивать и бросать в ров погибели всех подобных Иисусу из Назарета и его последователям».

Вся эта демагогия тождественна позиции большевиков-интернационалистов, которые, боясь заповедей божьих, обличающих их дела, пытались искоренить христианство всеми возможными средствами на территории России.

А теперь перехожу к самому докладу.

Что значит изучение основ православной культуры в современном культурном контексте? Все, даже неверующие, знают, что православие, христианские ценности определяли общественную жизнь, нравственность, политику, культуру нашего народа в течение многих столетий. Православие оказало глубинное влияние на формирование нации, оно составляет неотъемлемую часть нашей истории. Нынешняя ситуация в России вследствие известных исторических потрясений характеризуется не только вопиющей религиозной безграмотностью, ростом самых диких суеверий, но прежде всего беспамятством, утратой памяти новыми поколениями. Мы отдаем отчет, что в обществе существует открытая конфронтация между новой культурой и христианской верой. Разумеется, Россия не является здесь исключением: это глобальный процесс, Владыка Павел как раз процитировал тут, глобальный процесс, в котором участвует Америка и постпохристианский Запад. И прежде чем говорить о том, как юные сегодня могут получить доступ к утраченной духовной и нравственной реальности, и то, как сама культура может быть путем к этой реальности, необходимо ясно видеть и различать, где мы сегодня оказались. Необходима реабилитация подлинно духовного измерения жизни. Мы начнем издалека.

В течение долгого времени религия, принадлежность к религии, вера и церковь на Западе рассматривались как преграда прогрессу человечества. Огюст Конт и его последователи утверждали, что религиозный опыт – составная часть самого архаического, что только есть в человечестве. Торжество разума с развитием позитивных экспериментальных наук должно неумолимо привести к исчезновению религиозных иллюзий. Человечество, просвещенное наукой, наконец достигнет взрослости. Цель позитивистов – вытеснить христианскую традицию, которая веками вдохновляла систему просвещения.

И одновременно еще одно философское направление, весьма ощутимо проявившее себя в нашей стране. Это марксизм, солидарный с Фейербахом, согласно которому религия – в принципе отчуждение и помешательство. Религиозный человек подозревается в отказе от собственной свободы вследствие соединения с богом и устремленности в потусторонний мир, он не господин сам себе и не может осуществить себя. Поэтому желание свободы требует от человека отказа от бога. Эта философия была позднее замещена сначала на Западе, а теперь и у нас в России экзистенциализмом, который априори опирается на упомянутые выше тезисы. Чтобы человек жил, надо, чтобы бог умер, надо, чтобы умерли все религиозные формы этого отчуждения.

Теперь мы вступаем в относительно новые времена. Прежде всего потому, что наша эпоха называет себя не только постхристианской, но и постпозитивистской. Лжерелигия прогресса и науки переживает глубокий кризис, точнее, человек постмодернизма констатирует, что научный и технический прогресс двусмысленен: с одной стороны, небывалые достижения в материальной сфере, а с другой – не только нищета и нравственная деградация миллионов, небывалые искажения во всех областях жизни, но и угроза самой жизненной среде человека. Плоды новой свободы налицо. Если не наступит радикальных перемен, скоро не останется ни человека, ни пресловутых прав человека. Человек на пути к исчезновению, вот в чем вопрос. Самый жгучий вопрос. Хуже всего предельная трусость общества человеческого - предоставить возможность дать на него ответ тем, кто обладает финансовой и политической властью, выносит приговор культуре, имеющей начало в самых истоках существования человечества. «Никто не может никого обязать исполнять предписания десяти заповедей, - говорят они сегодня с торжеством и с легкой иронией, - ибо человек сам господин своей судьбы».

Чтобы лучше понять опасность разрыва с традиционной культурой, приведем следующие, самою жизнью диктуемые тождества. Обратим внимание на значение таких понятий, как «отец», «мать», «брат», «сестра», которые коренятся не только в биологическом родстве, но институализированы культурой. Как добиться эмансипации человека без его исчезновения? – вот тема прав человека, освобождающегося от всех связей и в конце концов от самого себя, погибающего в этом торжестве отделенности от веками принятых норм жизни.

В качестве примера возьмем две проблемы достижений современной науки и культуры, по видимости далекие друг от друга, а на самом деле идентичные: инцест и клонирование.

Инцест – новая реальность, пропагандируемая почти как нормальное явление, еще совсем недавно воспринимался как неслыханное извращение. Статистика утверждает – невозможно для нас этому поверить, – что теперь это безумие поразило каждую десятую американскую статью… семью. Чтобы не было у нас отставания от всемирного эталона свободы, к рекламированию инцеста в нашей стране подключилось телевидение. Многим, наверное, памятны передачи небезызвестного Влада Листьева под названием «Тема». Снова и снова подчеркнем, что атеизм, разрывающий связи с традиционной культурой, с неизбежностью переходит в сатанизм.

Инцест – это не просто грех пола, насилие, нравственное преступление. Это генеалогическое преступление. Его тяжесть в упразднении общепринятой логики родственных связей, фальсификации генеалогии – того факта, той тайны, что мы потомки, наследники тех, кто был до нас. Наше начало издалека, из глубины. Отец (страшно это произносить!), отец, насилующий своего собственного ребенка, следует нечеловеческому желанию в самом полном смысле этого слова. Он разрывает связь времен, уничтожает узы родства. Он не дает своей жертве и далее ребенку, который должен родиться, занять свое место в неразрываемой цепи поколений. Инцест – кровный брат геноцида, потому что он приводит к разрушению личности, уничтожая узы родства. Насилие совершается не только над телом ребенка, а прежде всего над тем, что составляет его человечество. Специалисты свидетельствуют о последствиях этого выхода человеческого рода – тяжелая депрессия, нарушенная психика и наконец суицид. Невозможность жить в общении с нормальными людьми, связанными узами родства.

Как реагирует постхристианское, но еще сохраняющее остатки традиционной нравственности западное общество на это явление? В большинстве стран закон – обратите внимание – бесконечно осторожен в вопросе инцеста, поскольку речь идет о страшной задаче соединить необходимость наказания с желанием защитить, несмотря ни на что, права человека. Так, насилие, совершенное родителем над малолеткой, рассматривается как преступление, в то время как инцест между братом и сестрой или родственником по восходящей линии не является уголовно наказуемым. Закон пытается спасти принцип, хотя он уже фальсифицирован, хотя он уже отступает от того, что является определяющим в естестве человека. В своей лицемерной осмотрительности он высказывается, с одной стороны, за запрещение инцеста, с другой – предлагает сохранять родственные связи, несмотря на инцест.

Эти краткие замечания об инцесте имеют одну цель – помочь нам лучше понять, что такое клонирование. То и другое вместе дают яркую иллюстрацию того, что представляет собой культура, разрывающая связи с традиционными ценностями. Греческое слово «клон», как вы знаете, означает «росток, побег», и клонирование – это воспроизводство живого существа, растительного, животного или человеческого, на основе одной из его клеток, внесенной в зародышевую клетку, ядро которой подавлено. Живое существо может быть воспроизведено без участия другого. Генетически – это копия того же самого существа, исходная от него.

После ошеломляющего сообщения в феврале 1997 года группой биологов о первом успешном клонировании овцы Долли на повестке дня встал вопрос клонирования человека. Мы сейчас не говорим о возможности, о реальной возможности этого. Верим, что бог не попустит. Не говорим о необходимости безусловного запрещения подобных экспериментов ради сохранения обители человечества. Дело даже не в самом осуществлении этого чудовищного проекта. Дело в идее, которую принимает человеческое общество, тем самым подписывая себе смертный приговор. Мы говорим о реакции так называемого цивилизованного общества на это явление. Мало сказать, что клонирование, как последнее достижение науки и культуры, как галлюцинация, неотвязно преследует умы многих. Человеческое воображение настолько взволновано этой гипотезой, в ней до такой степени выражен дух времени, что отношения многих друг с другом оказались непоправимо поколебленными. Столкновение различных прямо противоположных точек зрения весьма примечательно. Одни видят в этом преступление против человечества, в то время как другие, причем философы, интеллектуалы, приветствуют новые открытия с энтузиазмом прогрессистов. В прессе перспектива человеческого клонирования чаще всего преподносится в юмористическом ракурсе. Этот контраст оценок сам по себе не может не вызывать тревогу. Как может быть клонирование одновременно воспринимаемо одними как преступление против человечества и забавной гипотезой – другими. Мы видим, до какой степени эта ситуация раскрывает глубоко ложные, невежественные представления о будущем человека и о тайне человека. Страшная фантасмагория. Невозможно, действительно, представить – тот же самый человек, но дубликат, копия, второй экземпляр. Вспоминаются древние мифологии, которые в большинстве языческих культур придают зловещее значение явлению двойников. Это известные мимикрии. Двойник часто ассоциируется с инфернальным чудовищем, он выражает радикальное нарушение установленного свыше порядка. Полное безразличие к принципам жизни, которое несет в себе неизвестно какие угрозы. Однако на самом деле не в этом проявляется главный грех клонирования. Вопрос клонирования напрямую связан с генеалогическим принципом. Когда в процессе рождения упраздняется вмешательство другого, клонирование становится не чем иным, как абсолютным инцестом. Оно доводит до логического предела известную неполноту человеческого существа, которое нуждается в другом, то есть во встрече, чтобы увековечиться. Подчиняясь мрачной мании всемогущества, клонирование выпроваживает вон этого встреченного, неизвестного, желанного другого, этого невероятного спутника, этого возлюбленного сородителя. В истории человечества происходит короткое замыкание, наступает полная тьма вследствие отвержения непостижимого счастливого дара двух полов. Какая там любовь! Нет более ничего, чем всегда была наполнена, даже в язычестве, поэзия, музыка, живопись, вся прежняя, не утратившая богатства человеческих отношений культура. Посмотрите, как это опустошение все более определяет сегодняшнюю псевдокультуру. Творение человеческого существа, единственного и неповторимого, оттого что оно по образу и подобию божьему и оттого что оно плод встречи, уступает место клонированию, простому черенкованию органа. Вместо события, где два любящих существа участвуют в тайне творения новой жизни вместе с богом, - эгоцентрическая воля, направленная только на то, чтобы запечатлеть на будущем человеческом существе свой собственный выбор, самого себя.

Нетрудно увидеть последствия этого устранения другого. Все характеристики инцеста как генеалогического преступления относятся и слово в слово к клонированию и точно так же к современной антикультуре. Там и там упразднение родственных связей. В случае антикультуры, кроме того, духовных и нравственных. Генеалогическая связь между поколениями, это море ниспадающих водопадов, о которых говорит Тертуллиан и в котором Платон видел залог бессмертия, разрывается. Клонирование прокладывает обводные течения жизни, уничтожая при этом саму жизнь, и, как инцест, создает полный хаос в генеалогии.

Лишается смысла сама идея родственных связей. В самом деле: какие родственные связи могут быть у клона человека? «По отношению к своему отцу он сын – и в то же время брат-близнец, - пишет известный психоаналитик. – Он сын и шурин своей матери, которая является также его тещей. Он одновременно сын и внук дедушки и бабушки, а также брат своего дяди. Он станет отцом и дедушкой своих детей. В случае собственного клонирования они станут братьями своего отца и дедушки и шуринами своей бабушки». Совершенно ясно, что проблемы, поставленные клонированием, выходят далеко за пределы биологии. Речь здесь уже идет вовсе не об органах, более или менее хорошо скопированных. Может ли человеческое существо сохранить свою идентичность в этих безумных отражениях зеркального лабиринта? Безумие подобных проектов очевидно, а между тем гражданское право большинства постхристианских государств все более склоняется к тому, чтобы встать на защиту легализации инцеста и клонирования. Кто заплатит и какую цену за этот кошмар человеческой истории, перед которым ужасы минувшего столетия с двумя мировыми войнами, ГУЛАГами и Освенцимами покажутся только цветочками зла. Беда в том, что эта ложно понятая свобода становится магическим страхом нового порядка взамен старого, с христианскими нормами. Порядка, который будет утверждаться как единственно законный и священный под защитой государственной власти – мы имеем в виду в данном случае антихриста. Чтобы утвердить этот порядок, необходимо отвергнуть… необходимо для этого отвергнуть идею самоограничения и запрета – всего того, что является в принципе традиционной культурой. Это уже совершается сегодня – одними во имя свободы научных исследований, другими – ради революции нравов, как если бы одно должно быть непременно неотделимо от другого. Пусть, говорят они, новый век будет похвалой нигилизму. Однако тем, кто кричит о ловушке патерналистского христианского наследия, не мешало бы понять, что эта похвала нигилизму приводит в конце концов к превращению всего в нигиль, в ничто.

Вывод неумолим: чтобы избежать полной варваризации и гибели человечества, необходимо сохранение традиционной культуры. В нашей стране это означает, разумеется, помимо многое прочее… помимо многого прочего, преподавание, хотя бы факультативно, «Основ православной культуры». Вопрос уже не в том, существует ли бог, а существует ли человек. Вопрос не в том, есть ли жизнь после смерти, а есть ли жизнь до смерти.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Слово предоставляется президенту всероссийского фонда «Образование», доктору педагогических наук, доктору философских наук Сергею Константиновичу Комкову. Дорогие друзья, пожалуйста, вопросы в письменном виде присылайте нам сюда.

Комков С.К.: Уважаемые коллеги! Тема, которая сегодня обсуждается на пресс-конференции, не просто важна. Это сегодня, я бы сказал, ключевая тема вообще общественной жизни страны. Всероссийский фонд «Образование», которым я руковожу уже более 12 лет, изначально, с самого первого дня, как только появилась эта программа «Основы православной культуры», поддержала эту программу. Более того, мы в трудные времена, когда начались нападки так называемых демократических правозащитников, которые на самом деле ничего общего не имеют ни с демократией, ни с правозащитой, мы предложили своих юристов, которые активно включились вот в те процессы и помогли немножечко отбить эти нападки. На самом деле, давайте посмотрим, что же сегодня происходит у нас в стране и насколько актуален сегодня и важен тот курс, о котором идет речь.

Мы с вами прекрасно понимаем, я, как философ, как педагог с очень большим стажем, вижу, какие процессы идут у нас в государстве, и могу четко сказать, что последние 15 лет Россия подвергается очень мощной обработке извне, идет очень мощный процесс попытки изменения общественного сознания в стране. Эти попытки начались в середине 80-х годов. Тогда уже прибыли сюда в страну первые эмиссары, которые начали вести эту активную работу. Очень активизировались они в середине 90-х годов. Но сегодня как бы кое-кто из них поменял личину, спрятались немножечко, но мы должны понимать, что в общем-то эти попытки даром не проходят. Мы знаем, что процессы изменения общественного сознания – это очень серьезные процессы. Очень многие страны Восточной Европы сегодня уже прошли этот путь – и мы видим, к чему они пришли. Мы видим - к тому, что там разрушена их национальная культура, национальное самосознание, началось не просто европеизация, о которой очень много говорят, - там началась американизация, и это очень опасное явление. В 98 году после моего выступления по американскому телевидению в Канзасе мне было предложено в 48 часов покинуть США. Хотя я ничего особенного не сказал. Я просто рассказал популярно, как историк, как философ, как складывалась американская нация, и сказал очень простую вещь: что американской нации как таковой нет. Это некоторое сообщество, сложившееся из преступных элементов, которые сбегались в Новый свет из разных частей Старого света. Пусть это были в чем-то даже, может быть, и хорошие люди, но по своему признанию и положению это были преступники, потому что они были в неладах с законами той страны, из которой бежали. Поэтому американское общество складывалось довольно непросто. Это определенный конгломерат, и то государство, которое сегодня называется Соединенные Штаты Америки, – это государство, которое живет по определенным строгим законам, но эти законы во многом являются законами преступного сообщества. И вот эту идеологию, эту концепцию существования общества сегодня пытаются навязать России. Мы видим, что это активно продвигается по всем показателям, на всех уровнях. И в первую очередь это пытаются продвинуть через систему образования России. Я думаю, что то, что министра образования обсвистали на представительном форуме на открытии традиционных рождественских чтений, - это не случайный показатель. Это говорит о том, что сегодня – не только российским образованием, кстати, а многими отраслями российского общественного сознания или российской общественной жизни - управляют не просто безбожники, управляют люди чуждые и, так сказать, противопоказанные России. Они не должны сегодня управлять нашим государством. Это прагматики, воспитанные и выросшие и заквашенные на Гарвардской школе, это люди, прошедшие специальную подготовку. Я в одной из своих статей, которая так и называлась - «Гарвардские шалуны», подробно об этом рассказал. Так вот, сегодня эти циничные прагматики пытаются навязать нам тот самый, так сказать, общественный смысл жизни, который чужд нашему государству. Что же делать и как этому противостоять? Можно, конечно, говорить о, так сказать, революционных процессах, о том, что этих людей надо выгонять силой, свергать. Но есть и другой путь, тот путь, который более присущ России, – это путь нравственного духовного обновления и путь вытеснения посредством этого духовного обновления. Поэтому неслучайно именно такую яростную атаку мы получили на курс «Основы православной культуры». Потому что этот курс принципиально опасен для тех проводников западной идеологии, которые сегодня пытаются столкнуть Россию с нашего традиционного классического пути. Что такое курс «Основы православной культуры»? Сейчас очень многие спорят об этом. Говорят, что это духовный курс, говорят, что это курс, который представляет собой «Закон божий», кто-то говорит о том, что это курс чисто культурологический. Я думаю, что правильно будет и то, и другое, и третье. Это некий, знаете, вот комплексный курс, который впитал в себя все: и духовные основы российского общества, и культуру, которая без духовности невозможна, и определенные заповеди христианские, без которых вообще невозможно существование духовности и культуры. Поэтому сегодня курс «Основы православной культуры» представляет собой ту самую прививку, то самое противоядие, которое может спасти российское подрастающее поколение от страшной вот этой заразы, которая будет пострашнее, чем какой-то птичий грипп, и даже пострашнее чумы. Поэтому сегодняшние апологеты этого курса очень боятся его внедрения.

Сегодня, в условиях России, возможно, надо начинать с факультативного курса. Для того, чтобы как бы не возбуждать очень массово общественное мнение. Но я думаю, что, начав с факультативного, он должен постепенно становиться нормальным, традиционным школьным курсом. Потому что вообще понять культуру, понять литературу, понять язык русский невозможно без понимания духовной и нравственной основы нашего русского народа. А это может дать только православная культура. Кстати говоря, весьма интересно, что положительно отнеслись к введению «Основ православной культуры» не только православные люди в России, но к этому положительно отнеслись и представители мусульманского руководства, и мусульманские лидеры тоже заявили о том, что они не против введения такого курса. Ибо этот курс позволит избежать самого главного и самого страшного. Я три года жил в Югославии перед началом вот этих самых страшных событий в Югославии, и я видел, с чего и как там все начиналось. Начиналось все очень просто: начиналось с того, что кто-то очень быстро начал раскачивать эту общественно-политическую, духовную лодку. Очень быстро начали вбрасывать, как мы говорим, «дохлых кошек» то туда, то сюда. Сначала, значит, натравили мусульман на христиан, потом христиан в ответную сторону на мусульман, потом началась бойня, в результате которой не стало больше государства Югославия, зато теперь там находятся те самые люди, которые и мечтали освободить эту территорию, для того чтобы осуществлять свои задачи.

Я боюсь, что с Россией пытаются сделать то же самое. Поэтому мы не должны попадаться ни на какие провокации. Что же касается тех самых правозащитников, я могу сказать одну простую вещь: эти господа хакамады, господа немцовы, господа асмоловы, - их главная, так сказать, задача и главная идеология, которую они пытались всегда протащить в России, это была попытка воспитать так называемого гражданина мира, безродного, не имеющего ни корней, ни культурных и нравственных связей космополита. Некий такой знаете «гражданин мира». И господин Асмолов, бывший в свое время заместителем министра образования в России, прямо заявлял: «Я горжусь тем, что мы воспитываем гражданина мира».

На самом деле было воспитание не гражданина мира, а началось воспитание послушного той самой западной, проамериканской, вот, субкультуре, навязанной нам для того, чтобы превратить русских людей, русский народ в послушных слуг вот тех самых будущих западных хозяев.

Сегодня очень многое делается для того, чтобы развалить государство российское. Что же будет на его развалинах? На его развалинах будет очень простая вещь: сюда прибудут новые хозяева, которым тесно уже стало там - за океаном или в Западной Европе, они прибудут сюда на огромные, на, так сказать, обозримые просторы нашего государства, они начнут беззастенчиво пользоваться теми богатствами, которые веками принадлежали русскому народу, а русский народ будет обречен на функцию и на роль подсобного слуги. И вот тогда будет уже поздно говорить о возрождении национальной культуры и национальной духовности. Поэтому, дорогие мои коллеги, уважаемые пастыри и архипастыри, я думаю, что сегодня перед Россией стоит очень серьезная задача. Если сегодня мы сумеем остановить вот этот процесс, если мы его сумеем затормозить, сумеем повернуть вспять, – нам не нужно никаких революций. Мы своими силами в состоянии сделать это на своем уровне, то мы сумеем спасти эту страну. Потому что спасение сегодня идет через души маленьких детей, через тех, кто сегодня еще только начинает ходить. Кстати говоря, религиозное приобщение и религиозная культура впитывается у ребенка с молоком матери. Когда сегодня начинают нам рассказывать сказки о том, что знакомить с основами религии надо в зрелом возрасте, в старших классах школы, мне, честно говоря, становится смешно, а порой и страшно. Я недавно общался с господином Чубарьяном, который разрабатывает курс «История мировых религий». Когда я ему задал вопрос о том, какую цель они преследуют, вы знаете, он долго жал плечами и сказал: «Мы ставим задачу познакомить школьника со всеми культурами, со всеми религиозными взглядами, со всеми религиозными воззрениями». На вопрос «зачем» ответа не последовало. Зачем это нужно? Кому это нужно? Кстати говоря, знакомство с мировыми религиями уже и так осуществляется в программе средней школы в курсе мировой истории. Там идет ознакомление с определенными религиозными воззрениями в ходе изучения истории той или иной страны. Больше этого не требуется. Сегодня в России требуется внимательное, глубокое изучение своей собственной культуры, своего собственного достояния национального, для того чтобы не забывать об этом достоянии и для того чтобы никогда это достояние никому не отдавать. Поэтому, дорогие мои, я всем нам желаю на этом пути большого терпения, потому что подводных камней здесь еще очень и очень много, так сказать, противников этого очень и очень много, и даже то, что, допустим, уйдет нынешний министр образования (а я думаю, что он уйдет в ближайшее время, все идет к этому), – но так сложилось у нас как-то, что каждый последующий министр хуже предыдущего, то обольщаться здесь рано, и я думаю, что предстоит еще большая, отчаянная работа и отчаянная борьба.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Слово имеет депутат Государственный думы, зам. председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Александр Викторович Чуев.

Чуев А.В.: Уважаемые участники пресс-конференции, ну, прежде всего я хотел бы сказать, что, действительно, на этих рождественских чтениях обсуждение о том, нужен или не нужен и каким образом вводить предмет «Основы православной культуры», стало одной из центральных тем чтений. Недаром, так сказать, такие эмоциональные были реакции зала на выступление министра образования. Я бы хотел посмотреть на этот вопрос немножко с другой стороны. Сегодня министерство образования вырабатывает свою политику в отношении этого вопроса, предлагает нам вместо «Основ православной культуры» «Историю мировых религий», обосновывая это тем, что наша Конституция однозначно отделяет церковь от государства, а предмет «Основы православной культуры» они почему-то относят к религиозным дисциплинам, хотя уже не раз говорилось, что это культурологический предмет. И тем не менее, даже если подходить с этой точки зрения, то есть очень интересный факт. На сегодняшний день в силу 122-го закона, в силу последней политики, проводимой государством в области образования, большое количество школ, а в перспективе, я думаю, что это будет подавляющее большинство всех средних учебных заведений, дающих полное или неполное общее образование, будут находиться либо в собственности под юрисдикцией субъекта федерации, либо под юрисдикцией муниципального образования. Так вот, если школа является муниципальной, она уже не является государственной. Если церковь отделена от государства, то местное самоуправление, поскольку оно не входит в государственные власти – это также закреплено нашим законодательством, – то значит в этой школе преподавание религии не противоречит Конституции даже в жестком, прямом смысле, если будет изучаться «Закон божий».

Поэтому здесь – это я с правовой точки зрения говорю – мы эту проблему решаем. Чем больше и чем либеральнее будет политика министерства образования в смысле школы, тем оно на самом деле в правовом плане развязывает нам руки. Кроме того, отделение церкви от государства как такового - это прежде всего в Конституции и вообще в законодательстве понимается как отделение церкви прежде всего от государственного управления и власти. Школа не является частью государственного управления как таковая, даже государственная. Она не является не только частью государственной власти, но даже школьные учителя до сих пор не имеют статус государственных служащих, иначе бы у них была совершенно другая заработная плата. Поэтому также здесь не выдерживает критики тезис о том, что это нарушает каким-то образом, так сказать, ситуацию отделения церкви от государства.

Теперь, если говорить с точки зрения того, что, ну как же, Россия является многонациональным государством, в Российской федерации проживает множество народов и этнических групп, поэтому, если мы вводим предмет «Основы православной культуры», мы таким образом нарушаем их права. Во-первых, ни о каком нарушении прав речи не идет, тем более когда мы говорим о предмете, вводимом факультативно, а не обязательно. Более того, на сегодняшний день уже, так сказать, процесс религиозного обучения и образования, в том числе подспудно и косвенно, начинает в национальных республиках пробивать себе дорогу именно тех религий, которые являются религиями большинства либо большой части населения этих республик. Я имею в виду Татарстан, Башкортостан, это начинается в ряде кавказских республик. Это процесс, который идет снизу, с мест, именно поэтому введение предмета «Основы православной культуры» никого не ущемляет и дает возможность тем людям и родителям по выбору, которые считают, что их ребенок должен изучать этот предмет, - он будет его изучать. Другие могут изучать основы культуры своей религии. Но, на мой взгляд, на самом деле, даже если они будут изучать и предмет «Основы православной культуры», то никакого ущемления прав здесь не произойдет, потому что, тем не менее, 80% населения России составляют русские и русский народ является государствообразующим народом России, который и делает ее государством. Поэтому с изучения культуры, религии этого народа, культуры православия - это понимание и изучение истории самого государства и истории самого народа.

На сегодняшний день есть очень серьезная проблема: в нашу страну едут потоком большое число иммигрантов. Это, кстати говоря, тема одной из секций нынешних рождественских чтений. Проблемы, которые в связи с этим возникают, неисчислимы. Это проблемы и межнациональных отношений, и преступности, и бытовые проблемы, и т.д. Одна из проблем заключается как раз в том, что приезжающие к нам иммигранты не знают не только нашего языка порой - они ничего не знают ни о нашей культуре, ни о нашей истории, ни о наших традициях, ни о нашей морали. И, в общем, честно говоря, не горят желанием этого узнать. Не горят таким же желанием их дети. И если мы не начнем работать в этой среде, - вот, а здесь, я считаю, возможно даже и обязательно говорить о таком предмете как о необходимом. Я считаю, что люди, приезжающие к нам в страну, и их дети должны знать культуру той страны, в которой они собираются жить, иначе просто они приносят с собой совершенно иной образ жизни и моральные ценности и создают конфликты на совершенно пустом месте. Так возникают межнациональные противоречия. А если говорить о крупных городах, то здесь мы видим уже не просто противоречия, а здесь мы видим серьезные межнациональные проблемы, которые, постепенно наращиваясь, грозят просто взрывом и межнациональными конфликтами, перед которыми Франция станет цветочками. Я считаю, что хотя бы в силу этого необходимо говорить сегодня о том, что такой предмет не просто необходим, он является основой нашего выживания.

Конечно, было бы наивно думать, что Министерство образования пойдет нам навстречу, вот так вот министр, поприсутствовав на рождественских чтениях, изменит свою позицию. Но что тогда делать? Я вижу здесь два пути. Первый путь – это, безусловно, продолжать ту работу, которая сегодня уже ведется, необходимо, конечно, эту работу оживить, туда нужно общественной инициативы добавить. Эта работа – введение этого предмета постфактум на местах, в школах через директоров и, самое главное, введение в отдельных субъектах федерации, там, где губернаторы или местные законодательные собрания понимают важность этого предмета. Такие примеры, как вы знаете, у нас есть. Тем или иным образом вопрос в отдельных областях – в Белгородской, насколько я знаю, в Тульской – начинает решаться. Это очень важно. Эту работу необходимо подкрепить еще и общественными инициативами, и, возможно, здесь необходима работа через конкретные отделы образования и конкретных директоров школ. Я думаю, что иногда они поддаются на диалог, иногда происходит нормальное общение, удается убеждать, это очень важная работа.

И второе – конечно, все равно продолжать работу по изменению нашего законодательства. Ну, недавно мы в Государственной Думе обсуждали вопрос изменения закона об образовании, и была попытка, я принес такой закон, мы вышли на пленарное заседание, но я пока не говорил об «Основах православной культуры», я решил сделать маленькую поправку в закон «О свободе совести и вероисповедания», когда речь идет о религиозном образовании вне рамок основной школьной программы. То есть там было, так сказать, вставлено слово основной. То есть вне рамок основной школьной программы. Если я правильно сейчас вспомнил. То есть школьной программы, которая, так сказать, преподается обязательно. То есть таким образом мы даем возможность использовать учебное помещение, использовать какие-то финансовые возможности, в том числе для оплаты преподавателей или приходящего священника, для того, чтобы были занятия дополнительно с учениками, но изучение религии в данном случае имелось в виду. Дума не пошла на поддержку этого закона, тем не менее, голосование было достаточно неплохим, и я считаю, что дискуссия, которая развернулась в стенах Государственной Думы, она позволила уже начать этот разговор и обозначить позиции.

Я думаю, сейчас можно идти дальше. Можно уже теперь осторожно говорить о том, чтобы вносить поправки в сам закон об образовании и, соответственно, закон о свободе совести и вероисповедания, хотя здесь есть казус: если мы внесем поправку в закон «О свободе совести и вероисповедания», то критика в плане того, что это религиозный предмет, будет выше. Поэтому, я думаю, начать будет необходимо с закона об образовании. Думаю, что так или иначе поправки будут сформулированы и во время весенней сессии они появятся в Государственной думе, я думаю, что вы об этом обязательно узнаете. Дело в том, что мы сейчас думаем над тем, как это правильно сформулировать в законе, потому что, вы понимаете, здесь есть ограничения – и конституционные, с одной стороны, и логикой законообразования, с другой стороны. Тем не менее, я думаю, мы обязательно сделаем это. Не факт, что такие поправки будут приняты, но начнется уже более серьезный разговор. Начнется раскачивание этого вопроса. И по опыту своей депутатской работы я знаю, что, конечно, это трудный и, может быть, долгий процесс, но шаг за шагом мы сможем эту ситуацию изменить.

То, что сегодня воспитание в школе как таковое необходимо (а «Основы православной культуры» как раз являются предметом, который имеет очень серьезное воспитательное значение), на самом деле понимают многие. Многие просто боятся слова «православный».

Боятся потому, что, к сожалению, последние 70 лет безбожного и бого…, так сказать, атеистического режима, который в корне уничтожал всякую возможность упоминания религии, привели к тому, что где-то, особенно если пожилые педагоги, особенно если люди, жившие еще в советском, так сказать, обществе и не сумевшие изменить свое представление о мире до конца, – для них это пугающе. И вторая категория – это молодые люди, которые, может быть, воспитывались в очень благополучных семьях, может быть, быстро вошли во власть, либо люди очень специфические – например, нетрадиционной сексуальной ориентации и т.д., - эти люди занимают принципиально иную позицию, полностью отрицая возможность воспитательной компоненты в школе. Они, наоборот, считают, что толерантность, западные ценности, демократическое устройство государства, либеральный подход и в социальной жизни, и в морали, и в экономике – это другая категория людей, которые нам противодействуют сегодня. Они, конечно, более активны и с ними тяжелее бороться, потому что если люди пожилые постепенно, рано или поздно, медленно, но все равно так или иначе, но иногда довольно часто, все-таки приходят к богу, то эти люди, скорее всего, к богу никогда не придут, – в силу своих убеждений или в силу греха или порока, который разъедает их жизнь.

Здесь, я думаю, надо сразу понимать, либо можно работать с этими людьми – это может быть на уровне местной власти, это может быть на уровне Министерства образования и культуры. К сожалению, я сам не успел услышать это выступление, но я участвовал в секции по вопросам миграции, после меня выступал представитель Министерства образования, и мне просто рассказали тезисы его выступления – я был просто поражен и пожалел, что ушел с этой секции. Потому что буквально тезисы были таковы: «Это здорово, хорошо, что у нас в стране будут жить китайцы. Хорошо, что у нас в стране будет жить кто угодно. Они такие работящие, а мы, - вернее, мы - не знаю, - а русские, в общем, не хотят работать, они только пьют. То есть, фактически, лучше, чтобы нас не было, – приезжайте все сюда». Я был потрясен такого рода подходом со стороны государственного чиновника, который по статусу обязан быть патриотом своей страны, защищать свою страну и систему образования страны. Но это наша сегодняшняя реальность, к сожалению. Это последствия того либерального курса, который проводился и продолжает проводиться в стране. Да, у нас очень красиво сегодня показали образ нашего первого президента, очень благостным, он говорил очень интересные и новые иногда вещи, но от этого ничего не изменилось. Сколько бы ни говорили и сколько ни показывали бы нам этот образ президента, мы помним, какие реформы и как последовательно и что в то время проводилось и продолжает проводиться сегодня.

[реплика с места]

- Это же враг России!

Чуев А.В.: Безусловно! Я просто говорю о том, что делают сегодня, стараясь создать новый имидж для первого президента, но думаю, что это все-таки вряд ли получится.

Так вот, я хотел бы сказать следующее. На сегодняшний день крайне важно, чтобы наши усилия по введению этого предмета подкреплялись не только борьбой за введение самого предмета «Основы православной культуры», но и в общем, наверное, здесь нужна и общественно-воспитательная работа. Нужно сам предмет открывать, нужно его пропагандировать, нужно его рекламировать, нужно его как бы показывать людям. Не просто - «Основы православной культуры»: что это такое, о чем там говорится, какие вещи там изучаются? Это необходимо в средствах массовой информации рассказывать и говорить о содержании учебников, чтобы люди, которые не понимают этого, видели бы, что страшного здесь ничего нет и никто силой в храм загонять никого не собирается. Это, я считаю, очень важный момент.

Что касается позиции других религиозных конфессий – я хочу еще раз это подчеркнуть, критика сегодня в основном сегодня идет из правозащитных, прозападных организаций, которые не заинтересованы в усилении нашей страны. Ведь на самом деле на сегодняшний день культура православия, идеология православия, духовность православия – это становой хребет нашего народа, и если мы его потеряем, у нас не останется ничего. Народа не будет. Об этом мы все не должны забывать ни на минуту. Я не буду долго говорить, возможно, будут какие-то вопросы, я готов буду на них ответить. Спасибо.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Слово имеет секретарь правления Союза писателей России, [председатель Пресс-службы Союза писателей России], поэт Александр Борисович Дорин.

Дорин А.Б.: Я… я тоже, видимо, как-то с такого несколько неожиданного, как бы так сказать, угла падения на… на нашу тему, даже не тему, я просто хочу поклониться Владыке Павлу, потому что э… э… несколько месяцев назад состоялась встреча в союзе писателей, посвященная юбилею Сергея Александровича Есенина, и на э… э… Владыка Павел спокойно сказал: «У нас нет никаких сомнений, мы молимся за Сергея Александровича, он не самоубийца». Сейчас-то это известно точно, церковь-то у себя…

[аплодисменты]

Так вот, хочется вернуться мне там ну… э… такое вот… в историю. Дело в том, что Владыка… э… отец Александр, ушедший, сказал о той ярости, с которой набросились правозащитники на простого русского педагога Аллу Валентиновну Бородину. Дело в том, что ее просмотрели, все ожидали выхода [неразб.] откуда угодно, но не от простого русского учителя. Вот парадокс ситуации. И тогда, когда это э..э.. это вот шторм был, волна, которая захлестнула бы любого. [неразб.] …она первая пришла, и тогда я впервые почувствовал себя таким внутренне сильным, когда мы все встали на защиту вот маленькой русской женщины такой. Вот Алексей [Сенин Алексей Алексеевич, главный редактор газеты «Русский вестник»] сидит, такие прекрасные статьи духовные, Валерий Николаевич Ганичев, [неразб.] …Артомонович (царство ему небесное!) Лукошин, был на борьбу, ваш покорный слуга… То есть это была реакция естественная, но она естественная для русского писателя была. Вот и… я, честно говоря… Собственно, а за что? Она просто написала пособие «Основы православной культуры», казалось бы, да? Откуда такая ярость? И вот здесь вот я свое мнение как писатель выскажу - откуда. Дело в том, что Алла Валентиновна вторглась в область совершенно не педагогики и не обучения чему-то. Во-первых, курс – это не обучение, а просвещение, то есть не надо путать. Ее курс просветительский, а не обучительный. И здесь, конечно, главное – это просвещение. А вот здесь-то самое страшное-то и было. Все в то время искали национальную идею, все интеллектуалы напрягались до предела своих этих…[неразб.] это все дрожало, и вот, так сказать, искали эту идею, и вдруг выяснилось, что, оказывается, национальную идею эту нашла учительница. Вот. Она смогла коротко выразить эту мысль. И сюда она была принесена, а вот в светские школы она не была принесена: «Святая Русь, храни веру православную!» Вот и все! [неразб.]… то есть когда ребенку вот с такого возраста… он начинает понимать, что он… великой русской культуре, этой святой Руси, тогда исчезает то, на что миллиарды долларов ушли. Понимаете, ушли на эту борьбу. И тут вот это какой-то удивительный росток, понимаете, прорезался, и тогда это возникло совершенно страшное давление было. Ну я могу вам сказать, что… мне дали полторы-три минуты. Поэтому я сокращаю свои мысли. Но тем не менее. Еще один такой…[неразб.] все мы очень поздравляли, но за что? Откуда возникло это удивительное внутреннее, так сказать..? Это подвиг! Я думаю отсюда… [неразб.]. Вот как у Достоевского можно прийти к этой великой внутренней жертве, потому что она занималась Достоевским. А Достоевский, пожалуй, [неразб.] …лучше [неразб.] …сформулировал: «Русский – это православный». Вот и все! Нет короче формулы! Здесь все настолько ясно! Что вот этой точкой… [неразб.] опоры был Федор Михайлович. Отсюда возникло деяние Аллы Валентиновны. Это… это мое, писательское мнение. И… Ну что еще бы сказать здесь? Что… ну, скажем… «Основы православной культуры» как таковые, конечно же, она не какой-то, так сказать, там форма сдержек или противовесов или ограничений чем-то. Это просто вовнутри. Вот это… [неразб.], это норма. Вот моя дочь, которая учится в православной школе, она ходит в храм не как на праздник, а как нормальный обычный процесс. Она ходит там, ну в театре православном играет. Для нее храм – это дом, такой же как где она живет. В этом-то и смысл. А если этот дом войдет в школу, понимаете, они окажутся в этом доме – уже в школе. И на это, на это ребята… [неразб.] и те, которые на другое. И, знаете, хочу вам процитировать сейчас… Ну, в сущности, это все, что я вам хотел сказать… Потому что я иногда очень много чего хочу сказать, но есть у меня такая заготовка. Вот я вам сейчас прочитаю небольшой фрагмент из одного человека, которого вы все знаете. Вот, но кто, я скажу в конце…

…Значит, о том, что происходит в нашей стране…:

«Происходит великий перелом в истории нашей России, причем происходит он повсюду, он не концентрируется в каком-то одном месте, он не исходит из центра на периферию, наоборот, он является какой-то общей вибрацией всего нашего народа, общества, нашей культуры. Достаточно вспомнить недавние торжества в честь освещения храма апостолов Кирилла и Мефодия, где собрался народ со всей России и даже из тех регионов, где впервые была совершена особая акция церковно-государственного праздника. Причем это был официальный статус праздника… [неразб.]. Но как правильно сказать: “церковно-государственный” или “государственно-церковный”, но как раз именно в этой вариативности и заключался большой смысл. Потому что, действительно, единство намерений было главным достижением этого события, которое собрало вместе и духовных, и паству, и деятелей культуры, и администрацию, все это было единое православное сознание. Это, на самом деле, достижение. Потому что формально на сегодняшний день продолжают существовать институты, которые были заложены давно, в момент отлучения церкви от государства. И главное, что сейчас происходит, – это ощущение главенства смысла над формальностью».

Вот после этой фразы, которую я сейчас произнес, а.. а.. Министр культуры Соколов вручил Алле Валентиновне орден, который сейчас у нее на груди. В июле 2004 года, когда Алла Валентиновна была совершенно удивительна, мы ехали вместе с ней в Троице-Сергиеву лавру, и ей был вручен этот орден (сначала был другой орден, но вдруг неожиданно заменили, чтобы Алла Валентиновна получила мужской орден). Вы знаете, она, действительно, она одна женщина среди всех мужчин здесь. Хи-хи.. Пожалуй… Ну ладно.. хи-хи. Так вот, это сказал Министр культуры Соколов, который лично, так сказать, вручил ей этот орден. И вот я тоже хочу сказать, что, на самом деле, я знаю окружение Александра Сергеевича, но мы впервые получили министра культуры, который, как тут сказано было, что каждый следующий министр хуже предыдущего, но это как бы обратный процесс. В этом мы многократно убедились за эти годы. Алла Валентиновна, я еще раз Вас поздравляю… вот она даже в то время и не мечтала, что будет такой круглый стол, что тогда те люди, ради которых она совершила свой подвиг, она естественно его совершила, не было насилия… И… Вот… Ну, дай бог, чтобы все, что мы здесь говорим, реализовалось. Но вчера, кто был, нам губернатор Калужской области сказал о том, что «Основы православной культуры» введены в основную сетку школьной программы Калужской области, то есть это уже не факультатив. Так вот, эти ростки все равно прорастут, как бы им ни сопротивлялись. Кстати, могу вам слова Чубайса сказать, который четко отразил, он сказал: «Я ненавижу Достоевского».

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Сейчас краткое время на ответы на Ваши вопросы.

Чуев А.В.: Ну, вопросы очень разные. У нас пишут вот о том, ну как же это светский предмет, если пресс-конференция началась с молитвы и молился в том числе автор учебника. Но простите. Любая культура, она берет свою силу, свое содержание в религии и вере. Практически любая мировая культура, если мы говорим о культуре, имеющей историю, кроме псевдокультуры нынешнего, так сказать, вот общества. Так называемого современного. Если говорить об отделении, так сказать, образования, о светском характере образования, то «светский» не означает «атеистический», давайте начнем с этого. Мы все время путаем эти два понятия. Вот если «светское» образование – значит там религии не должно быть. Так ничего подобного! «Светский» - это значит равнооткрытый светским дисциплинам и религиозным, то есть нейтральный по отношению к религии. Если говорить о том, что «Основы православной культуры», вот здесь такой вопрос был, однозначное представление о религии и о боге. Во-первых, не однозначное. Здесь изучаются разные религиозные течения, и тем не менее я хочу сказать: скажите, а любой предмет в школе, разве не однозначные знания нам дает? Вот по физике, изучали физику 30 лет назад и изучают физику сейчас. Вот тогда, 30 лет назад, давали однозначные знания, и они считались верными на тот момент. Никто их под сомнение не ставил, хотя на самом деле, как сейчас выясняется, есть ряд знаний, которые были заблуждениями. Это очевидно, любая школьная дисциплина так построена, что она дает определенный набор знаний и представлений. И ничего в этом такого нет. Вариативности здесь быть не может: дважды два - четыре, а не пять, да? Это тоже однозначно. И э… я бы хотел еще на вопрос ответить, а не превратится ли церковь в воскресную школу, вы знаете, если бы чуть-чуть... школа в воскресную школу, если бы чуть-чуть содержание воскресной школы пришло в общеобразовательную, наши дети стали бы немножко лучше и добрее. Вы посмотрите, что сегодня в школе происходит. Какие взаимоотношения сегодня в школе между детьми, в нормальной, обычной средней школе. Когда они начинают курить? Когда они начинают интересоваться алкоголем? Наркотиками? Когда их начинают интересовать сексуальные отношения? На каком языке они разговаривают между собой? Обычная средняя школа большого города. Именно потому, что, к сожалению, вот та самая культура, исконная культура, национальная культура, религиозная культура отсутствует. И воспитательная часть отсутствует. Семья, к сожалению, перестала давать воспитание, давать культуру. Это отдельный вопрос, семьей нужно заниматься, ее нужно, так сказать, действительно, поднимать, заниматься демографическим вопросами сегодня. Мы у пропасти стоим, нам нужно спасти наш народ просто. Но это отдельная тема. Так вот, именно, я хочу сказать, если говорить о школе, это единственная возможность дать детям что-то доброе и хорошее. Ведь «Основы православной культуры» ничему плохому точно не учат, в отличие от многих предметов, приходящих от международных грантов, которые там рассказывают презервативами как пользоваться и так далее. Извините, не в этой аудитории будет сказано. Спасибо.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Для заключительного слова предоставляется Алле Валентиновне, пожалуйста.

Бородина А.В.: Ну, заключительное слово, наверное, еще рано, еще Владыка Зосима, епископ Элистинский и Калмыкский выступит, а только немножечко на ответы э… на вопросы отвечу. По характеру, вопросы э… здесь, правда, несколько вопросов, ммм.. ставят меня перед задачей немножечко прояснить: как бы вот не пытаемся ли мы вот монополизировать образование в области культуры. Безусловно – нет. Речь идет только об одном конкретном курсе учебном на один час в неделю, на который сформирован социальный заказ. Его обязано выполнять и государство, наша школа, конечно. И все остальное мы не пытаемся исправлять, во всяком случае, это будет решать заказчик образования, это будут решать и педагоги, и ученые. И безусловно, культура никогда не может остановиться, культура – это такое явление развивающееся, у него есть своя определенная диалектика, традиция плюс новаторство. Поэтому, что будет впереди, это мы посмотрим и будем стараться, чтобы было все лучше. А речь идет только об одном конкретном курсе. Я его разрабатывала в рамках проекта «Религиоведческое образование в светской школе». И программа моя называется «История религиозной культуры». Но в ходе выполнения этого проекта сразу начал формироваться социальный заказ именно на основы православной культуры. И я обязана уважать свой народ, заказчика образования, что я и делаю.

И еще есть вопросы по поводу экстремизма тут. Мол, как с этим можно бороться методами «Основ православной культуры». Я хочу сказать, что «Основы православной культуры» прежде всего формируют культуру потребления информации. Это очень важно. Невозможно запретить всю литературу, которая была создана человечеством. Она будет всегда. И информация негативная, разрушительная и всякая разная распространяется и по Интернет-системе, и для нас очень важно сформировать у нашего школьника культуру ее потребления. Кроме того, конечно, мы формируем и культуру общения. И те знания, которые ребенок получает, они, конечно, очень многие вопросы позволят ему решать грамотно, культурно и, безусловно, не предавать свои интересы и национальные, и свои личные. Но, вместе с тем, и уважать чужие традиции.

Был такой вопрос, можно ли как-то изменить установки скинхедов. Ну, я опять повторяю, что речь идет о курсе для обычных школ и школ с повышенным уровнем образования. Специально для скинхедов еще, наверное, никто не проводил таких экспериментов. Но что я хочу сказать. Ведь это тоже дети. Ведь это такие же дети, понимаете? И если, находясь в школе, эти дети будут изучать вместе со всеми «Основы православной культуры», то они вместе со всеми будут воспринимать тот положительный заряд, который будут получать и другие дети. Спасибо.

[Аплодисменты]

Блудилин И.М.: Епископ Элистинский и Калмыкский, Владыка Зосима.

Владыка Зосима: Ваше высокопреосвященство, ваше преосвященство, уважаемая Алла Валентиновна, дорогие отцы, братья и сестры. Я прошу глубокого прощения у всех у вас за опоздание, но я возглавлял секцию «Новомученники российские и их наследие» и так же сразу был приглашен для беседы к митрополиту Кириллу. Поэтому я бегом через пробки, любя вас, уважая глубоко, Алла Валентиновна, прибежал и прошу прощения, что вот с таким опозданием.

Сегодня мы говорим о том, что все народы объединяются. Я являюсь епископом Элистинским и Калмыкским, этот народ принадлежит к монгольской группе, и сейчас среди монголов витает такой образ Чингиз-хана. Идет уже подготовка к фильму. И об этом, как причесать Чингиз-хана, какую прическу придать ему? Либо монгольско-националистическую, или, может быть, все-таки дружественно-российскую? Потому что много его потомков живет сегодня у нас в России. Я думаю, что, если мы вовремя дадим нужную информацию, вовремя дадим нашим детям правильное понимание. И прежде всего, поскольку Россия является великим многонациональным, многорелигиозным государством, прежде всего русский народ, русское православие – это цементирующий фактор этого государства. И поэтому все народы должны изучать «Основы православной культуры», хотя у нас на Юге, и в Ингушетии, и на Кавказе везде, и в Калмыкии в том числе, давным-давно уже изучаются основы буддизма, основы ислама, шариата и т.д. Только вот почему-то нашим детям предлагают изучение истории мировых религий. Почему-то. Поэтому я думаю, что очень важно сейчас уже об этом думать, все народы объединяются, все народы ищут свой путь, и если мы своего пути не найдем, если мы своего пути не покажем, если мы своих детей не научим, то, естественно, будущего, наверное, и ожидать нам незачем. Поэтому, действительно, подвиг то, что делает Алла Валентиновна, то, что делают ее помощники, и то, что делаем мы все. Нужно быстрее, нужно говорить об этом, нужно озвучивать как можно чаще. И вот эти старые клише, старые всякого рода мифологемы, нужно от них избавляться, нужно давать людям новое понимание. И вот как можно говорить, что если придет в школу «Основы православной культуры», то будет какой-то экстремизм, да он, экстремизм, уже в школе! И он уже потому, что там нет веры, там нет священника, там нет слова Христова, там нет слова правды божьей. Он уже в школе находится. Что сейчас творит этот экстремизм? Это наши вчерашние дети, вчерашние школьники, закончившие школу, и поэтому надо об этом говорить смело и давно и делать уже, тем более, что с высокой трибуны уже говорилось, что преград законодательных этому нет. Быстрее нам нужно всем меньше говорить, а больше делать. Ну, а у нас в Калмыкии, может быть, не все еще благополучно, не все достигнуто, но, во всяком случае, в наших школах дети знакомятся, дети знают. Алла Валентиновна провела урок открытый, дети приходили, реагировали в евангельских историях и в молитвах - и так далее, и так далее. Поэтому я просто бы сказал, что нужно активнее действовать, и, наверное, нам, наши вот враги, кто не хочет этого, их слишком много, и крепко говорят и действуют. А мы, наверное, так еще немножко в этом плане отстаем. Поэтому я желаю всем мужества, крепости, божьей помощи и не останавливаться ни на чем, меньше слов, меньше жалоб, больше действия. И с богом! Вперед. И я думаю, что все будет по-христиански у нас в нашей стране, так, как было всегда и как должно быть: Православие, Самодержавие и Народность. Так оно и будет!

[Оглушительные аплодисменты]

<…>

Блудилин И.М.: Мне хотелось бы с вами поделиться теми мыслями, которые возникли в ходе этого вечера. Я вспоминаю один из выпусков программы «Времена» у Познера. И там в качестве «свежей головы» он позвал Каспарова. Этого человека знаменитого, шахматиста, который вдруг с пеной у рта буквально начал кричать перед камерами на миллионы телезрителей, которые смотрят эту программу: «Как это так - преподавать основы православной культуры? И мы уже до того докатились, что скоро священников будем в школы приглашать!» Ну, во-первых, я не понимаю, что здесь плохого? И почему надо с пеной у рта доказывать, что это безобразие? А во-вторых, просто шахматный гроссмейстер допустил… ну, показал меру своего величайшего невежества, даже не понимает разницу между православием и Законом божиим и «Основами православной культуры» как культуроведческим предметом. Вообще, чему нас учат в школе? Я… Мне долгое время был не понятен, когда я стал читать русскую философию, мне долго был непонятен антивозрожденческий пафос русской философии. В самом деле, я родился и выучился в советской школе, я учитель истории, у меня по истории даже, по-моему, «пятерка» была, если мне не изменяет память. Но всегда мы… и эта школа воспитала у меня такое отношение к Возрождению, что это действительно отрыв от средневекового мракобесия и направление к человеку, то, что потом выразил Максим Горький: «Человек – это звучит гордо». Тогда я еще не понимал, что от горьковской формулы Возрождения очень короткий путь до тезиса Гоббса, что «человек человеку – волк». В самом деле, почему так происходит? А происходит в самом деле так потому, что во время Возрождения, не забывайте, и учителям по истории это хорошо бы помнить, этой великой эпохи человеческого просвещения, произошел отрыв человека от бога. То есть вместо «теоцентризма», естественного для человеческого сознания, остается «антропоцентризм», то есть во главу угла, во главу мира был поставлен человек. И что из этого вышло? Что вышло из этого человека без бога, который воцарился в мире? А вышло то, что мы с вами имеем сегодня. То есть торжество неопозитивизма, все то, что входит в понятие глобализм, который сейчас наступает, подобно катку асфальтирует все культуры Земли, не только российской. Великая германская культура вообще укатана в асфальт американской псевдокультурой! И вот мне кажется, что сегодня, подходя творчески к процессам преподавания истории, было бы не лишним иметь учителям хотя бы в виду, за скобками, что Возрождение именно является причиной всех сегодняшних бед. Один из образованнейших людей нашего времени, профессор Литинститута Борис Николаевич Тарасов, вообще высказал как-то в дискуссии такую мысль, что в Возрождении кроются истоки позитивизма, фашизма, демократии и всего того, что мы имеем сегодня. Вот так вот мне кажется, что надо внимательнее относиться к тем клише, которые у нас уже давно существуют, не только в советские времена. Это было еще и до… в традиционной школе к Возрождению относились как к священной корове, не забывать о том, что финалом эпохи Просвещения была Великая кровавейшая Французская революция, породившая монстра Наполеона, залившего кровью полпланеты. Об этом мы почему-то не говорим, мы говорим о том, что человек – это звучит гордо. А человек без бога - это отнюдь не звучит гордо. Мне так кажется.

[Далее начинается «творческий вечер», представление поэтического сборника «Самое-самое»…]

Материал подготовили:
Мария Десятова
Александр Лебедев
Александр Аверюшкин


По этой теме читайте также:


Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?