Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Кого спровоцировала Северная Корея?

Шестого июля 2006 года Северная Корея осуществила запуск шести ракет ближнего действия и одной – дальнего, отказавшей через минуту после запуска. По всему миру громогласные критики принялись твердить о «провокации». С тех пор Северная Корея сохраняет поразительное спокойствие, тогда как все остальные охвачены полемической горячкой.

Прежде всего, что очевидно, это касается США – чью реакцию в «Нью-Йорк таймс» описали так: «Эволюция Буша: учимся быть терпеливым с врагами». Вице-президент Чейни в своем выступлении приуменьшил северокорейскую угрозу, отметив, что технологии, которыми обладает Корея, находятся «в рудиментарном состоянии». Ну а президент Буш заявил, что США прибегнут к дипломатическим методам. «Вы же знаете в чем проблема дипломатии – результаты появляются не сразу».

Ответственным за дипломатическое решение вопроса назначен Кристофер Хилл, помощник госсекретаря США по азиатскому и тихоокеанскому региону. Ему пришлось проводить переговоры с Китаем, Японией, Россией и Южной Кореей в рамках так называемых «шестисторонних консультаций». Кристофер Хилл пытался объединить усилия этих стран, дабы надавить на Северную Корею, заставив ее прекратить ракетные пуски и вернуться к шестисторонним консультациям, а если Северная Корея на это не согласится, уговорить их поддержать максимально жесткую резолюцию в совете безопасности ООН. 12 июля Хилл заявил, что его «удручает» неподатливость северокорейской стороны. Правда, он не решился признать, что, судя по всему, позиция Китая, России и Южной Кореи его тоже не слишком вдохновляет.

В сущности, только Япония действительно серьезно восприняла северокорейские ракетные пуски. Например, Шинзо Абе (Shinzo Abe), ярый националист и один из претендентов на кресло премьер-министра от правящей партии, заявил о необходимости выяснить, насколько нанесение «превентивного» удара противоречит японской Конституции. Ну а пока Япония потребовала от Совета Безопасности введения санкций.

Конечно, реакция Северной Кореи на Абэ и Японию последовала, но по сравнению с реакцией прессы и правительств Китая и Южной Кореи она была и в половину не столь бурной. Южная Корея, призвав северокорейскую сторону, дабы избежать неприятностей, принять «мудрое решение», продемонстрировала весьма мягкий подход. А вот другой ответ, в котором Южная Корея обвинила Токио в «заносчивости и возмутительной риторике, способной еще сильнее обострить кризис на Корейском полуострове», был куда как менее мягок. Да и Китай был не более вежлив по отношению к Абэ и Японии. Абэ, по мнению Китая, «подливает масла в огонь.» «Подобная практика чрезвычайно безответственна и непонятна, она лишь способна серьезно подорвать международные дипломатические усилия и увеличить напряженность в северо-восточной Азии.» Судя по всему, Россия тоже разделяет это мнение.

Так что первым последствием северокорейских ракетных пусков стало очередное публичное обострение политической грызни, развивавшейся в течении нескольких последних лет, между - с одной стороны- Китаем и Южной Кореей, и с другой стороны – Японией. Для США это означает необходимость маневрирования между двумя своими крупнейшими союзниками в Восточной Азии – Японией и Южной Кореей. Ну а что касается резолюции ООН, то она вряд ли будет хотя бы приблизительно такой, какой ее хотели бы видеть японцы.

На домашнем фронте Джордж Буш встречает все больше критики от собственных сторонников. В последнем выпуске «Уикли стандарт», ведущего рупора неоконсерваторов, редактор Уильям Кристол (William Kristol) очень жестко прошелся по Бушу. Цитируя Буша, говорившего о том, что северокорейцы «стоят перед выбором», Кристол отметил, что Ким Чен Ир свой выбор, собственно говоря, уже сделал, «но какую цену [ему] придется заплатить»? В сущности, как замечает Кристол – никакой. «И то, что было «неприемлемым» для президента Буша еще неделю назад (до северокорейского ракетного пуска), пришлось принять». Кристол завершает свою редакторскую колонку тягчайшим оскорблением из своего репертуара. Он называет нынешнюю политику Буша «клинтоновской». Ну а вывод Кристола таков: «В действительности, выбор предстоит сделать не Ким Чен Иру, а президенту Бушу». «Нью-Йорк таймс» подходит к оценке политики Буша иначе: «Господин Буш увидел границы своей собственной доктрины, и он удручен возможными альтернативами».

Тем временем, без заметного публичного резонанса, Индия произвела пуски своих ракет дальнего действия 9-го июля, то есть всего лишь через три дня после Северной Кореи. Впервые у Индии появились ракеты, способные поразить любую цель на территории Китая. И никто не счел подобные запуски провокационными. Журналисты принялись рассуждать об этом как о «стратегическом шаге на пути к сдерживанию Китая».

Таким образом, мы сталкиваемся с геополитической ситуацией, при которой одни страны осуждаются за испытания ракет, а другие нет (это, разумеется касается не только Индии, но и США). Но и те, кто подвергается травле за ракетные пуски, не воспринимают её всерьёз, коль скоро те же США не решаются угрожать войной даже государству с «рудиментарным» ядерным оружием. Собственно, и Израиль тихо забыл о свих попытках надавить на США, чтобы те «что-нибудь сделали» с Ираном.

Реальность геополитических границ милитаристской горячки трудно осознать и еще труднее с ней смириться. Коль скоро политика, как говорится, это искусство возможного, то что же сейчас является возможным?

Перевод Вадима Плотникова
Под редакцией Марии Десятовой
Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[ Оригинал статьи ]


По этой теме читайте также

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?