Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Есть ли будущее у социал-демократии в России?

Еще в 1997 году в книге «Левые в России: от умеренных до экстремистов» я писал, что в современной России существуют мощные факторы, препятствующие тому, чтобы на политической арене закрепилась серьезная партия, аналогичная современным западным социал-демократам. С тех пор ничего принципиально не изменилось.

Одна из причин, препятствующая успешному социал-демократическому проекту в России, указана в статье «КПРФ, эрзац социал-демократии». Пока этот монстр не умрет (или не станет совсем маленьким монстриком), социал-демократам трудно рассчитывать на успех.

Кроме того, надо понимать, что КПРФ — вовсе не уникальное явление. Такие партии, сочетающие социал-демократизм в экономике с популизмом и национализмом в политике, не характерны для современной Западной Европы, но хорошо известны по истории стран «третьего мира». В частности, в Латинской Америке такие партии даже не раз приходили к власти — например, апристы в Перу и перонисты (хустисиалисты) в Аргентине. И нигде, где возникала крупная партия такого рода, социал-демократы не смогли развиться в серьезную силу. Даже наоборот, в Аргентине, для примера, перонистам удалось успешно инкорпорировать часть уже существовавших (и давно — с конца XIX века) социал-демократических организаций. Собственно, и у нас Социалистическая партия трудящихся (откровенно социал-демократическая по программе и идеологии) стала быстро разваливаться именно потому, что возникла и укрепилась КПРФ.

Более того, нынешний президент Перу Алан Гарсия, который мировыми СМИ для простоты именуется «социал-демократом», на самом деле не социал-демократ — он априст.

Добавлю, что сейчас — не конец XIX — начало XX века, что изменились и социал-демократия, и (что еще важнее) классовая структура общества. Лейбористы и социал-демократы сегодняшнего дня в Западной Европе радикально отличаются от лейбористов и социал-демократов вековой давности. Точно так же радикально отличается и классовое устройство и стран «первого мира». Мощные социал-демократические (социалистические) партии «первого мира» — наследие предыдущего исторического периода. Если бы кто-то захотел сегодня в Западной Европе создать социал-демократическую партию, как было 100 лет назад, — у него бы ничего не получилось. Те, старые социал-демократы, были партиями представительства классовых интересов и расширения формальной демократии на социальные низы; сегодня социал-демократы вынуждены ориентироваться на модель надклассовой «народной партии».

Те же социал-демократические партии, которые исторически недавно возникли в странах «третьего мира» (в основном после крушения там диктаторских режимов), выросли в заметную силу, как правило, в процессе консолидации вокруг себя тех общественных сил, что боролись с наступлением неолиберализма. Но в основном с этой задачей не справились — и именно потому оказались во многих странах заменены еще более левыми «новыми социальными движениями», вроде тех, что привели к власти Лулу в Бразилии, Чавеса в Венесуэле, Моралеса в Боливии и т.д.

Кроме того, население России испытывает сильнейшее недоверие к официальной политике и политикам, особенно — к законодательным органам власти и политическим партиям. Восторженное отношение к многопартийности конца 80-х — начала 90-х годов XX века сменилось (еще в те же 90-е годы) глубочайшей неприязнью. Кнутом и пряником можно, конечно, нагнать членов в «Единую Россию» (и в любую другую партию, которой Кремль выделит роль «оппозиции ее величества»). Оставив на выборах только партийные списки, можно заставить всех пришедших к избирательным урнам голосовать за ту или другую партию. Но это всё — иллюзия, потемкинские деревни. Созданию реальной, настоящей социал-демократии это никак не поможет.

Наконец, у нас в стране идею социал-демократической партии тотально дискредитировал среди левых (в том числе умеренных левых) Александр Н. Яковлев со своей «Партией социальной демократии». Известно, как левые ненавидят Яковлева — примерно как Чубайса и Гайдара. Так что когда оказалось, что он — социал-демократ, дальнейшее поведение, скажем так, стихийных социал-демократов можно было смело описать известной байкой Довлатова: «Если Евтушенко против колхозов, то я — за!»

Да, конечно, можно создать социал-демократическую (социалистическую) партию по указанию из Кремля. Эта партия будет внешне вполне успешно существовать и даже развиваться. В конце концов, еще с ранних путинских (если не с поздних ельцинских) времен Кремль носится с идеей установления двух- (вариант: трех-) партийной системы.

Но что останется от такой партии, когда Кремлю разонравится в нее играть? Я уж не говорю о таком случае, когда Кремлю сама партия перестанет нравиться. Пример «Родины» – у всех перед глазами.

Опубликовано с небольшими редакционными изменениями на сайте psdp.ru

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?