Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Наука, планирование, изгнание: «Генеральный план Ост» национал-социалистов

«Скепсис» начинает серию публикаций о нацистском «Генеральном плане “Ост”», в соответствии с которым были выселены и уничтожены миллионы славян, евреев и цыган из Восточной Европы и СССР. Согласно исследованиям, проведенным по инициативе и при поддержке Немецкого научно-исследовательского общества (DFG), план был разработан национал-социалистами в тесном сотрудничестве с немецкими учеными.

О том, как это происходило, рассказывает выставка, проведенная в 2006–2007 гг. в ряде университетов Германии, где были представлены документальные свидетельства причастности ряда ученых к "научному обоснованию" злодеяний нацистов.

О необходимости трезвого, пусть и болезненного осмысления собственной истории говорил Президент DFG профессор Э.-Л. Виннакер на открытии выставки. Переводом его речи мы начинаем публикацию материалов выставки – результатов новейших исследований по данному вопросу.


Речь на открытии выставки

«Даже Бог не в силах изменить прошлое», – говорится у Гете в «Годах учения Вильгельма Мейстера». Поэтому нужно отдать себя на суд своей истории, как бы это ни было горько. Этим я приветствую Вас при открытии выставки, в центре внимания которой самая темная глава более чем 80-летней истории Немецкого научно-исследовательского общества, а именно – время Третьего Рейха. Эрнст-Людвиг Виннакер

«Наука, планирование, изгнание: Генеральный план “Ост” национал-социалистов», так называется эта выставка, которая посвящается одному периоду в истории Немецкого научно-исследовательского сообщества. История же DFG в свою очередь – это часть немецкой истории.

Задуманная как передвижная, эта выставка была разработана исследовательской группой, которая вот уже несколько лет в значительно более широком контексте занимается историей DFG от его истоков и до приблизительно 1970 г. Она представляет собой тем самым один их результатов усилий DFG разобраться в своем собственном прошлом и одновременно внести вклад в историю науки двадцатого столетия.

Группой руководит профессор Рюдигер фон Брух из Университета им. Гумбольдта (Берлин) и профессор Ульрих Герберт из Университета г. Фрайбурга. Научную разработку темы провели доктора Изабель Хайнеман, Вилли Оберкроме, Сабиной Шлейермахер и профессор Патрик Вагнер. Их всех мне хотелось бы здесь от всего сердца поблагодарить за огромную проделанную работу.

Позже я еще вернусь к исследовательской группе.

Выставка «Наука, планирование, изгнание: Генеральный план “Ост” национал-социалистов» сообщает о тесной связи академических исследований, рационального планирования и поощрения исследований, стоявших на службе национал-социалистской политики захвата и истребления и при этом освещает в особенности деятельность DFG во времена национал-социалистов.

Немецкое научно-исследовательское общество, тогда оно называлось «Обществом взаимопомощи немецкой науки» («Notgemeinschaft der deutschen Wissenschaft»), было основано в 1920 г. как учреждение самоуправления науки. Оно ставило своей целью в период после Первой мировой войны оказывать содействие в поддержке науки в Германии и сделать возможным ее выход на уровень международных исследований. Если смотреть чисто юридически, то сегодняшнее Немецкое научно-исследовательское общество – это совершенно новая организация. Оно было создано в 1949 году как учреждение, которое, исходя из интересов самой науки, должно было задавать тон и предоставлять материальную основу научным исследованиям во вновь создающейся демократической Федеративной республике. Сегодня DFG – центральная организация по содействию научным исследованиям в Германии. Оно занимает свое прочное положение как интегрирующий элемент между высшими школами, государством и федеральными землями. При всем этом, несмотря на то, что Общество было учреждено заново, мы не можем закрывать глаза на его прошлое.

DFG было и всегда остается еще и отражением соответствующего времени, как это было и в 1933 – 1945 гг. В его комиссиях, его мерах поощрения, в составе своих носителей – ученых – нашли отражение темы и научные течения того времени. В DFG науку и научное исследование рассматривали и будут рассматривать в отношении к тем общественным реалиям, которые характеризуют то или иное время.

Результаты, полученные исследовательской группой, показывают, что DFG в 1933 году имело по всей видимости немного проблем в том, чтобы подстроиться к национал-социалистскому режиму. Большая часть ученых, задающих тон в DFG, были настроены национал-консервативно и приветствовали националистический и авторитарный курс нового правительства. Но было бы упрощением сказать, что DFG в то время просто «присоединилось к господствующей идеологии» или было «использовано в преступных целях» власть имущими. В соответствии с результатами, полученными исследовательской группой, мы должны в большей степени исходить из того, что наука и вместе с ней DFG сами подчинились режиму, и не только по принуждению, но в рамках обширной самомобилизации науки. Очевидно, что при этом многие правила, действовавшие прежде, оставались в силе и дальше: формальная квалификация, научные стандарты, состязательность в борьбе за признание, а также за распределение финансовых ресурсов. Все это не управлялось сверху, но как и прежде, диктовалось самой академической системой. Наука и политика создавали друг для друга ресурсы, и обе извлекали из этого пользу. Вклад науки и научных исследований в национал-социалистское государство был вознагражден последним, что выразилось в заметном исследовательском разнообразии. Геттингенский историк Бернд Вайсброд назвал это однажды «щекотливой сделкой на основе взаимности».

Исследовательская группа по истории DFG в своем изучении отдельных специальностей и тематических областей очень убедительно показала, что DFG являлось инстанцией не только финансирующей, но прежде всего легитимизирующей.

На примере «Генерального плана “Ост”» выставка очень наглядно показывает, как функционировала эта взаимная поддержка науки и политики, какие взаимосвязи существовали, какие силы были задействованы и какими правилами руководствовались. В недавно вышедшей книге, которая восходит к одной конференции, проведенной исследовательской группой, и от которой берет свое название наша выставка, вы найдете обсуждение «Генерального плана “Ост”» в более широком контексте понятий «нового порядка» и политики переселения, обсуждаемых в ХХ веке, то есть в связи с более длительными и даже интернациональными процессами развития в прошедшем столетии. «Генеральный план “Ост”» отчетливо показывает, как именно подобное взаимодействие экспертов и плановиков, науки и политики привело к особо человеконенавистническому и жестокому варианту изгнания и переселения.

Исходным пунктом для исследовательской группы было изучение истории DFG во времена национал-социализма. Именно этому уделено здесь особое внимание. Однако национал-социалистический период нельзя рассматривать обособленно, скорее, напротив, исследовательская политика DFG в течение этого времени подчинена долгосрочным тенденциям всеобщего политического развития и исследовательской политики. Период исследования, поэтому, простирается от 1920-х до 1970-х годов. Отдельные, поддержанные DFG исследовательские проекты были рассмотрены прежде всего не в организаторском и управленческо-историческом смысле. Основное внимание уделялось, скорее, самим исследовательским действиям, их научному и историко-политическому контексту, а также его значению с точки зрения международных исследовательских тенденций и стандартов. И, наконец, для исследовательской группы речь не идет о чисто историко-дисциплинарной направленности. Исследованию следовало подвергнуть в большей степени процессы, охватывающие различные специальности и характерные научные проекты, подходы, дискурсы, а также биографии.

Исследовательская группа, как мне кажется, с полным основанием избрала эту перспективу (1920-е – 1970-е гг.), выходящую далеко за рамки периода национал-социализма, и осуществила этот тематически и методически широкий подход. При этом не трудно представить себе критиков, которые усмотрели бы в этом опасность, что тем самым период между 1933 – 1945 гг. может быть релятивизирован или попросту сглажен.

Я полагаю, что верно как раз противоположное: что эта временно более длительная перспектива исследования и международное сопоставление как раз не нивелируют, а, напротив, могут во многом способстововать тому, чтобы более отчетливо разработать как последовательности, так и разломы. Это относится, впрочем, также и ко времени после 1945 г. Таким образом в конечном счете еще острее очерчивается сам предмет, а именно – национал-социалистический период с его радикализациями и беспределом.

Я бы хотел коснуться еще одного пункта, а именно – времени проведения этой выставки. Что нас побудило обратиться именно теперь к нашей истории? Можно было бы задать колкий вопрос: не делаем ли мы это как раз в то время, когда в нашей стране воспоминания о периоде национал-социализма стали пользоваться высокой конъюнктурой, после того как много лет подряд даже в науке не так велика была готовность вникнуть в собственную историю при национал-социализме, и, вероятно, даже чувствовалась радость от возможности избежать с ней очной ставки.

Многие организации общественной жизни, экономики и науки, банков, фирм и даже Министерство иностранных дел просили в последние годы историков об освещении их собственной истории при национал-социализме. Я нахожу это в положительном смысле примечательным. Я полагаю, что многие из этих усилий свидетельствуют, насколько время национал-социализма и сегодня понимается как величайшая катастрофа цивилизации – притом, что мне вовсе не хотелось бы заниматься сравнением между собой ужасов и геноцидов в истории или хотя бы только в ХХ столетии.

Мы не можем и не имеем права делать подобные сравнения. Усилия по изучению собственной истории того времени свидетельствуют, что наряду со всеми дисциплинарными причинами на один из центральных вопросов отвечено еще недостаточно: как могли такие казалось бы такой надежный культурный фундамент и исторически созревший порядок ценностей в течении такого короткого времени и так радикально отказать – как в обществе в целом, так и в науке.

Наряду со всеми другими аргументами существовал, в частности, и этот аспект, который побудил меня к тому, чтобы я за несколько лет до этого стимулировал организацию исследовательской группы по истории DFG, и к которому я в конце отношу свои ожидания дальнейших разъяснений.

Конечно, имелись также импульсы извне.

Научно-исследовательскому обществу постоянно задавали вопросы о его истории, и мы не могли ответить, и не столько потому, что мы не хотели, сколько потому, что мы недостаточно глубоко знали, и наши архивные материалы оставались еще не исследованы.

В 1980-e годы по запросу Центрального совета цыган была просмотрена часть документов DFG, которые содержали сведения о поддержке «Обществом взаимопомощи» Роберта Риттера и его исследовательского центра расовой гигиены и биологической наследственности Имперской службы здравоохранения.

В начале 1994 г. мой предшественник Вольфганг Фрювальд попросил франкфуртского историка науки Ноткера Хаммерштайна, чтобы он занялся исследованием истории DFG времен Веймарской республики и национал-социализма. Объемный труд, выросший из этого исследования, вышел в свет в 1999 году. В 2000 году исследовательская группа под руководством господина фон Бруха и господина Герберта положила начало обширному изучению деятельности DFG в период с 1920 по 1970 гг.

Мы охотно ссылаемся на успехи нашей деятельности и на то уважение, которым пользуется DFG в мире. Результаты исследовательской группы наглядно показывают нам, что было также и другое DFG. Чтобы напомнить об этом, сегодня после полудня мы торжественно открыли в саду DFG мемориал. Он состоит из двух стеклянных стел. На одной стеле воспроизведено письмо из актов DFG. В нем берлинский антрополог Отмар Фрайхерр фон Фершюр извещает весной 1944 года канцелярию DFG, что отныне в его поддержанном DFG проекте принимает участие Йозеф Менгеле, лагерный врач Освенцима. Строки второй стелы написал для мемориала историк Фритц Штерн; они взяты из его биографического очерка о медике и лауреате Нобелевской премии Пауле Эрлихе. Фриц Штерн указывает в своем тексте на участие немецкой науки в преступлениях национал-социалистов, однако также констатирует, что науке в Германии, впрочем как и всей стране, выпал – что является таким же грандиозным, как и редким в истории или в человеческой жизни – второй шанс, как в этом нашем случае, а именно – начать с ‘чистого листа’ в новой Европе.

Мы не должны ставить на карту этот ‘чистый лист’. Нельзя и не должно подводить заключительную черту. Об этом напоминает нам эта выставка.

Путь мимо стел будет ежедневно вызывать это в нашей памяти. Научные сведения, представленные нам на этой выставке, будут и в будущем служить научному миру и общественности фактической основой для этого поминовения.

За это я должен высказать многократное спасибо. Я благодарю всех, кто способствовал этому большому проекту, обоих руководителей исследовательской группы – господина Герберта и господина фон Бруха и совершенно особо авторов выставки – Изабель Хайнеман, Вилли Оберкроме, Сабину Шлейермахер и Патрика Вагнера. Моя благодарность также программному директору DFG Гидо Ламмерсу, который постоянно помогал советами, и нашему руководителя выставки Дитеру Хюскену, который отвечает за редакцию, дизайн выставки и оформление каталога. Я благодарю архитектора Зеппа Рёссле за устройство выставки здесь, в научном центре, и нашего сотрудника Маркуса Ягша для презентацию выставки в интернете.

Вас, мои глубокоуважаемые дамы и господа, я благодарю за Ваш приход, за Ваш интерес и Ваше внимание.

Теперь госпожа Изабель Хайнеман проведет нас на выставку и расскажет нам о научном обосновании национал-социалистской политики переселения. Сразу после этого профессор Кристоф Маркшис, президент Университета им. Гумбольта в Берлине, в своем докладе расскажет о роли университетов в период национал-социализма, а также осветит шансы нового ознакомления с историей. И за это также еще раз сердечное спасибо.

Госпожа Хайнеман – историк с ученой степенью кандидата наук. Свою диссертацию она защитила по теме «Раса, поселение, немецкая кровь: центральное ведомство расовой и поселенческой политики СС и национал-социалистская расовая политика в оккупированной Европе 1939–1945 гг.». Начиная с 2002 г. она работает научным ассистентом на кафедре Новой и новейшей истории Университета Фрайбурга. Ее сегодняшний научно-исследовательский проект увел ее в другую предметную область. В проекте с рабочим названием «Family Values» она исследует развитие американской семейной фотографии в ХХ столетии. От лица всех авторов выставки она сейчас введет нас в историю того, как закладывался научный фундамент национал-социалистской политики переселения.

Госпожа Хайнеман, большое спасибо!


Перевод с немецкого Владимира Резе
Под редакцией Нины Дмитриевой


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?