Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Рейд на Академию наук

От редакции «Скепсиса»: Первыми начали закрывать школы, больницы и поликлиники, вузы. Теперь волна разграбления бюджетной сферы добралась до академической науки. Российская Академия наук — не заседание седовласых академиков, а 500 институтов, библиотек, полигонов, станций, обсерваторий, в которых работает более 55 тысяч человек. Эта научная инфраструктура — самый крупный осколок советского наследия, который пережил двадцать лет дележа и сбыта государственной собственности.

Нельзя сказать, что Академия наук не страдает от бюрократии, и известно, что в академики и в советское время, и сейчас попадали люди, не заслужившие этого научным трудом. Предложенный правительством неделю назад проект закона о реформе Академии наук не оставляет в научной сфере ничего, кроме бюрократии. Этот закон прямо лишает Академию наук научно-исследовательской функции. Вместо огромного сообщества учёных, добывающих новое знание, закон создаёт узкий почётный клуб академиков, а науку вверяет анонимным чиновникам, бесконтрольным и неподотчётным снизу доверху.

Смысл реформы — в экспроприации крупнейшей бюджетной организации. Содержание реформы — грабёж. Разграбление не требует плана развития. Его и нет. Научные работники едва упомянуты в законе, а научно-исследовательские учреждения упомянуты лишь как собственность, передаваемая исполнительной власти. Все подсчёты финансово-экономического обоснования сводятся к умножению суммы отступных на число академиков и членкоров, и даже здесь не обходится без арифметической ошибки.

Профсоюзные деятели разослали попавшее в их распоряжение письмо министра образования и науки, которое мы публикуем ниже. Из письма очевидно, что помимо изъятия имущества, у правительства отсутствует план реформы организации и финансирования научной деятельности. Тем не менее, из письма ясно также, что изменения будут идти по линии сокращения трудовых прав научных работников и увеличения власти чиновников над ними (перевод на временные договора, сокращение доли оклада в зарплате).

В публикуемом письме недельной давности чиновник Ливанов заявляет о дележе очередного куска собственности как о свершившемся факте и велит принять его как неизбежность. Это подсказывает, что верный путь — противоположный, а именно: решительный бойкот министерства образования.

Срочная мобилизация огромного числа научных работников, решительный отказ от сотрудничества с чиновниками, нежелание академиков участвовать в уничтожении науки в России позволили добиться определённых уступок со стороны правительства. Однако принятый во втором чтении закон по-прежнему передаёт всё имущество Академии наук неизвестному новому ведомству, о котором сказано лишь, что это будет специально уполномоченный правительством орган исполнительной власти. По-прежнему закон лишает Академию наук всех научно-исследовательских учреждений. Поэтому нельзя считать, что опасность разгрома РАН миновала. «Закон будет принят в любом случае», пишет Ливанов. Только не ослабляя организованное давление снизу, научные работники могут обеспечить сохранение академических институтов.

Письмо адресовано биологу Михаилу Сергеевичу Гельфанду, учителю русского языка и литературы московской государственной школы №57 Сергею Владимировичу Волкову, главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Алексеевичу Венедиктову, математику Станиславу Константиновичу Смирнову, директору Департамента развития приоритетных направлений науки и технологий Минобрнауки России Сергею Владимировичу Салихову. Письмо датировано 29 июня 2013 г., 14:56.

Коллеги,

понимаю вашу обеспокоенность в связи с предстоящим принятием закона о реформе академий наук.

Моя позиция в текущей ситуации состоит в следующем:

1) закон будет принят в любом случае, поэтому обсуждать его достоинства и недостатки, а также корректность процедуры его принятия считаю бессмысленным. На мой личный взгляд, поскольку позиции всех участников процесса были абсолютно понятны и много раз зафиксированы в течение последних лет, дополнительное обсуждение ничего бы не дало. Принципиальное решение уже принято, отыграть его назад не удастся, и оно будет быстро реализовано.

2) есть целый ряд практически значимых вопросов, которые возникают сразу после вступления закона в силу:

- методология проведения оценки институтов для включения или невключения их в состав Агентства;

- модели самоуправления внутри Агентства - виды органов самоуправления (советы ученых, совет директоров и прочее) и их полномочия;

- параметры кадровой модели институтов в составе Агентства (соотношение числа постоянных и временных позиций; параметры конкурсов на позиции; возможные ограничения по возрасту, сетка окладов исследователей);

- модель финансирования институтов в составе Агентства (соотношение между базовым и конкурсным финансированием; типы грантовых программ; виды, размеры и продолжительность грантов);

- перспективные модели институциональной интеграции институтов и университетов (например, включение НГУ в состав академического кластера в Академгородке, создание магистерских университетов в Черноголовке и других наукоградах);

- можно накидать и другие темы.

Готов в максимально короткие сроки провести дополнительную верификацию возникающих вопросов и проблем и начать их активное обсуждение в формате Общественного совета, Совета по науке и других возможных вариантах.

Еще раз заостряю внимание на своем предложении вести обсуждение в конструктивном ключе.

Хороших выходных, ДЛ



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?