Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Кнут, Гайдар и пряники

В начале прошлой недели я обнаружил в электронной почте письмо, пересланное из газеты «Взгляд». Это была реакция на статью о студенческих волнениях в Париже, очень эмоциональная и раздраженная.

Писала из Франции хозяйка булочной. Она жаловалась, что трудящиеся разленились, не слушаются начальства. Недавно она купила магазин, и в первые же дни у нее случился скандал с кем-то из персонала! Она попыталась уволить сотрудницу булочной, проработавшую там 18 лет, та, естественно, сопротивлялась. Вся эта канитель заняла целых три месяца, а в итоге пришлось выплатить пособие аж в 4 тысячи евро. Сумма по западным понятиям вообще-то не слишком большая, особенно для работника с 18-летним стажем на одном месте. Но для мелкого предпринимателя, видимо, и такие расходы оказались болезненными.

Вообще жизнь предпринимателя — сущий ад.

«Представьте себе, что вы патрон предприятия, вы несете ответственность за все: охрану труда, обязательную выплату заработной платы, оплату налогов (60% от фонда заработной платы)».

Не то что в России, где еще недавно можно было безнаказанно не платить зарплату месяцами, охраной труда не заниматься, а социальный налог составляет с начала 2000-х годов не более 30% (либеральные экономисты жалуются, что он недопустимо, беспрецедентно велик).

В заключение письма мне советовали обратить внимание на «социальную модель общества в Дании», где подобных безобразий быть не может. Хотя другая русская дама, по иронии судьбы начавшая бизнес именно на родине Ганса Христиана Андерсена, жаловалась мне, что сотрудники чрезвычайно распущенны, зарплаты недопустимо высоки, уволить никого невозможно, а налоги такие, что хоть вешайся.

В тот самый день, когда я получил письмо из Франции, мне пришлось дискутировать на радио «Свобода» с Андреем Нечаевым, бывшим министром экономики в правительстве Егора Гайдара. Автору российских либеральных реформ как раз исполнилось на днях 50 лет. Защищая честь юбиляра, Нечаев объяснял мне преимущества малого бизнеса и ругал русскую бюрократию, сдерживающую частную инициативу. Если верить либеральным экономистам, то красота не спасет мир, но мелкие лавочники — наверняка.

Что же, поговорим о мелких лавочниках…

Удивительным образом миф о чудодейственной силе малого бизнеса, распространившийся у нас в стране в начале 1990-х, пережил и либеральные реформы, и даже большую часть самих бизнесменов, пытавшихся наладить собственное дело в те удивительные времена. Нам до сих пор рассказывают про многочисленные инновации, рождающиеся на маленьких частных предприятиях, и о том, какой огромный вклад они вносят в рост экономики.

То, что изрядная часть инноваций возникла на мелких предприятиях, — чистая правда. Но только большая часть малого бизнеса никакого отношения к инновациям не имеет, это как раз наиболее консервативная и отсталая часть экономики. Иначе и быть не может. Какие эпохальные изобретения можно сделать в табачном ларьке или в ремонтной мастерской? И как двигать вперед науку, не имея средств на серьезные исследовательские проекты?

Нет, я ничего не имею против семейной булочной или частного ресторанчика. Я просто отказываюсь видеть в них локомотив технологического прогресса.

Студенческие волнения в Париже (фото REUTERS)

Именно мелкие и средние предприниматели в большинстве стран являются самыми свирепыми эксплуататорами и сторонниками наиболее жестких мер в отношении трудящихся. Нет, они могут быть вполне симпатичными людьми, им просто приходится вести себя жестко, чтобы выжить. Если крупный бизнес может работать с трудящимися и кнутом и пряником, то у мелкого предпринимателя очень часто единственно доступным инструментом оказывается кнут.

С XVIII века предприниматели жаловались на разленившихся и избалованных работников (в библиотеках старой доброй Англии можно найти множество гневных памфлетов, опубликованных еще во времена Ганноверской династии). Когда в эпоху королевы Виктории общественность настаивала на принятии фабричного законодательства, хоть как-то регулирующего продолжительность рабочего дня и условия труда на заводах, предприниматели и либеральные экономисты пугали парламент неминуемым крахом промышленности и разорением страны. Законы все же приняли. Вместо разорения началось бурное технологическое обновление.

Либеральный мыслитель предполагает, что работник, поставленный в более жесткие условия, будет трудиться усерднее. Что, в общем, логично. Только почему та же логика не применяется в отношении предпринимателя? Почему бы не поставить его в более жесткие условия?

Странным образом большая часть инноваций происходит не в Африке и других странах третьего мира, где нерадивого работника можно не только выгнать на улицу, но и избить, а профсоюзных деятелей просто убивают тысячами. Нет, почему-то передовые технологии развиваются в странах с высокой социальной защищенностью и агрессивным рабочим движением.

Бывший министр экономики Егор Гайдар (фото ИТАР-ТАСС)

Сопротивление работников и законы, ограничивающие их эксплуатацию, были всегда одним из важнейших стимулов для инноваций. Крупные фирмы реагировали на ужесточающиеся условия тем, что внедряли новую технику, модернизировали производство. Но что делать нашему мелкому лавочнику? Он разорялся! Правда, на смену ему тут же приходили другие, и все начиналось сначала.

Справедливости ради надо отметить, что не меньше, чем наемного работника, лавочник ненавидит государственного чиновника и проклятый крупный бизнес, который, в отличие от него, способен к инвестициям, а потому и серьезным, стратегическим инновациям. Но самое обидное, что без государства и крупных компаний наш герой и шагу ступить не может. Чтобы поставили придорожный киоск, государство сначала должно построить дорогу. Чтобы открыть уютный магазинчик под крышей обширной торговой галереи, нужно чтобы кто-то инвестировал немалые деньги в этот самый shopping mall. А для того чтобы поддерживать порядок среди рабочих, нужна хорошо оплачиваемая и дисциплинированная полиция, на которую и уходит изрядная часть налогов.

Либеральная мудрость в России 1990-х годов была выражена двумя крылатыми фразами, повторяющимися из статьи в статью, из лекции в лекцию. Бесплатный сыр, говорили нам, бывает только в мышеловке. Правда, для того, кто положил его туда, он отнюдь не является бесплатным. Но в том-то и проблема, что содержание мышеловок может быть исключительно накладным делом! Ни мышеловка, ни сыр, ни мыши, конечно, никуда не денутся, но от мышей надо потребовать стопроцентной оплаты стоимости сыра. В этом суть всех либеральных реформ — от Егора Гайдара до наших дней.

Что же до второй фразы, то она звучит на первый взгляд несколько менее кровожадно: пряников сладких всегда не хватает на всех.

Странное дело: кнутов почему-то всегда хватает!


Статья опубликована в газете «Взгляд» [Оригинал статьи] )
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?