Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 

Николай Троицкий

Николай Алексеевич Троицкий (19.12.1931 — 28.05.2014) — один из ведущих специалистов по истории России XIX века, автор выдающихся трудов по истории Отечественной войны 1812 года, пореформенного (после отмены крепостного права) революционного движения и юридической системы (судов и адвокатуры) того времени. Доктор исторических наук, профессор Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского и Саратовского Политеха (СГТУ им. Ю.А. Гагарина).

Первые из блестящей плеяды
Николай Троицкий
«Тягчайший экономический гнет и беспросветная политическая реакция как характерное выражение русской действительности второй половины 1860-х годов; русская демократическая литература, представленная именами Чернышевского и Герцена, Пушкина и Некрасова, Гоголя и Тургенева; русские революционные традиции, в особенности — революционеров 60-х годов и, в первую очередь, Чернышевского, которого “чайковцы” считали своим “преимущественным учителем жизни”, — таковы были главные двигатели формирования идеологии “чайковцев”. Именно под влиянием идей Чернышевского, а также Белинского, Герцена, Добролюбова, Писарева, совершался “тот нравственный переворот, который заставлял тогда людей отрекаться от окружающего их буржуазного мира и уходить в стан погибающих”».
10 января 2011
Безумство храбрых. Русские революционеры и карательная политика царизма 1866—1882 гг.
Николай Троицкий
«Цель данной работы и состоит в том, чтобы исследовать политические процессы 60—90-х годов, с одной стороны, как орудие карательной политики царизма, а с другой — и это главное — как арену, своего рода второй фронт революционной борьбы с царизмом».
10 декабря 2007
Россия в XIX веке: Курс лекций
Николай Троицкий
«Весь ход российской истории XIX в. свидетельствует, что главную ответственность за те социальные и политические катаклизмы, которые пережила Россия уже в то время, а затем еше болезненнее в 1905—1917 гг., несут не революционеры, которые будто бы (как считают многие зарубежные, а с недавних пор и некоторые отечественные историки) своим экстремизмом столкнули царизм с правильно избранного пути реформ. Ответственность за это лежит на царизме... Демократически реформировать империю сами цари не хотели, а царские министры не могли по ограниченности как объективных, так и субъективных своих возможностей, ибо они большей частью не поднимались выше уровня министра внутренних дел 1868—1878 гг. А.Е. Тимашева, о котором П.А. Валуев ядовито, но в принципе верно сказал: “Он не понимает, не знает, и не понимает и не знает, что не знает и не понимает”».
13 октября 2007
Подвиг Николая Клеточникова
Николай Троицкий
«Роль “ангела-хранителя” подполья давалась Клеточникову нелегко. Во-первых, он каждый день рисковал жизнью. Малейшая оплошность могла разоблачить его, а в случае разоблачения его ждала смерть. Но не это Клеточников считал самым трудным в своей работе. Труднее всего было выглядеть своим человеком в той несказанно мерзкой среде, которая его окружала. Николай Васильевич присоединился к революционерам, так как не мог более ужиться с грязным чиновничьим миром, он бежал из того мира, а теперь ради революции, которая виделась ему символом очищения человечества от всякой грязи, должен был жить в мире еще худшем, населенном низкими, алчными, продажными существами. Среди таких существ Клеточникову приходилось в интересах дела обзаводиться личными связями».
13 июня 2007
«Народная воля» и её «красный террор»
Николай Троицкий
«Судьба партии “Народная воля” трагична вдвойне: как субъект истории она прошла сначала сквозь шквал репрессий со стороны царизма (не счесть ее жертв — повешенных, расстрелянных, загубленных в тюрьмах и каторжных норах), а потом, уже как исторический объект, — сквозь тернии предвзятых оценок со стороны историков и публицистов, вплоть до сегодняшних».
1 августа 2006
За что я люблю народовольцев
Николай Троицкий
«Всего же за 6 лет своей “кровавой оргии” (1879–1884) народовольцы казнили 6 (шесть) человек: императора Александра II, шефа тайной полиции Г.П. Судейкина, военного прокурора В.С. Стрельникова, двух шпионов (С.И. Прейма и Ф.А. Шкрябу) и одного предателя (А.Я. Жаркова). Во всех этих террористических актах, вместе взятых (включая 8 покушений на царя), участвовали 20 рядовых народовольцев, известных нам поименно, плюс члены и агенты ИК (всего — 36), которые, однако, занимались не столько террористической, сколько пропагандистской, агитационной, организаторской, издательской и прочей деятельностью. Между тем, за участие в делах “Народной воли” только с 1880 по 1884 гг. были репрессированы, по официальным данным, не менее 10 тыс. человек».
8 июля 2006
«На земле стоит комод...»
Николай Троицкий
«Наконец, и в сфере образования Россия была отброшена назад, к дореформенным временам. Как сам Александр III относился к образованию, видно из его “исторических” резолюций на всеподданнейшем докладе о том, что в Тобольской губернии очень низка грамотность (“И слава Богу!”), и на судебном показании крестьянки М.А. Ананьиной о том, что ее сын хочет учиться в гимназии (“Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!”)».
1 июля 2006
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?