Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Мир как угроза

Ливан был известен в арабском мире как единственная страна, которую без особых оговорок можно было назвать демократической. На протяжении месяца она систематически и планомерно разрушалась. И надо четко понимать, израильские бомбежки превратили в руины не только ливанские дороги и мосты, но и ливанскую демократию. Больше того, они свели к минимуму шансы на демократическое развитие где-либо в арабском мире. Война вообще редко стимулирует демократизацию. Чем больше на Ближнем Востоке стреляют, тем прочнее чувствуют себя авторитарные режимы, господствующие в арабском мире. Вопрос о политических переменах (порой, давно назревших) снимается с повестки дня: в условиях кризиса не надо «раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют» и так далее. А единственная оппозиция, набирающая моральный капитал, представлена радикальными исламскими движениями типа тех же ХАМАС и «Хезбаллах», обретающими моральный авторитет в противостоянии с Израилем.

Трезвые аналитики с первых же дней бомбардировок заявили, что Израиль собственными действиями загоняет себя в тупик. Но на самом деле, весь Ближний Восток загоняется в очередную катастрофу, масштабы которой вообще трудно предсказать. Другое дело, что для израильской политической элиты перманентная катастрофа в регионе отнюдь не является таким уж плохим вариантом. Точно так же, как авторитарные режимы в арабском мире, израильские лидеры, похоже, чувствуют себя гораздо увереннее по отношению к собственным гражданам, в условиях, когда идет война. Пока люди сидят в бомбоубежищах, политическая система стабильна. А израильская армия настолько превосходит всех своих соседей, что, даже не добившись реального успеха, воевать можно практически бесконечно, благо расходы по ведению боевых действий субсидируют Соединенные Штаты.

Но израильскому государству и обществу всё равно придется принять вызов мира. Как они с этим справятся? Ведь страна, где вся политика и идеология, все институты власти и даже структуры гражданского общества на протяжении десятилетий были «заточены» под войну, живет по другой логике, чем общества, привыкшие к миру. Всякий раз, когда в Израиле серьезно пытаются заняться мирным урегулированием, это оборачивается политическим кризисом, расколом страны и дестабилизацией общества. Но как только начинается стрельба, все дружно встают в строй и государство стабилизируется.

Самое ужасное, что правящие круги Израиля и их сторонники в других странах не готовы даже обсуждать подобные проблемы. Они категорически отрицают саму мысль, что с израильским государством может быть что-то не так, что с его идеологией и социально-политическим устройством могут быть какие-то проблемы. Любая критика Израиля тут же отметается как «антисемитизм». Тем самым государство, что бы оно ни делало – даже если совершаются поступки откровенно безнравственные, безответственные, даже самоубийственные, – всё равно обладает абсолютным иммунитетом по отношению к критике. Никто не даст ответа на вопросы, стоящие перед страной, поскольку запрещено задавать вопросы.

Эта идеологическая логика глубоко тоталитарна. Как и любой тоталитарный подход, она ведет своих сторонников в тупик, но этот путь в никуда может продолжаться очень долго.

Нынешняя война в Ливане в очередной раз продемонстрировала, к чему ведет «моральный запрет» на критику Израиля. Разумеется, за пределами страны, этот запрет давно уже не работает, причем зачастую наиболее резкая критика раздается со стороны либеральных представителей еврейских общин в Западной Европе и США – им, по крайней мере, не приходится опасаться обвинений в антисемитизме.

В свою очередь израильские «державники» и правая пресса отвечают новой волной заявлений о росте антисемитизма, которому потакают «либералы». Тот, кто «не любит еврейское государство, не любит и евреев», разъясняет читателю Wall Street Journal. Хотя логичнее было бы построить обратную теорему: тот, кто не любит евреев вообще, скорее всего не питает особой любви и к Израилю. Но это отнюдь не значит, будто всякий, кому не нравится Израиль, должен испытывать неприязнь к евреям. Как известно из уроков логики, всякая селедка рыба, но не всякая рыба – селедка. И, кстати, почему бы не поставить вопрос по-другому: не ведет ли политика Израиля к росту антисемитских настроений в мире?

А с другой стороны, почему мы должны поддерживать Израиль в качестве «еврейского государства»? Когда говорят «Россия для русских» или «Германия для немцев», мы сразу понимаем: это национализм, а то и фашизм. Но лозунг «Израиль для евреев» имеет ровно тот же смысл и то же идеологическое содержание. Государство должно принадлежать всем своим гражданам, независимо от вероисповедания и происхождения.

Если когда-нибудь мы услышим про Израиль, который стал общим домом для евреев, арабов, христиан и мусульман, тогда, скорее всего, можно будет ждать и скорого прекращения войн на Ближнем Востоке. Тогда решится и палестинская проблема – не за счет разделения, строительства стен и полицейских налетов, а за счет интеграции арабско-палестинского и израильского общества в единое целое. Народы, которые две с половиной тысяч лет живут рядом, не могут разделиться. Им предстоит научиться жить вместе.


Статья опубликована на сайте "Евразийского дома" [[Оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?