Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Ответы на вопросы о лжи Запада про Ливию

После того, как моя статья «Ложь, стоящая за войной Запада против Ливии»[1] была переведена на сорок языков, я получил тысячи писем «за» и «против». Спасибо всем, и сторонникам, и противникам. Но, раз противники есть, значит, я что-то плохо объяснил. Значит, нужно еще раз. И вот я отвечаю на вопросы тех, кто со мной не согласен, отвечаю предельно откровенно.

1. Каддафи стрелял в свой народ? Каддафи убил 10 тысяч ливийцев? Нет!

В самом выражении «стрелять в свой народ» уже заключено намерение опорочить ливийского лидера, подогреть общественное негодование. Можно подумать, стреляй он в итальянский или французский народ, это было бы нормально. На самом деле, перед нами образец лукавого «новояза», рожденного политологами специально для формирования негативного мнения.

Однако информация о «10 тысячах погибших и 55 тысячах раненых за один месяц», с помощью которой оправдывали резолюцию №1973 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, насквозь лжива.

Давайте рассуждать логически:

- 10 тысяч убитых в месяц – это от 300 до 400 убитых в день. Только Гитлеру удавалось достигать такого результата, но он использовал крематории.

- Истребители ВВС Ливии летают на высоте 5000 метров со скоростью 1000 км/ч. Без использования ядерной бомбы такого эффекта они бы добиться просто не могли, а про ядерную бомбу мы все-таки не слышали.

- Раненых везде в мире везут в больницы. Обычная скорая способна принять за один раз от 10 до 20 пострадавших, нуждающихся в операции. Чтобы разместить 55 тысяч раненых, пусть даже 20 на больницу, клиник должно быть 2750, что вдвое больше, чем во всей Африке вообще (около 1230).

- Фотографии – свидетельства якобы «резни» – поступили с кладбища «Сиди Хамед», где как раз сейчас, еще с прошлого года, идет процесс перестройки, с разрыванием могил и рыхлением почвы под будущие захоронения (самая обычная и распространенная практика в иудео-христианско-мусульманских странах, осуществляемая примерно раз в 10-20 лет).

- Источники информации. Еще Мо-цзы (479-381 до н.э.) учил, что достоверность информации зависит от источника. Так откуда же ветер дует? Ясно, что от повстанцев! А откуда они взяли эти данные? А от «Аль-Джазира», – то есть, от эмира Катара. Кстати, эта маленькая страна – единственная на весь арабский мир, чьи самолеты бомбят Ливию. Правда, интересное совпадение?

Итак, на сегодня, несколько месяцев спустя после так называемого «массового убийства», нет ни единого сколько-нибудь убедительного доказательства. Что не мешает Луису Морено-Окампо, прокурору Международного уголовного суда, требовать ордера на арест Каддафи. Кстати, этот самый синьор требовал ареста Лорана Гбагбо в связи с гибелью 7 женщин в Абобо (8 марта 2011 года), но почему-то промолчал, когда в Дукуэ люди Уаттара убили 1200 гражданских лиц, причем убили в присутствии сил ООН и французских войск, участвовавших в операции «Единорог», – чему есть масса свидетелей и доказательств, в том числе Международного красного креста.

Г-н Морено-Окампо даже не удосужился ступить на ливийскую землю, чтобы проверить истинность обвинений. Не важно, теперь у Международного трибунала есть новое оправдание своего существования.

2. Каддафи и африканские мигранты

В 2006 году, на встрече с министрами внутренних дел стран Африки, Каддафи предложил им ввести уникальные удостоверения личности с общим кодом, чтобы все африканцы могли передвигаться по континенту без ненужной волокиты. Инициатива была принята с радостью и энтузиазмом. Но затем начались консультации с Парижем, с Лондоном, и вдруг выяснилось, что идея, оказывается, плохая, потому что если ее принять, то Ливия колонизирует остальные африканские страны. Что любопытно, сейчас 99% нелегальных иммигрантов в Ливии как раз из тех африканских стран, которые отказались от инициативы Джамахирии.

Ясно, что, по соображениям внутренней безопасности, ни одна страна не может пассивно наблюдать за проникновением на свою территорию нелегалов, которых нельзя идентифицировать. Так что закон о запрете на проживание без вида на жительство действует не только в Ливии, но и во всех странах Африки.

В конце концов, каждый африканец понимает, что мечтой нашей молодежи не должно быть стремление пробраться в «европейский рай» и занять в нём самый низ социальной пирамиды Запада. Цель, за которую стоит сражаться – это мечта об Африке. Она должна занять грёзы африканцев и придать им силы преодолеть все трудности.

3.Каддафи и длительность пребывания у власти

Один из предлогов для бомбардировок Ливии заключался в том, что, ливийский лидер слишком много лет пребывает у власти (42 года). Стоит отметить, что пальма первенства по сроку пребывания у власти принадлежит не Каддафи и вообще не Африке, а Западу. Давайте на примерах посмотрим, как обстоит дело в странах, бомбящих Ливию с целью внедрить свою модель демократии.

США. Бывший член Ку-Клукс-Клана Роберт Берд, тот самый, который признал в своих мемуарах, что пошёл в 1964 году в конгрессмены для отсрочки принятия закона о гражданских правах чернокожих, заседал в Сенате США непрерывно на протяжении 56 лет. Этот член Демократической партии и сенатор от Западной Вирджинии родился 20 ноября 1917 года и оставался конгрессменом до самой смерти, то есть до 28 июня 2010 года. Всего у власти он находился 63 года, если прибавить 6 лет его пребывания в палате представителей, куда он пришёл 20 января 1953 года (когда Гарри Трумен уступил своё место в Белом доме Дуайту Эйзенхауэру), а вышел - уже вперёд ногами - при Обаме. До него сенатор Карл Хэйден занимал кресло 56 лет и 319 дней, с 1912 по 1969 год. Были и другие. А ведь сенатор США – фигура в 10 раз более влиятельная, чем глава какого бы то ни было африканского государства.

Франция. Луи Филиппон был мэром Жувиньи в департаменте Эна 69 лет, с 1929 по 1998 год, Филипп Ла-Муасоньер Ковен был мэром Ла-Фонтеле в департаменте Приморская Сена 63 года, с 1945 по 2008 год. Юбер Андинье был мэром 59 лет в Ле-Шам-де-ла-Пьер в Орне с 1946 по 2005 год. Девяностолетний Роджер Сенье по сей день является мэром Ла-Бастид-де-Бузиньяка в Арьеже – этот пост он занимает с октября 1947 года, то есть 64 года, и, возможно, в 2014 году будет баллотироваться на новый срок. На земле Французской революции нет более опытного борца? То же самое относится к восьмидесятидевятилетнему г-ну Артуру Ришье, мэру Фокон-дю-Кэра в Альпы-де-От-Прованс с 1947 года по сегодняшний день.

Пьер Абелен (1909 – 1977) – политический деятель, умудрившийся побывать министром при четырёх правительствах от Шумана в 1947 до Ширака в 1974 году, парламентарием с 1945 по 1974 год, мэром Шательро с 1959 до своей смерти в 1977 году. А когда он умер, место мэра заняла его супруга, потому что их двадцатисемилетнему сыну Жан-Пьеру Абелену нужно было время, чтобы разобраться с наследием отца, – и вот семейная история повторилась: год спустя он избирается депутатом от Вьенны (с 1978 года до сегодняшнего дня), членом Генерального совета которой Абелен-младший стал ещё в 1977 году, а пост вице-президента этого совета занимает с 1982 года по сей день. Наконец, в 2008 году он добавил ко всему этому пост мэра Шательро. Почему же то, что приемлемо на родине Французской революции, недопустимо в Африке? Почему именно африканцы жадные до власти? Что эта система демократических династий намеривается экспортировать в Ливию с помощью бомб?

Действующему министру социальной защиты Роселин Бланшо было 23 года, когда она заменила своего отца Жана Наркина – парламентария (1968 – 1988) от департамента Мен и Луара с двадцатилетним стажем – в Национальном собрании. Её родившийся в 1970 году сын пришёл в парламент в двадцать два года, как помощник мамочки. Маленький вундеркинд сопровождал свою родительницу в качестве советника, когда та стала сперва министром экологии в 2002 году, а затем министром здравоохранения в 2007 году. В том же году тридцатисемилетний маленький Пьер стал независимым человеком, поскольку был назначен на созданную мамой специально для него должность в Национальном институте образования в области здравоохранения. Несмотря на то, что образование мальчик получил в области изящных искусств.

В Италии Джулио Андреотти был впервые избран сенатором в 1946 году. После 65 лет в политике, когда у него уже не осталось сил баллотироваться, его сделали «пожизненным сенатором»; он возглавлял Сенат Италии 20 лет, с 17 февраля 1972 по 24 апреля 1992 года, а его партия правила без перерывов с 1946 по 1992 год, то есть 46 лет, пока не была сметена шквалом коррупционных скандалов. Сравним: партия Каддафи у власти всего 42 года.

Великобритания. Вообще средневековье: не говоря уже о продолжительность её правления на родине, Елизавета II с 1952 года является королевой 16 независимых стран. Ещё в шестнадцать лет, в 1942 году, она стала верховным главнокомандующим и проводила смотры войск. Полученные ею лишь по праву рождения средства находятся на 214 месте в рейтинге Форбс. Кроме того, королева обходится государству в 43 млн долларов США ежегодно. Кто-то скажет, что королева не имеет власти? Может быть, Каддафи надо было объявить себя королём? Объявить Ливию эмиратом, – вроде Катара, который его сейчас бомбит? Тогда свадьба сына Каддафи стала бы национальным праздником, – как свадьба внука королевы.

Канал France24 подсчитал, что подобные празднества обошлись британскому налогоплательщику в 6 миллиардов евро. На одну только охрану было потрачено 22 миллиона! А между тем, стоимость обучения в год в британских государственных университетах увеличилась втрое (с 3 900 до 10 700 евро). Канада, как доминион, обязана ежегодно платить 50 млн канадских долларов на поддержание британской королевской семьи, а между тем в самой Канаде за этот период плата за обучение в университетах, например, провинции Онтарио, увеличилась на 141-315% (в зависимости от факультета). И как они собираются конкурировать с китайскими специалистами, когда сами же наказывают свою стремящуюся к знаниям молодёжь?

В Африке на сегодняшний день ни один президент не стоит народу таких денег. Кроме того, что вообще требуется от политика, чего не делает лидер Ливии? Простенький вопрос: почему до сих пор ливийцы не бежали из своей страны, а как только начали наводить демократию, Лампедузу оккупировали беженцы? Почему именно в стране злого тирана Каддафи находится наибольшее количество мигрантов? Почему граждане США, Франции, Великобритании чувствуют себя в Ливии лучше, чем в Катаре? А как насчет королевского флага мятежников? Получается, что республиканская Франция стремится отбросить Ливию на 43 года назад, установив вместо республики монархию, – конечно, при условии, что король будет послушным и станет держать нефтяные деньги в банках, на которые ему укажут.

4. Почему африканская интеллигенция не поддерживает Переходный национальный совет?

Переходный национальный совет изобретён Францией. Точнее, философом Бернаром-Анри Леви, который сам заявил прессе, что подговаривал ливийцев избавиться от Каддафи. О том, что Совет вообще существует, что в нем уже 35 членов (правда, 30 из них анонимны), мы узнали именно от него. А потом он заявил, что «Каддафи опирается на черных наемников», но никто даже не подумал сообщить, что население юга Ливии в большинстве своем чернокожее. И эти выходцы с юга служат в том числе на правительственных должностях, недаром же, в отличие от Франции, многие послы Ливии в разных странах мира черные, черные ливийцы.

Расизм слепит. Ошибка Леви обусловлена европейским стереотипом XIX века, делящим черных африканцев и африканских арабов по их месту в иерархии и культурным ценностям. Те же представления сулили г-ну Саркози, что война не продлится более трех дней, потому что «вся армия Каддафи состоин не более чем из 300 плохо подготовленных и слабосильных солдат».

Впрочем, – если вспомнить пример России, – Бернар-Анри Леви точно так же ошибался в 1999 году, после нападения на Дагестан Шамиля Басаева. Тогда Леви рекомендовал Западу признать легитимность террориста Масхадова в Чечне, который затем был убит ФСБ 8 марта 2005 года. Ту же глупую ошибку повторил он в августе 2008 года, лично уговаривая Михаила Саакашвили развязать самоубийственную войну против России. Дальнейшее мы знаем. Смешнее всего во всем этом то, что Леви не хочет понимать, что политика есть наука и ее принципы и механизмы, как и в любой другой науке, следует изучать всерьез, иначе самые элементарные ошибки окажутся неизбежными, – особенно если сознательно превращать мирные протесты в войну.

Недавно, по случаю 40-летия окончания войны в Биафре, одной из самых кровопролитных в Африке, унесшей около 2 млн жизней, швейцарская радиостанция RSR опубликовала новые документы из архивов Международного Красного Креста, базирующегося в Женеве. Это были интервью 40-летней давности, в которых различные функционеры высшего звена Международного Красного Креста объясняли, каким образом нейтральный статус их организации был использован для перевозки оружия. Естественно, чтобы помочь победе Франции в этой войне, якобы за независимость Биафры. То есть, людей загнали в ловушку, потому что Парижу хотелось получить свой нефтяной эмират, как англичанам в Кувейте или Катаре. В этих архивах меня более всего потрясло то, что половина из 2 млн погибших была уничтожена сознательно. Они были принесены в жертву только ради того, чтобы «спасти лицо» Парижа. Из тех же интервью ясно: в Париже знали за год, что война проиграна, но Франция и Красный Крест продолжали снабжать биафрийцев оружием и обманывали их на счет действительного положения дел.

Точно такой же сценарий сегодня реализуется в Ливии. Считалось, что войну легко выиграют за три дня, однако уже более трех месяцев нет никакого прогресса, несмотря на то, что каждый день войны стоит Франции 1 млн евро (цифру озвучил французский министр обороны) и в ходе установления «бесполетной зоны» бомбовые удары направляются против государственных учреждений, школ и больниц, как если бы оные летали. А поскольку весь этот террор не дает результатов, начинается повторение опыта войны в Биафре – провоцируется геноцид и подключается Международный уголовный суд, пусть даже все прекрасно понимают, что и это тоже не поможет. Все, что угодно – даже убийство каждого ливийца до последнего, – лишь бы не признавать, что это была ошибка, и мы проиграли войну.

Для африканских ученых проблема состоит не в том, кого поддерживать – Каддафи против Совета или Совет против Каддафи, – а в том, что принципы международного права были грубейшим образом растоптаны рядом стран Запада. По сути, это те же люди, что на Берлинской конференции 1884 года решали судьбу Африку, не считаясь с самими африканцами. Сегодня они унижают Африканский Союз, не обращают внимания на его решения и претендуют на роль вершителя африканских судеб. Когда лидеры трех западных держав (США, Франции, Великобритании) оплачивают выступления в прессе множества стран о том, что Каддафи – плохой лидер Ливии, мне кажется, это плевок в лицо всей африканской интеллигенции.

Да, возможно наши деды и прадеды были примитивны, они не могли понять, что с ними происходит, но мы-то учились в тех же школах, что и европейцы, мы знаем то же, что и они, – и нам не следует позволять смотреть на нас сверху вниз как на вечных рабов. Это большая ошибка Запада, но решать ее надо нам, африканцам, а наше молчание может обречь нас лишь на беды. Как мы не предлагаем северамериканцам, англичанам и французам иных вершителей их судеб, точно также мы должны бороться против того, чтобы нам навязывали чужую волю. Мы сами должны формировать свою демократию, пусть с недостатками и ошибками, но даже негативный опыт в этом смысле будет для нас важным и необходимым для исправления и адаптации, выживания всего человеческого вида наконец.

К сожалению, Ливийская революция остановилась в тот день, когда Запад начал свое вмешательство в разворачивающийся в стране кризис. Все успехи Каддафи были разрушены вмешательством Франции, совершившей стратегическую ошибку, превратив мирные демонстрации в вооруженное восстание. То же самое, конечно, может сработать в Кот д’Ивуаре, но точно не везде.

Заключение

Невежество – вот настоящая мина замедленного действия, заложенная в сознании африканской молодёжи. Уменьшение этого невежества хоть на йоту – уже не малое дело. Потому что только осознающие свою политическую значимость люди способны требовать от своих правительств уважать их права и действовать в их интересах.

А лишённые сознания невежды делают лишь то, что отвечает их безответственным и сиюминутным желаниям. Запад систематически манипулирует африканскими массами, нанося удар за ударом по подлинным демократическим устремлениям. «Белые вскоре освободят чёрных от их негодных лидеров,» – таково оправдание этим заговорам. Если не разорвать этот замкнутый круг, то африканцам придётся привыкнуть к разделению на «достойную элиту» и босяков, нуждающихся в жалости и покровительстве.

Пришло время расставить все точки над «i»: хватит – значит, хватит! Но чтобы добиться этого, мы должны преодолеть насаждаемое и взращиваемое невежество, жертвой которого стало огромное число наших братьев и сестёр. И то, что я здесь пишу, надеюсь, есть арьергардная стычка в той большой битве, участвовать в которой должен каждый африканец. Только объединившись мы сможем вынудить правительства считаться с нашими интересами, а не интересами западных корпораций и правительств.

Нас – африканцев – один миллиард, и мы можем надавить на правящие круги у себя дома; мы способны вернуть Африке её достоинство и наполнить подлинным содержанием неотчуждаемые права каждого человека (будь то мужчина или женщина); мы самостоятельно сумеем защитить свои интересы на мировом уровне. Не надо отдавать это на откуп многочисленным чиновникам и экспертам, пусть обладающим тьмой тьмущей дипломов и сертификатов, но всё равно неспособных решить эти вопросы.

Позвольте мне завершить статью двумя тезисами:

а) «Африканские страны подталкивают к разделению, чтобы другие державы могли беспрепятственно властвовать на континенте. Африка должна объединиться, как Соединённые Штаты Америки, создать единую армию, единую экономику, единую валюту» – так говорил последователь панафриканизма Маркуса Гарви Каддафи в своем интервью каналу France24 и RFI 6 июля 2010.

б) В «Предателях» Маркус Гарви писал:

В борьбе за возвращение собственного достоинства к руководству над угнетёнными всегда рвались предатели собственной расы, будь то малодушные трусы или же бойкие дельцы, готовые продать подороже права собственного народа.

Также и мы – негры – не можем быть абсолютно свободны от этой помехи. Более того, я считаю, что для нас это особенно серьёзная помеха, коль скоро мы были лишены возможности подготовиться к уготованному нам месту среди других рас и народов.

Нам стоит внимательно присмотреться к самим себе, и тогда мы обнаружим, что у нас больше предателей, чем лидеров. Почти каждый, кто пытается возглавить нашу расу сейчас, прежде всего старается зарекомендовать себя как любимчика какого-нибудь филантропа – представителя другой расы. Такой «лидер» готов прийти к своему покровителю и представить свою расу в наихудшем свете, отрицая её зрелость, и завоевать тем самым симпатии «великого благодетеля», который продиктует ему, как следует управлять неграми. Обычно это выглядит так: “Иди и научи своих людей быть скромными и кроткими; хорошими слугами, верными и послушными своим хозяевам. Если ты внушишь им всё это, то можешь всегда рассчитывать на 1 или даже 5 тыс долларов в год в качестве поддержки тебя лично, а также газеты или организации, которую ты представляешь. Я рекомендую тебя своим друзьям как хорошего партнера, на которого всегда можно положиться”. С такими вот надеждами на будущее и напутствиями своего благодетеля самозваный вождь негров и уходит и возглавляет несчастные массы. Такие лидеры говорят нам, какие замечательные господа такие-то и такие-то, как много у нас друзей среди просвещенной расы, и как славно мы заживем, если во всем им доверимся.

Именно такие люди и руководят нами последние 50 лет. Это – вероломство и измена наихудшего вида. Человек, согласившийся на подчинённое положение своей страны, – предатель, но ещё более гнусен тот, кто уступает права своей расы.

Только тогда, когда мы осознаем себя 400-миллионным народом и покажем, что самозваные лидеры не нужны нам и вызывают лишь отвращение, мы докажем, что способны управлять самостоятельно и всегда будем придерживаться этого. Только тогда мы вырвемся из этого болота упадка и добьемся процветания, свободы и человеческого достоинства

– так писал Маркус Гарви, отец панафриканизма и неутомимый борец против издевательства над чёрнокожими со стороны их арабских и европейских господ.

Первоначальный перевод осуществлён Львом Вершининым. Специально для «Скепсиса» отредактировал данный перевод и перевел недостающие фрагменты текста Владимир Левановский. [Оригинал статьи]



По этой теме читайте также:



Примечания

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?