Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Дарвин

Если аргументов не хватает, их придумывают. Биографию любого знаменитого человека, в том числе ученого, можно перекроить таким образом, что она окажется аргументом фальсификаторов от религии. И чем меньше аудитория знакома с предметом, тем легче ввести ее в заблуждение, вывернув действительность наизнанку, заново придумав всё действие.

Нельзя сказать, что семья, в которой родился Дарвин, отличалась религиозностью. Два поколения врачей со стороны отца и семья фабрикантов-фарфорщиков со стороны матери относились к церкви с уважительным равнодушием буржуазии. Тем не менее это не помешало Чарльзу перевестись из Эдинбургского университета, где он изучал медицину, на факультет теологии Крайст-колледжа в Кембридже. Полученная им здесь степень бакалавра богословия стала впоследствии одним из поводов к провозглашению всей дальнейшей его научной деятельности чуть ли не особой формой богоискательства. Однако все три года учебы внимание Дарвина занимали в основном занятия под руководством преподобного Джозефа Парслоу, преподававшего студентам естественную историю. Интерес, привитый Парслоу Дарвину, во многом предопределил ту цепочку удачных <случайностей>, которые помогали ему всю жизнь и среди которых ряд положений, изложенных в его <Происхождении видов>, был всего лишь значимым достижением в череде чуть менее значительных открытий.

Случайный перевод в Кембридж, случайное увлечение ботаникой и энтомологией: Следующей случайностью стала подвернувшаяся экспедиция капитана Фицроя. По заданию Адмиралтейства экипаж корабля <Бигль> должен был провести тщательное картографирование берегов Южной Америки и островов Тихого океана. Фицрою был нужен штатный натуралист, готовый два года не получать ни гроша и по возможности не раздражать его своим присутствием. Из всех кандидатур только Дарвин смог отправится в это плавание, затянувшееся на долгих шесть лет. Коллекции, собранные им в путешествии, обеспечили его материалом до конца жизни, а публикация <Дневников> принесла ему первую научную известность и сразу поставила в одни ряд с лучшими британскими естествоиспытателями. Легкий и увлекательный слог "Дневников" сделал их популярными и у простых читателей.

Исследуя флору и фауну Галапагосских островов, Дарвин был поражен тем, насколько отличались друг от друга обитатели близлежащих атоллов. На каждом из островов архипелага обитали свои, отличные от соседних, виды животных и птиц, растений и насекомых. Не могло же это разнообразие, это поразительное множество возникнуть все сразу?! К тому же в Бразилии и Аргентине Дарвин сам занимался археологическими раскопками, отыскивая кости давно вымерших животных. Отчего и почему вымерли те или иные виды?

Теории, стремящиеся объяснить вымирание одних и сохранение других видов животных, появились еще в XVIII веке. Замечательный французский исследователь Кювье в свое время предположил, что причиной таких изменений явился всемирный потоп или несколько потопов, подобных тому, что был описан в Библии. Ж.-Б. Ламарк разработал теорию, согласно которой изменения в живых организмах происходят под действием окружающей среды, заставляющей их трансформироваться соответственно новым условиям. Ламаркизм был весьма популярен вплоть до начала ХХ века и, более того, именно его некоторые вульгарные толкователи приписывают Ч. Дарвину, объявляя <естественным отбором> такие изменения животного под влиянием изменяющейся среды.

На самом деле основой дарвиновского учения о происхождении видов являются два главных положения: во-первых, развитие животного мира происходит в перманентной, временно приостанавливающейся, но никогда не прекращающейся борьбе за существование, в войне всех против всех, когда разные виды стараются получить максимально возможное количество корма, территории и условий для размножения. Отсутствие всех этих возможностей приводят к уничтожению вида, к его замене в биологической нише на другой, более приспособленный вид. А из этого следует второе положение дарвинизма, основа механизма естественного отбора: в борьбе за существование выживает сильнейший. Сильнейшим же является тот, кто оказывается более приспособлен к условиям жизни в данной среде. Это не значит, что выживет тот, кто быстрее приспособился, <перестроив> организм, изменив привычки и т.д. Такая перестройка в принципе невозможна, невозможна биологически. Выживают и дают потомство только те, кто случайно располагал признаками, необходимыми в изменившихся условиях. Так юркие млекопитающие оказались, в отличие от гигантских ящеров, готовыми к резким климатическим изменениям: в итоге они выжили, а динозавры - нет. Огромные мамонты так и не приспособились к новому фактору окружающей среды - человеку, и погибли, истребленные до последнего. Под влиянием того же фактора в новейшее время исчезли многомилионные популяции странствующего голубя, практически сошли на нет американские бизоны. Дарвин располагал несколько иными примерами, однако истинность его утверждений как раз и подтверждает универсальность его теории. Как он пришел к подобным выводам?

По его собственному утверждению, на мысль о борьбе за существование как факторе биологического развития его навела книга, мало относящаяся к биологии, а именно <Опыт о законе народонаселения> Т. Мальтуса. Одиозная теория о <естественной саморегуляции> народов, осуществляемой в случае нехватки территорий и богатств посредством войн и репрессий, открыла для Дарвина механику ограничений, с помощью которых природа останавливает интенсивное развитие разных популяций, удерживая их в <правильном> балансе. Идее об изменении среды, происходящем на протяжении миллионов лет, о происхождении жизни из простейших форм и эволюции этих форм до высших биологических конструкций Дарвин был обязан революционному по своей сути исследованию великого английского геолога Чарльза Лайеля. Его книгу он прочел на <Бигле>, а впоследствии познакомился и сдружился с самим автором.

Но что же тогда сделал сам Дарвин? Выходит, что вся эволюционная теория, основное ядро дарвинизма - аккуратная компиляция из разных учений, попросту не относящихся к области биологии? Конечно нет. Способность заметить, оценить и переработать идеи, высказанные в разных областях, по-новому взглянуть на избитые темы и знакомые вещи, вдохнуть жизнь в предмет, убитый хрестоматийным повторением и погребенный авторитетной догмой, короче говоря, способность творческого синтеза, реализованная в стремлении к установлению действительной природы вещей - это единственный путь в действительном развитии науки.

Гениальное открытие никогда не могло обойтись без достижений предшественников. Архимед никогда не воскликнул бы "Эврика!", не зная геометрии Евклида и Пифагора. Последние же не смогли бы заняться теоретической разработкой своего знания, не располагай они практическими наставлениями египетских строителей и инженеров. Коперниканский переворот в астрономии был бы невозможен без многовековых наблюдений и расчетов астрологов и звездочетов.

В течение двадцати лет Дарвин подготавливал свой капитальный труд, посвященный происхождению видов. Он высаживал орхидеи, разводил голубей, исследовал усоногих рачков, проращивал семена, написал ряд важнейших трудов по минералогии и геологии, не потерявшие актуальности и поныне, составлял уникальные коллекции, проводя работу по апробации и проверке своей эволюционной теории. Ведя переписку со всем научным миром, он не пропускал ни одного сколько-нибудь значимого достижения в медицине, ботанике, физике, геологии, химии: Идеи, пришедшие к нему сперва в виде догадки, оказались подтверждены опытным путем.

В <Происхождении видов:> Дарвин смог сопоставить и проанализировать весь научный опыт предшествующих поколений, увидев в игре <господнего промысла>, очаровании разнообразно-случайной природы строгую закономерность, сложившуюся в ходе тысячелетнего генезиса жизни. Научной заслугой Дарвина стала даже не столько сама теория естественного отбора (ее основные положения независимо от Дарвина опубликовал за несколько месяцев до него Альфред Уоллес), сколько последовательное и неуклонное проведение положений теории в отношении всех организмов, начиная с простейших и заканчивая человеком. В <Происхождении видов:> о человеке, правда, нет ни слова, однако общее направление, развитое потом в отдельном <Происхождении человека>, впервые указало на биологическое единство <венца природы> со всем остальным миром.

Вот это-то последнее и сделало Дарвина пугалом в глазах церкви. Избранность и <царственность> человека по сравнению с остальной природой, гарантия посмертного воздаяния, основанная на такой избранности, - главный рычаг в управлении человеком <этого> мира полномочными представителями <града божьего> на Земле. Лишение <человецев> церковно регламентированной связи с господом сделало богословские сказки просто сказками. Это же навсегда закрыло для священнослужителей и присных ход в науку, оставив в их ленном владении широкие и бесплодные поля теологии.

Для самого Дарвина вопрос об отношении к религии вообще решился довольно просто: первый удар по монолиту веры в господа бога - создателя всего многообразия природы, вызывавшего у него прежде чувство, не отличающееся <от состояния, которое часто называют чувством возвышенного>, нанесло ханжество христианства. <И в самом деле, вряд ли я в состоянии понять,- писал Дарвин в своей автобиографии, - каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст [Евангелия - А.Б.] показывает, по-видимому, что люди неверующие - а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей - понесут вечное наказание. Отвратительное учение!> Позже Дарвин пришел к убеждению, что присутствие <всеблагого> и <всемогущего> вовсе не обязательное условия для возникновения и развития животного мира. В той же автобиографии он отметил, что <после того как был открыт закон естественного отбора, : мы уже не можем больше утверждать, что, например, превосходно устроенный замок какого-нибудь двустворчатого моллюска должен был быть создан неким разумным существом, подобно тому как дверной замок создан человеком. По-видимому, в изменчивости живых существ и в действии естественного отбора не больше преднамеренного плана, чем в том направлении, по которому дует ветер>. Отдельное же <изготовление> человека вне всей остальной природы представлялся ученому таким же нонсенсом, как и вся библейская история, полная противоречий, обмана и невежества.

Низведение человека от <образа и подобия божьего> до биологического вида, выдаваемое подчас как утверждение Дарвином <происхождения человека от обезьяны> (в действительности он писал об общем предке прачеловека и праобезьяны, что и было подтверждено последующими палеонтологическими находками), наделило человечество родословной, гораздо более удивительной, великолепной и правдивой, нежели происхождение от горсти праха, замешанного на божьем плевке.

* * *

Его похоронили рядом с Ньютоном в Вестминстере. Сам архиепископ Кентерберийский, второй после королевы человек в англиканской церкви, служил по нем заупокойную службу. Вероятно, будь на то воля самого прелата, он вовсе бы запретил проводить обряд. Однако сложилось так, что Чарльз Роберт Дарвин, при жизни не дождавшийся "почетного" рыцарского титула и подвергнутый самой яростной критике со стороны церкви, удостоил своим присутствие пантеон знатных строителей британской империи после смерти. Человек науки, чье имя более, нежели чье-либо еще, вызывало и вызывает гнев и отвращение церковников, с санкции английского парламента попал под один кров с королями и святыми.

В своей автобиографии "Воспоминания о развитии моего ума и характера" Дарвин сам очень ясно высказывается о своих религиозных воззрениях. Очень рекомендуем прочитать.
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?