Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Курьезная «методология» А.Македонского


Ниже публикуется ответ В.В.Кожинова на рецензию Авесхана Македонского и редакционный комментарий «Первого сентября» к этому ответу.

В № 15 газеты «Первое сентября» за текущий год появилась критическая или, вернее, разгромная статья о моей изданной в прошлом году книге «История Руси и русского Слова. Современный взгляд». В основу статьи положена «методология», с которой я давно и хорошо знаком, ибо начиная с 1960-х гг. многие влиятельные тогда критики, включая руководителя агитпропа ЦК КПСС тов. Яковлева, подвергали мои сочинения аналогичным "разгромам". Нынешняя статья А.Македонского даже вызвала во мне своего рода энтузиазм, живо напомнив молодость, почему я и решил высказаться о ней.

Для уяснения «методологических принципов» А. Македонского достаточно сопоставить его «итоговое заключение» о моей книге с реальным ее содержанием. В.Кожинов, заключает критик, «известный литературовед. Работал над “Историей Руси” 15 лет. И что же остается от его трудов, если отжать воду? Масоны. Иудейские заговоры...»

Прошу извинить за невольно напрашивающийся юмор, но в распоряжении критика находится уникальная по своей мощи «отжималка», ибо ведь о масонах речь идет всего только на трех (18, 21-22) из 528 (!) страниц моей книги. И размер его статьи вполне позволял привести все сказанное мною о масонах, но он ограничился цитированием нескольких моих строк, призванных показать довольно широкую распространенность масонства с середины XVIII в., и иронически резюмировал, что вот, мол, «в жизнь литературоведа В.Кожинова вторглись тайные силы», силы, понятно, «зловещие».

Между тем в моей книге масоны характеризуются совершенно иначе. Я недвусмысленно возражаю тем, в сущности, невежественным людям, которые полагают, что российское масонство (я цитирую свою книгу)

«негативное или даже попросту чудовищное явление. Уже сам факт, что через масонство прошли Карамзин, Кутузов, Сперанский, Грибоедов, Чаадаев и, наконец, сам Пушкин, побуждает серьезно задуматься... Масонский период в истории русской культуры закономерен и с определенной точки зрения плодотворен» (см. стр. 21-22).

Итак, «методология» критика поистине курьезна: «масонскую проблему», затронутую на 1/175 части моей книги, он объявляет одной из двух основных ее проблем, а также полностью искажает смысл сказанного мною о масонах.

Обратимся к «иудейскому заговору». Критик имеет в виду, как ясно из его рассуждений, раздел моей книги (стр. 208-265), посвященный Хазарскому каганату - мощному и громадному по своей территории государству, в котором в IХ-Х вв. господствующей религией было иудейство. Это государство (как, впрочем, и ряд других) вело борьбу с Русью, но говорить в связи с ним о «заговоре» совершенно неуместно, просто непрофессионально, поскольку «заговор» - это действие, стремящееся подорвать государство изнутри. И, естественно, в моей книге нет ни слова об «иудейском заговоре»; критик опять-таки выдумывает в соответствии с его уже охарактеризованной «методологией». Речь в моей книге идет именно о борьбе двух государств.

Эта борьба за последние десятилетия была глубоко исследована в многочисленных работах историков и археологов - но в работах, обращенных главным образом к специалистам, а не к сколько-нибудь широким читательским кругам. И, характеризуя эту борьбу, я ссылаюсь на около 100 исследований видных историков, археологов, этнографов, фольклористов, филологов, в которых так или иначе освещена «хазарская проблема».

А.Македонский приводит около десятка цитат из моей книги, связанных с этой проблемой, ради «убедительности» указывая каждый раз страницу книги. Однако приводятся - опять-таки каждый раз! - вовсе не мои собственные утверждения, а сведения из трудов авторитетнейших специалистов. Так, со стр. 228 моей книги А. Македонский приводит сведения классика востоковедения К.А.Иностранцева, со стр. 229. - выдающегося археолога и историка С.П.Толстова, со стр. 212 - не менее выдающегося М.И.Артамонова, со стр 221 - можно сказать, великой исследовательницы, чьи труды переведены на основные языки мира, Н.В.Пигулевской, со стр. 236 - столь же общепризнанного В.В.Бартольда и т.д. Совсем уж курьезна цитата со стр. 277 моей книги, поскольку приведена (под видом моей!) фраза из сочинения жившего IX веке Эльдада га Данида! Что же касается названных выше цитируемых мною (а затем А.Македонским) ученых, их почтенные имена есть в любой энциклопедии.

Но, как уже сказано, работы этих ученых не принадлежат к популярной литературе, они известны узкому кругу людей, и сведения из них могут удивить или даже поразить обычных читателей. А.Македонский, по-видимому, на это и рассчитывает: приписывая сведения из работ крупнейших специалистов мне, он хочет выдать эти сведения за мои безосновательные «выдумки» и тем самым внушить читателям моей статьи, что не стоит брать в руки мою изобилующую лжеинформацией книгу.

В высшей степени характерно, что А.Македонский все же называет имена двух авторов, на которых я ссылаюсь, - И.Р.Шафаревича (его философский труд о социализме упомянут в одной строке моей книги) и Д.Е.Галковского (в моей книге приведена цитат в несколько строк из его философского сочинения «Бесконечный тупик»). Оба автора не являются профессиональными историками, и критик пытается убедить читателей, что только на таких авторов я и ссылаюсь; он издевательски объявляет, что единственная моя опора – «крупнейший востоковед всех времен и народов И.Р.Шафаревич», хотя в моей книге цитируются десятки трудов действительно крупнейших востоковедов мира.

Правда, в самом конце своей статьи Македонский один-единственный раз упоминает о видном историке, на труды которого я ссылаюсь. Но лишь для того, чтобы обвинить меня в искажении его выводов. И тут лишний раз обнаруживается вся несостоятельность моего критика. Он узнал из вторых рук, что согласно тщательным подсчетам этого историка, Р.Г.Скрынникова, во время «опричного террора» в Новгородской земле было казнено около 3000 людей, объявленных изменниками. И, прочитав в моей книге со ссылкой на того же Р.Г.Скрынникова, что на Руси в целом было тогда казнено примерно 4000 человек, с присущей ему развязностью написал: «...любому нормальному человеку (я к таковым, следовательно, не принадлежу. - В.К.), если ему не “нанесли тяжкий удар” в область головы, понятно, что речь идет... только о событиях в Новгороде», а общее количество казненных было, мол, гораздо более значительным.

А.Македонский выявил тем самым полнейшую неосведомленность о ситуации того времени. Дело в том, что Новгородская земля с давних пор стремилась к определенной независимости. И если в других землях Руси во время опричнины к «изменникам» причислены были отдельные группы людей, то в Новгороде - как бы все его население вообще. Поэтому количество новгородских казней превосходило количество казней в остальной Руси. Р.Г.Скрынников после самых тщательных разысканий (вплоть до установления имен почти всех казненных) писал о казнях «примерно четырех тысяч человек» (см. его труд «Царство террора», СПб. 1992, стр. 525), а в Новгородской земле согласно его подсчетам «погибло до 2700-2800 человек» (см. его монографию «Трагедия Новгорода», М., 1994, стр. 105), то есть в остальных землях Руси было казнено в два с лишним раза меньше людей, чем в Новгородской.

Подводя итог, приходится сделать вывод, что А.Македонский, по крайней мере в настоящее время, не обладает теми интеллектуальными и моральными качествами, которые обязательны для автора, берущегося за обсуждение сложных проблем отечественной истории. И его во многом курьезная статья в конечном счете весьма нелестно характеризует его самого, а не мою книгу, которую она, по сути дела, пытается полностью фальсифицировать.


Опубликовано в газете «Первое сентября», 1998, № 65.

От редакции приложения «Учебники» к газете «Первое сентября»


К сожалению, В.В. Кожинов так и не ответил по существу ни на одну из претензий нашего злоязычного рецензента Авесхана Македонского. Более-менее подробно в письме разбирается только вопрос об опричнине. Точнее, о подсчётах числа жертв опричного погрома в Новгороде, произведённых историком Р.Г. Скрынниковым. У читателя, не имеющего под рукой «ПС» № 15 (для сличения текстов), может сложиться впечатление, что рецензент напрасно придирается к автору, который излагал сугубо специальный сложный предмет на основе солидной литературы.

Но речь-то шла совсем о другом!

О том, что В.В. Кожинов приписал – не Скрынникову, а другому специалисту по ХVI веку, В.Б. Кобрину! – утверждение, которого в работе Кобрина нет. И в результате не только «уличил» покойного профессора в незнании арифметики, но и предъявил ему политические обвинения: «Главная цель – проклясть в лице Ивана Грозного самое Россию» (с. 34).

По подобной схеме строится вся оборона книги «История России. Современный взгляд».

Ясно, что книгу о средних веках даже специалист не может написать без помощи ранее опубликованной литературы. Вопрос в том, как она используется, как компонуются фрагменты и какими собственными выводами конструкция венчается. Информация о том, что в Хорезме жили евреи (или, например, в Ладоге – скандинавы), вполне беспартийная и никак не порочит ни В.В. Кожинова, ни С.П. Толстова, чьи работы о Средней Азии автор «Истории Руси» действительно использовал. Но зачем же перекладывать на выдающегося советского археолога ответственность за остальное: за историю о том, как иудеи, строившие в Хорезме коммунизм (с. 229 – 230), перебрались в Хазарию и там занялись геноцидом? На фальшивые деньги. Кстати, в этом их обвиняет не «живший в IХ веке Эльдад га Данид». Слова про «фальшивые диргемы» на с. 277 (12 – 13-я строчки снизу) принадлежат автору века двадцатого.

Опять-таки многократно описаны сотнями историков те варварские жестокости, которыми сопровождались этнические и религиозные конфликты в средние века. Да и не только в средние. Претензии нашего рецензента – не к историкам (или древним летописцам), рассказавшим об этих прискорбных событиях, а к В.В. Кожинову, когда он на многих страницах, снова и снова возвращаясь к любимой теме (с. 218 - 221, 238 – 239, 244 – 249), пытается убедить нас, что последователям иудаизма присуща какая-то особая, беспримерная жестокость. Вплоть до анекдотического комментария к походу Руси на греков:

«Ничего подобного не было в истории всех других войн Руси, и такую “практику” можно объяснить только распоряжениями скрытно руководивших походом на Византию властных лиц каганата» (с. 249).

Вопреки тому, что утверждается в письме, тема заговоров и всякого рода скрытного руководства занимает в книге видное место.

«Что же касается первого иудейского царя каганата, о нём сказано в Кембриджском послании, что «его склонила на это (принятие иудаизма – В.К.) жена его по имени Серах (еврейское имя –В.К.) и она научила его» – с помощью её отца – хабра… Так приоткрывается загадка постепенного «мирного» перехода каганата к господству иудаизма. Как уже сказано, тот, кого звали Буланом и Астарханом, возможно, был не евреем, а хорезмийцем, женатым на еврейке…» (с. 237) и т.п.

Характерная черта творческого метода (отмеченная А. Македонским) – выявление у исторических персонажей разных времён и народов родственников еврейской национальности (реальных или мифических). Другая особенность (тоже далёкая от общепринятой научной методологии) – произвольный перенос средневековых конфликтов в современность. Фраза «Это “хабер – товарищ” словно протягивает прямую нить из VIII в ХХ век» (с. 236) принадлежит опять-таки не В.В. Бартольду, как уверяет автор в письме, а, простите за буквоедство, всё-таки В.В. Кожинову.

В этой связи нельзя не отметить следующее. В книге приводится заявление одного из представителей современного газетного эпатажа Д. Галковского, что 1937 год был «самым счастливым за последние сто лет русской истории», а о жертвах сталинского террора – «свиньи упали в пропасть». По мнению В.В. Кожинова, г-н Галковский – «наиболее яркий и глубокий мыслитель нынешнего молодого поколения России» (с. 217). На всякий случай уточняем: оценка принадлежит самому Кожинову (а не Эльдаду га Даниду). И в своём письме в редакцию он продолжает настаивать на том, что писания Галковского – не какие-нибудь, а «философские». Видимо, противоречия рецензента с автором книги «История Руси. Современный взгляд» не только исторические. Тем более не «философские». Они действительно связаны с «моральными качествами». И письмо В.В. Кожинова, к сожалению, не способствует разрешению этих противоречий.


Опубликовано в газете «Первое сентября», 1998, № 65.


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?