Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Приложение о союзниках

... или нацистский меч ковался в США

Дружба — дружбой,
а денежкам — счет.

Народ

Эта часть появилась, некоторым образом, сверх плана. Я хотел дать пару-тройку примеров американского двурушничества в последней мировой войне, но при первой же пробе материала неожиданно оказалось значительно больше, чем я мог ожидать. Хочу только напомнить, что все, приводимые здесь факты, вовсе не свидетельствуют о барышничестве американского народа, который, якобы, за бакс удавится, не говоря уж о том, чтобы удавить кого-то еще. Темные делишки некоторых американских фирм и чиновников не отменяют и не отметают того огромного сочувствия, которое вызывала во многих американцах борьба Советского Союза с Германией в 1941—1945 годах.

А теперь я выскажусь по поводу суворовских криков о том, как добрый Запад Советам «помогал».

«Меня упрекали за “Аквариум” — что-то вы там как-то не по-шпионски действуете: без плащей и без кинжалов. Отвечаю: а зачем в шпионов играть, если все на поверхности лежит. Вот любуйтесь, как красвоенлет Минов действует. Он добыл четыре тысячи авиационных двигателей. Это примерно столько, сколько у Гитлера было 21 июня 1941 года на советской границе[111]» (с. 155).

И где здесь «помощь»? Ведь по Суворову, этот эпизод должен показывать, что «везло нам на союзников» (с. 154). А что здесь говорит о том, что Франция, где Минов «достал» 4000 двигателей — наш союзник? Ведь он их не просто так «достал», а купил. Вложил народные деньги во французскую авиапромышленность. А что никто ему при этом ничего не сказал — так это же тот самый либерализм, который наш воинствующий западник так недавно нам прославлял. Какое государству дело до того, с кем торгует один из его граждан, владелец фирмы, производящей авиационные моторы? Да хоть с сатаной (или пингвинами). Купил и вывез — а кому какое дело? Они в свободной стране, покупай, чего хочешь, и вези. Только заплати. Однако Суворов всеми силами пытается сделать вид, что, купив во Франции двигатели, Минов кого-то хитро обманул. Но кого? Таможню?

А что американец Кристи с нацистами не захотел дела иметь — тоже его личное дело, никакие государственные органы США тут ни при чем. Ему просто Гитлер не нравился, вот и все. А так — с кем хочу, с тем и торгую, кому хочу — тому отказываю. А уж обмануть родное государство на таможне — в обоюдных интересах. И так далее.

Но, между тем в той же Америке были и гораздо менее разборчивые в контактах предприниматели. Строго говоря, как раз Кристи-то и был на их фоне исключением, белой вороной, а что касается многих остальных, то их не могло отвадить от торговли с нацистами ничего, включая даже окрики собственного правительства[112], благо случались они нечасто.

Примеров — толпы. Вот, например, полковник американской армии Состенес Бен — глава телефонной компании ИТТ (Интернэйшнл телефон энд телеграф корпорейшн) плывет из Нью-Йорка в Мадрид, оттуда скорым поездом в Берн, а оттуда — прямиком в Берлин, где его ждет напряженная работа над совершенствованием систем связи нацистов, новыми немецкими управляемыми авиабомбами и увеличением производства самолетов фирмы «Фокке-Вульф», а также само собой — щедрая оплата. Все это началось с лихого аншлюса Австрии, когда компании ИТТ безо всякого конкурса был предложен выгоднейший правительственный подряд на создание телефонной сети Австрии. Спустя некоторое время какие-то местные партийные деятели попытались наложить лапу на расцветшую активность ИТТ на юге Рейха. Однако глава ИТТ мистер Бен Состенес оказался настолько вхож в берлинские министерства, что одного звонка оказалось достаточно, и партийных нуворишей как ветром сдуло. Как не порадоваться инициативе и деловой хватке этого энтузиаста![113]

А компаньоны-то у мистера Состенеса какие замечательные! Имена некоторых вошли в историю. Некто Вальтер Шелленберг — глава СД, службы безопасности СС Генриха Гиммлера — помните? Так вот, он по совместительству был членом совета директоров, а также одним из главных акционеров этой самой ИТТ. Кстати, над процветанием «Фокке-Вульфа» эксперты компании ИТТ бились не зря — на 1938 год ИТТ принадлежали 26% акций фирмы «Фокке-Вульф»[114].

Сразу же вспоминается недоумевающий Шпеер:

«Образно выражаясь, наша военная промышленность подобна прорезанной множеством рукавов и притоков дельте реки, и противник, к счастью, пока еще не начал подвергать бомбардировкам ее русло. Я имел в виду химические заводы, шахты, электростанции и многие другие предприятия разных отраслей промышленности. Мне становилось страшно при одной мысли о том, что враг начнет последовательно бомбить их. Несомненно, весной 1944 года Англия и США уже вполне могли нарушить бесперебойное снабжение военных заводов химическими веществами, топливом, электроэнергией и металлом и тем самым сделать бессмысленными все наши попытки защитить их от вражеской авиации»[115].

Как говорится, было бы желание...

А господа из управления «Стандарт ойл» — это целая сага. Вот Уолтер Тигл (председатель совета директоров «Стандарт ойл») и Уильям Фериш (глава Чейз-Банка, подконтрольного «Стандарт ойл») мирно беседуют в ресторане «За облаками», находящемся на вершине небоскреба «Конкорд», с президентом небезызвестного «ИГ Фарбениндустри»[116] о грандиозных планах своего сотрудничества на будущее. А настоящие достижения уже очень и очень впечатляют. Тут и продолжительные и весьма доходные операции с нефтью, добытой на месторождениях в Румынии и Венгрии, принадлежащих «Стандарт ойл», и тут же продаваемой немцам; тут и торговля уже американской нефтью с нацистской Германией через порты нейтральных государств и посреднические латиноамериканские компании; тут и постройка на территории Германии, а также на Канарских островах нефтеперегонных заводов — на островах в Атлантике такой завод понадобился для того, чтобы в Гамбург шел уже готовый продукт, это дешевле, чем везти сырье[117]. Сюда же можно добавить и поставки синтетического каучука в Третий рейх, связанные с весьма пикантной деталью: дело в том, что в это же время синтетический каучук был крайне необходим армии США, а контракт «Стандарт ойл» на его поставки Гитлеру резко усилил дефицит этого важнейшего стратегического продукта для самих американцев, причем контракт не был прекращен и после того, как немцы объявили войну США[118].

Да бог с ней, со «Стандарт ойл» и ее милой торговлей. Мало ли еще есть интересного на свете. Вот, например, финансы. В 1930 году по плану Юнга был создан БМР — Банк Международных Расчетов. Заявленная цель была весьма прозаична — выкачивать через оный банк репарации из все еще побежденной Германии. В его правление входили представители государственных банков Великобритании, Франции, Голландии, Италии, Германии, трех крупнейших банков США и нескольких частных банков Японии. Исключительный интерес представляет устав банка, в котором специально оговорено, что в случае войны между государствами-участниками валютные операции не прекращаются, счета банка не замораживаются, деятельность банка не приостанавливается, сам банк не конфискуется. Очень интересный пункт, особенно в мирном 1930 году. Что-то господа устроители в будущем предвидели...

По заявленному назначению — перекачке немецких репараций — БМР проработал всего чуть больше года, вскорости после чего денежный поток повернулся на 180 градусов и устремился в Германию, в том числе и на счета пришедшей к власти нацистской партии[119]. Как тут не вспомнить душевные терзания, не дававшие покоя некоему искреннему любителю с большой буквы Истины Суворову — кто толкал Гитлера к войне? И кто же?

Посмотрим на первые совместные начинания господина рейхсканцлера Гитлера и БМР. Вот, например, 1938 год — аншлюс Австрии. Победоносные германские войска воссоединили арийские народы, а БМР — их золотые запасы, переправив их из Австрии прямиком на счета Рейхсбанка господина Функа. Помните господина Функа? Если не припоминается, вспомните трибуну обвиняемых в Нюрнберге — крайний справа в первом ряду. Господин Функ, помимо своих прочих регалий, — один из директоров достославного БМР. А вот БМР в действии:

Окрыленный результатом мюнхенских посиделок Гитлер оккупировал Чехословакию и, само собой, добрался до закромов ее Государственного банка. «И где же ваш золотой запас?» — поинтересовались ворвавшиеся в здание банка эсэсовцы, поправляя автоматы. «Мы перевели его в Англию, — отвечали им мужественные банковские клерки, — чтобы на эти деньги восстанавливать нашу родину после того, как вас отсюда прогонят». — «А через какой банк вы переводили деньги?» — осведомился занервничавший эсэсовец. «Через БМР», — ответили наивные клерки. «Ах, через БМР... — перевел дух эсэсовец. — БМР — это дело поправимое. Напишите-ка мне бумажку, что вы отзываете свое золото. Но не куда-нибудь просто так отзываете, а в Берлин». Клерки, конечно, были патриотами, но, кроме родины, у них были семьи. И машина завертелась. Только не надо думать, что возвращением чешского золота в Германию занимался полк эсэсовцев в черных фуражках, таскавших по ночному Лондону мешки с драгметаллом. Это дело обтяпали тогдашний глава БМР — француз — и бельгийский директор того же банка. Они, получив эсэсовскую заявку на чешское золото, быстренько обратились к директору Госбанка Англии, если кто не знает — пламенному поклоннику А. Гитлера. Не прошло и месяца, как деньги были оприходованы немцами и тут же потрачены на приобретение стратегического сырья[120].

И все бы было шито-крыто, если бы один британский журналист, некий А., случайно не пронюхал об этой операции, проведенной британским Госбанком. В ходе поднявшегося скандала английская общественность неоднократно приступала к министру финансов Саймону с вопросом: «А правда ли, что..?». Министр хранил гордое молчание. Дошло до того, что с этим вопросом к нему пристал американский коллега мистер Моргентау. И Саймон ему заявил: «А у нас, англичан, такие вопросы по телефону, да во время воскресного обеда принципиально не обсуждаются», — после чего повесил трубку. А премьер Чемберлен на подобный вопрос, заданный ему в парламенте, дико возмутился и все категорически отрицал. Нашли кого спрашивать — сэр Нэвилль Чемберлен являлся владельцем крупнейшего пакета акций химического концерна «Империал Кемикалз», главным деловым партнером которого была все та же «ИГ Фарбениндустри», — душа правления БМР.

Шло время, а дела шли по-прежнему — в 1942 году Джон Кофри, конгрессмен от штата Вашингтон, неистовствовал в американском конгрессе: «Нацистское правительство имеет на счету в БМР 85 миллионов швейцарских франков. Большинство правления — нацисты! Как же могут американские деньги оставаться в этом банке?»[121]. Оказалось, что могут, поскольку проект резолюции, принятой конгрессом по этому поводу, был без лишнего шума положен «под сукно».

Весьма оживленные и дружелюбные деловые отношения с нацистской Германией поддерживали и многие другие дельцы. Президент компании «Дженерал Моторс Надсен» называл Третий рейх «Чудом XX века»[122]. С Генри Фордом, обильно финансировавшим Гитлера еще до его прихода к власти, и так все понятно. Или такой пример: замминистра ВМФ США Джеймс Форрестол всю войну занимал пост вице-президента компании «Дженерал Анилайн Энд Филм», до Перл-Харбора гордо именовавшейся «Американ ИГ»[123].

Впрочем, для того, чтобы ознакомиться со многими фактами подобного свойства, вовсе не обязательно читать достаточно редкую переводную литературу. Достаточно заглянуть в самую что ни на есть кондовую «Историю Второй мировой войны» (первый том 1973 года издания), там такого — закопаться[124]. Некоторые примеры:

Как вы знаете, основные нефтяные месторождения Гитлера принадлежали американцам — «Стандарт ойл», свой бензин — только синтетический. А вот и новости — по соглашению 1929 года концерн «ИГ Фарбениндустри» получил от «Стандарт ойл» свыше 60 млн. долларов для разработки технологии производства синтетического горючего в промышленных размерах[125]. Заводы по его производству строились тоже на деньги «Стандарт ойл»[126].

Фирма «Пратт энд Уитни» заключила с «Байерише мотор верке» (БМВ) соглашение о передаче, подчеркиваю — передаче, а не продаже, патента на авиадвигатели с воздушным охлаждением[127]. Аналогичным образом свои патенты немцам передавали «Юнайтед эйркрафт экспорт» и «Дуглас»[128].

В феврале 1933 года американский химический трест Дюпона заключил соглашение с «ИГ Фарбениндустри» о продаже взрывчатых веществ и боеприпасов, которые шли в Рейх через Голландию[129].

Американская фирма «Дженерал электрик» за годы власти Гитлера завладела полностью самым крупным электротехническим концерном Германии — «АЭГ», а также контролировала «Сименс» и «Осрам»[130].

И — финальный аккорд — несколько цитат.

Шахт, правая рука Гитлера в вопросах финансирования военного производства, находясь в своей камере во время Нюрнбергского процесса и узнав, что ему собираются предъявить обвинение в вооружении «Третьего рейха», стал смеяться и под конец заявил следующее:

«Если вы хотите предать суду промышленников, способствовавших вооружению Германии, то вы должны будете судить своих собственных промышленников. Ведь заводы “Опель”, принадлежавшие “Дженерал моторс”, работали только на войну»[131].

Кстати, Шахт был оправдан.

Член американской комиссии по расследованию деятельности военных предприятий, которая в 1934 году заинтересовалась причинами резкого возрастания объемов американо-германского сотрудничества в военной сфере, сенатор Кларк высказался так:

«Если бы Германия проявила завтра активность в военном смысле, она оказалась бы более мощной благодаря патентам и техническому опыту, переданным ей американскими фирмами»[132].

И еще один сенатор — Килгор — но уже образца 1943 года:

«Огромные суммы американских денег шли за границу на строительство заводов, которые теперь являются несчастьем для нашего существования и постоянной помехой для наших военных усилий»[133].

Поздненько дошло, ничего не скажешь...

Лично меня после ознакомления с этими и многими другими фактами того же свойства очень потянуло вернуться к вопросу о том, кто кому чем помогал, и где ковался нацистский меч. И весьма неприглядная для Суворова вырисовалась картина. Вот вам несколько цифр: вклады американских компаний в экономику Германии ко времени Перл-Харбора (после чего сотрудничество вовсе не прекращалось) составляли более 475 миллионов долларов, из которых на долю «Стандарт ойл» приходилось 120 млн., «Дженерал Моторс» — 35 млн., ИТТ — 30 млн., «Форд» — 17,5 млн. и так далее[134]. Причем, даже в ходе войны американцы очень трепетно относились к своей собственности в Германии — чего стоит хотя бы уже упоминавшийся пример с целехонькими заводами «ИГ Фарбениндустри», приводимый Г.К. Жуковым.

Вы, конечно, можете сказать, что все это грехи лишь отдельных американских предпринимателей, а сами США тут ни при чем. И будете не совсем правы, поскольку многие, торговавшие с Гитлером, компании делали это с ведома и при полном одобрении и защите американского правительства. Например, когда однажды в мае 1940 года англичане поймали за руку караван американских и германских танкеров с американской нефтью для немецких потребителей, под французским флагом шедший в Касабланку[135], то их тут же одернул из Вашингтона лично глава американского Госдепартамента Кордэлл Хелл, после чего весь грозный и непотопляемый британский флот вынужден был поднять лапки кверху и отпустить караван на все четыре стороны[136].

Вот и судите сами — у кого там союзники лучше. Вы не в курсе, самураи часом не пытались продать чертежи сверхсекретного Ме-262, испытывавшегося в Японии, американцам? А финны не передавали англичанам свои патенты? А вот отцы демократии подобной торговлей с врагом занимались до тех пор, пока это приносило деньги.


Примечания

111. Только двигатели там были с пристроенными к их заду самолетами. А это в корне меняет дело.

112. Чем, кстати, означенное правительство нагло нарушало предписанную Суворовым для всех «демократических» государств аксиому — в частные дела своих граждан не лезь. И неважно, что он стратегическое сырье, которого своей армии не хватает, поставляет вооруженным силам противника, с которым эта армия воюет. Остается только печально констатировать, что даже на святой земле, страшно сказать, АМЕРИКИ подлый бюрократический социализм пустил свои корни.

113. Этот и дальнейшие факты подробнее см.: Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 59—62.

114. Вы что, с ума сошли, предлагать американским бомбардировщикам уничтожать заводы немецкой самолетостроительной индустрии? Лучше Дрезден разбомбить! И «a propos» — кто там Гитлера «взрастил»!

115. Шпеер А. Воспоминания. С. 461.

116. Напомним, что уже упоминавшийся немецкий химический концерн «ИГ Фарбениндустри» — это, в частности, значительная доля немецкого синтетического бензина.

117. Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 59—62.

118. Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 59—62.

119. Там же. С. 22.

120. См.: Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 25—26.

121. Там же. С. 33.

122. История США. С. 242.

123. Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 62. «Американ ИГ» — заокеанский филиал той же «ИГ Фарбениндустри».

124. Поди именно за это и возненавидел его Суворов, обрушась на этот многотомник всеми силами своего ничтожного авторитета в своем «Самоубийстве».

125. История Второй мировой войны. Т. 1. С. 184.

126. Там же. С. 185.

127. Кстати — мощные звездообразные двигатели БМВ стояли на «Фоке-Вульф-190» и некоторых бомбардировщиках.

128. История второй мировой войны. Т. 1. С. 184.

129. Там же.

130. История второй мировой войны. Т. 1. С. 186—187.

131. Там же. С. 186.

132. Там же.

133. Там же. С. 183.

134. Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 16.

135. Северная Африка. Оттуда — в Италию, а оттуда — в Рейх.

136. Хайм Ч. Торговля с врагом. С. 62.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?