Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Быть совершеннолетним

Grass

Дорогие школьницы и школьники![1]

Уважаемые дамы и господа!

Моя короткая и, надеюсь, ясная речь называется «Быть совершеннолетним». «Совершеннолетний» — красивое, старонемецкое слово[2]. Оно означает: быть ответственным и, значит, не молчать. Когда я был в возрасте собравшихся здесь школьниц и школьников, шла война. И мы, выросшие под идеологическим влиянием и контролем национал-социализма, подчинялись, учась слепому повиновению, которое многих из моего поколения привело к смерти.

Лишь в послевоенное время, когда мне было лет восемнадцать-девятнадцать, я с большим трудом научился разбираться в происходящем, задаваться вопросами и громко и внятно возражать. Так, наверстывая, я становился совершеннолетним и в период политического восстановления, значит, в 1950-е и 1960-е годы, в эпоху Аденауэра, нашел достаточно возможностей, чтобы, сопротивляясь, испытать моё «да» и «нет».

Вы же растёте в то время, когда фраза «совершеннолетний гражданин» превратилась в общее место. Без нее не обходится ни одна речь в праздничный день. Но поскольку я имею удовольствие выступать перед вами в рабочий день, нужно проверить, готов ли он, этот гражданин, открыть рот и возразить, если, например, «демократический строй общества», к которому апеллируют так же часто, затрещит по швам.

В этом году Федеративную республику Германии ожидает множество торжеств. Политики поздравляют друг друга, как будто это они двадцать лет назад развалили эту общенемецкую халтуру — эту стену[3]. Одновременно мы празднуем шестидесятую годовщину Основного Закона[4]. И точно так же бесконечные краснобаи представляют дело так, как если бы это основание нашей демократии с годами не претерпело никакого ущерба. Так, например, была обезображена его главная драгоценность — параграф о политическом убежище[5]. С тех пор выдворение беженцев — так называют людей, которые ищут у нас убежища, — стало обычным явлением. Разлучают семьи. Нас позорит выражение «путем выдворения» в качестве немецкого новояза!

Другой пример: Когда около двадцати лет назад был подписан договор о единстве Германии, заключительным параграфом Основного закона, который благоразумно предписывал разработать новую редакцию Конституции в случае германского объединения немецкого народа[6], просто пренебрегли, единство было быстренько осуществлено на основе Статьи 23-й о присоединении (Anschlußartikel)[7], Запад завладел Востоком — с последствиями до сегодняшнего дня: единство значится лишь на бумаге.

Поскольку я уверен, что на уроках в гимназии им. Пауля Наторпа в особенности в этом году анализировали нашу Конституцию и ее реалии, вы все, конечно, помните, что, согласно Конституции, все граждане перед законом равны. Прекрасный принцип! Демократическое правопритязание, которое сотни лет оспаривалось и которое пришлось завоёвывать. Но исполняет ли эта конституционная гарантия то, что обещает? Вот один из недавних примеров: благодаря сообщениям наших прилежных СМИ мы видели и слышали, как владелец почты и телекоммуникаций, некий господин Цумвинкель[8], был арестован, потому что утаил миллионы налога, спрятав их под крышей Лихтенштейна.

Почти одновременно или немного позже к суду была привлечена кассирша, которая на кассе в отделе самообслуживания присвоила один евро тридцать пять центов[9]. Кассирша была наказана увольнением с работы без предварительного предупреждения. Наказанием господина Цумвинкеля стало условно-досрочное освобождение, причем выйти из его бедственного положения, достойного сожаления, ему помогли миллионные вклады из пенсионной кассы[10]. Сидит он тем временем в Швейцарии[11], где уже изрядное количество обремененных миллионами неплательщиков налогов отсиживают свои условно-досрочные наказания и наслаждаются плодами своего асоциального поведения.

Я сомневаюсь, что права неизвестной кассирши и господина Цумвинкеля были равно защищены. Одно уже экономическое неравенство нашего общества стоит на пути обещаний Конституции. Кто в суде не может позволить себе дорогого адвоката, кто, следовательно, не так хорошо упакован, чтобы провести судебную тяжбу через множество инстанций, терпит в нашем правовом государстве ущерб.

Я назвал эти примеры и мог бы прибавить другие, чтобы отчетливо показать, как хрупка демократия, и как она нуждается в совершеннолетних гражданах, способных обеспечить ее наличие. Обладание демократией непрочно. Мы замечаем это сейчас, в период, когда неолиберальная идеология безграничной максимизации прибылей переживает свой коллапс и уносит по всему миру миллионы рабочих мест. Капитал, создаваемый работающими, превращается в ничто. Те, кто еще позавчера хотели видеть государство лишенным [экономической] власти, взывают теперь к государственной помощи. И впредь менеджеров, гонимых алчностью, будут, несмотря ни на что, кормить громадными компенсациями, чтобы они могли своё жалкое положение вкушать на высшем уровне.

Всё это плохо, но еще хуже повсеместное молчание — хуже по своим последствиям. Закипело было возмущение и снова улеглось. Газетные комментаторы вздыхают: «Ах, был бы и у нас Обама!» Но у нас его нет. И я не желаю, чтобы был. Жизненно гораздо более необходимы для обеспечения демократии — возвращаясь снова к моей теме — совершеннолетние граждане, которые способны положить конец антиконституционным проискам любого лоббиста, осаждающего федеральный парламент: совершеннолетние граждане, которые, наконец, поймут, что, согласно конституции, они — суверен государства. И прежде всего — молодые люди, которые, поскольку речь идет об их будущем, не будут молчать и вернут себе то признание, которое с вызывающим убеждением «Мы — Народ!» двадцать лет назад снесло авторитарную систему.

Я обращаюсь к вам, опираясь на опыт. В начале своей речи я сослался на дурное влияние господствующего национал-социализма на мое поколение. Молодым человеком я снова и снова спрашивал себя и делаю это, собственно, по сей день: что привело к развалу Веймарскую республику? Мы знаем множество причин, и я уверен, что вы в течение многочасовых занятий попытались освоить этот огромный материал. Веймарскую республику как систему равным образом отвергали и вели с ней борьбу и нацисты с немецкими националистами, и коммунисты. Обе христианские церкви сдались почти без сопротивления. Крупная промышленность была к услугам Гитлера. Из демократических партий в результате лишь Социал-демократическая партия и партия Центра еще как-то сопротивлялись. Когда гитлеровский закон о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству был поставлен на голосование и партия Центра изменила своим убеждениям, голосов, поданных социал-демократами против, не хватило. Следует также вспомнить, что первый президент Федеративной республики Теодор Хейс (Heuß), будучи депутатом Рейхстага, проголосовал за чрезвычайный закон Гитлера. Но еще серьезнее, чем этот провал по всем статьям, пожалуй, тот факт, что в Веймарской республике было недостаточно граждан, которые бы взяли под свою защиту это хрупкое, с самого начала находящееся в опасности сооружение. Осознание этого привело меня к тому, чтобы, будучи писателем, снова и снова покидать свою писательскую конторку и вмешиваться [в происходящее] как гражданин — значит, не молчать, быть совершеннолетним в истиннейшем смысле этого слова.

Ничего лучше я не могу вам посоветовать. Старшие из вас в скором времени покинут школу как абитуриенты. Школа — защищенное пространство. Вне школы господствует более суровый климат. Нужно рассчитывать на встречный ветер. И всё будет зависеть от этого: не молчать даже при встречном ветре, громко против ветра говорить «да» или «нет» и эти «да» или «нет» обосновывать.

Я благодарю за дружеское приглашение и возможность выступить в школе, которая уже хорошо знакома сыну, дочери, а теперь, я знаю, с гимназией им. Пауля Наторпа связана внучка. Вообще-то жаль, что у меня никогда не было шанса побывать здесь учеником. Но я всё-таки, может быть, еще справился бы с экзаменами на аттестат зрелости!

Перевод с немецкого и примечания Нины Дмитриевой
Оригинал опубликован: Die Zeit, 09.07.2009, Nr. 29 [Оригинал статьи]
Фотограф Энно Хурлин (Enno Hurlin)


По этой теме читайте также:


Примечания

1. Речь, произнесенная на тожественном акте в честь 100-летнего юбилея гимназии им. Пауля Наторпа в Берлине 19 июня 2009 г. Перевод осуществлен с любезного разрешения автора и издательства «Steidl» (Гёттинген).

2. Немецкое слово «mündig» в прямом смысле слова означает «способный к высказыванию», в современном языке используется исключительно в смысле «совершеннолетний», т.е. имеющий право на волеизъявление, ответственный перед законом, полноправный гражданин.

3. Падение Берлинской стены (1989 г.) отмечается 9 ноября.

4. Основной Закон — констутиция ФРГ, вступившая в силу в полночь с 23 на 24 мая 1949 г. и продолжающая действовать по сей день на территории объединенной Германии. [См. по-русски].

5. Статья 16 Основного Закона редакции 1949 г. содержала одно единственное предложение, касающееся права политического убежища: «Преследуемые по политическим мотивам пользуются правом убежища». Этот параграф в редакции Основного Закона от 30 июня 1993 г. из Статьи 16 был удален, перемещен в новую отдельную статью, а именно — в Статью 16а, и дополнен целым рядом оговорок относительно того, в каких случаях это право действует, а в каких — нет.

6. Статья 146 Основного Закона редакции 1949 г.: «Этот Основной Закон прекратит свое действие в день, когда вступит в силу Конституция, принятая свободным решением немецкого народа», — была дополнена 29 сентября 1990 г. словами: «…Основной Закон, который после обретения Германией окончательного единства и свободы распространяется на весь немецкий народ…» [перевод уточнен в соответствии с немецким оригиналом, курсив мой. — Н.Д.].

7. В Статье 23 Основного Закона в редакции 1949 г. в первом параграфе перечислялись земли, вошедшие в состав ФРГ после разделения Германии, и объявлялось, что на их территории действует Основной Закон. Второй параграф гласил: «В других частях Германии он должен вступить в силу после их присоединения (Beitritt) [к ФРГ]». В Основном Законе редакции 26.09.1990 г. эта статья отсутствовала, а в редакции 25.12.1992 г. получила новое содержание, с незначительными изменениями существующее по сей день. Именно в соответствии со Статьей 23 в редакции 1949 г. было осуществлено объединение Германии в 1990 г., о чем говорится в «Договоре между ФРГ и ГДР о единстве Германии» от 31.08.1990 г. (гл. I, ст. 1). Это означает, что земли ГДР как присоединенные к ФРГ вынуждены были принять конституцию (Основной Закон), существовавшую на территории ФРГ. Другим вариантом объединения, как справедливо отмечает Г. Грасс, было принятие новой союзной конституции.

8. Клаус Цумвинкель (1943 г.р.) с 1995 по 2008 гг. был председателем правления «Deutsche Post AG», самого большого в Германии почтового предприятия, а также председателем наблюдательного совета «Deutshe Telecom», членом наблюдательных советов одного из самых крупных в мире страховательных и финансовых концернов «Allianz SE», концерна гражданских авиаперевозок «Deutsche Lufthansa» и банка «Morgan Stanley».

9. 50-летняя Барбара Эмме, проработавшая в супермаркете сети Kaiser’s в Берлине 31 год, в январе 2008 г. была уволена по подозрению в присвоении двух чеков на общую сумму 1,3 евро, которые выдаются посетителям за сданные пустые бутылки. Она обжаловала увольнение в трудовом суде Берлина, но в феврале 2009 г. суд и первой, и второй инстанций подтвердил справедливость принятого администрацией «Kaiser’s» решения.

10. За сокрытие налогов на сумму около 1 млн. евро, что было обнаружено зимой 2008 г., 26 января 2009 г. Цумвинкель был приговорен к 2 годам лишения свободы условно и штрафу в 1 млн. евро. Своему бывшему шефу, вышедшему на пенсию, почтовый концерн «Deutsche Post» в марте 2009 г. выплатил единовременно пенсию в размере 20 миллионов евро.

11. В замке Tenno на севере Италии на берегу озера Гарда. [ См.]

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?