Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Содержание | Следующая

Вступительное слово

Убийство человека – это грех. Грех абсолютный и однозначно осуждаемый всеми мировыми религиями. Вдвойне больший грех убийства мирных граждан в политических целях. Сталинские репрессии, катком прокатившиеся по нашей стране, как раз из рода такого страшного греха. Нет ни одной национальности, которая бы не пострадала в ходе сталинских репрессий в Советском Союзе. Трудно найти на территории бывшего СССР семью, которую бы в той или иной степени не затронули эти события.

Споры историков вокруг событий сталинского террора до сих пор не утихают. Выходят многочисленные монографии, публикации, исторические исследования, публицистические материалы. Но тема сталинских репрессий волнует умы не только историков и исследователей. Тема репрессий поднята на щит политиками новых независимых государств, образовавшихся после распада СССР. Репрессии сталинского периода – благодатная почва для них. При грамотном использовании эта тема позволяет обозначить в массовом сознании источник всех бед этих вновь образованных государств. Представители политбомонда, которые еще недавно входили в республиканскую элиту КПСС, и активно защищали «завоевания социализма» и не только на словах, но и с использованием советских репрессивных органов, теперь заявляют, что, мол, если бы... (дальше идут перечисления бед, причиненных якобы Россией), то новое государство непременно было бы по уровню доходов и благополучия как минимум на уровне Швеции. И не важно, что России в тот момент как государства просто не существовало, а был Советский Союз, в состав которого входила не только Россия, но и еще 14 республик, позже ставших независимыми государствами. Разумеется, крайне удобно в этом контексте приравнивать Россию к Советскому Союзу, поскольку в противном случае придется спрашивать не только с нее, но и с Грузии, Украины, Молдавии и др. бывших советских республик. Позиция постоянного обвинения России весьма удобна еще и потому, что позволяет сегодняшним политикам многие нынешние политические и экономические грехи списать на исторические события.

Отдельной строкой в списке претензий к России идет подсчет жертв, которые понесли новообразованные государства от сталинских репрессий. Повторимся еще раз, убийство – грех. Но на наш взгляд еще больший грех – попытка торговать памятью и кровью своих соплеменников, пытаясь выбить деньги за каждую каплю реальной или мифической пролитой крови. В таком случае речь уже не идет о желании установления исторической справедливости. Речь идет о финансовой и политической наживе за счет убитых. А чтобы нажива была побольше и поосновательнее, современные политики как из прибалтийских, так и из других новых стран считают, что не грех добавить смертей. И вот в разных исторических и публицистических заметках, да и в речах политиков мы натыкаемся иногда на цифры жертв, которые раз от раза возрастают в прогрессии. Но кроме банальной жажды наживы, есть еще один интересный аспект в «смертельных приписках». Современные политики прибалтийских государств пытаются оправдаться за службу своих национальных формирований на стороне нацистской Германии, поскольку они не просто служили, а активно участвовали в карательных операциях против мирных граждан и преступлениях против человечности. Часто из уст высокопоставленных представителей политической элиты Прибалтики можно услышать следующий тезис: мол, это не мы сами – это нас такими плохими Россия сделала. И вот уже уважаемая госпожа посол Эстонии Марина Кальюранд твердит о 60 тысячах погибших от советских репрессий в довоенный период только в одной Эстонии, при этом упоминая, что, мол, нацистами всего-то 32 тысячи было убито. Как говорится - оцените разницу. Вслед ей вторит депутат парламента Тривими Веллисте: «Летом 1940 года эстонское государство и народ стали заложниками террористов и оказались перед трагическим выбором: сразу оказать сопротивление или попытаться выиграть время в надежде на помощь извне. Они выбрали второй путь, который помог бы избежать жертв. Потом пришла и помощь в лице Германии – но слишком поздно и слишком цинично». Да и президент Эстонии говорит постоянно о десятках тысяч расстрелянных эстонцев в предвоенный и послевоенный период. Понятно, что человеку, не интересующемуся историей и мало знающему о прошлом нашей страны, цифры кажутся чудовищными, а уж тем более чудовищными они кажутся иностранным политикам и читателям. И невольно закрадывается мысль – а может и правда Россия виновата глубоко и сильно перед прибалтами?

Вы держите в руках интересную книгу. Автор, пожалуй, впервые досконально попытался разобраться в том, насколько жестокая репрессивная политика проводилась в предвоенный и послевоенный период в Эстонии. На основе архивных данных, с цифрами в руках автор развенчивает многие политико-исторические мифы, которые эстонские историки от политики достаточно успешно сформировали за последние 15 лет. Интересно будет проследить реакцию на данное издание в самой Эстонии. Впрочем, ее уже и сейчас можно предсказать с достаточной долей вероятности. Данная работа с архивными и историческими источниками, скорее всего, будет зачислена в разряд «экстремистских изданий», финансируемых Кремлем с целью «подрыва независимости» Эстонии. О чем мы и прочтем в следующем ежегоднике эстонской Полиции безопасности (КаПо). А это значит что данная книга, несомненно, имеет не только историческую, но и политическую ценность.

Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?