Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 

Шаламов Варлам

«Любой расстрел 37-го года может быть повторён»
Сергей Соловьёв
«Мы с фотографом Эмилем Гатауллиным оказались на Колыме благодаря историку и геологу Ивану Джухе, который в августе 2014 года организовал экспедицию, посвященную шаламовской Колыме. Мы хотели увидеть и показать Колыму такой, какой она стала сейчас, понять, насколько там сохранилась атмосфера, знакомая по прозе “Колымских рассказов” и поэзии “Колымских тетрадей”».
5 августа 2015
«Повесть наших отцов» — об одном замысле Варлама Шаламова
Сергей Соловьёв
«Шаламов считал, что книга о Климовой должна рассказать о величии трагедии революционного и послереволюционного поколений, задать нравственный образец, планку после господства сталинизма и несбывшихся надежд, пробужденных революцией. Как пишет Шаламов Столяровой: “Эта история не только позволяет изучить эпоху — надеть намордник на эпоху”»
26 ноября 2014
Дважды построенный мост через Колыму
Сергей Соловьёв, Евгения Ильенкова
«На просторах Колымы кроме зданий в Магадане сохранились два самых ярких памятника подневольного труда, и оба в посёлке Дебин: здание больницы для заключённых (поначалу построенное как казармы Колымского полка) и мост через Колыму. Больница стоит, хоть и количество коек в ней сократилось с полутысячи до 150, а мост готовы снести».
26 сентября 2014
Школа свободы Варлама Шаламова
Илья Смирнов
«Коллизия не новая. Ее запечатлел Шекспир в “Кориолане”, вдохновляясь еще более древней римской историей. Негодование против собственных властей (вполне законное и обоснованное) может подвести человека к такому рубежу, на котором для продолжения борьбы нужно будет объединиться с внешним врагом. Врагом не правительства, а страны, всего твоего народа. “Горе гражданину, который за тирана мстит отечеству!”».
13 сентября 2014
Неизбежность одиночества. Варлам Шаламов и идеологическая традиция
Сергей Соловьёв
«Известную сложность для реконструкции взглядов Шаламова создает противоречие, которое становится очевидным каждому, кто хорошо знаком с его творчеством. С одной стороны, известны резкие слова Шаламова о народе и крестьянстве. В своей ранней — пока ещё благожелательной — критике “Одного дня Ивана Денисовича” Солженицына Шаламов, помимо прочего, отмечает: “Из крестьян стукачей было особенно много. Дворник из крестьян обязательно сексот и иным быть не может”. <...> С другой стороны, известны совершенно иные слова писателя о революции, шаламовская симпатия к эсерам, преклонение перед народовольцами, наконец, участие в троцкистской оппозиции конца 20-х годов».
25 марта 2013
Последствия Освенцима: свобода как сопротивление. Примо Леви и Варлам Шаламов о свободе в условиях расчеловечивания
Сергей Соловьёв
«И Шаламов, и Леви, в отличие от большинства выживших узников ГУЛАГа и нацистских лагерей смерти, однозначно утверждают справедливость двух тезисов. Первый: лагерь — только отрицательный опыт для человека. Второй: единственная возможность свободы и сохранения человеческого в лагере — ненависть и сопротивление. Но восстание, сопротивление возможно только до определенного физического предела: холодом и голодом человека реально свести к одним животным инстинктам. И именно это становится основой лагерного растления».
15 июня 2012
Герои ушедшего времени
Сергей Соловьёв
«Между нами, детьми демидовых и гагариных, строивших страну, попытавшуюся вырваться за пределы, из зависимости, от отчуждения, – и нынешними мародерами – кровь и руины. Разбросанные по стране гниющие, ржавеющие заводы, – это не памятник якобы никому не нужной “оборонке”, это разрушающиеся памятники нашим отцам, которых ограбили и обманули, унизили и убили. Мы этого не забудем».
20 ноября 2011
Судьба и творчество Варлама Шаламова в контексте мировой литературы и советской истории
Илья Смирнов
«Шаламов ставит Че Гевару рядом с Гагариным, руководствуясь теми же принципами, которые сделали его убежденным противником сталинского режима. Шаламов, по его собственным словам, “был участником огромной проигранной битвы за действительное обновление жизни”».
25 июня 2011
Перечитайте Шаламова
Сергей Соловьёв
«Почему Варлама Шаламова больше изучают за рубежом, чем в России? Почему этот писатель так важен для понимания нашего прошлого и настоящего? В чём конфликт между Шаламовым и Солженицыным? Комментарий главного редактора журнала “Скепсис” Сергея Соловьёва»
18 июня 2011
Негромкое столетие Варлама Шаламова
Валерий Есипов
«Фигура Шаламова помогает не только разобраться в нашем трагическом прошлом, но и прийти к общественному согласию в отношении к этому прошлому. Другими словами, Шаламов гипотетически может стать – как это ни покажется парадоксальным – консолидирующей фигурой, смягчающей остроту того культурного раскола, который сложился в массовом сознании современной России по поводу оценки советского периода истории: эта эпоха либо нигилистически отвергается как «черная полоса», либо апологетически, с долей ностальгии, превозносится – без попыток поиска уравновешенной истины».
18 мая 2008
«Поскольку был известен Солженицын, казалось, что Шаламов - его эпигон. Дичайшее заблуждение...»
Валерий Есипов
«Шаламов, как старый лагерник, еще в 60-е годы насквозь понял Солженицына и все его устремления. Он писал: «Я хочу сказать свое слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын». Поэтому он и отказался от предложения о совместной работе над «Архипелагом» - книгой, как он писал, построенной на «чужих рукописях», собранных в «личных целях». Кроме того, Шаламов не хотел ничем угождать западной публике, по большому счету, он был великий русский (и советский, если хотите) патриот».
12 февраля 2008
Кто он, майор Пугачев?
Валерий Есипов
«Сегодня очевидно, что эпоха холодной войны, в силу своей огромной политизированности, рождала во многом одностороннее восприятие потаенной русской литературы ХХ в., особенно лагерной, которая рассматривалась главным образом как документальное свидетельство, а не явление искусства. В связи с этим очевидно и другое: именно лагерная проблема в СССР, точнее, политическое манипулирование ею - стало одним из тех рычагов, которые перевернули мир…»
7 февраля 2008
Гомер ГУЛАГа
Виктор Широков
«О Варламе Шаламове можно (и нужно) говорить бесконечно. Если Солженицын преимущественно публицист, то Шаламов, по сути, единственный художник слова, раскрывший лагерную тему в прозе эпически и на все времена. Он — Гомер ГУЛАГа».
12 декабря 2007
Варлам Шаламов: «Меня снова приняли за кого-то другого»
Илья Смирнов
«…Судя по экранизациям Шаламова, путаница продолжается до сих пор. Заслуга Валерия Васильевича Есипова — в ее преодолении. Интересный избран им методологический прием: показать своеобразие исторической личности через отношения с равновеликими — с Пастернаком, Солженицыным, Твардовским. В качестве приложения в конце короткий, спокойный и сокрушительный отзыв на новую телевизионную продукцию, снятую якобы по Шаламову, на самом же деле писатель был господами кинематографистами просто “привлечен для обслуживания” политического заказа — роль, для живого Шаламова неприемлемая и ненавистная».
10 декабря 2007
Презентация книги Валерия Есипова «Варлам Шаламов и его современники»
Редакция Скепсиса
15 ноября, в четверг, в 15.30 в Общественном центре им. А.Д. Сахарова пройдет презентация книг, посвященных жизни и творчеству Варлама Шаламова — одного из крупнейших русских писателей ХХ века, замечательного поэта, ярчайшего представителя «лагерной прозы».
9 ноября 2007
Парадоксы катарсиса Варлама Шаламова
Елена Волкова
«Трагический парадокс — художественный способ прозрения глубинной сути происходящего с рассказчиком и персонажами в прозе В. Шаламова. В нем же - один из важнейших стимулов к преодолению, освобождению от ужасного и абсурдного, один из источников катарсического просветления в, казалось бы, безысходных обстоятельствах. Гениальная “творческая догадка” автора открывает и путь читателю, по которому он волен идти».
18 июня 2007
Письмо перед казнью
Наталья Климова
«В переводе же на язык русской действительности девиз этот означал следующую альтернативу: или отдаться борьбе без возврата, без сожаления, борьбе, идущей на всё и не останавливающейся ни перед чем, и счастье свое видящей лишь в победе или смерти, – или пользуясь всеми преимуществами привилегированного положения (в настоящем или близком будущем) отдаваясь науке, природе, личному счастью и семье, рабски подчиниться и открыто и честно признаться в полном равнодушии к тому, что когда-то считал “святая святых” души своей».
18 сентября 2006
Варлам Шаламов и внутрипартийная борьба 20-х годов
Марк Васильев
Глубокая, несовместимая разница в политических взглядах двух писателей состояла в том, что Солженицын уже в конце 60-х годов выводил сталинский террор из революционной практики большевизма и борьба с тоталитарной сталинской системой была для него равнозначна борьбе с большевизмом и атеизмом. Для Шаламова на протяжении всей его творческой жизни сталинизм был не продолжением, а отрицанием ленинизма.
9 марта 2006
«Они затолкают меня в яму...»: Шаламов и диссиденты
Валерий Есипов
Были и другие, кроме болезней, причины, из-за которых Шаламов стоял в стороне от диссидентства. Во-первых, он считал искусство, литературу — даже неизданную — достаточно мощным средством сопротивления любому режиму. Во-вторых, понимал, сколь разрушителен для писателя срыв в сферу публицистики. Это было стойкое скептическое убеждение Шаламова, плод его лагерных и послелагерных размышлений: «Несчастье русской литературы в том, что она лезет не в свои дела, направляет чужие судьбы, высказывается по вопросам, в которых она ничего не понимает…».
9 марта 2006
Работа головы или работа колен? (Варлам Шаламов и Александр Солженицын)
Валерий Есипов
Многие считали его уже давно умершим. «Варлам Шаламов умер», - заявил на весь мир А. Солженицын в Америке. А Шаламов тогда, в 70-е годы, еще ходил по Москве - его встречали на Тверской, куда он выходил иногда за продуктами из своей каморки. Вид его был страшен, его шатало как пьяного, он падал.
9 марта 2006
The rest is silence и беспросветность...
Юрий Муравьёв
«Заголовок этой “хрестоматии для старшеклассников” – не случайность. Он – концепция, пронизывающая всю книгу. Тогда придется напомнить о не получившем решения споре двух великих наших художников слова, также представленных на почетном месте в этой хрестоматии, – Варлама Шаламова и Александра Солженицына».
20 мая 2003
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?