Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Часть II Глава III

§ 2. Первая мировая война (1914—1918 гг.)

Мировая война 1914—1918 гг. была захватнической, грабительской войной с обеих сторон, войной «воров за добычу» (Ленин). Ее пророчески предвидел Энгельс за 27 лет до того, как она разразилась. В введении к брошюре Боркгейма он писал: «Для Пруссии-Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размаха, невиданной силы. От. 8 до 10 миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, — крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса» [1].

Спустя почти три десятилетия после того, как Энгельс написал эти строки, в Европе произошли события, которые подтвердили его предвидения. Ленин посвятил этому замечательному факту специальную статью, которую назвал «Пророческие слова». Приведя слова Энгельса, Ленин писал: «Какое гениальное пророчество!.. Кое-что из того, что предсказал Энгельс, /139/ вышло иначе... Но удивительнее всего, что столь многое, предсказанное Энгельсом, идет, «как по писаному»» [2]

Видный деятель французского социализма Жан Жорес еще в конце XIX в. также предвидел надвигающуюся войну. «Впервые может разразиться война, — говорил он, — которая охватит все континенты. Капиталистическая экспансия раздвигает поле битвы: вся наша планета будет обагрена человеческой кровью» [3].

Германский империализм сформировался и окреп тогда, когда мир уже был поделен. Поэтому он стремился к переделу поделенного мира, совершенно не считаясь с жертвами, на которые неизбежно обрекал свой народ и народы других стран.

Внешним поводом к войне было так называемое сараевское убийство. 28 июня 1914 г. тайной сербской националистической офицерской организацией «Черная рука» был убит наследник австрийского престола Франц-Фердинанд, приехавший в г. Сараево на маневры австро-венгерской армии. При других обстоятельствах этот факт не имел бы больших последствий: инцидент был бы улажен дипломатическим путем. Но германские империалисты использовали сараевское убийство как удобный повод для начала войны. 1 августа 1914 г. началась первая мировая война, которая по размерам жертв и по масштабам разрушений превзошла все другие войны, бывшие до того в истории человечества.

На одной воюющей стороне были так называемые центральные державы, т. е. Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария, образующие германский блок. Им противостояла широкая коалиция государств, образовавших антигерманский блок. В состав этой коалиции входили: Британская Империя, Франция, Россия, Италия, Сербия, Черногория, Греция, Румыния, США, Бельгия, Португалия, Япония.

Развязав мировую войну, немецкие империалисты рассчитывали на скорую победу. Однако действительность опрокинула все их планы. Война получилась затяжной и закончилась для Германии не победой, а поражением. В ходе этой войны немецкий народ понес тяжелые потери, перед которыми не идут ни в какое сравнение потери, понесенные Германией во всех предыдущих войнах.

Первые месяцы войны прошли для Германии успешно. Уже в начале сентября 1914 г. немецкие войска вышли на подступы к Парижу. Однако на этом их продвижение во Франции остановилось: в результате упорных боев на реке Марне немцы потерпели поражение, что означало крах похода на Париж. Это произошло в значительной степени в результате того, что немцы /140/ были вынуждены перебросить на Восточный фронт часть своих войск (два корпуса и одну кавалерийскую дивизию), наступающих на Париж, чтобы приостановить наступление русской армии, вторгшейся в Восточную Пруссию. Немцы еще не раз на протяжении войны предпринимали попытки прорваться к Парижу, но все эти попытки кончались неудачей (осада Вердена, бои на р. Сомма и др.).

На Восточном фронте немцам удалось добиться успехов, которые привели к захвату значительной территории России (все польские губернии, часть Белоруссии и Прибалтики). Отступление русских войск было вызвано в значительной степени огромным снарядным «голодом», который начала испытывать русская армия уже через несколько месяцев после начала войны, а также бездарностью военного руководства со стороны царских генералов. При всем этом на протяжении войны русские войска одерживали значительные победы.

Война закончилась полным поражением Германии. Ее союзники капитулировали еще раньше: Болгария — 29 сентября, Турция — 30 октября, Австро-Венгрия — 3 ноября. 11 ноября 1918 г. во Франции в Компьенском лесу была подписана капитуляция Германии.

Позднее были подписаны мирные договоры между Антантой и странами германского блока: Версальский — с Германией, Сен-Жерменский — с Австрией, Трианонский — с Венгрией, Севрский — с Турцией, Нейиский — с Болгарией. Но окончание войны не означало умиротворение Европы. Немецкие империалисты сразу после поражения стали готовиться к реваншу, который означал новую, вторую мировую войну.


Несмотря на то что первая мировая война происходила в эпоху, когда учет и статистика достигли высокого развития, потери в эту войну не могут быть исчислены вполне точно, так как имеется большой разнобой в материалах о количестве жертв этой войны. Рассмотрим сведения о погибших в результате этой войны по отдельным странам, участвовавшим в ней, и попытаемся определить количество солдат и офицеров, убитых на полях сражений этого грандиозного мирового побоища.

Антанта

Россия. Определение потерь России в первой мировой войне представляет довольно трудную задачу. Статистические материалы о потерях России очень противоречивы, неполны и часто недостоверны. Это отчасти и (привело к тому, что в мировой /141/ печати фигурировали фантастические цифры о русских потерях в войне 1914—1918 гг. Поэтому нужно критически разобраться в основных первоисточниках и затем подойти к определению наиболее достоверного числа русских солдат и офицеров, убитых во время этой войны.

В отличие от некоторых других стран — участниц первой мировой войны в России в Главном штабе армии существовал регулярный учет потерь по отдельным их видам. Эти данные были сведены справочным отделом Главного штаба и опубликованы в «Трудах комиссии по обследованию санитарных последствий войны». Согласно этим данным, число убитых солдат и офицеров русской армии составило 511068 человек [4]. Однако в той же статье, в какой приведена эта цифра, указывается, что она не может претендовать на полноту. В периоды крупных неудач на фронтах, как, например, при разгроме 2-й армии под командованием генерала Самсонова и поражении 1-й армии Северо-Западного фронта (из-за предательства генерала Ренненкампфа), приток в центр материалов о потерях значительно уменьшался и был неполным. Поэтому приведенная выше цифра не может рассматриваться как действительное число убитых.

Позднее материалы Главного штаба были обработаны Центральным статистическим управлением (ЦСУ) и опубликованы впервые в 1924 г. в кратком справочнике «Народное хозяйство СССР в цифрах». Затем эти же итоги были приведены в сборнике «Россия в мировой войне 1914—1918 года (в цифрах)», изданном ЦСУ в 1925 г. Согласно этим итоговым данным, число убитых русских солдат и офицеров составило 626 440 человек. Это число подвергалось группировке по времени потерь, по чинам и по родам войск, но во всех таблицах фигурирует один и тот же итог: 626 440. В комментариях к таблицам в сборнике «Россия в мировой войне 1914—1918 года» указывается, что «сведения о боевых потерях получены ЦСУ путем обработки сводок бывш. Главного Управления Генерального Штаба, составлявшихся на убитых, раненых, контуженных и отравленных газами, по сведениям, полученным с театра военных действий»[5].

Несмотря на то что авторы текста говорят об обработке сводок Генерального штаба, имеются основания предполагать, что эта обработка была весьма поверхностной и во всяком случае не затронула итоговых цифр, а именно они и представляют наибольший интерес. О том, что обработка данных была поверхностной, можно судить по материалам, опубликованным уже в 1942 г. [6] В этих материалах приведены отчеты военного министерства /142/ о потерях по отдельным годам войны. Так, в отчете за 1914 г. приведена цифра в 42 907 убитых солдат и офицеров и за 1915 г. — 269 699 солдат и офицеров. Получается, что за два года было убито 312 606 человек. За те же годы в сборнике «Россия в мировой войне 1914—1918 года», где 1914 г. дан вместе с 1915 г., указана цифра 312 607 убитых солдат и офицеров, т. е. на одного человека больше! В отчете военного министерства за 1916 г. приведена цифра в 269 784 убитых и умерших от ран солдат и офицеров, а в сборнике ЦСУ приведено число умерших от ран за 1916 г. — 8687 человек. Вычитая это число, получаем 261 097 убитых солдат и офицеров в 1916 г. против 261 096 человек в сборнике ЦСУ, т. е. на одного человека меньше. Таким образом, вся «обработка» составителей сборника свелась к тому, что они одного человека перебросили из числа убитых в 1916 г. в число убитых в 1914—1915 гг. А между тем материалы Главного штаба очень нуждались в основательной проверке с точки зрения правильности итогов. Можно считать бесспорным, что число убитых, по данным Главного штаба, значительно преуменьшено, так как в группу убитых попадали только те солдаты и офицеры, о которых было твердо известно, что они убиты. К тому же, как уже было указано, значительная часть отчетных материалов терялась при отступлении. О значении этого обстоятельства можно судить, сопоставляя числа убитых по годам:

ГодыЧисло убитых
1914 42907
1915 269669
1916 261097

Потери в 1915 и 1916 гг. в 6 раз превышали потери 1914 г., хотя именно в этом году имели место тяжелые и кровопролитные бои. Ясно, что такая разница не может быть объяснена только тем, что военные действия в 1914 г. длились пять с половиной месяцев, а должна быть отнесена за счет потери документов при отступлении из Восточной Пруссии. Приведенное выше сопоставление числа убитых по годам войны следует рассматривать как доказательство того, что цифра в 626 440 убитых значительно преуменьшена.

Другим источником о потерях русской армии могут служить данные военно-санитарных органов. Так, в отчете главного военно-санитарного инспектора, поступившем в ставку в начале 1917 г., указано, что за период с начала войны по 1 сентября 1916 г. было убито и умерло до поступления в лечебные заведения 562 644 солдата и офицера [7]. По этому же ведомству имеются данные и за более позднее время. Они приведены в статье Аврамова, которая является весьма ценным документом /143/ о потерях в войне 1914—1918 гг. [8] Число убитых Аврамов определяет в 664 890, т. е. на 38 тыс. больше цифры, опубликованной в сборнике, и на 154 тыс. больше цифры Главного штаба. Однако и эта цифра не полностью отражает потери. Помимо того, что она не охватывает данных по Кавказскому фронту и потерь после 1 октября 1917 г., она не включает сведений, потерянных при демобилизации и отступлении. Сам Аврамов полагает, что на этот недоучет следует сделать поправку в 10% Однако размер этой поправки установлен совершенно произвольно и, как будет показано ниже, недостаточен для восстановления правильной картины.

Еще более высокая цифра убитых приведена в справке управления дежурного генерала Главного штаба в ответ на запрос главы французской военной миссии генерала Жанена о потерях и резервах русской армии. В этой справке, датированной 10 октября 1917 г., число убитых вместе с пропавшими без вести определено в 775 369 человек [9], т. е. на ПО тыс. больше цифры Аврамова. Это же число убитых и пропавших без вести приведено в «Балансе расхода людской силы», составленном по данным бывшей Ставки [10]. Отметим также, что в справке дежурного генерала указывается, что цифры потерь приведены за период с начала войны по 1 мая 1917 г. [11], тогда как в сборнике ЦСУ и в «Трудах комиссии...» эти цифры рассматриваются как охватывающие период до 1 сентября 1917 г.

Включение пропавших без вести в общую цифру вместе с убитыми не может рассматриваться как обстоятельство, преувеличивающее число убитых. При наличии отдельной рубрики «пленные», пропавшие без вести, в большинстве своем могут быть отнесены к рубрике «убитые», и поэтому соединение их в одной группе вполне законно.

Итак, мы имеем пять официальных или полуофициальных цифр числа убитых русских солдат и офицеров в первой мировой войне: 511 068, 562 644, 626 440, 664 890 и 775 369.

Какую из них следует предпочесть или же ни одна из них не может претендовать на приближение к действительности? Мы считаем, что все приведенные цифры числа убитых ниже действительных и напрасно некоторые исследователи исходили из этих цифр.

Так, Биншток положил в основу расчета цифру Аврамова (664 890), добавляя лишь к ней 200 тыс. пропавших без вести [12]. Сазонов исходит из цифры в 600 тыс. убитых [13]. Волков тоже /144/ останавливается на исчислении Аврамова, как на «цифре, наиболее точно установленной в порядке не только простого использования данных военного учета, но и их критического анализа» [14].

Если и нам, подобно указанным исследователям, положить в основу одну из приведенных пяти цифр, то во всяком случае следует взять наивысшую из них, так как включение пропавших без вести несколько сокращает огромный недоучет числа убитых. Кроме того, следует учесть еще потери после 1 мая 1917 г. По данным Бюро о потерях Отчетно-статистического отдела управления РККА, за период с мая по ноябрь 1917 г. было убито 22 457 солдат и офицеров. Если учесть потери в декабре, январе и феврале, то можно считать, что общее число убитых за период с мая 1917 г. до момента подписания мира в Брест-Литовске составило не менее 30 тыс. человек. Надо прибавить еще потери флота за все время войны, которые, правда, были очень незначительны. По Балтийскому флоту насчитывалось 2223 человека убитых и погибших, а вместе с Черноморским и Сибирским флотами общее число убитых и погибших составило 3074 человека [15].

Однако значительно более существенную поправку дают исправления, которые необходимо внести в связи с недоучетом потерь в 1914 г. О том, что такой недоучет действительно имел место, видно из сопоставления среднемесячных потерь за 1914—1916 гг., вычисленных на основании отчетов военного министерства [16], которые мало отличаются от цифр, опубликованных в сборнике ЦСУ.

Среднемесячные потери русской армии в 1914—1916 гг. по видам (в тыс. человек)

ГодыУбитыеПопавшие в пленРаненыеИтого
1914 8 11 46 65
1915 23 82 102 207
1916 22 125 77 224

Несмотря на то, что, как известно по ходу военных действий, первое полугодие войны принесло для русской армии значительные потери убитыми, ранеными и пленными, по отчетам /145/ военного министерства, среднемесячные потери в 1914 г. в 3 — 3,5 раза меньше, чем в 1915—1916 гг., что совершенно ясно говорит об утрате значительной массы отчетных материалов и неналаженности учета потерь в первые месяцы войны. О том, что потери в 1914 г. были гораздо более высокими, чем это получается по цифрам военного министерства, говорит также и тот факт, что, по данным Московского центрального эвакуационного комитета, среднемесячное число раненых, эвакуированных с фронта в 1914 г., составляло 73,7 тыс., а в 1915 г.— 70,2 тыс. человек, т. е. на 3,5 тыс. меньше [17].

О явном недоучете числа убитых в 1914 г. говорит также и факт шестикратного превышения числа раненых над числом убитых, что совершенно неправдоподобно. Число убитых в 1915 г., как видно из приведенной выше таблицы, было на 15 тыс. в месяц больше, чем в 1914 г. Если принять для 1914 г. среднемесячное число убитых в 1915 г., то за пять с половиной месяцев 1914 г. это даст около 83 тыс. человек сверх учтенного числа. Так как потери русской армии в 1914 г. были более значительными, чем в 1915 г., можно с округлением считать, что в 1914 г. недоучет числа убитых составлял 100 тыс. человек.

В итоге при таком расчете потери русской армии в войне 1914—1918 гг. будут представлены в следующих цифрах (в тыс. человек):

Основная исходная цифра:

Число убитых и пропавших без вести до 1 мая 1917 г. . . 775

Число убитых с 1 мая 1917 г. по март 1918 г. ...30

Число убитых во флоте . . .............3

Недоучет убитых в 1914 г.............100

Итого...................908

Можно ли полученную цифру считать более близкой к действительности, чем другие? Это требует еще доказательства. Надо отметить, что иностранные авторы, изучавшие потери России в мировой войне 1914—1918 гг., приводят совсем другие цифры. Им почему-то остались неизвестными все приведенные выше официальные и полуофициальные цифры потерь, и в своих расчетах они основывались на весьма сомнительных материалах.

Так, например, английское военное министерство приводит цифру в 1 700 тыс. убитых, ссылаясь на телеграмму, посланную неизвестно кем 20 декабря 1918 г. из Петербурга в Копенгаген [18]. Эта цифра впервые, по-видимому, была опубликована во французском /146/ журнале «Драпо блё» в 1919 г. и затем перепечатана многими другими изданиями. Однако ни в одном из них нет даже намека на происхождение этой цифры, которая в 2—3 раза превосходит приводившиеся выше цифры убитых.

Интересно отметить, что в 1921 г. известный русский статистик В. Г. Михайловский во введении к переписи 1920 г.[19] также привел цифру в 1 700 тыс. убитых русских в войне 1914—1918 гг. Нам неизвестно, является ли эта цифра результатом каких-либо расчетов или же Михайловский взял эту цифру, как имевшую широкое хождение в заграничной печати. К этой цифре он прибавил 800 тыс. русских солдат и офицеров, умерших от других причин, и получил в итоге 2,5 млн. убитых и умерших. Эта цифра стала известна за границей как официальная цифра русских потерь в первой мировой войне.

Некоторые иностранные авторы приходили в своих расчетах к еще более высоким цифрам потерь России. Так, датчанин Дэринг [20] доводит число убитых до 2 500 тыс. человек, кладя в основу первоначальный расчет в 1 498 тыс. убитых за первые два года войны (подробнее об этом см. на стр. 373) и делая затем экстраполяцию на последующий период. Еще более сомнительные расчеты русских потерь производит американский экономист, профессор Иллинойского университета Эрнест Богарт. Ссылаясь на какие-то официальные и полуофициальные источники, он приводит число убитых в русской армии с курьезной точностью: 2 762 064 человека! При этом он тут же разоблачает иллюзорную «точность» этой цифры, считая необходимым прибавить к ней половину общего числа пленных и пропавших без вести [21]. При этом Богарт упускает из виду, что, если пропавшие без вести объединены в одну группу с пленными, нельзя полагать, что удельный вес убитых среди них столь велик. Число пленных и пропавших без вести, по Богарту, равно 2,5 млн. человек. Прибавив 1 250 тыс. к 2 762 064, он получает «новую», с такой же «точностью» исчисленную цифру убитых в русской армии — 4 012 064 человека! Несмотря на абсурдность цифр Богарта, они получили распространение и попали даже в энциклопедические словари.

Из приведенных данных видно, что число убитых в русской армии определяется в весьма широких пределах — от 500 тыс. до 4 млн. человек. Это обязывает к тому, чтобы предварительно намеченная нами цифра в 900 тыс. убитых получила /147/ дополнительное подтверждение на основании каких-либо других указаний. Некоторые исследователи в качестве таких указаний берут количество раненых и, применяя к ним пропорцию между числом раненых и убитых, определяют число убитых. Так, например, поступил генерал-лейтенант царской армии, бывший профессор академии Генерального штаба Н. Н. Головин. В своем исследовании о русской армии в мировой войне он посвящает потерям армии специальную главу, в которой делает следующий расчет числа убитых.

К числу раненых, составившему, по данным Аврамова. 3 813 827 человек, Головин прибавил 10% на недоучет и получил 4,2 млн. раненых. Установив по материалам, относящимся к потерям французской армии, что число раненых в 3,3 раза больше числа убитых, он делит 4,2 млн. на 3,3 и получает цифру в 1 260 тыс., точнее 1 273 тыс., которую он округляет до 1 300 тыс. Это и есть, по Головину, действительная цифра числа убитых. В дальнейшем изложении он старается ее подкрепить и обосновать. Головин считает, что, помимо 626 тыс. учтенных убитых (цифра, приведенная в сборнике ЦСУ), имелось еще 674 тыс. неучтенных, проходивших по рубрике «пропавшие без вести». Желая показать, что группа «пропавших без вести» достаточно многочисленна, чтобы отнести к ней эти 674 тыс. неучтенных смертей, Головин опять-таки исходит из пропорции по французской армии. Тардье заявил на Парижской мирной конференции, что французские потери пленными и пропавшими без вести составляли 800 тыс. человек. С другой стороны, Юбер сообщает, что 253 тыс. человек из числа пропавших без вести не разысканы и должны быть прибавлены к числу убитых. 253 тыс. составляют 32% от 800 тыс. человек. Применяя этот процент к русским данным о числе пленных и пропавших без вести, выраженным цифрой 3 638 271, Головин получает 1 164 250 человек, т. е. цифру, почти в 2 раза большую, чем 674 тыс. неучтенных смертей. Следовательно, число пропавших без вести достаточно велико, чтобы отнести к нему всех неучтенных убитых.

Но Головин не удовлетворяется этим. Он устанавливает отдельно число пленных и вычитает его из указанного числа в 3 638 271 человек, чтобы получить более достоверную численность пропавших без вести, а именно 1 200 тыс. человек [22] И этой цифры вполне достаточно, чтобы иметь в своем составе 674 тыс. неучтенных убитых. Однако Головин почему-то обошел молчанием цифру пропавших без вести, приведенную в сборнике ЦСУ. В этом сборнике основная цифра, приведенная в расчетах /148/ Головина, — 3 638271 пленных и пропавших без вести — дана с разбивкой на пленных и пропавших без вести:

Пленных............ 3 409 433

Пропавших без вести ....228 838

Итого...... 3638271

Это число пропавших без вести никак не устроило бы Головина, ибо не «вместило» бы втрое большее число неучтенных убитых, которые должны были составить часть группы пропавших без вести. Правда, приведенное в сборнике число пропавших без вести сомнительно и никак не увязывается с отчетами военного министерства. Так, по этому отчету, в 1914 г. значилось 131 тыс. без вести пропавших, а в 1915 г. — 383 тыс.[23] Таким образом, только за первые полтора года войны число пропавших без вести составило 514 тыс. человек, что в 2,5 раза превышает цифру, опубликованную в сборнике, относящуюся ко всему периоду войны!

Однако более важное место в расчетах Головина занимает не определение числа пропавших без вести, а определение числа раненых, так как именно из него непосредственно он выводит цифру числа убитых. Между тем нельзя сказать, что число раненых в русской армии может быть выражено цифрой Аврамова с надбавкой в 10%. Определение числа раненых является, пожалуй, еще более сложным делом, чем числа убитых, так как здесь возникают серьезные методологические трудности. Во-первых, значительная часть раненых лечилась в прифронтовых госпиталях и медпунктах и сведения о них далеко не полны. Во-вторых, часть раненых попадала в санитарные учреждения по два раза и более вследствие повторных ранений. В-третьих, нередки были случаи перехода раненых из одного госпиталя в другой, и это также могло быть источником двойного счета. В-четвертых, большую роль играла своевременность медицинской помощи, когда смертельно раненный попадал в разряд раненых, а не убитых.

Для того чтобы применить установленную по французской армии пропорцию между убитыми и ранеными, нужно быть уверенным в том, что система учета раненых и организация санитарной службы во Франции была такая же, как и в России, и что цифры Аврамова по своему охвату и по полноте учета соответствуют тому числу раненых французов, на основании которого было вычислено отношение 3,3 раненого на одного убитого. Достаточно только небольшое изменение числителя или знаменателя — и указанное соотношение резко изменяется. Сам же Головин указывает, что если число раненых взять не в /149/ отношении к числу убитых, а в отношении к числу убитых и умерших от ран, то приведенный выше коэффициент упадет с 3,3 до 2,39 (а по немецкой армии выразится в 2,35) [24]. Если только прибавление числа умерших от ран способно столь резко изменить соотношение числа раненых и убитых, то легко себе представить, как станет меняться это соотношение в зависимости от методики расчета числа раненых с учетом указанных выше сложностей и трудностей. Это убеждает нас в том, что методы расчета Головина не могут быть признаны удовлетворительными и надо производить проверку числа убитых каким-то другим способом. Таким способом может явиться использование данных о потерях противника по отдельным фронтам.

По германской армии по отдельным фронтам потери могут быть установлены на основании следующих данных, опубликованных в фундаментальном санитарном отчете о войне 1914— 1918 гг.[25]

Потери германской армии в 1914—1918 гг. на западном фронте (в тыс. человек)

Годыубито
(в тыс.)
пропало без вестиитого
1914-1915 160.9 170 330.9
1915-1916 114.1 96.3 210.4
1916-1917 134.1 181.6 315.7
1917-1918 181.8 175.3 357.1
Итого 590.9 623.2 1214.1

Потери германской армии в 1914—1918 гг. на восточном фронте (в тыс. человек)

Годыубито
(в тыс.)
пропало без вестиитого
1914-1915 72 68.4 140.4
1915-1916 56 36 92
1916-1917 37 36.4 73.4
1917-1918 8.8 2.5 11.3
Итого 173.8 143.3 317.1

Пропавшие без вести в подавляющем большинстве остались неразысканными, поэтому их следует причислить к убитым. Таким образом, в боях с русской армией немцы потеряли убитыми более 300 тыс. солдат и офицеров.

Из приведенных данных видно, что немцы на Восточном фронте потеряли в 4 раза меньше, чем иа Западном. В свете этих цифр официально опубликованных немцами спустя несколько лет после окончания войны, становится непонятным следующее утверждение немецкого генерала Блюментрита: «Я приведу малоизвестный, но знаменательный факт: наши потери иа Восточном фронте (в 1914—1918 гг. — Б. У.) были значительно больше потерь, понесенных нами на Западном фронте с 1914 г. по 1918 г.» (см. «Роковые решения», М., 1958, стр. 73). Остается неизвестным, однако, откуда Блюментрнт почерпнул свои «знаменательные факты»? /150/

Большие потери понесла австро-венгерская армия. О распределении потерь этой армии по отдельным фронтам имеются следующие данные:

Потери австро-венгерской армии по отдельным фронтам в 1914—1918 гг. [26]

Фронтычисло убитых и раненых
Русский 2724
Итальянский 1478
Румынский 79
Балканский 295
Французский 6
Итого 4582

Удельный вес русского фронта в общем числе потерь австро-венгерской армии составлял примерно 60%. Всего Австро-Венгрия потеряла 727 тыс. человек убитыми на поле боя (см. стр. 163). Если взять указанный процент, приходящийся на потери в боях с русской армией, то получим, что австро-венгерская армия потеряла на Восточном фронте 450 тыс. человек убитыми.

Против русских армий сражались также и турецкие. Можно ориентировочно считать, что от русского оружия погибло две трети убитых турецких солдат, т. е. около 150 тыс. человек из общего числа в 250 тыс, (см. стр. 164). В это число входят также и потери двух болгарских дивизий, сражавшихся против русских армий.

В итоге получаем, что в боях с русскими противник потерял 900 тыс. человек убитыми на поле боя [27]. Выше мы исчислили, что потери русских убитыми также составили 900 тыс. человек. Могло ли в действительности так случиться, чтобы немцы и их союзники, учитывая недостаточность боевого оснащения русской армии и другие условия, в которых протекала война 1914—1918 гг., понесли такие же потери, как и русские?

Вряд ли это могло иметь место. К тому же надо учесть, что русские армии имели тогда значительный численный перевес над противником. К 1 октября 1917 г. в русской армии на одну версту фронта приходилось 1,15 батальона и лишь 0,63 батальона у противника, 860 штыков в русской армии и 470 штыков У противника [28]. Лишь слабое вооружение армии и плохое военное /151/ руководство в войне 1914—1918 гг. не позволили русской армии, имевшей численное превосходство, добиться решительных побед над врагом.

О соотношении потерь на Западном фронте можно судить по следующим цифрам. Только одни французы потеряли убитыми на полях сражений свыше 900 тыс. человек. Потери британских войск во Франции превышали 500 тыс. человек. К этому надо еще прибавить 50 тыс. убитых солдат французских колониальных войск, 36 тыс. американцев и около 50 тыс. бельгийцев, португальцев и солдат других армий, сражавшихся против немцев. В первую мировую войну поля Фландрии и Франции были орошены кровью приблизительно 1,6 млн. солдат и офицеров армии Антанты. Этим 1,6 млн. противопоставляется всего 1,1 млн. убитых немецких солдат и офицеров. Следовательно, немцы на Западном фронте имели в 1,5 раза меньшие потери, чем их противники.

В свете этих цифр трудно предположить, чтобы на Восточном фронте существовало чуть ли не обратное соотношение, которое получается, если исходить, например, из цифры убитых русских по Аврамову, хотя они и получили признание у многих исследователей. Даже предварительно предложенная нами цифра в 900 тыс. убитых в свете анализа потерь противника представляется преуменьшенной. По-видимому, недоучет убитых в русской армии был значительно выше, чем было предположено. В отношении большого числа убитых не было достоверных сведений о факте их смерти, и они зачислялись в группу попавших в плен. Это подтверждается наличием завышенных цифр числа пленных (3,5 — 4 млн.), приведенных в сообщениях бывшей ставки и других организаций. Действительное число русских пленных не превышало 2,5 млн. человек (об этом подробнее см. ниже). Можно считать несомненным, что несколько сот тысяч убитых оказались в рубрике «попавших в плен».

Выше мы получили, что на 900 тыс. убитых немцев, австрийцев, венгров и турок приходилось 900 тыс. убитых русских (соотношение 1:1). В то же время на Западном фронте на 1,1 млн. немецких потерь приходилось 1,6 млн. потерь союзников (соотношение примерно 3:4). Если для русского фронта принять такое же соотношение, то тогда число убитых русских повысится до 1,2 млн. человек, т. е. будет на 300 тыс. человек больше, чем по данным «баланса расхода людской силы», составленного ставкой в 1917 г. с учетом наших дополнений. Эта цифра, надо думать, значительно ближе подходит к действительности, чем фигурировавшие часто цифры в 500 — 600 тыс. и фантастические цифры в 3 — 4 млн. убитых, встречавшиеся в иностранной печати.

Франция. Потери Франции в войне 1914 — 1918 гг. очень значительны. Они неоднократно были предметом обсуждения в /152/ палате депутатов. Поэтому данные о потерях можно черпать из документов, представленных палате.

Официальная декларация о потерях была сделана 26 декабря 1918 г., когда представитель военного министерства объявил, что число убитых, умерших и пропавших без вести солдат и офицеров французской армии составило 1 385 тыс. человек. В дальнейшем эта цифра неоднократно изменялась то в сторону понижения, в результате выявления пропавших без вести, то в сторону повышения, вследствие смерти тяжело раненных и. больных уже после окончания войны. Последняя сводка, составленная по данным картотеки на 1 августа 1919 г., заключала в себе следующие сведения./153/

Потери Франции в войне 1914—1918 гг. [29] [30] (в тыс. человек)

Категории военныхУмерлоПропало без вестиИтого
Французские солдаты 1010,2 235,3 1245,5
Северо-Африканские солдаты 28,2 7,7 35,9
Солдаты колониальной армии 28,7 6,5 35,2
Иностранный легион 3,7 0,9 4,6
Всего солдат 1070,8 250,4 1321,2
Всего офицеров 34,1 2,5 36,6
Итого по армии 1104,9 252,9 1357,8
ВМФ - матросы 6,0 4,9 10,9
ВМФ - офицеры 0,3 0,2 0,5
Всего по флоту 6,3 5,1 11,4
Итого по армии и флоту 1111,2 258,0 1369,2
Кроме того, с 11.11.18 по 1.06.19 умерло 28,6 - 28,6
Всего 1139,8 258,0 1397,8

Таким образом, общее количество умерших и пропавших без вести составило 1398 тыс. человек [31]. Так как пропавшие без вести впоследствии не обнаружились, то вполне правильно причислять их к умершим. Вычитая из этого итогового числа умерших от болезней (179 тыс.), в плену (19 тыс.), от несчастных случаев (14 тыс.), от ран (232 тыс.), отравленных газами (8 тыс.), получим, что всего на поле боя было убито 898 тыс. французских солдат и офицеров и 48 тыс. солдат французских колониальных войск.

Британская империя. Статистические данные о потерях армии Британских вооруженных сил в первой мировой войне опубликованы в подробных сводках в книге «Статистика военных усилий Британской империи в течение Великой войны», а также в большой серии официальных изданий по истории мировой войны.

В статистическом отчете военного министерства приводятся следующие итоговые данные о потерях Британской империи [32].

Части империиПогибло солдат и офицеров (1914-1918)
Британские острова (включая флот) 702 410
Индия 64 449
Канада 56 639
Австралия 59 330
Новая Зеландия 16 711
Южно-Африканский Союз 7 121
Ньюфаундленд 1 204
Прочие территории 507
Итого 908 371

В это число вошли не только убитые, но и пропавшие без вести солдаты и офицеры, которые официально считались умершими. Несмотря на то что пропавшие без вести причислялись к умершим и в других странах (например, во Франции, России), некоторые авторы исходили из того, что эту категорию потерь включать не следует.

Так, например, Гринвуд в своем исследовании об английских потерях в войне 1914—1918 гг. берет только число убитых, умерших от ран, в плену и от болезней, а именно 724 тыс. человек по армии и 48 тыс. по флоту, а всего 772 тыс. человек. /154/

В своих расчетах Гринвуд исходил из публикации официальной истории войны, изданной в 1931 г., но в этой же публикации приведены, помимо пленных, также и пропавшие без вести, число которых по-прежнему выражалось в значительных цифрах. Возникает вопрос, что же это за пропавшие без вести, которые публикуются под таким наименованием спустя 12—13 лет после окончания военных действий? Разумеется, есть все основания считать их убитыми. И остается непонятным, почему профессор Гринвуд всю эту массу солдат и офицеров рассматривает как живых! Во Франции уже спустя полгода после войны всех пропавших без вести считали убитыми, а Гринвуд спустя четверть века после войны еще, видимо, надеется дождаться каких-то известий об этих пропавших!

О числе убитых и пропавших без вести английских солдатах и офицерах с распределением по фронтам сводный том «Официальной истории» дает следующие цифры:

Число убитых и пропавших без вести солдат и офицеров британской армии в 1914—1918 гг. [33] (в тыс. человек)

ФронтыУбитыеПропавшие без вестиИтого
Франция и Фландрия 381 145 526
Италия 1 0 1
Македония 3 2 5
Дарданеллы 22 7 29
Египет и Палестина 7 2 9
Месопотамия 11 2 13
Африка (кроме Египта) 3 0 3
Итого 428 158 586

К итоговой цифре надо еще прибавить 20 тыс. человек, погибших во флоте, всего получится 606 тыс. человек убитых и пропавших без вести. Так как жертвы химической войны выделены у нас в отдельную рубрику, то из указанной итоговой цифры следует вычесть число всех тех солдат и офицеров, которые погибли от газов на позициях до поступления в лечебные заведения. Исходя из общего числа умерших от отравления газами 8 тыс. человек (см. стр. 177) и считая (на основании русских материалов и по другим данным), что три четверти из этого числа умерло в госпиталях, получим, что непосредственно на позициях умерло от отравления газами 2 тыс. человек. /155/

Таким образом, общее число убитых на суше и на море составило 604 тыс. человек. По отдельным частям Британской империи это число может быть распределено следующим образом:

Части империиПогибло солдат и офицеров (1914-1918)
Великобритания 485
Индия 24
Канада (включая Ньюфаундленд) 41
Австралия 40
Новая Зеландия 10
Южно-Африканский Союз 4
Итого 604

Италия. Трудно получить достаточно достоверные данные о потерях итальянской армии в войне 1914—1918 гг. Если некоторые источники называют цифру в 364 тыс. убитых и умерших итальянцев [34], то по другим источникам она доходит до 750 тыс. Некоторым основанием при определении размера потерь может служить число пенсий, выдаваемых семьям погибших на войне. На 28 февраля 1921 г. это число составило 580 700 [35]. Кроме того, имелось еще 163 307 заявлений на пенсию, которые не следует принимать во внимание, так как вполне возможно, что значительное число их не было удовлетворено. Число выдававшихся пенсий примерно соответствует числу умерших, которое приводят итальянские статистики Джини и Ливи [36], — 575 тыс. Положив в основу расчетов 578 тыс. — среднюю между приведенными цифрами — и вычитая из нее число умерших от ран (47 тыс.. см. стр. 172), от болезней и несчастных случаев (85 тыс., см. стр. 301), погибших в плену (60 тыс.), по данным итальянского статистика Мортара [37], получаем 386 тыс. итальянцев, убитых на поле боя. Из этого надо вычесть еще 5 тыс. умерших от отравления газами. Тогда общее количество убитых в итальянской армии и во флоте определится в 381 тыс. человек.

Бельгия. Ни по одной стране нет таких расхождений в цифре потерь, как по Бельгии. В то время как Богарт приводит цифру в 267 тыс. убитых, 9 других источников указывают всего 14 тыс. Дэринг в своем первом расчете дает также явно преувеличенную /156/ цифру — 115 тыс. убитых, которую Герш совершенно справедливо называет чистой фантазией.

Более достоверные данные о бельгийских потерях приведены в «Статистике военных усилий и т. д.», по которым число убитых и умерших солдат и офицеров по 11 ноября 1918 г. исчислялось в 13 716 человек. Кроме того, пропавших без вести насчитывалось 24 456 человек, которых также можно считать погибшими. Если из общего числа убитых и умерших (38 172) вычесть число умерших в плену (1 тыс.), от болезней (2 тыс.), от ран (3 тыс.), получим, что на поле боя было убито 32 тыс. бельгийцев.

Сербия и Черногория. Определить число убитых в мировой войне по этим двум странам особенно затруднительно. Данные о количестве жертв первой мировой войны в Сербии, опубликованные в различных источниках, сильно отличаются друг от друга. По материалам американского военного министерства, потери Сербии выражались в 45 тыс. человек [38], Черногории — в 3 тыс. Эти цифры получили довольно широкое распространение и воспроизводились в различных альманахах, энциклопедиях, сборниках и т. д. С другой стороны, печатавшийся на французском языке за пределами Сербии журнал «Сербия» опубликовал цифру в 690 тыс. убитых и умерших солдат сербской армии [39]. Эта цифра была положена Дэрингом в основу всех его расчетов. Затем эта же цифра была опубликована в немецком статистическом ежегоднике за 1922—1923 гг. Богарт дает еще более высокую цифру. По его данным, которые он почему-то считает официальными, число убитых и умерших равнялось 707 343 человекам. Однако абсурдность такой высокой цифры не подлежит никакому сомнению. Число мужчин призывных возрастов в Сербии не превышало 1 млн. человек, а число мобилизованных составляло около 750 тыс. человек. Как же в таком случае число убитых могло превышать 700 тыс. человек?

Помимо двух крайних цифр, имеется значительное количество промежуточных. В французском журнале «Драпо блё» указывается 100 тыс. человек, американец Айрес называет цифру убитых в 125 тыс. человек. Некоторый интерес представляет официальное сообщение югославского королевского правительства в ответ на запрос Международного бюро труда. В этом сообщении указывается, что число убитых и умерших составляло в сербской армии 365 164 человека и в черногорской — 13 325 человек [40], а всего—378 489 человек. Однако эти цифры не внушают большого доверия. Достаточно только привести два /157/ несоответствия, чтобы убедиться в этом: 1) население Черногории составляет 1/15 от населения Сербии; в приведенных же цифрах потерь на Черногорию приходилась 1/30; 2) соотношение между числами погибших солдат и офицеров составляло по Сербии 100 : 1, а по Черногории — 40: 1. Это соотношение по Сербии неправдоподобно высоко и заставляет думать, что число убитых и умерших солдат сербской армии преувеличено.

Не доверяя официальным цифрам югославского королевского правительства, Герш исчислял потери Сербии самостоятельно. По переписи, произведенной в конце 1910 г., в Сербии перевес числа мужчин над числом женщин был равен почти 100 тыс., а через 10 лет на той же территории перепись зарегистрировала почти такой же перевес числа женщин над числом мужчин. Исходя из этого, Герш определяет повышенную смертность мужчин в период 1911—1920 гг. в 205 тыс. человек. С учетом южной Сербии общая убыль мужчин выразится в 248 тыс., а за вычетом потерь в Балканских войнах — в 200 тыс. человек. К этой цифре Герш добавляет еще число мужчин, умерших от эпидемий, охвативших все население и потому не повлиявших на соотношение полов. Итоговую цифру потерь по Сербии и Черногории Герш считает равной 325 тыс. человек.

Со своей стороны нами проделаны некоторые расчеты в другом направлении. Население северной Сербии возросло бы к 1921 г. примерно до 3 450 тыс. человек при условии отсутствия Балканских войн и мировой войны 1914—1918 гг. Фактическая же численность населения, по переписи 1921 г., оказалась равной всего 2 650 тыс. человек. Таким образом, действительная убыль населения от войн составила 800 тыс. человек. Из этой величины около 300 тыс. должно быть отнесено за счет падения рождаемости в годы войны, а на людские потери остается 500 тыс. человек. Повышенная смертность гражданского населения, терпевшего значительные лишения от голода и эпидемий, выражалась в 200—250 тыс. человек. В соответствии с этим цифра военных потерь составит 250—300 тыс., а с учетом южной Сербии и Черногории — 300—350 тыс. человек. Если учесть потери во время Балканских войн, то число убитых и умерших в войну 1914—1918 гг. вряд ли могло превысить 300 тыс. человек. Эти цифры и положены в основу расчетов. За вычетом умерших в плену, от болезней и ран общее количество убитых по Сербии и Черногории можно определить примерно в 140 тыс. человек. Большая цифра числа убитых будет неверна: нельзя же не считаться с тем, что число раненых и пленных в эту войну в 3 — 4 раза превышало число убитых. И действительно, число раненых в сербской армии было значительным. По сообщению югославского правительства, в Сербии только инвалидов войны было 164 тыс. человек [41]. /158/

По Румынии также нет достаточно достоверных данных о размерах потерь в мировой войне 1914—1918 гг. Фигурировавшие в печати цифры о количестве убитых румынских солдат являются не более чем простыми оценками, которые к тому же значительно отличаются друг от друга. Так, например, Дэринг приводит цифру в 159 тыс. убитых и умерших, заимствуя ее, вероятно, из бюллетеня «Союза французских патриотов», в то время как французская газета «Тан» от 5 ноября 1919 г. сообщала о 400 тыс. убитых и пропавших без вести. Англичанин Лаусон также приводит эту цифру. Такую же высокую цифру потерь дает Богарт, который с завидной «точностью» определяет число убитых в 339 117 человек [42]. Учитывая, однако, что численность мобилизованных в румынскую армию составляла 1 млн. человек и что Румыния вступила в войну на два года позже, цифра Богарта абсолютно неправдоподобна. Участие Румынии в войне было непродолжительным и вскоре закончилось разгромом ее армии. Цифра в 339 тыс. убитых могла относиться к армии в несколько миллионов человек, которой Румыния, разумеется, не обладала.

Значительно более достоверной представляется цифра, сообщенная румынским королевским правительством в ответ на анкету Международного бюро труда. Румынское правительство полагало, что число убитых и умерших солдат и офицеров румынской армии составило 250 тыс. человек. Если считать, что число умерших в плену составило 40 тыс. человек (см. стр. 321), умерших от болезней — 30 тыс. (см. стр. 301), от несчастных случаев — 3 тыс., то на летальные боевые потери остается 177 тыс. человек. Полагая, что на умерших от ран приходится примерно одна седьмая боевых потерь, можно считать, что число убитых составило 152 тыс человек.

Участие Греции в войне было незначительно, так как она вступила в нее на стороне Антанты лишь в конце 1916 г. Цифры потерь Греции колеблются по различным источникам от 7 тыс. до 15 тыс. убитых. Наиболее точные и более других заслуживающие доверия цифры приводит Бюжак. По его данным, во Фракии и Македонии было убито 8467 греческих солдат и офицеров. Кроме того, свыше 3 тыс. пропало без вести [43]. Принимая одну пятую этого числа за погибших, можно считать, что число убитых составило 9 тыс. человек.

Из всех воевавших европейских стран Португалия меньше других принимала участие в военных действиях. Поэтому и потери ее незначительны. Число убитых и умерших составило 7222 человека [44], в том числе 1689 на европейском театре военных /159/ действий и 5533 — на африканском (Ангола и Мозамбик).

Полагая, что число умерших от болезней и ран составляло 2 тыс. человек, можно считать, что число убитых португальцев составило 5 тыс. человек.

Меньше всех были потери Японии: за всю войну было убито 300 японских солдат и офицеров.

Для подведения общего итога числа жертв первой мировой войны отметим также и потери Соединенных Штатов Америки, участвовавших в войне формально на протяжении 19 месяцев; фактически же более или менее значительные потери американская армия понесла лишь с июля по 11 ноября 1918 г., когда было убито 34 тыс. солдат и офицеров; всего же за войну в американской армии было убито 36,7 тыс. солдат и офицеров [45]. Таким образом, число убитых в бою солдат и офицеров армий стран антигерманского блока выражалось в следующих цифрах:

Число убитых в войне 1914—1918 гг. по странам антигерманского блока

СтраныВ тыс. человек
Россия 1200
Франция 898
Великобритания 485
Италия 381
Румыния 152
Сербия и Черногория 140
Британские доминионы и Индия 119
Французские колонии 48
США 37
Бельгия 32
Греция 9
Португалия 5
Япония 0,3
Итого 3506,3
Из таблицы видно, что из всех стран антигерманского блока наибольшие потери понесла Россия, вслед за ней идет Франция. Потери же Великобритании и Италии были вдвое меньше потерь Франции, хотя по численности населения эти три страны мало отличались друг от друга. Что же касается США, то надо отметить, что число убитых американских солдат и офицеров составило лишь 1% от всего числа убитых в странах антигерманского блока. /160/

Центральные державы

Германия. По данным германского Центрального справочного бюро по военным потерям, на основе официальных списков потерь, к концу 1918 г. число убитых солдат и офицеров германской армии составляло 1 621 034 человека. Однако в течение нескольких лет после войны число погибших непрерывно возрастало, так как обнаруживались умершие из числа пропавших без вести, умирали тяжело раненные, больные и т. д. К 31 октября 1922 г. число погибших увеличилось до 1 821 922 человек [46]. В это число еще не вошли 170 тыс. человек, пропавших без вести. Если прибавить их к числу погибших, то общее число жертв возрастет до 2030 тыс.[47]

Наиболее полные итоги числа погибших на войне опубликованы были значительно позднее, в 1934 г., в III томе специального «Санитарного отчета». В этом отчете приводится интересная таблица, из которой видно, как в результате выяснения (уже после окончания войны) судьбы того или иного солдата и офицера изменялись в сторону увеличения данные о погибших на войне. Воспроизведем эту таблицу в сокращенном виде.

Потери немецкой армии по данным на различные даты [48]

датыЧисло убитых и умерших от ран офицеровЧисло убитых и умерших от ран солдатИтого
31.12.18 46946 1 574 088 1 621 034
31.12.19 50 555 1 668 053 1 718 608
31.12.20 52 024 1 711 955 1 763 979
30.08.21 52 673 1 740 160 1 792 833
31.10.22 53 229 1 768 693 1 821 922
30.06.23 53 386 1 781 138 1 834 524
31.03.26 53 461 1 788 988 1 842 449
30.09.26 53 465 1 789 059 1 842 524
30.09.27 53 482 1 789 826 1 843 308
31.12.28 53 714 1 800 102 1 853 816
31.12.39 53 767 1 803 976 1 857 743
31.12.32 53 936 1 843 750 1 897 686
31.12.33 53 966 1 846 910 1 900 876

Таким образом, оказывается, что спустя 15 лет после окончания военных действий число убитых и умерших еще продолжало уточняться и в результате общее число их увеличилось. Прибавляя число погибших во флоте (34 836 человек) и в прежних колониях (1185 человек), общее число убитых и умерших выразится цифрой в 1936 897 человек. При этом к 1934 г. /161/ 100 тыс. человек еще остались неразысканными, а потому могут быть причислены к умершим. С этой прибавкой число погибших немецких солдат и офицеров выразится цифрой в 2 036 897 человек.

Число убитых в бою не может быть определено на основании непосредственных данных по соответствующим отчетам вследствие большого количества пропавших без вести. Поэтому к этой цифре можно подойти только путем вычета из общего числа жертв войны потерь по отдельным видам.

Виды потерьВ тыс. человек
Умерло от ран 320
Умерло от отравления газами 3
Умерло от болезней 166
Умерло в плену 56
Умерло от несчастных случаев 14
Самоубийства 5
Итого 564

Вычитая 564 тыс. из общего числа умерших — 2037 тыс. человек, получим число погибших в бою — 1473 тыс. Только таким путем можно прийти к правильной цифре убитых в бою. Прямые же цифры о числе павших в бою — 772 687 человек, — представленные в отчете, почти вдвое ниже установленных нами [49].

Австро-Венгрия. По данным, сообщенным Керхнаве, к концу войны было зарегистрировано 905 тыс. убитых и умерших солдат австро-венгерской армии. Кроме того, к концу 1919 г. продолжали еще числиться пропавшими без вести 181 тыс. человек. Прибавив их к числу зарегистрированных случаев смерти, Керхнаве получил 1,1 млн. погибших. По-видимому, эта цифра наиболее правильно отражает размер потерь австро-венгерской армии. 300 тыс. из этого числа умерло от ран и болезней [50], 70 тыс. умерло в плену (см. стр. 325), 3 тыс. — от отравления газами. Следовательно, количество убитых на полях сражений /162/ определится в 727 тыс. человек. Все же цифра Керхнаве в 1,1 млн. убитых и умерших требует дополнительной проверки, так как сравнительно с Германией потери Австро-Венгрии представляются слишком малыми. Если Германия потеряла свыше 2 млн. человек, то Австро-Венгрия пропорционально населению должна была потерять около 1,6 млн. человек, т. е. на 0,5 млн. больше, чем указывает Керхнаве.

Для проверки цифры Керхнаве мы произвели подсчет перевеса числа женщин над числом мужчин по переписям Австрии, Венгрии и Чехословакии в 1920—1921 гг. сравнительно с перевесом числа женщин над числом мужчин по переписи в Австро-Венгрии в 1910 г. Перевес числа женщин в возрасте от 10 до 49 лет в 1910 г. составил 303 тыс. человек. Спустя 10 лет на территории Австрии и Чехословакии перевес числа женщин в возрасте от 20 до 59 лет (т. е. для тех поколений, которым в 1910 г. было 10 — 49 лет) составил 597 тыс. человек. Так как население Австрии (в границах Сен-Жерменского договора) и Чехословакии составляло две трети населения Австрии в границах до 1914 г., то и перевес в 303 тыс. должен быть уменьшен до 204 тыс. человек. Таким образом, после войны перевес числа женщин возрос на 393 тыс. Эту цифру и можно принять за военные потери в войне 1914 — 1918 гг. Аналогичный расчет по Венгрии дает увеличение перевеса числа женщин над числом мужчин на 160 тыс. Всего, таким образом, увеличение перевеса числа женщин на территории этих стран выразится в 553 тыс. человек. Если бы население Австрии, Чехословакии, Венгрии после мировой войны 1914 — 1918 гг. составляло половину населения Австро-Венгрии, то тогда общие военные потери по Австро-Венгрии составили бы около 1106 тыс. человек, т. е. цифру, близкую к приведенной Керхнаве. В действительности же население этих стран составляло приблизительно 55% населения Австро-Венгрии. Поэтому цифра потерь, исчисленная на этом базисе, была бы даже ниже, чем приведенная Керхнаве. Следовательно, можно считать, что цифра Керхнаве выдержала проверку.

Второй проверкой правильности цифр Керхнаве может послужить сопоставление числа больных и раненых по Германии — 10,1 млн. человек [51] с числом больных и раненых по Австро-Венгрии—5,3 млн. человек. Число больных и раненых в германской армии было почти вдвое больше, чем в австро-венгерской. Примерно такое же соотношение получается при сопоставлении числа погибших.

В отношении потерь Турции существуют довольно большие расхождения. Число погибших колеблется по различным источникам от 250 тыс. до 550 тыс. человек, причем неизвестно, идет ли речь только о боевых потерях или о всех видах потерь.

Прямых данных о числе убитых в турецкой армии не приводит ни один источник. Число убитых можно определить на основании числа раненых, сообщаемого профессором статистики Константинопольского университета Ахметом Эмином в его исследовании «Турция в мировой войне». Ссылаясь на неопубликованные материалы из II тома «Санитарной истории войны», подготовленной к печати медицинским департаментом турецкого военного министерства, Эмин приводит следующие цифры:

Турецкие потери ранеными ио время первой мировой войны [52]

Годы войныЧисло раненых
Первый 225 537
Второй 314 936
Третий 48 667
Четвертый 122 697
Итого по 9-ти основным армиям 711 837
Кроме того, пот отдельным корпусам 51 916
Всего 763 753

Число раненых в первую мировую войну по всем воевавшим странам в 3 раза превышало число убитых. Принимая для Турции такую же пропорцию, получаем, что число убитых в турецкой армии составило около 250 тыс. человек.

По Болгарии цифры числа убитых также колеблются в довольно широких пределах. Если в материалах Международного бюро труда указывалось 33 тыс. человек, то газета «Тан» сообщала о 101 тыс. человек. Наибольшего доверия заслуживает сообщение военного министра Болгарии, дающее полный отчет о потерях по отдельным их видам. Согласно этому сообщению, в войне 1914—1918 гг. было убито 48 917 солдат и офицеров болгарской армии [53]. Эту цифру мы и примем. /164/

Попытка немецких империалистов подчинить себе народы Европы стоила странам германского блока больших жертв.

Число убитых в армиях стран германского блока в войну 1914—1918 гг.

Страны в тыс. чел.
Германия 1 473
Австро-Венгрия 727
Турция 250
Болгария 49
Итого 2 499

Общее число убитых в первой мировой войне составило примерно 6 млн. человек. Самые кровопролитные войны прошлых веков не могут сравниться по количеству жертв на поле боя с первой мировой войной (см. рис. 9). В среднем за один год первой мировой войны погибало почти в 30 раз больше солдат и офицеров, чем в наполеоновских войнах, в 70 раз больше, чем в Семилетнюю войну, и почти в 250 раз больше, чем в Тридцатилетнюю войну.

Умершие от ран в войну 1914—1918 гг. В первую мировую войну санитарное обслуживание армий достигло довольно высокого уровня [54]. Успехи военной хирургии позволили снизить процент смертности от ран, но это снижение не могло быть особенно значительным, так как ему как бы противостояло усовершенствование, военно-санитарного дела: тяжело раненные, как правило, уже не оставались по нескольку дней на поле боя, а в сравнительно короткий срок после ранения попадали в военно-санитарные учреждения. В результате удельный вес тяжело раненных в войну 1914—1918 гг. значительно возрос.

Рис. 9. Количество убитых в различных войнах

По русской армии число умерших от ран может быть определено лишь приближенно, так как полные первичные данные /165/ отсутствуют. Хотя в документах Главного штаба и в отчетах военного министерства фигурирует группа «умерших от ран», но она чрезвычайно малочисленна и, по-видимому, охватывала категорию «умерших при части», т. е. солдат и офицеров, убранных с поля боя, но не доживших до помещения их в какое-либо лечебное учреждение. В публикациях о потерях русской армии в прежних войнах эта группа жертв войны объединялась с убитыми в одну группу «убитых и умерших до поступления в лечебное учреждение». В войну 1914—1918 гг. была сделана попытка отделить умерших от ран до поступления в лечебное учреждение от убитых, но это было сделано очень несовершенно и, как уже указывалось, в зависимости от чина раненого. Это в свою очередь объясняется возможностями своевременной медицинской помощи. Кроме того, при сообщениях и публикациях число умерших от ран до поступления в лечебное учреждение обозначалось просто как «число умерших от ран». Это дало повод некоторым думать, что речь идет о смерти раненых, находившихся в госпиталях на излечении. На этом основании некоторые авторы находили процентное отношение этого числа умерших от ран ко всему числу раненых и рассматривали его как процент летальности [55].

Имеются основания предполагать, что группа «умершие от ран», фигурировавшая в отчетах военного министерства и в /166/ сообщении Главного управления Генерального штаба, разнородна по своему составу: если в отношении рядовых она включает солдат, умерших от ран до поступления в лечебное учреждение, то в отношении офицеров она включает всех умерших от ран в госпиталях. В пользу этого предположения говорит тот факт, что, по данным Аврамова, число офицеров, умерших при части, составляло всего 716 человек, тогда как общее число офицеров, «умерших от ран», по данным штаба, составляло 2967 человек, а по более полным данным, — 3622 человека. Вполне вероятно, что разность между 3622 и 716, а именно 2906, и дает число офицеров, умерших от ран в лечебных учреждениях. Если же предположить, что все 3622 человека умерли от ран до поступления в лечебные учреждения, то совершенно непонятно, почему умершие от ран в госпиталях не выделены в подробном распределении по отдельным видам потерь среди офицерского и административно-хозяйственного персонала, произведенном на основе картотеки Отчетно-статистического отдела Управления РККА [56], Вполне вероятным является предположение о том, что судьбой офицерского персонала Штаб интересовался больше, чем судьбой рядовых, и поэтому, располагая сведениями об офицерах, умерших в госпиталях, включал их в число умерших от ран вместе с офицерами, умершими до поступления в лечебные учреждения.

Ценным материалом для определения числа умерших от ран рядовых могут служить сведения главного военно-санитарного инспектора, поступившие в ставку в начале января 1917 г. и охватывавшие весь период с начала войны по 1 октября 1916 г.[57], а по кавказской армии — по 1 июня 1916 г.

Согласно этим сведениям, 2 474 935 раненых и контуженных было эвакуировано в лечебные учреждения и, по-видимому, из этого числа 97 939 человек умерло [58]. Число умерших солдат в госпиталях и лазаретах может быть положено в основу определения общей численности этого вида потерь русской армии в войне 1914-1918 гг. Указанное число получено на основе данных, охватывающих лишь два года и два с половиной месяца войны, т. е. двадцать шесть с половиной месяцев, тогда как война длилась более сорока трех месяцев. Хотя в 1917 г. поступление раненых значительно сократилось, но на этот год пришлось некоторое число смертей солдат, раненных в прошлые годы [59]. Поэтому мы повысим цифру главного инспектора /167/ пропорционально числу неучтенных месяцев, т. е. приблизительно на 60%, что увеличит общее число умерших от ран с 98 тыс. до 160 тыс. человек. К этой цифре надо еще прибавить число солдат, умерших при части (около 18 тыс., по Аврамову), и число офицеров, умерших от ран (около 4 тыс.). Таким образом, общее число солдат и офицеров русской армии, умерших от ран, составило примерно 180 тыс. человек.

Теперь подойдем к определению числа умерших от ран на основе использования гипотетического процента летальности раненых. Для этого необходимо определить общее число раненых. Сколько-нибудь точное число раненых не может быть установлено. Различные источники дают разные цифры в зависимости от круга охвата лечебных учреждений, от степени включения двойного счета, от охвата разных периодов времени и других причин.

Приведем цифры числа раненых, фигурирующих в различных источниках. Колебания этих цифр довольно значительные (см. табл. на стр. 169).

Расхождения объясняются отчасти различием учтенных периодов, отчасти включением числа раненых, находящихся при частях и в госпиталях армейской зоны. Возможно, что расхождение между 8-й и 5-й цифрами, относящимися почти к одному и тому же времени, объясняется именно тем, что около 1 млн. раненых не находилось в эвакогоспиталях. Выше всех являются цифры Главного военно-санитарного управления, которым, естественно, на этом основании и следует отдать предпочтение, так как они, очевидно, и более полные. Предполагать, что цифры Военно-санитарного управления выше других, потому что включают двойной счет раненых, нет оснований, так как повторный счет раненых был, по-видимому, одинаково присущ всем приведенным источникам. Добавив к этой цифре число раненых на Кавказском фронте, можно определить общее число раненых в 4 млн. человек. Нет оснований предполагать, что действительное число раненых намного превысило эту цифру. Предположения американцев (Богарта, Джилкриста) о 4 950 тыс. раненых русских лишены каких-либо оснований. Еще более далеки от истины расчеты Дэринга, который только за первые два года войны исчисляет количество раненых и инвалидов среди русских солдат в 5 млн. человек.

Далее возникает вопрос об определении процента летальности среди раненых. Крупнейшие знатоки военно-санитарного дела в нашей стране — профессор В. А. Оппель и генерал-полковник медицинской службы Е. И. Смирнов полагали, что в России 10% всех ранений, полученных в войну 1914—1918 гг., заканчивались смертью. Однако статистические данные обнаруживали менее значительный процент смертности раненых. Так, например, по результатам разработки картотеки потерь по офицерскому и административно-хозяйственному персоналу на /168/ 52471 раненого, контуженного и отравленного газами насчитывалось 3706 умерших от ран [60]. Так как эти последние не входили в число раненых, то процент летальности среди раненых должен быть исчислен так: /169/

3706:(52471+3706) = 3706:56177 = 6,6%

Число раненых в русской армии в войну 1914—1918 гг. по различным источникам

Категория раненыхПериодФронтыЧисло раненых
(в тыс.)
ИсточникМесто публикации
Раненые, контуженные и отравленные газами на 01.11.16 не указано 2 327 Главное управление Генштаба «Труды комиссии...» стр. 161.
Раненые, эвакуированные в распрделители внутр. р-на на 01.09.17 без Кавказского фронта 2 498 Московский центр. эвак. комитет «Россия в мировой войне...» стр. 25
Раненые, контуженные и отравленные газами на 01.11.17 не указано 2 755 Бюро о потерях отчетно-стат. отдела РККА «Россия в мировой войне...» стр. 30
Раненые за 1914-1918 гг. не указано 2 830 Командное управление Всеросс. Главн. штаба «Труды комиссии...» стр. 168.
Раненые, эвак. во внутр. округа на 01.09.17 не указано 2 845 Ставка «Россия в мировой войне...» стр. 20
Раненые, эвак. во внутр. округа на 01.05.17 не указано 2 875 Ставка «Сан. служба Русской армии» стр. 459
Раненые, контуженные, отравл. газами, оставшиеся при части, умершие от ран, уволенные... на 01.11.16 Все фронты, по Кав. на 01.06.16 2 968 Главный военный сан. инспектор «Труды комиссии...» стр. 163.
Раненые, контуженные, оставшиеся при части, умершие от ран 01.10.17 без Кав. фронта 3 789 Главное военно-сан. управление В. Аврамов цит. статья, стр. 41

Возникает вопрос, в какой мере процент летальности раненых среди офицерского состава может быть распространен на рядовой состав. С одной стороны, солдаты в царской армии не имели такого ухода, как офицеры, и, следовательно, процент летальности с этой точки зрения должен быть для солдат выше. Но, с другой стороны, средняя тяжесть ранения у офицеров была значительно выше, чем у солдат, так как офицеры тщательнее подбирались с поля боя и, в то время как тяжело раненные солдаты часто умирали на позициях, тяжело раненные офицеры попадали в госпитали. Фактор тяжести ранения безусловно играл .более существенную роль, чем фактор ухода за ранеными. Исходя из этого, можно считать, что для рядового состава процент летальности был меньше, чем для офицерского. Можно предположить, что он не превышал 6%, если для офицеров он был определен в 6,6%. Принятие 6% смертности, с одной стороны, и 4 млн. раненых — с другой, даст в результате 240 тыс. умерших от ран, тогда как выше говорилось о 180 тыс. умерших от ран. Получается расхождение в 60 тыс. человек. Мы считаем более правильным положить в основу 240 тыс. умерших, а не 180 тыс. Гораздо легче допустить факт существования недоучета в материалах военно-санитарного инспектора, чем предположить, что процент летальности составлял всего 4,5 (180 тыс. в процентах к 4 млн. раненых).

Другие авторы приходили к иным цифрам. Так, например, доктор Биншток определил число умерших от ран в 300 тыс. человек. При этом он исходил из численности раненых в 3 749 тыс. человек и из уровня смертности раненых в 8%, придя к этому проценту просто путем удвоения «норм» смертности во время русско-японской войны. Конечно, такой прием нельзя признать убедительным, и напрасно Биншток пишет при этом, что «вряд ли можно будет говорить о большой погрешности». Правда, он тут же добавляет: «Нужно ли подчеркивать, что здесь мы все-таки находимся в области гаданий, устранение которых может внести изменения в наши цифры на целые десятки тысяч» [61].

Головин при определении числа умерших от ран исходит из «норм» смертности по французской армии. Основываясь на исчислениях Тубера, показывающих, что из каждых 72 раненых трое умирают в течение первых 12 часов, двое — в армейских госпиталях и один — в эвакогоспитале, Головин делает расчет в отношении 4,2 млн. русских раненых [62] и приходит к цифре в 175 тыс. умерших от ран в первые 12 часов после ранения вместо 24,7 тыс., по Аврамову. На этом основании он полагает, что Аврамов пропустил 150 тыс. случаев смерти или зачислил их в категорию пропавших без вести. Однако дело обстоит несколько иначе. /170/

У Аврамова речь идет не об умерших в первые 12 часов после ранения, а об умерших при части, т. е. до поступления в лечебное учреждение. Головин неправильно и слишком широко понимает категорию умерших от ран, причисляя к ним, очевидно, все случаи смерти от действий неприятеля, не причинивших моментальной смерти солдату. Но практически в боевых условиях произвести такое расчленение невозможно и даже нецелесообразно. Далее Головин принимает «нормы» того же Тубера для армейских госпиталей и эвакогоспиталей (3 из 72, т. е. около 4%) и определяет цифру умерших от ран в госпиталях в 175 тыс. человек, а всего вместе с умершими в первые 12 часов — 350 тыс. человек [63]. Такой расчет не может быть признан хоть сколько-нибудь обоснованным, так как применение французских «норм» к русским условиям не может дать удовлетворительного решения вопроса. Поэтому мы полагаем, что наша цифра в 240 тыс. ближе к истине, так как большинство умерших в первые 12 часов после ранения уже включены в группу убитых.

По британской армии в официальной истории войны 1914 — 1918 гг. приводятся следующие материалы о числе умерших от ран по отдельным фронтам:

Число солдат и офицеров британской армии, умерших от ран в первую мировую войну [64]

ФронтыЧисло умерших от ран
Франция и Фландрия 151 356
Италия 58
Македония 1 299
Дарданеллы 5 346
Египет и Палестина 2 993
Месопотамия 5 281
Восточная Африка 754
Западная Африка 61
Итого 167 148

К этому числу надо еще добавить 3553 человека из войск Доминионов и индийской армии, умерших от ран в Дарданеллах [65]. Таким образом, умерли от ран 171 тыс. человек. Из этого числа надо вычесть 6 тыс. умерших в госпиталях вследствие отравления газами, так как жертвы химической войны у нас даны особо (см. ниже). Следовательно, в британской армии умерло от ран 165 тыс. человек. /171/

При распределении числа умерших от ран по отдельным частям британской армии сделаны незначительные допущения. По Австралии, Новой Зеландии и Ньюфаундленду английский официальный источник приводит непосредственно данные о числе умерших от ран. По канадским же войскам нами сделан расчет на основе помесячных данных по французскому театру военных действий до июля 1918 г. А для периода июль — ноябрь 1918 г. число умерших от ран определено, исходя из числа раненых в эти месяцы и применяя к ним процент летальности канадских раненых за весь период 1914—1918 гг. [66] По индийским войскам процент летальности определен по месопотамскому театру военных действий, на который приходилась половина всего числа раненых солдат индийской армии (5% летальности). По южноафриканским войскам принято 8% летальности среди раненых.

В результате можно дать следующее распределение числа умерших от ран по отдельным частям Британской империи:

Части империив тыс. человек
Соединенное королевство 131
Канада 12
Австралия 14
Новая Зеландия 4
Южно-Африканский союз 1
Индия 3
Итого 165

По другим государствам — участникам войны 1914— 1918 гг. — имеются следующие данные. Во Франции число умерших от ран определяется в 250 тыс. человек, из которых 200 тыс. умерли в армейских госпиталях и 50 тыс. — в эвакогоспиталях [67]. Вычитая число умерших от отравления газами и от несчастных случаев, а также колониальные войска, получим примерно 220 тыс. умерших от боевых ранений. Так как общее число раненых во Франции равнялось 3 млн. человек, то процент умерших от ран составил около 7. В бельгийской армии было 44,7 тыс. раненых. Принимая 7% летальности, получаем около 3 тыс. человек, умерших от ран. В итальянской армии, по данным Мортара, умерло от ран 47 тыс. человек. По армии США /172/ число умерших от ран составило 13,7 тыс. человек [68]. Ориентировочный расчет по Балканским государствам, воевавшим против Германии, дает около 50 тыс. человек, умерших от ран.

По странам германского блока число умерших от ран можно определить следующим образом.

В Германии, число умерших от ран с 2 августа 1914 г. по 31 июля 1918 г., на основе данных подробного санитарного отчета, изданного в 1934 г. [69], составило:

Умершие от ран
При частях действующей армии 61 704
В лазаретах дейсвтующей армии 181 817
В резервных лазаретах гарнизонов 45 532
Итого 289 053

Общее число раненых, поступивших в различные военно-санитарные учреждения, составляло, за вычетом остававшихся в госпиталях на 31 июля 1918 г., 5 321 тыс. человек. Таким образом, процент умерших от ран составил 5,4. О числе умерших от ран после 31 июля 1918 г. отчет не дает сведений. Между тем после этой даты война длилась еще три с половиной месяца. Кроме того, от ран умирали и после окончания войны. Поэтому можно считать, что в этот отчет не вошли потери за 4 месяца войны, что составляет около 10% всего военного времени. Именно на это количество и должно быть увеличено сообщаемое в отчете число умерших от ран, которое составит не 289 тыс., a 320 тыс. человек. Эту цифру мы и положим в основу наших расчетов.

По австро-венгерской армии число умерших от ран составило за первые три года 149 777 человек [70] На протяжении четвертого года войны интенсивность боевых действий австро-венгерской армии была невелика; поэтому число умерших от ран и в последний год войны было значительно меньше, чем в среднем за первые три года: вместо 50 тыс. в период 1914—1918 гг. число умерших от ран в четвертом году войны составило не более 20 тыс. человек. Таким образом, в австро-венгерской армии умерло от ран 170 тыс. человек. По данным турецкого военного министерства, число умерших от ран в турецкой армии равнялось 68 378 человекам [71]. По Болгарии также имеются точные /173/ данные, свидетельствующие о том, что в болгарской армии умерло от ран 13 198 человек [72]

Все приведенные данные о числе умерших от ран могут сведены в следующей таблице:

Число умерших ох ран в войну 1914-1918 гг. по странам

Антигерманский блокв тыс. человек
Россия 240
Франция 220
Соединенное королевство 131
Италия 47
Бельгия 3
Сербия и Черногория 25
Румыния 25
Греция 2
Португалия 1
Французские колониальные войска 12
Британские доминионы и Индия 34
США 14
Всего 754

Германский блокв тыс. человек
Германия 320
Австро-Венгрия 170
Болгария 13
Турция 68
Всего 571

Общее количество умерших от ран составляет, таким образом, 1 325 тыс. солдат и офицеров всех армий, участвовавших в первой мировой войне. Количество раненых составило примерно 18 млн. человек [73], а вместе с умершими от ран — 19 млн. человек. Таким образом, получается, что умирало 7% всех раненых. Если вспомнить, что в войнах XIX в. от ран умирало 11—12%, то можно сказать, что военная медицина сделала большие успехи. Однако сравнение прежнего процента умерших от ран с соответствующим процентом в войне 1914—1918 гг. преуменьшает успехи военной медицины, так как средняя тяжесть ранения значительно возросла [74]. /174/

Жертвы химической войны. Как известно, в первой мировой войне немецкие империалисты применяли также и химическое оружие. 22 апреля 1915 г. в сражении у Ипра немцы применили отравляющее вещество, которое впоследствии и получило название иприта. В результате этой первой химической атаки около 15 тыс. солдат выбыло из строя. Несколько недель спустя, 18 мая 1915 г., немцы применили газ (хлор) и против русских на участке 2-й армии северо-западного фронта. В результате этой химической атаки 1089 русских солдат умерло на позициях и, кроме того, 7735 солдат были отправлены в лечебные заведения [75]. С тех пор химические атаки стали частым орудием немцев, и это обстоятельство вынудило русских и их союзников также воспользоваться химическим оружием против немцев, которые нарушили обязательства, взятые ими в Гааге в 1899 г. В конце сентября 1915 г. англичане, а в феврале 1916 г. французы применили химическое оружие против немецких войск. В сентябре 1916 г. и русские войска начали применять газы.

Определение общего числа жертв химической войны не может быть сделано с полной точностью, так как имеющиеся данные противоречивы и не охватывают всех случаев гибели от отравляющих веществ. Все же можно исчислить более или менее близкое к действительности число жертв химической войны.

По русской армии Аврамов приводит следующие цифры потерь от отравления газами:

Жертвы химической войны 1915—1918 гг. в русской армии [76]

ОфицерыСолдатыВсего
Пострадало от газов 1 282 63 876 65 158
при этом - умело в частях 72 6 2682 6 340
осталось в частях 684 15 974 16 658
отправлено в лечебные учреждения 526 41 634 42 160

Таким образом, по Аврамову, число солдат и офицеров, умерших от отравления газами на позициях, составляет 6340 человек. Проверкой правильности этой цифры могут служить сведения 0 потерях по отдельным газовым атакам в 1915 и 1916 гг, /175/

Потери русской армии в отдельных газовых атаках [77]

Дата атакиЧисло пострадавших солдат и офицеровИз инх умело в частях
18.05.15 8 932 1 101
24.05.15 12 -
30.05.15 2 213 1
24.06.15 7 750 1 737
20.06.16 2 116 434
20.07.16 3 813 486
09.08.16 1 009 179
21.08.16 2 128 335
09.09.16 2 763 867
24.09.16 853 26
Итого 31 589 5 166

При сопоставлении данных по отдельным атакам с данными Аврамова обращает на себя внимание различие в процентах смертности от отравления газами. Если у Аврамова этот процент ниже 10, то по итогу потерь в отдельных атаках он повышается почти до 17.

Определим количество умерших вследствие отравления газами из числа отправленных в лечебные заведения. Имеются сведения, что в 1916 г. на Северо-Западном фронте из 1066 отравленных газами и поступивших в лечебные заведения 60 человек умерло во фронтовых лечебных заведениях, 6 — по пути в госпиталь и 60 человек — в тыловых госпиталях [78]. Всего погибло 126 человек, т. е. 11,8% общего числа. Если на этом основании считать, что приблизительно 10% из числа отправленных в лечебные заведения умерло в пути, в армейских или тыловых госпиталях, то общее количество солдат и офицеров русской армии, погибших от ядовитых газов в 1915—1917 гг., составит 11 тыс. человек.

В иностранной печати фигурируют совершенно фантастические цифры о потерях русской армии от химической войны. Полковник американской армии Джилкрист в своей работе, являющейся официальным изданием американской химической школ Эджвудского арсенала [79], указывает, что в России пострадало от /176/ газов 475340 человек, из которых умерло 56 400. Эти же цифры Джилкриста принимает и Прентисс [80] в своей работе о химической войне, хотя из приводимых им самим детальных данных о потерях в отдельных газовых атаках совершенно ясно видно, что расчет Джилкриста о почти полумиллионе жертв химической войны является фантастическим. В перечне отдельных газовых атак, приводимом Прентиссом, общее число пострадавших русских солдат и офицеров превышает 30 тыс. Число пострадавших в мелких атаках, не приведенных Прентиссом, было сравнительно невелико. Остается неизвестным, в каких же боях пострадали остальные 445 тыс. человек?!

После выхода книги Прентисса эти совершенно абсурдные цифры жертв химической войны по русской армии получили широкое распространение в периодической печати. В 1943 г., например, они были воспроизведены в «Статистическом бюллетене» страхового общества Метрополитен [81].

Число жертв химической войны во французской армии Джилкрист определил в 8 тыс. человек, и Прентисс согласился с ним. Эту же цифру приводит Мунч [82].

По Италии Прентисс также принимает данное Джилкристом число умерших от отравления газами в 4627 человек. Одновременно Прентисс указывает, что общее число итальянских солдат и офицеров, пострадавших от химических атак, равно не 13 тыс. человек, как указывает Джилкрист, а по крайней мере 60 тыс. человек.

По Англии Джилкрист приводит цифру в 6062 умерших, но Прентисс указывает, что в Англии умерли от отравления газами 8109 человек. Он прибавляет к цифре 6109 человек, указанной генералом Фолксом, еще 2 тыс. британских солдат, умерших в апреле — мае 1915 г. [83]

По американской армии число умерших от отравления газами определяется, по официальным отчетам, в 1421 человек, а включая потери во флоте — в 1462 человека.

По Германии Джилкрист называет цифру в 2280 умерших от отравления газами, но она преуменьшена. Сами немцы /177/ считают, что значительное число жертв от газовых атак не учтено. Ганслиан указывает, что только за период с 1 января по 30 сен- . тября 1918 г. в германской армии было поражено газами 58 тыс. человек [84]. На основе изучения хода химической войны на Западном фронте Прентисс приходит к выводу, что в немецкой армии было поражено газами приблизительно 200 тыс. человек, из которых 9 тыс. умерло. Однако эта цифра значительно преувеличена. В санитарном отчете указывается, что с 1 января 1916 г. по 31 июля 1918 г. в немецкой армии было поражено газами 78 663 человека [85], а с учетом пострадавших от газовых атак в 1915 г. общее число пораженных газами увеличится до 80 тыс. человек. Количество умерших от отравления газами немецких солдат и офицеров составляет примерно 2300 человек [86]. Делая поправку на возможный недоучет числа отравленных газами за счет умерших до поступления в лечебные учреждения, следует повысить эту цифру до 3 тыс. Но и при этом она будет в 3 раза меньше цифры, названной Прентиссом.

Австрийские потери в результате отравления газами Прентисс определяет в 3 тыс. человек. За отсутствием каких-либо других источников мы оставим эту цифру, хотя вполне возможно, что и в отношении Австро-Венгрии цифра Прентисса преувеличена.

Таким образом, общее количество жертв химического оружия, примененного в первой мировой войне, выражается в следующих цифрах:

Число жертв химической войны 1915—1918 гг. по странам

Антигерманский блокЧисло умерших
(в тыс. человек)
Россия 11
Франция 8
Британская империя 8
США 1,5
Италия 4,6
Итого 33

Германский блокЧисло умерших
(в тыс. человек)
Германия 3
Австро-Венгрия 3
Итого 6

Общее количество жертв химической войны определяется, таким образом, в 39 тыс. человек. /178/

Суммируя число убитых, умерших от ран и умерших от отравления газами, определим общее количество солдат и офицеров, погибших в боях первой мировой войны. Оно выразится цифрой в 7 369 тыс. человек.

По отдельным странам количество убитых, умерших от ран и отравления газами выражалось в следующих цифрах (см. рис. 10):

Рис. 10. Число погибших в первой мировой войне по странам

страныкв тыс. человек
Германия 1 796
Россия 1 451
Франция 1 126
Австро-Венгрия 900
Италия 433
Турция 318
Румыния 177
Сербия и Черногория 165
Болгария 62
Французские колонии 60
Австралия 64
Канада 53
США 52
Бельгия 35
Индия 27
Новая Зеландия 14
Греция 11
Португалия 6
Южно-Африканский союз 5
Япония 0,3

Из общего числа погибших в боях на европейские страны приходилось 6 786 тыс. человек [87].

В трех странах — Германии, России, Франции — безвозвратные боевые потери превысили 1 млн. человек; в двух других странах они превышали 500 тыс. Значительные потери понесли также Балканские государства (включая Турцию) — 733 тыс., что в 5 раз превысило потери во время Балканских войн 1912— 1913 гг. Боевые потери неевропейских стран были не очень значительны. США потеряли в боях первой мировой войны в З раза меньше, чем такие маленькие страны, как Сербия и Черногория.


1. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. I, стр. 303—304.

2. В. И. Ленин, Соч., т. 27, стр. 456.

3. Цит. по И. Эренбург, Сердце Жореса, «Литературная газета», 1.IX.1959. За свою борьбу с милитаризмом Жан Жорес заплатил жизнью. Он был убит 31 июля 1914 г. в Париже ставленником французских империалистов.

4. Л. И. Сазонов, Потери России в войну 1914—1919 гг., «Труды комиссии...», стр. 168.

5. «Россия в мировой войне...», стр. 15.

6. «Санитарная служба русской армии...»

7. «Труды комиссии...», стр: 163.

8. Вл. Аврамов, Жертвы империалистической войны в России, «Известия Народного комиссариата здравоохранения» № 1—2, 1920, Стр. 41.

9. «Труды комиссии...», стр. 150.

10. «Россия в мировой войне...», стр. 20.

11. «Санитарная служба русской армии...», стр. 459.

12. В. И. Биншток, Военные потери России в войну 1914—1918 гг., «Труды комиссии...», стр. 149.

13. Л. И. Сазонов, цит. статья, «Труды комиссии...», стр. 165.

14. Е. 3. Волков, Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет, М.—Л., 1930, стр. 52.

15. «Россия в мировой войне...», стр. 30, 36.

16. «Санитарная служба русской армии...», стр. 92, 97, 142. Среднемесячные потери исчислены нами. Для 1914 г. взято 5,5 месяца.

17. Россия в мировой войне...», стр. 25.

18. «Statistics of the military Effort of the British Empire...», p. 353.

19. «Труды ЦСУ», т. 1, вып. 3, стр. 4.

20. С. Doring, 35 Millionen Menschenverlust in Europa, S. 4.

21. E. Bogart, Direct and indirect Cost of the Great World War, New-York, 1920, p. 272. Цифра в 2,5 мли. убитых имела хождение и в русской печати. Ее, например, приводит 3. П. Соловьев в своей статье «Цена войны» («Врачебная жизнь» № 1, 1917, стр. 4).

22. N. N. Golovine. The Russian Army in the World War, New Haven, 1931, p. 86, 87—93.

23. «Санитарная служба русской армии...», стр. 92, 97.

24. N. N. Golovine, op. cit., p. 84.

25. «Sanitatsbericht fiber das Deutsche Heer... im Weltkriege 1914—1918», Bd. Ill, Berlin, 1934, S. 151 (Приложение).

26. А. Де Лазари, Мировая империалистическая война 1914—1918 гг, М., 1934, стр. 80.

27. Возможно, что некоторая часть потерь немцев приходилась на военные Действия с румынской армией, но вряд ли эти потери были значительными.

28. «Россия в мировой войне...», стр. 28.

29. М. Huber, La population de la France pendant la guerre, Paris, 1931, p. 414.

30. Солдаты из Алжира, Марокко, Туниса, которых французская статистика почему-то выделяла из группы «солдат колониальных армий».

31. Некоторые авторы приводят иные цифры: 1355 тыс. убитых и умерших по армии, 10,7 тыс. — по флоту, а всего 1 365,7 тыс., из которых 68 тыс. из колониальных войск (Ch. Glde et W. Qualid, Le bilan de la guerre pour la France, Paris, 1931, p. 98).

32. «Statistics of the military Effort of the British Empire...», p. 237.

33. «Casualties and Medical Statistics of the Great War», London, 1931 p. 12. 109 etc.

34. L. P. Ayrest The war with Germany. A Statistical summary, Washington, 1919, p. 119.

35. «Enquete sur la production», t. IV, Paris, 1924, p. 37.

36. Gini e Livi, Alcuni aspetti delle perdite dell' Esercito Italiano iltustrati in basi ai dati degli «Uffici Notizie», «Metron», v. IV, № 2, p. 307.

37. К. О. Vedel-Petersen, op. cit., P. II, The World War, p. 143.

38. Такая же цифра была дана в 1922 г. в английском источнике: «Statistics of the military Effort of the British Empire...», p. 353.

39. «La Serbie» № 14, 1919.

40. «Enquete sur la production», t. IV, p. 36.

41. «Enquete sur la production», t. IV, p. 67.

42. Е. Bogart, op. cit., p. 274.

43. Bujac, Les campagnes de l'Armee Hellenique 1918—1922, Paris, 1930,. P. 339.

44. «Statistics of the military Effort of the British Empire...», p. 352.

45. Medcal Department of the United States Army in the Word War», n. XV, P. II, 1925, p. 1027.

46. К. Oldenbergi Der Bevolkerungsverlust im Weltkrieg, «Schmoller's Jahrbuch», H. 3, 1925, S. 80.

47. «Wirtschaft und Statistik», 10.V.1924, S. 283.

48. «Sanitatsbericht iiber das Deutsche Heer...», Bd. Ill, S. 12.

49. «Sanitatsbericht fiber das Deutsche Heer...», Bd. Ill, S. 139.

50. L. Grebler and W. Winkler, The cost of the World War to Germany and to Austria—Hungary, New Haven, 1940, p. 144, 148. При этом отметим, что в работе, вышедшей в 1919 г., Винклер указывает, что на 31 марта 1919 г., по официальным данным, насчитывалось 905 299 убитых и 837 483 пропавших без вести (W. Winkler, Berufsstatistik der Kriegstoten der Usterreicnisch—Ungarischen Monarchie, Wien, 1919, S. 1). Спустя 20 лет Винклер, ссылаясь на Керхнаве, вновь приводит цифру в 905 тыс. убитых, но число пропавших без вести резко сократилось вследствие того, что после окончания войны многие из них нашлись.

51. «Die deutschen Arzte im Weltkriege», 1920, S. 220.

52. A. Ermin, Turkey in World War, London, 1930, p. 252

53. Statistics of the military Effort of the British Empire... р. 357.

54. Правда, надо отметить, что в первые месяцы войны обслуживание раненых в русской армии не было налажено. Член Государственной думы врач А. И. Шингарев докладывал на заседании бюджетной комиссии 10 декабря 1915 г.: «В Москву приходили поезда с некормленными несколько суток, голодными людьми, с ранами неперевязанными... Иногда даже с таким количеством личинок мух, червей, что трудно было даже медицинскому персоналу выносить такие ужасы...» Лишь после вмешательства общественных организаций положение улучшилось (см. Е. И. Смирнов, Вопросы организации и тактики санитарной службы, М., 1942, стр. 15).

55. См., например, книгу «Санитарная служба русской армии...» (стр. 7), где исчисляются следующие проценты летальности раненых: для офицеров — 3, для рядовых — 0,43. Этн проценты летальности не имеют ничего общего с действительностью и являются результатом процентного отношения совершенно несопоставимых величин.

56. «Россия в мировой войне...», стр. 34, 35.

57. «Труды комиссии...», стр. 162—163. Там указано, что сведения даны по сентябрь — октябрь, но, судя по тому, что в отношении больных сведения даны там же по 1 октября, надо считать, что в отношении раненых сведения Даны на тот же срок.

58. «Труды комиссии...», стр. 163.

59. Кроме того, надо еще учесть, что за июнь — октябрь не включен Кавказский фронт.

60. «Россия в мировой войне...», стр. 35.

61. «Труды комиссии...», стр. 147.

62. Цифры Аврамова Головин увеличивает почти на 10%, т. е. прибавляет 300 тыс. к 3,9 млн.

63. N. N. Golovine, op. cit., p. 85—86.

64. Т. J. mtchel and G. M. Smith, Casualties and Medical Statistics of the Great War, London, 1931, p. 12.

65. Ibid., p. 200.

66. Собственно говоря, это не процент летальности, а именно процентное отношение числа умерших от ран к числу раненых (как мы и обозначали выше), так как процент летальности раненых должен получиться путем процентного отношения числа умерших от ран к общему числу раненых, включая умерших от ран.

67. М. Ruber, op. cit., p. 421.

68. «Medical Department of the United States Army in World War», v. XV, p. П, p. 1026.

69. «Sanitatsbericht fiber das Deutsche Heer...», Bd. Ill, S. 63.

70. S. Kirchenberger, Beitrage zur Sanitatsstatistik der osterreichisch—ungarischen Armee im Kriege 1914—1918, «Volksgesundheit im Kriege», 1926, S. 70.

71. A. Etnin, op. cit., p. 253.

72. «Statistics of the military Effort of the British Empire...», p. 354.

73. Данные немецкого статистического ежегодника о том, что число раненых составляло 20—30 млн., являются преувеличенными.

74. Другое исчисление количества умерших от ран принадлежит Богарту» В основу своего расчета он положил 0,4% летальности раненых, взяв этот процент у Дэринга, который в свою очередь заимствовал его из отчетных данных по нескольким русским госпиталям. Надо ли говорить, что применение этого совершенно неправдоподобно низкого процента летальности не могло хоть сколько-нибудь приблизить Богарта к действительной цифре? Исходя из общего числа раненых в 20 297 570 человек и положив в основу 0,4% летальности, он получил, что в мировую войну 1914—1918 гг. умерло от ран 81 190 человек, т. е. в 16 раз меньше полученного нами числа и почти в 3 раза меньше, чем по одной Франции (?. Bogart, op. cit., p. 274).

75. «Санитарная служба русской армии ...», стр. 330.

76. Вл. Аврамов, цит. статья, стр. 41.

77. Составлено по книге «Санитарная служба русской армии...», стр. 330, 331, 341, 345, 350, 357, 361, 365.

78. «Санитарная служба русской армии.», стр. 363.

79. Н. L. Gilchrist, A Comparative Study of World War Casualties from Gas and Other Weapons, Washington, 1928, p. 7.

80. А. М. Prentiss, Chemicals in War, New York and London; 1937, p. 653. Прентисс лишь округляет цифру до 56 тыс.

81. «Will the Axis Resort to Gas Warfare?», «Statistical Bulletin» № 9, 1943, p. 2.

82. O. Muntsch, Leitfaden der Pathologie und Therapie der Kampfgaserkran-kungen, Leipzig, 1932, S. 12.

83. Foulkes, Gas! The Story of the Special Brigade, p. 338. Возможно, что оценка Фолкса несколько преувеличена. Число отравленных газами за май 1915 г. приблизительно равно 4 тыс. человек (ориентировочные подсчеты по «Medical Services General History», v. II, p. 415; битва у Ипра). Если даже добавить жертвы газовых атак в апреле, то вряд ли число умерших достигло 2 тыс. человек. По «Официальной истории войны» число умерших от газов в британской армии составило 5899 человек, но при этом указывается, что многие погибшие от газовых атак попадали в рубрику «убитых в бою», особенно во время первых атак 1915 г. (Т. J. Mitchel and G. M. Smith, op. cit., p. 111).

84. R. Hanslian, Der chemlsche Krieg, Berlin, 1927, S. 5.

85. «Sanitatsbericht uber das Deutsche Heer...», Bd. III, S. 175.

86. O. Muntsch, op. cit, S. 12.

87. В число европейских стран не включена Турция, так как к 1914 г. по давляющая часть ее населения проживала в Малой Азии.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?