Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Серый ребенок


Вид этого серого ребенка будет преследовать меня, пока я жив, точно так же как и одна из картин Холокоста, на которой мальчик пяти или шести лет, подгоняемый стволами автоматов к нацистскому «окончательному решению», идет, держа на затылке руки, и безумно смотрит в объектив. То есть мне в глаза.

Серый ребенок не смотрит. Его глаза закрыты. Мужчина понимает его на руках, придав его телу вертикальное положение. И только капли жидкости, вытекающие из его носа и рта, говорят о том, что это не скульптура. Каждая частица его тела и одежды покрыты пылью останков здания, которое рухнуло на него в Канне – библейском городе, где Иисус совершил чудесное превращение воды в вино во время свадебной процессии. Сегодня здесь можно увидеть только похоронные процессии и нет чудес, способных вернуть из кошмарного сна ни этого малыша, ни нас, глядящих на эту фотографию.

Двойственный смысл последовавших оправданий похож больше на издевательство. В то время как израильское правительство уверяет, что оно не знало, что в этом здании скрывались мирные жители, видеоклип, распространяемый в интернете организациями, защищающими это правительство, показывает авиасъемку якобы грузовика для пуска ракет, который после выполнения своей миссии прячется в гараже одного из домов. Опираясь на эти разведданные, израильские самолеты атаковали рефрижератор с овощами и убили крестьян, которые вырастили этот урожай.

Документальные кадры израильской пропаганды так же малоубедительны, как и то заявление, с которым выступил Колин Пауэлл в ООН, доказывая, что Ирак обладает запрещенным оружием, и признав впоследствии, что заявление было ложным. Но субтитры на иврите и английском «объясняют» каждый из кадров, чтобы в конце концов подтолкнуть к выводу, что если обидчик укрывается за спинами гражданских, то их уничтожение вполне оправдано. Это не так. Подобные средства лишают законности любую цель. Нет цели, за достижение которой стоило бы платить такую цену; никакая обида не может оправдать этого, тем более что сегодня нет никакой угрозы существованию Израиля.

Этот недопустимый кошмар планировался годами. Это часть кампании, начавшейся в октябре 2001 года бомбежками и вторжением войск США в Афганистан. Это было продолжено в июне 2002 года, когда Буш сформулировал доктрину превентивного нападения и сказал, что единственная из возможных стратегий – это бить первым, «предупредить наибольшие из угроз до того, как они воплотятся в реальность».

Миллионы тонн «превентивных» бомб были сброшены с марта 2003 года на Ирак, несмотря на очевидность отсутствия связи между его правительством и саудовской организацией, в сентябре 2001 атаковавшей символы военной и финансовой власти в Вашингтоне и Нью-Йорке. Когда было доказано еще и то, что в Ираке не существовало оружия массового поражения, Соединенные Штаты изменили оправдание начала войны; речь теперь уже шла об установлении в этой стране демократии и изменении политической карты Ближнего Востока.

В апреле 2003 года была опубликована так называемая североамериканская «Дорожная карта». В этом плане, возникшем на основе доктрины «превентивных войн», ни слова не говорится об израильской оккупации Западного берега реки Иордан, сектора Газы и Восточного Иерусалима и все предложения сконцентрированы на борьбе с палестинским терроризмом, который практически понимается как основа проблемы, онтологический аргумент, не учитывающий страданий народа, более чем полвека назад изгнанного со своей земли.

Следствием всего этого оказалось непризнание власти Ясира Арафата, имевшее своей целью привести ко власти новое палестинское правительство, «которое будет решительно действовать против террора и будет стремиться к созданию активной демократии, построенной на терпимости и свободе, согласно «Дорожной карте». За этим последовали осада и разрушение помещений Мукаты в Рамалле, где исторический вождь палестинского дела провел несколько месяцев без света, питаясь самой скудной пищей, и наконец сама его загадочная смерть, причиной которой с высокой долей вероятности может быть обычное отравление.

Вместо открытия пути для мирных переговоров, смерть Арафата сделала возможность мира еще менее вероятной. Создатель Фатх и ООП боролся не только за независимость своего народа от Израиля. Кроме этого, он стремился к избавлению палестинцев от опеки реакционных арабских правительств, с которыми предпочитал договариваться Израиль.

Презрение и изоляция, которым Израиль подверг слабое правительство Абу-Мазена, пришедшее на смену Арафату, привело в январе этого года к победе на выборах исламскую партию сопротивления Хамас, связанную с Ираном. Непонятно, почему этот результат вызвал столько удивления, если предыдущее вторжение Израиля в Ливан привело к возникновению тоже исламского движения Хизболла, контролируемого Сирией.

В отличие от возглавлявшегося Арафатом светского и независимого движения, Хамас и Хизболла являются организациями конфессиональными. Но места, которые оба эти движения занимают в ливанском и палестинском правительствах, были получены ими в результате свободных выборов. С момента, когда к власти пришел новый палестинский кабинет, Израиль отказал ему в воде и соли и в начале последнего наступления арестовал его министров и разрушил здания, где они заседали, чтобы доказать, что демократия – это роскошь, доступная далеко не всем. Аргентина полвека назад познакомилась с этой просвещенной концепцией «демократии только для демократов», которые обычно не совпадают с большинством населения, – населения, как следствие, исключенного, подцензурного, подавляемого – пока это большинство не будет доведено до полного отчаяния.

Руководство еврейских организаций Аргентины, предложившее свою трибуну послу Израиля для оправдания грубейшего нарушения его страной международного гуманитарного права и прав человека, ведет себя так же, как и еврейское лобби Соединенных Штатов, которое сделало все от него зависящее, чтобы помешать любой мирной договоренности между народами Израиля и Палестины. И для большего раздражения публики, эта провокационная акция была проведена всего в нескольких метрах от перекрестка улицы Палестины и улицы Государства Израиль, символизирующего, как нигде больше в мире, дружеское сосуществование арабской и еврейской общин.

Его, это сосуществование, все мы должны были хранить как ценнейший из наших капиталов, который оказался растрачен менемизмом [1], вместе со столькими остальными социальными благами. В очередную годовщину покушения на израильское посольство в Аргентине этому же руководству еврейских организаций не пришло в голову ничего лучшего, как потребовать разрыва отношений с Ираном, как будто двух взрывов бомб в прошлом десятилетии не хватило, чтобы научиться добродетели осторожности.

Трудно поверить, что самые совершенные в мире военные машины и аппараты безопасности добиваются результатов столь противоположных тем, к которым якобы стремятся. По причине собственной неуклюжести или в результате холодного расчета, североамериканские и израильские ракеты сеют теократии, разрушающие светские правительства – как диктатуры, наподобие режима Саддама Хусейна, так и относительные демократии, наподобие ливанской или палестинской.

Ответные действия Хамаса или Хизболлы, будь то взрывы смертников или ракетные удары, настолько малозначительны по масштабу, что абсурдна любая попытка сравнения. Но их жертвами тоже становятся мирные граждане. Война превращается в постоянное состояние, и остальной мир продолжает привыкать к тому, что такие серые дети становятся материалом для жертвоприношений.

Но в этом деле на меня прошу не рассчитывать. Самое срочное требование сегодня – остановить руку убийц.


Перевод с испанского Олега Ясинского
Опубликовано в газете «Ребельон» (Испания) [Оригинал на испанском]


1. Менемизм – внутренняя политика, проводившаяся в Аргентине президентом Карлосом Саулом Менемом и заключавшаяся в сочетании популизма с крайним неолиберализмом. Менем избирался президентом в 1989 и 1995 годах. За его десятилетнее правление в Аргентине проводилась жесткая неолиберальная политика: страна провела приватизацию гигантских государственных компаний, произошел невиданный в истории всплеск коррупции. Валовой национальный продукт на душу населения значительно вырос, но привязка национальной валюты Аргентины – песо к доллару привела к неконкурентности национальной промышленности и небывалой деиндустриализации, росту безработицы и внешней задолженности. В 1999 году Менем проиграл выборы, а его политика привела к тяжелейшему экономическому и социальному кризису в Аргентине, из которого страна выбирается по сей день.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?