Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Памяти Патрисио Бунстера

Вчера, 24 сентября 2006 г., на стало Патрисио Бунстера - человека, без имени которого теперь уже не написать историю чилийской культуры.

Рисунок 1

Наверное, он был (как странно и страшно это слово «был», к которому с сегодняшнего дня нам придется привыкать) величайшим современным хореографом Латинской Америки. Как Роберто Матта, Виолета Парра, Пабло Неруда и Виктор Хара, Патрисио Бунстер, занял место в ряду... нет, не в ряду, в созвездии самых ярких и светлых художников, рожденных этой чилийской землей. Иногда строки выходят так пафосно или высокопарно, когда боль не находит себе слов.

Как водится, местная пресса уже опубликовала некрологи, ведущие деятели культуры и политики не поскупились на соболезнования и слова восхищения, но здесь, в Чили, стране, не помнящей своих артистов и боящейся своей истории, эта новость заняла более чем скромное место на фоне новостей футбольных и полицейских. Нам не привыкать.

Непросто писать о человеке, которого знал лично. Когда мы только с ним познакомились, во время моего первого приезда в Чили, лет 15 назад, Патрисио, бессменный художественный директор в те годы еще полулегального Центра современного танца «Спираль» (страна и ее культура только выходили из комы пиночетовской диктатуры, а «Спираль» стала главным детищем вдовы Виктора Хары английской балерины Джоан Тернер и Патрисио), удивил меня - нет, не столько человеческой простотой и открытостью, о чем наверняка будут говорить все, имевшие счастье общения с ним, - но еще и чувством искреннего и неподдельного интереса к другому, талантом натуральной, естественной солидарности с ближним, при которой чувство справедливости неотделимо от такта и уважения к другому. Рисунок 2 Каждый раз, когда мы встречались по очередному поводу каких-то моих очередных бредовых проектов, а потом все больше и чаще и без повода, просто так, он, зная о моей тогдашней ситуации иностранца, безработного в Чили, просто не отпускал меня, не накормив обедом, и не принимать этих приглашений значило бы обидеть его. При этом я прекрасно знал, что он, ведущий хореограф лучшей школы Чили, сам почти выживал на более чем скромную преподавательскую зарплату и никогда так и не принял предложений и подачек от «демократических властей», всегда мечтавших приручить «Спираль», которая была и остается моральным эталоном в мире идеологического и культурного базара, которым стала сегодняшняя Чили.

Ближайшим другом и человеком в жизни Патрисио был его единственный брат Альваро, который когда-то был послом правительства Альенде в Англии. Несколько лет назад Альваро умер в Мексике, стране своего изгнания, вернуться из которой в Чили он так и не смог. Урна с его пеплом хранилась у Патрисио дома... почему-то он не мог с ней расстаться.

В одном из последних интервью он сказал: «Мне важно делать танец для всех, чтобы простые люди могли узнать себя в нем, потому что у каждого из нас внутри есть танец».

Он ушел в возрасте 82 лет. Немного о его жизни:

Патрисио Бунстер родился в небогатой, но культурной семье в Сантьяго. Его отец Сесар Бунстер был учителем литературы, а мать Отилия Брисеньо была студенткой математики в Педагогическом университете и умерла от туберкулеза, когда Патрисио было всего три года. В семье было четверо детей, и все впоследствии стали известными в Чили людьми: Кармен – актрисой, Альваро – адвокатом и Химена – социальным антропологом. После второго брака отца родилось еще трое.

Рисунок 3

Семья с раннего возраста водила детей практически на все спектакли, концерты, выставки и премьеры. Сесар Бунстер стал создателем Национального Института Литературы и множества других культурных учреждений. Тем не менее, когда после второго курса архитектуры Патрисио бросил университет и решил стать хореографом – первым мужчиной-хореографом в Чили, - несложно представить себе, какие семейные и социальные преграды пришлось ему преодолеть, учитывая предрассудки времени.

После Второй Мировой войны Патрисио попал в один из лучших балетов Лондона и там познакомился с английской балериной Джоан Тернер, на которой затем женился. Через несколько лет они вместе вернулись в Чили (более подробный рассказ об этом – в прекрасной книге Джоан «Виктор – прерванная песня», кстати, переведенной на русский язык). В Чили родилась их дочь Мануэла (сегодня она – один из преподавателей центра «Спираль»), и через несколько лет они разошлись. Потом Джоан вышла замуж за их ученика Виктора Хару. Мануэла и вторая дочь Джоан Аманда выросли в семье с Виктором.

Несмотря на всю эту непростую историю, в их отношениях не было ничего подобного латиноамериканским сериалам, наоборот, они разделяли заботы по воспитанию Мануэлы, свою страсть к театру, танцу, фольклору и... участие в деятельности Коммунистической партии.

В день военного переворота 11 сентября 1973 г. Патрисио Бунстер, к этому времени уже директор Школы танца Чилийского Университета, ушел в подполье. В стране шла охота на сторонников свергнутого правительства. Но когда через пять дней Патрисио узнал об убийстве Виктора, он вышел из подполья, чтобы помочь спастись Джоан и ее двум дочерям. Им удалось вырваться из пиночетовской Чили, и началась долгая, нелегкая, но очень плодотворная история изгнания.

Патрисио получил убежище в ГДР и, став преподавателем Дрезденской школы танца, продолжил развитие своей концепции современого танца, создал десятки произведений, принял участие в ведущих международных фестивалях и, одновременно с этой профессиональной деятельностью, посвятил свою жизнь движению солидарности с Чили и распространению в мире музыкального наследства Виктора Хары.

В 1985 году, когда чилийская диктатура отменила запрет на возвращение Джоан и Патрисио, они вернулись в Чили и создали Центр современного танца «Спираль», ставший одним из главных очагов культурного сопротивления режиму.

За последние 20 лет он снялся как актер в десятке лучших чилийских фильмов.

Рисунок 4

В последние годы, несмотря на международное признание и десятки престижных наград и приглашений из Европы и Северной Америки, Партисио Бунстер продолжал скромный, почти аскетический образ жизни и отдавал все свое время формированию 120 учеников и учениц «Спирали» - будущему современного танца Чили.

Сегодняшней ночью, когда я пишу эти строки, ученики и выпускники «Спирали» прощаются с ним. В зале с его телом горят свечи, звучат песни Виктора Хары и ученики танцуют для свего учителя.

Наверное, маэстро Патрисио Бунстер там, где он сейчас, сегодня счастлив. А нам просто придется привыкнуть.

Фото П. Бунстера из чилийской прессы.

Фото церемонии прощания Элишевы Иосфиной


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?