Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 5. Социальное взаимодействие

В 1952 г. я поехал в Англию для завершения работы над дипломом в Оксфордском университете. В течение первого года я работал в колледже св. Магдалины, где мне был предоставлен номер в студенческом общежитии.

Вскоре выяснилось, что я получил не только номер и возможность совершенствовать свое образование - у меня появился слуга. Его звали Генри, в его обязанности входило обслуживание шести или восьми выпускников.

До этого я никогда в жизни не имел слуги. Я не знал, как вести себя с ним. Вскоре я выяснил, что от меня требовалось. Каждое утро будил он меня в 7 часов 30 минут (по воскресеньям я мог спать до 8 часов утра), убирал постель, наводил порядок в комнате и приносил масло, сахар и молоко.

В первое утро пребывания в колледже я проснулся, оделся и стал искать свои туфли. В гостиной, где я оставил их накануне вечером, туфель не оказалось. Я не нашел их ни в стенном шкафу, ни под кроватью. Почти отчаявшись, я надел тапочки и вышел. За дверью стояли мои туфли, начищенные до блеска.

Мне стало неловко от такого внимания. Почему Генри должен чистить мои туфли? Вечером я их спрятал поглубже в стенном шкафу, накрыв грязной рубашкой, надеясь, что Генри поймет меня правильно. Но на следующее утро мои туфли снова стояли за дверью, начищенные до блеска. Генри выглядел немного расстроенным. "Вам не понравилось, как я почистил ваши туфли?" - спросил он. "Ну что вы, конечно, нет", - пробормотал я. "Сэр, в мои обязанности входит, - вежливо сообщил мне Генри, - ежедневно чистить ваши туфли, и если вас это не затруднит, будьте любезны оставлять их за дверью, когда вы возвращаетесь".

Хотя Генри всегда обращался ко мне "сэр" или "м-р Смелзер", я вскоре понял, что в ответ мне не следовало тоже говорить "сэр", хотя по возрасту Генри годился мне в отцы. Я должен был называть его просто Генри. Один или два раза я забыл об этом, сказав "сэр". Его взволнованный взгляд указывал мне, что я совершил ошибку с точки зрения социальных приличий; Генри подчеркивал это, вставляя слово "сэр" в каждую фразу.

Я приехал в Оксфорд, чтобы учиться, но одновременно занялся греблей. Генри неназойливо проявлял интерес к моей учебе и спортивным занятиям, хотя ничего не рассказывал о себе. К концу первого года обучения я понял, что занятия /130/ греблей отнимают у меня слишком много времени, и решил их прекратить. Когда я сказал об этом Генри, он был искренне огорчен. Мне показалось, что я нарушил какое-то неписаное правило. Генри коснулся моей руки и сказал: "Сэр, вам следует знать, что грамота спортивной команды университета больше пригодится Вам в будущем, чем диплом с отличием". Ему хотелось, чтобы я выбрал профессию, на которую был спрос в Англии: деятельность в области торговли или работу в банке, для которой нужны не степени, "а прочные знания, полученные в колледже". Он не понимал, что в Америке никому нет дела до спортивных наград, полученных в Оксфорде.

Генри и я усвоили различные культурные ценности. Каждый из нас по-разному представлял, как должен вести себя другой. Со временем мы ближе познакомились и лучше поняли друг друга, наше общение приняло более непринужденную форму. Образцы такого общения составляют то, что социологи называют социальной интеракцией (взаимодействием), что можно определить как процесс, в котором люди действуют и испытывают взаимодействия друг на друга. Данная глава посвящена анализу этого процесса.

МИКРОУРОВЕНЬ И МАКРОУРОВЕНЬ

Существуют два основных уровня социологического исследования. Межличностная интеракция - это основной фокус исследования на микроуровне, состоящем из наименьших единиц межличностного общения. Представим себе двух людей, сидящих за столом напротив друг друга. Один из них понимающе подмигивает другому, тот в ответ понимающе кивает, а затем оба многозначительно улыбаются. Если бы общение в такой форме наблюдалось во время званого обеда при свечах, можно было бы предположить, что имеет место сцена ухаживания. Если бы это произошло на деловом заседании, можно было бы подумать, что начальник опять сказал какую-то глупость. Такой вид межличностного взаимодействия - как бессловесный, так и словесный - играет важную роль в жизни общества. Без этого люди не могли бы воспитывать детей, поддерживать дружеские связи, распространять новости или вступать в деловые отношения.

На основе экспериментов и наблюдений социологи выявили и попытались объяснить некоторые типы поведения, характеризующие взаимодействие между индивидами. Их анализ помогает понять особенности взаимодействия на микроуровне. /131/

Социологи также проявляют интерес к изучению взаимодействия на макроуровне, который связан с такими крупными структурами, как правительство, торговля или церковь. На этом уровне мы рассматриваем крупные корпорации, например "Дженерал моторз", которые существуют в сложной структуре, включающей акционеров, торговые центры, конкурентов, профсоюзы, департамент налогов и сборов и другие правительственные организации. В общем, макроуровень социального взаимодействия включает основные институты общества: религию, семью, экономику и др. Мы рассмотрим их в других главах.

На макроуровне мы обнаруживаем крупные общественные структуры. На микроуровне - изучаем взаимодействие людей друг с другом, иногда в группах, иногда в парах. В любом данном социальном контексте сочетаются элементы обоих уровней. Повседневное общение между членами семьи осуществляется на микроуровне. В то же время семья является социальным институтом, изучаемым на макроуровне; где он связан с рынком рабочей силы, законодательной системой и системой общественных классов. В этой главе мы сосредоточим внимание на микроуровне; сначала рассмотрим, как осуществляется общение между двумя лицами, а затем перейдем к анализу способов взаимодействия внутри групп. В последующих главах мы более подробно ознакомимся с особенностями взаимодействия на макроуровне.

ТЕОРИИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Общение между двумя людьми может быть очень сложным. Это видно на примере моих отношений с Генри. Почему мы вели себя именно так? Стремились ли мы угодить друг другу? Старались ли прийти к согласию, чтобы преодолеть неловкость? Или же просто исполняли роли, казавшиеся нам уместными в данной ситуации? Ответы на эти вопросы лишь отчасти помогли бы понять характер нашего взаимодействия. В этом разделе мы опишем лишь некоторые из множества теорий межличностного взаимодействия, предложенных учеными. Они кратко суммируются в табл. 5-1.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КАК ОБМЕН: ДЖОРДЖ ХОУМАНС

На вопрос: "Как вы поживаете?" - большинство людей отвечают: "Спасибо, отлично", даже если они немного простужены или чем-то недовольны. Это создает легкость и удобство /132/ в общении. Люди чувствуют себя свободно и понимают друг друга.

Таблица 5-1. Теории межличностного взаимодействия

Теория

Теоретик

Основная идея

Теория обмена

Джордж Хоуманс

Люди взаимодействуют друг с другом на основе своего опыта, взвешивая возможные вознаграждения и затраты

Символический интеракционизм

Джордж Герберт Мид, Герберт Блумер

Поведение людей по отношению друг к другу и предметам окружающего мира определяются тем значением, которое они им придают

Управление впечатлениями

Эрвин Гоффман

Социальные ситуации напоминают драматические спектакли, в которых актеры стремятся создавать и поддерживать благоприятные впечатления

Психоаналитическая теория

Зигмунд Фрейд

На межличностное взаимодействие оказывают глубокое влияние понятия, усвоенные в раннем детстве, и конфликты, пережитые в этот период

Во многих случаях нам приходится прилагать усилия, чтобы создать устойчивое взаимодействие. Я изменил свое поведение по отношению к Генри - стал оставлять туфли за дверью и называть его по имени, - так было удобнее для нас обоих, и наша взаимосвязь стала устойчивой. Мне пришлось затратить некоторые усилия, чтобы обращаться с Генри как со слугой, ведь я чувствовал себя неловко в роли господина. Но я обращался с ним так в соответствии с его желанием, стараясь поддержать его расположение. С другой стороны, когда Генри понял, что я твердо решил прекратить занятия греблей, он перестал настаивать, чтобы я остался в команде гребцов. Иначе говоря, каждый из нас стремился уравновесить вознаграждения и затраты, чтобы сделать наше общение устойчивым и приятным.

Подобные обменные взаимоотношения постоянно имеют место во взаимодействии между людьми. И это образует сердцевину теории обмена, как она описана в работе Джорджа Хоуманса (1973). Согласно теории обмена, поведение человека в настоящий момент обусловлено тем, вознаграждались ли и как именно его поступки в прошлом. Здесь можно выделить следующие четыре принципа.

  1. Если мы отправляемся на рыбалку и получаем богатый улов, вероятно, мы снова захотим ловить рыбу. Если каждый раз рыбная ловля заканчивается неудачей, вероятно, у нас пропадет интерес к этому занятию. Иными словами, чем /133/ больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться.
  2. Если рыбная ловля более успешна в тенистых заводях, чем в залитых солнцем местах, вероятно, мы будем стремиться ловить рыбу в тенистых уголках. Общий принцип состоит в том, что, если вознаграждение за определенные типы поведения зависит от каких-то условий, человек стремится воссоздать эти условия.
  3. Если рыбак знает место, где его наверняка ждет богатый улов, он будет готов пробраться сквозь заросли ежевики и даже вскарабкаться на скалы, чтобы достичь этого места. Значит, если вознаграждение велико, человек готов затратить больше усилий ради его получения.
  4. Если у рыбака три дня подряд богатый улов, вероятно, на третий день он меньше увлечен своим занятием, чем в первый. Суть в следующем: когда потребности человека близки к насыщению, он в меньшей степени готов прилагать усилия для их удовлетворения.

В случае с рыбалкой речь идет только об одном человеке, но Хоуманс анализирует взаимодействие между двумя лицами на основе тех же четырех принципов. Приведем следующий пример. В моем рабочем помещении появилась новая вычислительная машина. Я не умею пользоваться ею, а моя помощница ее освоила. Когда мне нужно составить что-то вроде отчета, я спрашиваю ее, как пользоваться этой машиной. Обычно она с готовностью сообщает мне то, что требуется, и я ее благодарю. Во-первых, я обращаюсь к ней потому, что по своему прошлому опыту знаю, насколько полезно спрашивать совета у людей, знающих больше, чем я (принцип 2). Если бы я поступил иначе, например пытался бы самостоятельно освоить этот аппарат, я был бы вознагражден в меньшей мере (принцип 3). Более того, я не злоупотребляю отзывчивостью моей помощницы и обращаюсь к ней только тогда, когда действительно нуждаюсь в помощи (принцип 4). Наконец, поскольку я получаю нужную информацию, а моя помощница - благодарность, наше взаимодействие продолжается, так как устраивает обоих (принцип 1).

Это очень простой вид взаимодействия. Но Хоуманс считает, что таким образом можно анализировать даже сложные его виды: отношения власти, переговорный процесс, лидерство и т.д. Он рассматривает социальное взаимодействие как сложную систему обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат.

Теория обмена проливает некоторый свет на то, почему люди ведут себя с другими так или иначе. Но исчерпывается /134/ ли этим весь процесс межличностного общения? В период моих взаимоотношений с Генри между нами тоже в некотором роде происходил обмен вознаграждений и затрат. Но наше общение было значительно сложнее. Я не только старался вести себя так, чтобы Генри был доволен, но и начал предъявлять к себе новые требования. Другими словами, я стал смотреть на себя глазами Генри. Происходило нечто большее, чем обмен вознаграждениями.

Кроме того, логика обмена иногда не соответствует теории Хоуманса. Основу теории обмена составила бихевиористская теория Скиннера, согласно которой (кроме всего прочего) собака, каждый раз получающая вознаграждение - пищу - за выполнение команды, будет продолжать выполнять эту команду. Но реакция людей на вознаграждения и наказания сложнее, чем у животных. Например, когда рабочим предлагают более высокое вознаграждение за повышение производительности труда, в ответ они вовсе не будут просто быстрее работать. Иногда устанавливают для себя нормы, чтобы работать с определенной скоростью. Иногда некоторый период работают очень быстро, а затем медленно, чтобы выполнить эту неофициальную норму. Иногда же вступают в политическую борьбу против системы, основанной на эксплуатации и несправедливости, а то и вовсе отказываются работать (Рой, 1952, 1953; Буравой, 1979).

Другие исследования также отмечают, что поведение людей сложнее, чем предполагает теория обмена. Исследование, проведенное Харриет Цукерман (1967), показало, что ученые, удостоенные Нобелевской премии, в дальнейшем трудятся менее продуктивно. А согласно первому принципу теории Хоуманса, такая высокая награда, как Нобелевская премия, должна стимулировать творческую активность. Можно предположить, что Нобелевская премия является слишком большим вознаграждением, что вызывает потерю интереса к творческой деятельности. Это, может быть, и верно, но наводит на мысль о противоречивости 1-го и 4-го принципов теории Хоуманса. Так или иначе, Цукерман считает, что Нобелевская премия настолько престижна, что ее воздействие надо рассматривать особо. Ведь лауреат Нобелевской премии приобретает новый статус в обществе. Лауреат, недавно удостоенный этой высокой награды, считается не только крупным ученым, но и знаменитостью; кроме того, когда люди обретают новый статус, они по-новому оценивают себя. Теория обмена не объясняет подобные ситуации. /135/

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ

Другая важная теория социального взаимодействия была предложена Джорджем Гербертом Мидом (1934); о его научной деятельности упоминалось во 2-й главе в связи с социализацией, Мид отрицал, что поведение людей - это пассивная реакция на вознаграждение и наказание. Он рассматривал поступки человека как социальное поведение, основанное на коммуникации. Мид считал, что мы реагируем не только на поступки других людей, но и на их намерения. Когда ваш знакомый подмигивает, вас интересует, что он подразумевает: может быть, он стремится поухаживать за вами, вместе посмеяться над шуткой, высмеять чье-то поведение, не исключено, что он просто страдает нервным тиком. Мы "разгадываем" намерения других людей, анализируя их поступки и опираясь на свой прошлый опыт в подобных ситуациях.

Мид выделил два типа действий. Незначимый жест представляет собой автоматический рефлекс вроде моргания. Многие поступки, рассмотренные сторонниками теории обмена, относятся к этому типу. С точки зрения Мида более важную роль играет значимый жест. В этом случае люди не реагируют автоматически на воздействия извне. Они разгадывают значение поступка, прежде чем ответить на него. Когда два мальчика спорят и один из них замахивается на другого, второй, наверное, стремится уклониться от удара. Он действует автоматически, т.е. совершает незначимое действие. Но два боксера сражаются на ринге в более сложной ситуации. Один из них, может быть, не станет уклоняться от удара, если он истолковал его как ложный удар. Вместо этого он может воспользоваться ситуацией и сам нанести удар. Это значимое действие, так как оно связано с осмыслением не только поступков, но и намерений. Для этого необходимо "поставить себя на место другого человека", или, говоря словами Мида, "принять роль другого".

Такой процесс сложен, но он проявляется почти во всех наших взаимодействиях с другими людьми. Мы способны на это, потому что с детства нас учат придавать значение предметам, действиям и событиям. Когда мы придаем значение чему-то, оно становится символом, т.е. понятие, действие или предмет символизируют или выражают смысл другого понятия, действия или предмета. В нашем обществе кольцо с бриллиантом не просто драгоценность, оно символ стремления двух молодых людей вступить в брак. Вытянутая рука может символизировать приветствие, мольбу о помощи или нападение. Лишь придав жесту значение, мы можем на него /136/ реагировать - пожать руку другому человеку, крепко схватить ее или удалиться. На нас воздействует не только действие, но и намерение.

Взаимодействие как непрерывный диалог

Под влиянием Мида сформировалось научное направление, названное символическим интеракционизмом. Этот термин предложил Герберт Блумер (1969). Сущность символического интеракционизма состоит в том, что взаимодействие между людьми рассматривается как непрерывный диалог, в процессе которого они наблюдают, осмысливают намерения друг друга и реагируют на них.

Уже было сказано, что интерпретация стимула осуществляется в промежуток времени между воздействием стимула и нашей ответной реакцией. В это время мы осмысливаем значение стимула и принимаем решение, как на него реагировать. Другими словами, связываем стимул с символом, на основе которого определяется ответная реакция. Поскольку мы усваиваем значения различных символов в процессе социального взаимодействия, они для всех нас оказываются общими - например, бриллиантовое кольцо не означает одно для меня и нечто иное для вас (Роуз, 1962).

В какой-то мере все является символом. Для американцев кусок ткани, на котором изображены звезды и полосы, имеет важное символическое значение, это флаг США. Кусок ткани с пуговицами впереди имеет другое значение, мы называем его рубашкой. Слова являются самыми важными символами, с их помощью мы придаем значение предметам, которые иначе остались бы лишенными смысла. Делая это, мы можем общаться с другими людьми. Когда в дом приходят гости и мы предлагаем им сесть, подразумевается, что они сядут на кушетку или стул. Если они сядут на телевизор, коммуникация не удалась: слово "сесть" было неправильно понято. Тот факт, что все люди учатся одинаково интерпретировать значения символов, облегчает общение. Когда кто-то хмурится, мы понимаем, что он или она недовольны. Улыбка символизирует радость, а если человек рыдает, обычно его спрашивают: "Что случилось?"

Наше сходное понимание символов облегчает общение, обычно мы понимаем значение чужих поступков, определяем, что подразумевает другой человек. Блумер рассуждает следующим образом: "Взаимодействуя друг с другом, человеческие индивиды вынуждены считаться с поступками или намерениями других людей... Таким образом активность других /137/ оказывает позитивное воздействие на наше собственное поведение; под влиянием поступков других кто-то может отказаться от своего намерения или замысла, пересмотреть его, отложить или ускорить его осуществление, а также изменить первоначальные планы. Действия других определяют планы людей - могут препятствовать или способствовать их реализации, влиять на их изменение. Люди вынуждены как-то приспосабливать свои поступки к действиям других" (с. 8).

Символический интеракционизм дает возможность понять мои взаимоотношения с Генри глубже, чем теория обмена. Генри и я воздействовали друг на друга не только на основе вознаграждений и наказаний. Наше взаимодействие было значительно сложнее - мы должны были интерпретировать поведение друг друга. Это было нелегко: нас воспитали разные культуры. Но когда я понял поступки Генри, мне пришлось иногда изменять свое поведение, считаясь с ним; точно так же он изменял свое, считаясь со мной. Говоря словами Блумера, каждый из нас приспосабливал свои поступки к действиям другого.

Таким образом, символический интеракционизм дает более реалистическое представление о взаимодействии между людьми, чем теория обмена. Но он сосредоточен лишь на субъективных аспектах взаимодействия, уникальных для данных индивидов, вступающих в общение. На его основе не сделаны обобщения, применимые ко многим различным ситуациям. Для обоснования этого подхода необходимы дальнейшие исследования типичных образцов поведения и значений, которые им придают.

Символический интеракционизм и самосознание

До сих пор мы рассматривали взаимодействие между двумя людьми. Но сторонники символического интеракционизма также считают, что наше осознание себя как личности формируется на основе социального взаимодействия. Предметы становятся значимыми для нас только тогда, когда мы придаем им значение. На основе этой теории можно анализировать многие ситуации. Например, Миллер (1978) исследовал, каким образом женщины идентифицируют себя с положением беременной, переходя от физического ощущения признаков беременности к осмыслению беременности в социальном смысле. На первый взгляд кажется, что эти два фактора неразрывно связаны между собой. Но в действительности они могут наблюдаться вне зависимости друг от друга. В случаях так называемой ложной беременности женщины чувствуют /138/ себя беременными, хотя реально таковыми не являются. Они ощущают некоторые симптомы, субъективно чувствуют себя беременными, но в действительности этого нет. С другой стороны, были случаи, когда женщины осознавали свою беременность лишь при рождении ребенка. Другими словами, физически они были беременными, но в социальном плане свое состояние не оценивали.

В нашем обществе социальное "осмысление" этого состояния требует времени. Собрав интервью у 49 беременных женщин, Миллер проанализировал "статус" беременности. Его становление имеет три стадии: 1) ощущение физических симптомов; 2) осознание социального аспекта случившегося и 3) идентификация со своим новым положением. Миллер показал, что обстоятельства, при которых женщины стали физически беременными, воздействуют на осознание ими социального аспекта этого состояния. Женщины, которые желают, стремятся иметь ребенка, правильно определяют у себя симптомы и вскоре обращаются к врачу. Женщины, которые "в какой-то мере хотят" иметь ребенка, также подозревают, что симптомы эти связаны с беременностью. Но те, которые не хотят, не планируют иметь детей, склонны считать ощущаемые симптомы признаками болезни.

Наиболее важный сдвиг в процессе осознания женщиной своего состояния наступает тогда, когда она признает социальный факт беременности и примиряется со своим новым положением. В это время она размышляет о будущей жизни, ее интересует, кто родится - девочка или мальчик, думает о том, как его назвать. Женщины, которые не собирались иметь детей, в большей мере нуждаются в подтверждении проявляющихся признаков, чем те, кто этого "в какой-то мере хотел". И они больше нуждаются в социальной поддержке - в том, чтобы окружающие интересовались их самочувствием, напоминали об осторожности и т.п. - лишь после этого они начинают чувствовать себя "действительно беременными".

ЭТНОМЕТОДОЛОГИЯ

К символическому интеракционизму примыкает этнометодология - образ мышления, основоположником которого стал Гарольд Гарфинкель. Предметом изучения в этнометодологии являются принятые на веру правила, регулирующие взаимодействие между людьми. Эти правила определяют, когда уместно что-то сказать или промолчать, пошутить или уклониться от насмешки, деликатно прекратить разговор и т.д. /139/

Мы все считаем многое само собой разумеющимся, особенно когда общаемся с людьми, которых очень хорошо знаем. Например, общение между мужьями и женами может быть похожим на своего рода стенографию - им не требуется произносить все слова, чтобы понять друг друга. Гарфинкель (1972) попросил нескольких студентов привести примеры разговора между супругами. Вот один из них:

Муж: Дан сегодня сам бросил пенни в счетчик на автостоянке, никто к нему не притронулся.

Жена: Ты брал его в магазин грампластинок?

Муж: Нет, в обувную мастерскую.

Жена: Для чего?

Муж: Купил новые шнурки для туфель.

Жена: На твои ботинки надо срочно поставить набойки.

Для нас этот разговор почти ничего не значит, но собеседники прекрасно поняли друг друга, поскольку общие обязанности и любовь друг к другу научили их "читать между строк". Но стоит еще раз проанализировать приведенный разговор: для нас представляет интерес объяснение того, как муж и жена поняли высказывания друг друга.

Муж: Дан сегодня сам бросил пенни в счетчик на автостоянке, никто к нему не притронулся.

- Сегодня днем я забирал нашего четырехлетнего сына Дана из детского сада; когда мы остановились на платной стоянке автомобилей, ему удалось дотянуться до счетчика и бросить в него пенни; счетчик расположен довольно высоко, и раньше ребенок доставал до него, только когда его поднимали.

Жена: Ты брал его в магазин грампластинок?

- Поскольку он опустил пенни в счетчик, вероятно, ты остановился у магазина грампластинок по пути к детскому саду или когда вы ехали обратно. Или ты остановился, когда ехал за ним, а на обратном пути вы остановились где-то еще?

Муж: Нет, в обувную мастерскую.

- Нет, я остановился у магазина грампластинок, когда ехал за ним, а по дороге домой мы заехали в обувную мастерскую.

Жена: Для чего?

- Одну причину, по которой ты мог остановиться у обувной мастерской, я знаю. А на самом деле, почему ты остановился?

Муж: Купил новые шнурки для туфель.

- Как ты помнишь, на днях я порвал шнурок от коричневых полуботинок, поэтому пришлось купить новые шнурки.

Жена: На твои ботинки надо срочно поставить набойки.

- Я кое-что еще имела в виду, ты мог это сделать: ты мог отнести в мастерскую черные ботинки, на них нужно срочно /140/ оставить набойки. Ты бы лучше поскорей отдал их в починку.

Этот пример показывает, в какой мере на взаимодействие влияют невысказанные предположения, сложные переплетения значений. Я представил этот разговор (без объяснений) на одном из занятий и попросил студентов рассказать, как, они его поняли. Один из них, выросший в бедном негритянском квартале, так истолковал первое предложение ("Дан сегодня сам бросил пенни в счетчик на автостоянке, никто к нему не притронулся"): "Дан сумел включить счетчик, бросив туда лишь пенни, а не 10 центов, и полиция не задержала его". Поскольку бедных негров часто преследует полиция даже за незначительные проступки, этот студент и студенты - представители средних слоев поняли бы смысл приведенного разговора по-разному.

Мы особенно глубоко ощущаем важность общепринятых значений, которые служат основой нашего взаимодействия, когда эти значения меняются. Гарфинкель дал своим студентам следующее задание. Он попросил их вести себя дома так, словно они квартиранты - эта роль предполагает проявление сдержанности и официальности, свойственных незнакомым людям. У себя дома они должны были просить разрешения пользоваться ванной, брать воду для питья, говорить по телефону и т.д. Некоторые студенты заявили, что такое задание может привести к конфликту в семье, и отказались его выполнять. Но те, кто согласился вести себя как квартиранты, были потрясены результатами эксперимента.

Члены семьи пришли в полное недоумение. Они тщетно старались понять причины столь странных поступков и наладить нормальную привычную обстановку в доме. Студенты сообщали, что изменение их поведения вызвало удивление, потрясение, тревогу, беспокойство и гнев, многие члены семьи сочли студентов мелочными, невнимательными, эгоистичными, непорядочными, невежливыми. Члены семьи требовали объяснений: "Что случилось? Что с тобой произошло? Может быть, тебя исключили из колледжа? Ты болен? Почему ты так высокомерен? Ты действительно сошел с ума или ведешь себя так просто по глупости?" (Гарфинкель, 1977. С. 9-10).

Когда мы нарушаем правила, принятые на веру, результаты могут быть непредсказуемыми. Если, пожав руку священнику после религиозной службы, вы вдруг воскликнете: "Эй ты! Какие у тебя клевые туфли!" - наверное, священник будет в полном недоумении. Если бы вы заказали сосиску в фешенебельном французском ресторане, официант скорее всего /141/ как-то выразил бы свое неуважение к вам. А если бы вам пришло в голову обнять совершенно незнакомого человека на улице, вас могли бы даже арестовать.

Это самые простые примеры, но этнометодологи провели очень глубокое изучение правил ведения беседы и прерывания разговора; они выявили, каким образом нарушение этих правил затрудняет межличностное общение (Шегалофф, 1987).

Этнометодология напомнила социологам, которые часто придают главное значение формальным аспектам социальной жизни, о том, что правила общения образуют сложную структуру. Однако, делая слишком большой упор на своеобразие нашего истолкования ситуаций, мы можем зайти очень далеко.

Определенные структурные стереотипы воздействуют на людей независимо от того, какое значение они им придают. Например, подчиненный и начальник могут договориться о правилах, регулирующих их взаимодействие; возможно, иногда подчиненный может указать начальнику, что следует делать. Но существует определенный предел: это тот момент, когда подчиненный стремится поменяться местами со своим начальником.

Таким образом в контексте социальных структур (например, структуры власти), в рамках которых мы живем, формируются договорные значения.

УПРАВЛЕНИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ: ЭРВИН ГОФФМАН

Спрятав свои туфли от Генри, я, может быть неосознанно, создал у него определенное впечатление о себе. Это впечатление сводилось к тому, что мне не хочется быть господином и обращаться с ним как со слугой; в той обстановке, где я жил, это производило хорошее впечатление. Но когда мы обсудили этот вопрос, я свое поведение изменил и создалось впечатление, что меня вполне устраивают отношения слуги и господина, установившиеся между нами.

Эрвин Гоффман (1959) отводит важную роль такому виду управления впечатлениями в социальном взаимодействии. Он считает, что люди сами создают ситуации, чтобы выразить символические значения, с помощью которых они производят хорошее впечатление на других. Эта концепция названа драматургическим подходом. Гоффман рассматривает социальные ситуации как драматические спектакли в миниатюре: люди действуют подобно актерам на сцене, используя /142/ "декорации" и "окружающую обстановку" для создания определенных впечатлений.

Вот беременная женщина, одетая в блузку, на которой написано слово "бэби" и изображена стрела, направленная к животу. Вероятно, она стремится создать впечатление, что не считает беременность чем-то таким, что надо скрывать. А может быть эта особа хочет, мягко говоря, шокировать окружающих. Гоффман уделяет основное внимание анализу ситуаций межличностного общения, связанных с непрерывным взаимодействием впечатлений. "Человек может желать, чтобы другие хорошо относились к нему или чувствовали, что он высокого мнения о них, или чтобы они не имели об этом ясного представления. Он может стремиться обеспечить достаточное согласие, чтобы можно было продолжать взаимодействие. Или же - обмануть, оттолкнуть, привести в замешательство, ввести в заблуждение, оскорбить других людей или бороться с ними. Несмотря на определенную цель, которую индивид мысленно ставит перед собой, несмотря на мотив, определяющий эту цель, он заинтересован в том, чтобы регулировать поведение других, особенно их ответную реакцию. Эта регуляция осуществляется главным образом путем его влияния на понимание ситуации другими; он действует так, чтобы производить на людей необходимое ему впечатление, под воздействием которого другие станут самостоятельно делать то, что соответствует его собственным замыслам (1959. С. 4).

Например, важные персоны, опаздывают на общественные мероприятия оттого, что помимо всего прочего, стараются создать впечатление своей значимости, внушить всем, что без них никакое мероприятие не состоится. Можно привести и другой пример. Том Вулф (1976) рассказывает о писателе, который тратил слишком много денег на покупку мебели из-за своей привычки: после каждой вечеринки обходил всю квартиру и останавливался там, где располагались его гости; он пытался оценить обстановку дома с их точки зрения, другими словами, посмотреть на нее их глазами" (с. 8). Если то, что они видели, ему не нравилось, он покупал новую мебель.

Гоффман также обсуждает способы, с помощью которых люди "сохраняют свое лицо", если по каким-либо причинам произвели невыгодное впечатление. Во время званого обеда у гостя после главного блюда вырвалась отрыжка; он пытается спасти положение рассказом об обычае, существующем на Ближнем Востоке: там отрыжка означает, что гость доволен трапезой, если же отрыжка отсутствует - это оскорбление для хозяев. /143/

Вообще говоря, Гоффман (1956-1957) считает, что смущение является своего рода признанием ошибки. Оно как бы выражает просьбу еще раз дать возможность произвести "хорошее" впечатление.

Некоторым людям трудно произвести выгодное впечатление на других. На них словно лежит стигма, позорное клеймо (см. главу 7). Цвет кожи, склонность к гомосексуализму, уродство могут считаться позорными. Такой человек обречен на одиночество среди "нормальных" людей, его не только считают непохожим на других, с ним не желают общаться. Гоффман (1963) пишет: "Мы не считаем за людей тех, кто отмечен каким-нибудь клеймом" (с. 5).

Такие индивидуумы могут выбирать различные стратегии поведения. Порой им удается "проскочить" (т.е. скрыть позорное клеймо). Иногда так поступают евреи, живущие в чужой им культуре. "Заклейменные" склонны делить весь мир на две части: большой мир, которому они не доверяют, и небольшая группа друзей, заслуживающих доверия. Так ведут себя люди, побывавшие в психиатрических больницах, стремясь защититься от враждебности и предрассудков окружающих. Некоторые действуют в одиночку - например, незамужняя девушка уезжает в другой город, чтобы родить ребенка.

ТЕОРИЯ ФРЕЙДА (Психоаналитическая теория)

В период становления личности мы усваиваем определенные ценности и ожидания. Обращаясь к Генри "сэр", я пытался выразить свое уважение к пожилым людям, привитое мне в детстве. Оказалось, что я вел себя неправильно в новой обстановке, но это поведение было основано на моем прежнем жизненном опыте.

Теория межличностного общения Зигмунда Фрейда основана на убеждении, что в процессе взаимодействия людей воспроизводится их детский опыт. Согласно Фрейду (1921-1951), в различных жизненных ситуациях мы применяем понятия, усвоенные в раннем детстве. Мы склонны с уважением относиться к человеку, облеченному властью, например к начальнику - нам он напоминает кого-то из родителей. Фрейд считал, что люди образуют социальные группы и остаются в них отчасти потому, что испытывают чувство преданности и покорности лидерам групп. По мнению Фрейда, это объясняется не каким-то особым качеством лидеров, а скорее тем, что мы отождествляем их с могущественными, богоподобными личностями, которых в детстве олицетворяли наши отцы. В /144/ таких ситуациях мы регрессируем или возвращаемся к более ранней стадии развития.

Регрессия происходит главным образом в ситуациях, когда взаимодействие является неформальным или неорганизованным. Томас Коттл (1976) исследовал некоторые группы, образовавшиеся в Гарвардском университете. Они состояли из студентов мужского и женского пола в возрасте от 18 до 22 лет, их возглавляли аспиранты или члены профессорско-преподавательского состава. Эти группы встречались в назначенное время, но у них не было четкого плана деятельности. Коттл отметил, что отсутствие определенных ожиданий способствовало укреплению власти лидеров групп. Здесь действовали законы джунглей. В какой-то мере эти группы напоминали семьи в примитивных обществах — их члены принимали на себя роли "отца", "матери" и "ребенка"; "родители" должны были "улаживать" проблемы, и конфликты, происходившие в жизни их "детей". "Улаживание" ситуации иногда требуется, когда руководитель на предприятии подвергает наладкам коллегу только за то, что она напоминает ему нелюбимую сестру или когда студентка плохо успевает по какому-то предмету, потому что ей не удается очаровать преподавателя.

СТАНОВЛЕНИЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ РОЛЕЙ

При рассмотрении символического интеракционизма и этнометодологического подхода к социальному взаимодействию мы подчеркивали важность взаимопонимания между индивидами, участвующими в процессе общения. Это взаимопонимание облегчает общение между людьми, делает их поведение предсказуемым, помогает не "начинать с нуля" каждое взаимодействие.

Когда между людьми устанавливается устойчивое взаимопонимание, происходит становление ролей или совокупности ожиданий, определяющих поведение личности. В 3-й главе мы рассматривали различные виды формальных ролей - священника, бизнесмена, избирателя, супруга - и рассмотрели, каким образом на их основе формируются институты и более крупные социальные структуры. Но исследования показали, что социальное взаимодействие также связано с возникновением неформальных ролей. Примерами их являются роли "души общества", "семейного клоуна", "козла отпущений" и т.п.

Иногда людям приписывают довольно определенные роли в зависимости от их взаимодействия с другими. /145/

"Хороший" человек и "неприятный" человек, вероятно, представляют собой типы личности, но в то же время это могут быть роли, сформировавшиеся в процессе их взаимодействия с людьми и вследствие оценки окружающими их поведения.

Представьте себе такую ситуацию. Вы зашли в супермаркет, купили всего лишь булочку, и вам нужно выбить чек. Перед вами стоит женщина с тележкой, полной бакалейных товаров. Если она повернется к вам и скажет: "Проходите, пожалуйста, ведь вы так мало купили", — вы будете считать ее хорошим человеком. Но если она даже не взглянет на вас, начнет выгружать множество продуктов из тележки и заставит вас ждать или не позволит вам пройти вперед, вам покажется, что она поступает некрасиво. Поскольку она ведет себя не лучшим образом, вы сразу же подумаете, что она "неприятный" человек.

Классифицируя людей таким образом, мы создаем для них определенные роли. Когда люди хорошо знают друг друга, роли обычно становятся устойчивыми. Лицам, которым приписана определенная роль, трудно от нее избавиться. Например, считая кого-то "прекрасным" человеком (способным на самопожертвование), мы склонны не замечать его некрасивые поступки, считать их "исключениями" или объяснять "стечением обстоятельств".

Человек должен совершить какой-нибудь по-настоящему подлый поступок, чтобы мы приписали ему новую роль.

ГРУППЫ

До сих пор мы рассматривали поведение с точки зрения недолговечных взаимосвязей, устанавливаемых между людьми. Но введение понятия неформальной роли предполагает длительные взаимосвязи, на основе которых формируются более или менее устойчивые образцы взаимодействия, способствующие прочности и продолжительности взаимосвязей. Эти устойчивые образцы наиболее полно реализуются в группах. Обратимся теперь к этой важной черте социальной жизни.

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ГРУППА?

В начале 80-х годов журналисты отмечали, что преступные городские банды, в прошлом сосредоточенные в городах севера, распространились в таких отдаленных местах, как Эль-Пасо, Альбукерк, Бирмингем и Беркли. Эти банды, называющие себя "Черепами" или "Волками", занимаются не просто /146/ традиционным "разбоем". Возросла их агрессивность - иногда бандиты избивают людей цепями, дубинками или применяют оружие. Кроме того, современные городские банды часто совершают серьезные преступления, включая торговлю наркотиками и грабежи. Описываемые банды представляют собой группы. Почему банда - характерный пример группы? Для определения основных черт группы рассмотрим позицию Мертона (1968). Мертон определяет группу как совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются ее членами с точки зрения других людей.

Первая существенная черта групп - определенный способ взаимодействия между их членами. Участники городских банд вместе слоняются по улицам, совместно планируют будущие действия (часто они держат их в тайне), обязаны защищать друг друга s случае нападения извне и т.д. Не менее важное правило: члены группы не должны общаться с не входящими в группу в той же манере, что и со "своими", а тем более это относится к представителям соперничающих банд.

Эти характерные образцы деятельности и взаимодействия определяют структуру групп. Наблюдаются разные способы взаимодействия внутри групп, включая такие, как братство, женская организация, клуб, танковый экипаж в армии.

Вторая важная черта групп - членство, чувство принадлежности к данной группе. Члены уличных банд оказывают настойчивое давление на живущих поблизости подростков, чтобы те присоединялись к ним; вступление в банду часто сопровождается тайными ритуалами, характерными для мафии. Иногда, чтобы стать полноправным членом банды, юноша должен проявить смелость, совершить акт насилия по отношению к враждующей банде. Часто какой-то внешний знак символизирует членство в банде: золотое кольцо в ухе, шелковый платок определенного цвета. Участники банды должны демонстрировать непоколебимую верность своей группе и ненавидеть представителей враждебной.

Согласно Мертону (1968), люди, входящие в группы, воспринимаются и другими как члены этих групп. Группа имеет свою идентичность с точки зрения посторонних. Это хорошо видно на примере той же городской банды. Банда вроде "Хоп Синг Бойз" из Сан-Франциско идентифицируется ее противниками как группа. Полиция, ведущая с ней постоянную борьбу, также считает ее сплоченной группой.

Групповая идентичность значительно более устойчива, чем можно предположить. Если мы встречаем человека и узнаем, что он является членом религиозной группы (например, /147/ евреев-христиан) или этнической группы (например, американцев греческого происхождения), мы обычно предполагаем, что группа оказывает на него влияние и считаем, что его поступки совершаются под давлением других членов группы. Например, если американец греческого происхождения голосует за грека в качестве кандидата на пост мэра, нам кажется, что группа оказала на него определенное давление.

Экспериментальные данные подтверждают значение групповой идентичности. Уайлдер (1978) попросил студентов наблюдать за людьми, когда те принимают какое-то решение. Некоторые из тех, кто должен был принять решение, действовали в одиночку. Рядом с другими посадили трех незнакомых людей, и студентам было сказано, что все четверо незнакомы друг с другом, выбраны наугад. Были и другие, также сидевшие вместе, но студентам сообщили, что это члены недавно образованной группы.

Затем студентов попросили определить, принимали ли люди, которых они наблюдали, самостоятельное решение или действовали под давлением группы. Люди, сидевшие в одиночестве, по мнению студентов, приняли решение самостоятельно. Те, кто сидели рядом с незнакомцами, также, казалось, не были подвержены их влиянию. Но когда человек, считавшийся членом группы, был согласен с другими ее членами, студенты признавали его решение результатом давления группы. А когда один из членов группы не соглашался с остальными, студенты полагали, что он принял решение самостоятельно. Несомненно, студенты истолковывали таким образом поведение наблюдаемых, потому, что сами вели бы себя именно так в подобных ситуациях.

ПЕРВИЧНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ ГРУППЫ

Три основные черты, которые мы только что рассмотрели, - взаимодействие, членство и групповая идентичность - свойственны множеству групп. Двое влюбленных, три товарища, которые в выходные дни вместе отправляются на рыбалку, клуб игроков в бридж, скауты, объединение по производству ЭВМ - все они представляют собой группы. Но группа, состоящая из двух влюбленных или трех товарищей, коренным образом отличается от бригады, которая монтирует ЭВМ, расположившись за одним столом. Влюбленные и друзья образуют первичные группы; группа по сборке ЭВМ - вторичная.

Первичная группа состоит из небольшого числа людей, между которыми устанавливаются взаимоотношения, основанные на их индивидуальных особенностях. Первичные /148/ группы не велики, ибо в противном случае трудно установить непосредственные, личные взаимосвязи между всеми членами.

Чарлз Кули (1909) впервые ввел понятие первичной группы применительно к семье, между членами которой складываются устойчивые эмоциональные отношения. Согласно Кули, семья считается "первичной", так как она является первой группой, играющей основную роль в процессе социализации младенцев. Впоследствии социологи стали применять этот термин при изучении любой группы, в которой сформировались тесные личные отношения, определяющие сущность данной группы. Таким образом, влюбленные, группы друзей, члены клуба, которые не только вместе играют в бридж, но и ходят друг к другу в гости, являют собой первичные группы.

Вторичная группа образуется из людей, между которыми почти отсутствуют эмоциональные отношения, их взаимодействие обусловлено стремлением к достижению определенных целей. В этих группах основное значение придается не личностным качествам, а умению выполнять определенные функции. На предприятии по производству ЭВМ должности делопроизводителя, управляющего, курьера, инженера, администратора может занимать любой человек, обладающей соответствующей подготовкой. Если лица, занимающие эти должности, справляются со своей работой, организация может функционировать. Индивидуальные особенности каждого почти ничего не значат для организации и наоборот, члены семьи или группы игроков уникальны. Их личностные качества играют важную роль, ни одного нельзя заменить кем-то другим.

В силу того, что роли во вторичной группе четко определены, ее члены нередко очень мало знают друг о друге. Как правило, они не обнимаются при встрече. Между ними не устанавливаются эмоциональные отношения, характерные для друзей и членов семьи. В организации, связанной с трудовой деятельностью, основными являются производственные отношения. Таким образом, не только роли, но и способы коммуникации четко определены. Поскольку личная беседа не эффективна, коммуникация часто носит более формальный характер и осуществляется с помощью письменных документов или телефонных звонков.

Однако не следует преувеличивать некую обезличенность вторичных групп, якобы лишенных своеобразия. Люди вступают в дружеские отношения и образуют новые группы на работе, в школе и внутри других, вторичных групп. Если между индивидами, участвующими в общении, складываются достаточно устойчивые отношения, можно считать, что они создали новую первичную группу. /149/

ПЕРВИЧНЫЕ ГРУППЫ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

В течение последних двухсот лет теоретики социальных наук отмечают ослабление роли первичных групп в обществе. Они считают, что промышленная революция, развитие городов и возникновение корпораций привели к созданию крупной обезличенной бюрократии. Для характеристики этих тенденций были введены такие понятия, как "массовое общество" и "упадок общины".

Но социологические исследования, проводимые в течение нескольких десятилетий, свидетельствуют о сложности этих вопросов. Действительно, в современном мире наблюдается господство вторичных групп. Но в то же время первичная группа оказалась вполне устойчивой и стала важным связующим звеном между личностью и более формальной, организационной стороной жизни. Исследования первичных групп сосредоточены в нескольких областях. Начнем с анализа роли первичных групп в промышленности.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Шестьдесят лет назад группа социальных исследователей изучала поведение рабочих гигантского завода Хоторна, которым управляла "Western Electric Company" в Чикаго. Ученые стремились определить факторы, воздействующие на производительность труда и индивидуальную выработку рабочих. Например, они считали, что количество перерывов в работе влияет на производительность. Итак, они выбрали группу работниц и начали эксперимент. Сначала работницы получили возможность несколько раз подолгу отдыхать в течение рабочего дня, затем периоды отдыха сократились, но стали более частыми. Экспериментаторы также сокращали и удлиняли время, предоставленное для ленча. Кроме того, в разной мере усиливали освещение; предполагалось, что более яркое освещение будет способствовать повышению производительности.

Результаты эксперимента удивили исследователей. Когда они удлиняли периоды отдыха, производительность труда работниц возрастала. При сокращении она продолжала расти. Но когда был установлен первоначальный режим труда и отдыха, производительность труда выросла еще больше. То же самое наблюдалось при экспериментах, связанных с изменением продолжительности ленча и яркости освещения. При любых изменениях уровень выработки женщин возрастал. /150/

Получив такие результаты, исследователи попытались выявить другие факторы (помимо условий труда), которые воздействовали на производительность. Оказалось, что женщины, выбранные для проведения эксперимента, образовали группу. Им казалось, что, поскольку отобрали именно их, они приобрели особый статус, и они стали считать друг друга представителями своего рода "элиты". Поэтому и старались работать как можно лучше в соответствии с требованиями исследователей. Этот тип реагирования стал называться хоторнским эффектом. Он состоял в следующем: вероятно, сам факт, что именно данная группа подвергается изучению, воздействует на поведение ее членов даже больше, чем другие факторы, которые стремятся выявить исследователи.

На основе этого эксперимента и других данных хоторнские исследователи сделали вывод, что "человеческий фактор" играет важную роль в трудовой деятельности. Когда работник приобретал новый статус, связанный с денежным вознаграждением, похвалой или повышением в должности, производительность его труда стремительно возрастала. Этому также способствовала эффективная система реагирования на жалобы. Если работник имеет возможность обсудить ту или иную проблему с терпеливым начальником, который выслушает его с сочувствием и уважением, и если после этого что-то изменится к лучшему, возрастает доверие рабочих к руководству, их чувство собственного достоинства и стремление к групповому единству.

Хоторнские экспериментаторы выявили также благоприятную роль небольших, четко организованных групп работниц. Члены таких групп часто стремились затеять возню, шутки, игры. После работы они играли в бейсбол, карты, ходили друг к другу в гости. И эти первичные группы способны были оказать влияние на производительность всего завода. Несмотря на попытки руководства контролировать выработку путем установления норм, эти группы сами неофициально регулировали темп работы. Те, кто трудился слишком быстро (их называли "выскочками"), подвергались социальному давлению со стороны группы - их дразнили, высмеивали или игнорировали. Часто это давление оказывалось настолько сильным, что рабочие специально работали медленнее и отказывались от премий за превышение норм выработки (Ротлисбергер, Диксон, 1947). /151/

БЕДСТВИЯ

Ураганы, наводнения, взрывы - все эти бедствия вызывают панику и бегство тысяч людей, пытающихся спасти свою жизнь; в результате подобных ситуаций нарушается работа транспорта и средств коммуникации. Исследование поведения людей во время стихийных бедствий показало, что немедленная реакция многих направлена на то, чтобы быть вместе с членами своей семьи, а в некоторых случаях - с друзьями. Люди отказываются выполнять свои обязанности на работе, ставя на первый план безопасность семьи и друзей. Эта реакция становится причиной ролевых конфликтов: следует ли работнику оставаться на своем посту или разыскивать семью? Что он должен делать - охранять собственность владельца предприятия или мчаться домой?

Большинство людей стремятся быть рядом со своими семьями. При изучении поведения в ситуациях ураганов и взрывов Льюис Киллиан (1952) сделал вывод, что в экстремальных условиях большинство людей покидали рабочие места и шли домой. Те, кто обычно был на опасных работах, проявляли большую готовность оставаться на месте в экстремальной ситуации. Так, во время мощного взрыва в Техас Сити специально подготовленные отряды по очистке территории оставались на работе до благополучного конца, пока не миновала опасность новых взрывов.

В городе, где разразился ураган, офицер полиции "разрывался" между противоборствующими требованиями службы и ролью друга, и соседа. "Объезжая город после урагана, я понял, что в первую очередь мне следовало связаться с внешним миром и вызвать помощь. Я отправился в соседний город, чтобы обратиться за помощью к его жителям. По дороге меня окликали по имени люди, с которыми я был близко знаком, - они просили помочь им найти родственников. Я испытал самые тяжелые минуты в своей жизни, проезжая мимо людей, которые обращались ко мне как к другу, но не мог остановиться, чтобы им помочь" (с. 312).

Этот офицер сыграл основную роль в формировании спасательных команд из соседнего города.

Хотя, с одной стороны, в ситуации общего бедствия преданность семье может вызвать большое смятение, с другой она может способствовать улучшению деятельности спасательной службы. Когда в Техас Сити произошел взрыв, многие люди, разыскивавшие своих близких в районе бедствия, оказывали помощь спасателям. Следовательно, при планировании действий в аварийных ситуациях следует учитывать преданность людей первичной группе. Создание систем связей для рабочих /152/ и их семей, занятия по изучению правил поведения в аварийных ситуациях и четко установленные приоритеты способствовали бы понижению ущерба, наносимого бедствием.

Более позднее исследование поведения людей во время стихийных бедствий показало значение первичных групп, так сказать, от противного - когда такие группы отсутствовали. Изучая ситуацию, вызванную наводнением в Буффало Крин (Западная Вирджиния) в феврале 1974 г., Эриксон (1976) отметил, что личные связи между членами общности были ослаблены в результате экономических трудностей и миграции населения, наблюдавшихся в течение десятков лет до бедствия. Он показал, что отсутствие связей, характерных для первичной группы, заметно влияло на членов общности; после стихийного бедствия они долго испытывали чувство глубокого отчаяния и безысходности.

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ: КИТАЙСКИЙ ПРИМЕР

Примеры поведения в условиях промышленного производства и в ситуациях стихийных бедствий свидетельствуют о том, что первичные группы играют важную роль в структуре социальной жизни. На другом примере можно убедиться, каким образом политические руководители используют малые группы для осуществления социального контроля и управления народом.

В Китайской Народной Республике среди разных слоев населения были организованы группы, называемые "сяо-цу", включающие от 8 до 15 человек. Эти группы были организованы на фабриках, в шахтах, министерствах, в военных подразделениях и городских кварталах. Помимо участия в деятельности организаций члены "сяо-цу" периодически проводили собрания, посвященные так называемой взаимной критике. На собраниях каждый участник группы обязан подвергнуть критике свои собственные недостатки и выслушать критические замечания других, а также обсудить недостатки других членов группы. Таким образом группа оказывала огромное и длительное давление на каждого своего члена; власти использовали такие группы, чтобы обеспечить всенародную поддержку официальной государственной политике (Уайт, 1974).

Приведенные примеры показывают, насколько важна первичная группа в современной жизни. Эти группы не только не утратили своего значения на фоне усилившихся вторичных групп, но, как оказалось, способствуют успешному /153/ функционированию крупных организаций. Такие гигантские институты, как торговля, правительство, вооруженные силы, религия и образование, опираются на малые первичные группы.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ОБРАЗУЮТ ГРУППЫ?

Анализируя группы, прежде всего следует понять, почему люди вступают в них. При глубоком изучении этого вопроса необходимо иметь в виду психологические и биологические факторы, на основе которых устанавливаются связи среди людей и приматов. Не вдаваясь в подробности, ограничимся лишь упоминанием того, что для многих видов обезьян (речь идет о самых высокоорганизованных приматах), а также людей, характерно стремление жить группами. Фактически группа является основным фактором, способствующим выживанию. Благодаря разделению ролей (наблюдателя, руководителя, защитника группы и др.) члены группы могут добывать пищу и защищаться от врагов более эффективно, чем действуя в одиночку.

Группа жизненно необходима для людей. Как сказано в 4-й главе, младенцы в течение длительного времени нуждаются в заботе взрослых. В это время они воспринимают некоторые навыки и многие требования, необходимые для жизни в группах. Становясь старше, они усваивают знания, понятия, ценности и правила поведения, свойственные группе, к которой принадлежат. Социализация способствует их приспособлению к общественной жизни и сохранению группы даже после смерти кого-то из ее членов. Помимо социализации, группы осуществляют много других функций.

Инструментальная роль группы

Многие группы образуются ради выполнения определенной работы. Эти инструментальные группы необходимы для осуществления дел, которые трудно или невозможно выполнить одному человеку. Бригада строителей, группа хирургов, поточная линия на производстве и футбольная команда создаются для достижения определенных целей.

Экспрессивный аспект в формировании групп

Некоторые виды групп называются экспрессивными. Они имеют своей целью удовлетворить стремление членов групп к социальному одобрению, уважению и доверию. Такие группы /154/ образуются стихийно при сравнительно небольшом воздействии извне. Примерами подобных групп могут служить компании друзей и подростков, которым нравится вместе играть, заниматься спортом или устраивать вечеринки. Однако нет четко выраженной границы между инструментальными и экспрессивными группами. Инструментальные часто выполняют экспрессивные функции. Между членами войсковых соединений могут сложиться гораздо более глубокие эмоциональные отношения, чем те, что необходимы для победы в сражении. С другой стороны, экспрессивные группы можно считать инструментальными, поскольку они создаются с определенной целью - для получения удовольствия от человеческого общения. Иногда экспрессивная группа является инструментальной в еще большей мере; скажем, это наблюдается, когда соседи организуют ассоциацию квартиросъемщиков.

Поддерживающая роль групп

Люди объединяются не только для выполнения совместной деятельности и удовлетворения социальных потребностей, но также и для ослабления неприятных чувств. Шахтер (1959) провел ряд классических экспериментов, для которых в качестве испытуемых были выбраны студенты последнего курса. Им было предложено в течение некоторого времени "ожидать" начала эксперимента. Некоторым из испытуемых сообщили ложные сведения о характере ожидаемого эксперимента, что вызвало чувство тревоги. Было сказано, что они будут участвовать в эксперименте, связанном с эффектами электрошока. Затем их попросили подождать до тех пор, пока экспериментаторы подготовятся к началу эксперимента. Контрольную группу также попросили подождать, но испытуемым этой группы не сообщили никакой тревожащей или, напротив, успокаивающей информации о готовящемся "эксперименте". Шахтер обратился ко всем испытуемым с вопросом, как они предпочитают ожидать начала эксперимента: в одиночестве или вместе с другими студентами? Как бы в подтверждение пословицы "Беда любит компанию" члены экспериментальной группы в большей мере стремились присоединиться в период ожидания к другим, чем испытуемые из контрольной группы. Шахтер сделал вывод, что вместе испытуемым было легче преодолевать отрицательные эмоции: они успокаивались, отвлекались от грустных мыслей и получали дополнительную информацию.

Дальнейшие исследования несколько дополнили этот вывод. В настоящее время установлено, что не все отрицательные /155/ эмоции способствуют образованию групп. Сарноф и Зимбардо (1961) провели новую серию экспериментов в ситуации "ожидания", когда на поведение испытуемых воздействовали такие связанные между собой эмоции, как страх и беспокойство. По их определению, страх - глубоко специфическое эмоциональное состояние, обусловленное внешним источником опасности, а беспокойство связано с внутренним источником опасности. Чтобы вызвать страх исследователи сообщили испытуемым, что они будут подвергнуты воздействию электрошоком. Чтобы вызвать беспокойство, другой группе испытуемых сказали, что во время эксперимента им придется сосать леденцы, огромные соски, бутылочки для младенцев. Это сообщение должно было вызвать у испытуемых растерянность. Члены контрольной группы не получили никакой информации о характере эксперимента.

Когда испытуемым была дана возможность сделать выбор - ожидать качала эксперимента в одиночестве или вместе с другими, - члены группы, которые почувствовали страх, проявили большее желание быть в компании, чем испытуемые из контрольной группы. А члены группы "обеспокоенных" предпочли остаться в одиночестве. Сарноф и Зимбардо установили, что испытуемые, охваченные страхом электрического удара, стремились поделиться своими чувствами с другими. Кроме того, они старались отвлечься и избавиться от отрицательных эмоций. Испытывавшие беспокойство старались преодолеть его. Вероятно, контакт с другими встревоженными привел бы к усилению, а не к ослаблению этого чувства. Поэтому испытуемые, чувствовавшие беспокойство, предпочитали одиночество. По-видимому, под воздействием группы происходит ослабление некоторых, но не всех, отрицательных эмоций, переживаемых членами группы.

СТРУКТУРА ГРУПП

В начале этой главы мы кратко охарактеризовали упорядоченное взаимодействие, которое является одной из основных функций групп. Когда совокупность людей становится группой, формируются нормы и роли, на основе которых устанавливается порядок (или образец) взаимодействия. Социологи изучают эти образцы, и им удалось установить ряд факторов, воздействующих на их формирование. Среди этих факторов одним из самых важных является размер группы. /156/

РАЗМЕР ГРУППЫ

Диады

Диада, или группа, состоящая из двух человек (например, влюбленных или двух лучших друзей), отличается некоторыми уникальными чертами. Она является очень хрупкой и разрушается, если один из членов выбывает из группы. Члены диады должны поддерживать устойчивые отношения между собой, иначе их сообщество перестанет существовать. Члены более крупных групп знают, что группа сохранится в случае их выхода, исключения из группы или смерти. Будучи хрупкой по своей природе, диада требует более тесного, упорядоченного и позитивного взаимодействия между ее членами, чем группа любого другого типа. В то же время в ней создаются условия для более глубокого эмоционального удовлетворения, чем в любой другой группе.

Триады

Когда к группе из двух человек присоединяется третий, образуется триада, в которой обычно складываются сложные отношения. Рано или поздно произойдет сближение между двумя членами группы и исключение из нее третьего. "Два человека составляют компанию, трое образуют толпу": именно так недвусмысленно дают понять третьему члену группы, что он лишний. Согласно точке зрения немецкого социолога XIX в. Георга Зиммеля, который оказал большое влияние на исследование групп, третий член группы может играть одну из следующих ролей: безучастного посредника, оппортуниста, который использует других в своих интересах, и тактика, следующего принципу "разделяй и властвуй".

Например, первый ребенок в семье может укрепить узы, связывающие родителей, став объектом их общей любви. Вместе с тем появление ребенка может способствовать разобщению родителей и стать причиной ревности и конфликта между ними. Если родители не ладят друг с другом, ребенок может стать на сторону одного из них.

Более крупные группы

Увеличение размера группы влияет на поведение ее членов во многих отношениях. Получены данные, что более крупные группы (состоящие из пяти или шести человек) более /157/ продуктивны, чем диады и триады. Члены более крупных групп обычно вносят больше ценных предложений, чем представители меньших групп. В более крупной группе, вероятно, меньше согласия, но также меньше и напряженность. Эти различия, возможно, связаны с тем, что для крупных групп решение организационных проблем более необходимо. Члены такой группы, вероятно, понимают, что их поведение должно быть подчинено определенной цели, поскольку они вынуждены прилагать усилия, чтобы координировать свои действия. Кроме того, крупные группы оказывают большее давление на своих членов, усиливая их конформизм. В таких группах наблюдается неравенство между членами; каждый испытывает больше трудностей, стремясь наравне с другими участвовать в обсуждении проблем и влиять на принятие решений. Не удивительно, что члены более крупных групп меньше удовлетворены своей ролью в совместных дискуссиях, чем члены малых групп (Томас, Финк, 1965).

Существуют данные, что группы с четным числом членов отличаются от групп с нечетным составом. В первых в большей мере проявляются разногласия, чем в последних, поэтому группы с четным числом членов менее устойчивы. Они могут распадаться на фракции с равным числом членов. Это невозможно в группах с нечетным числом членов: в них одна из сторон всегда имеет численное преимущество.

Согласно точке зрения некоторых исследователей, число пять имеет особое значение. Группы из пяти человек обычно не сталкиваются с проблемами, которые мы только что отметили. В то же время их члены не страдают от непрочности и напряженности, свойственных диадам и триадам. В группах из пяти человек каждый глубоко удовлетворен своей ролью, в случае разногласий такие группы, как правило, не распадаются. Кроме того, в этих группах диссиденты получают поддержку со стороны некоторых ее членов, им не угрожает полный разрыв со всей группой. Если же в группу входит более пяти человек, некоторые из ее членов могут почувствовать себя в изоляции (Хэй, 1962).

Члены больших групп часто страдают из-за низкого морального духа, господствующего в группе, и высокого уровня абсентеизма (неучастия). Могут быть ослаблены связи отдельных членов со всей группой, порой они проявляют нежелание сотрудничать в группе и тем более не стремятся к достижению групповой гармонии. Как следствие нарастающего разрыва между лидерами и рядовыми членами группы, в ней могут утвердиться жесткие, обезличенные формы контроля, когда приказы, насаждаемые сверху, заменяют задушевную личную беседу. Наконец, в группе могут возникать фракции и вражда (Стэвидж, Барнетт, 1977). /158/

КОММУНИКАЦИЯ И ВЛАСТЬ

Вследствие увеличения размера группы среди ее членов проявляется тенденция все меньше общаться друг с другом и чаще обращаться к лидеру, роль которого возрастает. В то же время в группе более пяти человек, лидер, как правило, обращается ко всей группе в целом, а не к отдельным ее членам. Лидер становится центром коммуникации, он осуществляет прием и передачу информации (Бэйлс, 1965). Во время семинара небольшой группе студентов легче обмениваться мыслями между собой и с профессором, чем представителям обширной аудитории на лекции. На лекции говорит только профессор, сообщающий информацию всей группе в целом.

В больших и малых группах способы распределения власти тесно связаны с характером коммуникации. Каким образом в группе успешно осуществляется обмен идеями и информацией? Какое воздействие оказывает этот обмен на способы принятия решений, сложившиеся в группе? Обусловлено ли поведение детей, играющих в школу, группы рабочих, укладывающих асфальт, и группы ученых, проводящих исследование, общими способами коммуникации, которые можно заранее предвидеть?

Гарольд Ливитт (1951) обнаружил, что некоторые способы коммуникации эффективнее, чем другие. Он составил несколько групп из пяти человек и каждой дал список символов. В распоряжении каждого члена группы было несколько символов, причем, несколько одинаковых имелись у всех. Группе было дано задание найти общие для всех символы. Членам группы не разрешалось говорить между собой, но они могли передавать друг другу записки.

Ливитт расположил группы таким образом, что записки можно было передавать четырьмя различными способами: по "кругу", по "цепочке", "колесу" и по "Y". Этим способам были даны названия в соответствии с их наглядным изображением, представленным на схеме 5-1. С помощью линий воспроизведены способы коммуникации, возможные для каждого типа группы.

Ливитт обнаружил, что способ "колесо" (когда общепризнанный лидер занимает центральное положение), по-видимому, позволяет наиболее успешно решать проблемы; далее следовали способы, "Y", "цепочка" и "круг". Он отметил, что члены группы, находившиеся в центре системы коммуникации, были значительно больше удовлетворены группой, чем те, кто оказались на краю. Он сделал вывод, что "в нашем обществе, в котором ярко выражено стремление к самостоятельности, социальному признанию и успеху, вероятно, /159/ невыгодно занимать положения, ограничивающие самостоятельность действий (имеется в виду периферийное положение)".

Схема 5-1. Способы коммуникации в группах

“Колесо”

“Цепочка”

“Y”

“Круг”

На этих схемах представлены четыре способа групповой коммуникации, выявленные Гарольдом Ливиттом с помощью проведенного им классического эксперимента; буквы обозначают членов группы, а линиями изображено доступное направление коммуникации. Было обнаружено, что "колесо" является самым эффективным способом, так как вся коммуникация должна проходить через центр. В способах "цепочка" и "Y" центр все еще играет основную роль в процессе передачи информации, но имеются и другие направления коммуникации. "Круг", в котором никто не занимает центральное положение, является самым неэффективным способом коммуникации.

ДИНАМИКА ГРУППЫ

В группах имеют место события и динамические процессы, периодически повторяющиеся в определенной последовательности. К ним относятся давление на членов группы, способствующие их конформизму, исключение из группы и формирование ролей.

ДАВЛЕНИЕ, СПОСОБСТВУЮЩЕЕ КОНФОРМИЗМУ

В какой мере люди склонны подчиняться требованиям группы? В 40-х годах Соломон Эш (1951) провел ряд важных экспериментов относительно воздействия группы на поведение ее членов. В первом эксперименте участвовали восемь ассистентов экспериментатора (которых заранее ознакомили с характером эксперимента и требованиями, предъявляемыми к ним) и один испытуемый, которому ничего не сообщили. Всем было дано задание сравнить один отрезок с тремя другими /160/ различной длины. Каждый член группы должен был сказать всей группе, какой из трех отрезков соответствует по длине первому. Ассистентов экспериментатора проинструктировали дать неправильный ответ. Таким образом, испытуемый, заранее не получивший никакой информации, должен был неожиданно оказаться в меньшинстве среди людей, которые были не согласны с его мнением.

Прежние исследования были сосредоточены на том, в какой мере люди подчиняются требованиям группы. Но теперь Эш с удивлением обнаружил, что две трети испытуемых отказались изменить свое мнение, хотя на них оказывали давление. Эш описал многие типы поведения этих диссидентов. Некоторые испытуемые продолжали отстаивать свою точку зрения, в то время как другие становились неуверенными и обескураженными. Однако одна треть испытуемых полностью изменила свою точку зрения (несмотря на ее правильность), чтобы отвечать требованиям большинства.

Готов ли испытуемый более решительно отстаивать свою точку зрения, если именно так поступали другие члены группы? Эш исследовал этот вопрос, включив в каждую группу двух других испытуемых. Он обнаружил, что, если человек ощущал хотя бы минимальную поддержку, воздействие со стороны группы значительно понижалось.

Эш организовал впоследствии эксперимент таким образом, что партнер, оказавший поддержку диссиденту, неожиданно отказывался от своего мнения и присоединялся к большинству. Испытуемый, которому ничего не сообщали о характере эксперимента, снова оказывался в полном одиночестве. В этих случаях восстанавливалась власть большинства над индивидом. Далее Эш варьировал численность большинства: группа, не разделявшая мнения испытуемого, включала от 2 до 16 человек. Он обнаружил, что даже незначительное большинство (примерно 3 человека) стимулирует эффект конформизма.

ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ГРУППЫ

Во время эксперимента, проведенного Эшем, некоторые испытуемые хотя бы на время были исключены из группы на том основании, что их (правильное) решение задачи противоречило (неправильному) решению большинством. Какой эффект оказало такое исключение на их чувство собственного достоинства? Чтобы ответить на этот вопрос, Юдит Уилкокс и Джон Митчелл (1979) провели эксперимент, в ходе которого испытуемым были даны следующие инструкции: "Вы один из /161/ шести человек, попавших в ситуацию, связанную с риском для жизни. Вы должны отстаивать свои права, свои доводы, жизнь, а также решить, кому не будет разрешено остаться с группой. Ситуация состоит в следующем: океанский лайнер натолкнулся на айсберг и затонул в водах Арктики. Шестерым, включая Вас, удалось вскарабкаться в небольшую спасательную шлюпку, но съестных припасов хватит только на пять человек, чтобы прожить восемь дней; за это время лодка доставит вас к ближайшему материку. Вся ваша группа должна решить, кто не сможет остаться в спасательной шлюпке. Через 30 минут путем тайного голосования вы примете решение о том, кто должен покинуть шлюпку". После подведения итогов голосования и беседы с каждым испытуемым было объявлено "решение", якобы принятое группой. Некоторым испытуемым сообщили, что они могут остаться в спасательной шлюпке, т.е. они были "приняты". Другим ("исключенным") было дано распоряжение покинуть шлюпку. Затем с испытуемыми было проведено интервью, и они выразили свои чувства - чувство облегчения или обиды. Наконец, исследователь объяснил, что "результаты" эксперимента были определены методом случайного отбора и в действительности не отражали мнение группы.

Уилкокс и Митчелл констатировали понижение чувства собственного достоинства у "исключенных" испытуемых. Величина самооценки у "принятых" испытуемых не изменилась. (У "исключенных" испытуемых даже подпись уменьшилась по размеру. Исследователи полагают, что это могло быть вызвано понижением чувства самоуважения).

МЕТОДЫ И ИЗМЕРЕНИЯ

ПРЕДЕЛЫ ДОПУСТИМОСТИ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

В связи с экспериментом Уилкокса и Митчелла, когда группе предлагалось исключить одного из ее членов, возникают некоторые проблемы, касающиеся экспериментов вообще и вызывающие беспокойство. С одной стороны, наверное, очень трудно проанализировать определенную черту характера человека, исследуемую в процессе эксперимента, - в данном случае чувство собственного достоинства. Обязательно ли уменьшившийся размер подписи является показателем снижения чувства самоуважения? Некоторые люди действительно по этой причине уменьшают свою подпись. Однако другие могут ее увеличить, чтобы компенсировать утраченное чувство собственного достоинства. Размер подписи не был единственным показателем уровня самоуважения в исследовании Уилкокса и Митчелла; испытуемым был также задан ряд вопросов, помогающих проанализировать эту переменную. Но не исключена вероятность, что вопросы, на которые отвечают испытуемые, не всегда являются надежным критерием исследуемых черт личности. /162/ Эксперименты в какой-то мере могут нам помочь определить, как ведут себя индивиды и целые группы в лабораторных условиях. Но можно ли на их основе судить о поведении людей за пределами лаборатории? Убедительным доводом против достоверности этого эксперимента является и тот факт, что испытуемые, принимавшие участие в эксперименте Уилкокса и Митчелла, знали, что находятся не в спасательной шлюпке. Они могли участвовать в эксперименте, но не чувствовать личной причастности к нему. В самом деле, эта проблема касается всех групп, образованных исключительно в экспериментальных целях. Большинство из участвующих в экспериментах в качестве испытуемых, просто выполняют то, что от них требуется. Они знают, что эксперимент закончится через определенное время, обычно он длится лишь несколько часов. Более того, лабораторные группы, как правило, являются однородными по возрасту, образованию и социальному положению. Поскольку в качестве испытуемых выступают студенты колледжей, экспериментальные группы часто создаются из образованных молодых людей в возрасте 18-20 лет, представителей средних слоев общества. Выводы, основанные на исследовании таких групп, нельзя применить к группам старшего возраста или шайкам, состоящим из представителей низшего слоя.

В связи с этими экспериментами возникают также этические проблемы. Следует ли вмешиваться в личную жизнь человека и исследовать его чувство собственное достоинства даже в лаборатории? В конце концов сообщение, что именно этого человека лишили места в спасательной шлюпке, может глубоко взволновать его, особенно если он обладает слабой защитной реакцией. В конце эксперимента испытуемым, конечно, сообщают, что в действительности их не исключали из группы. Но ведь человека уже обидели, и он испытал неприятные чувства.

Эти вопросы напоминают нам о том, что манипуляция с людьми ради науки может быть связана со вторжением в их личную жизнь, оскорблением их личности и ослаблением их чувства самоуважения. Есть различные мнения о серьезности данной проблемы, но, наверное, этот вопрос будет волновать исследователей в течение многих лет.

РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА

Во время проведения серии своих классических экспериментов Роберт Бэйлс и Филипп Слэйтер (1955) образовали несколько групп из студентов-юношей Гарвардского университета. Члены каждой группы должны были несколько раз проводить собрания и выступать в роли руководителей, стремящихся достичь общего решения. Обсуждение продолжалось 40 минут, а затем группе давали задание "принять общее решение". В это время за испытуемыми наблюдали. В конце каждой сессии членам группы задавали следующие вопросы:

  1. Кто внес наилучшие предложения для решения проблемы? Пожалуйста, назовите этих лиц по порядку в соответствии с ценностью высказанных ими идей. Включите себя.
  2. Кто в наибольшей мере руководил дискуссией и способствовал ее эффективности? Пожалуйста, назовите этих лиц по порядку. Включите себя. /163/
  3. В какой мере вы почувствовали личную симпатию к каждому из других членов группы? Оцените каждого из них по шкале (от 0 до 7), где 0 означает: "Я отношусь к нему нейтрально", а 7 подразумевает: "Он мне очень нравится".

  4. В конце последнего собрания, учитывая результаты всех сессий, подведите итоги и определите, кто из членов группы, по вашему мнению, проявил себя как лидер во время дискуссии? Как вы оцениваете роль других членов группы? Включите себя. (T.Parsons and R.F.Bales. Family, Socialization and Interaction.- N.Y.: 1955.)

В течение собраний исследователи регистрировали позитивные и негативные эмоциональные реакции каждого члена группы. Они также отмечали, в какой мере каждый участник эксперимента задавал вопросы или вносил предложения по решению проблем, стоящих перед группой.

По ходу собраний стала выявляться поразительная картина. Наблюдатели и члены группы одновременно отметили возникновение двух типов лидеров. Один был лидером в инструментальном смысле. Этот человек проявлял активность в смысле ориентации группы, обмена мнениями и внесения предложений. Второй тип представлял человек, которого высоко ценили в группе. Бэйлс и Слэйтер назвали представителей этих двух типов "идейным вдохновителем" и "самым уважаемым" в группе или инструментальным и экспрессивным лидером.

Исследователи с удивлением обнаружили, что в любой данной группе один и тот же человек никогда не является одновременно идейным лидером и самым уважаемым. Более того, эти два лидера склонны взаимодействовать друг с другом в большей мере, чем с другими членами группы. При этом взаимодействие происходит скорее на основе взаимной поддержки, а не конкуренции. Таким образом, складывается модель двойного лидерства. Один лидер руководит деятельностью группы, а другой имеет дело с ее эмоциональными потребностями. Осуществляя данные функции, два лидера неосознанно создают своего рода коалицию.

Маргарет Филлипс (1965) сделала попытку обобщить результаты исследования Бэйлса и Слэйтера. Она считает, что инструментальный и экспрессивный аспекты жизни группы оказывают важное влияние на ее успех. Инструментальный аспект связан со стремлением к достижению цели, с решением задачи; экспрессивный аспект определяет эмоциональное удовлетворение группы. Филлипс также предполагает, что центральную роль в инструментальном аспекте играет так называемый "лидер-отец", в то время как экспрессивный аспект /164/ сосредоточен вокруг "лидера-матери". (Однако следует отметить, что каждый лидер может быть мужчиной или женщиной: экспрессивными лидерами в группах Бэйлс и Слэйтера были мужчины, поскольку эти группы состояли только из мужчин.) Это исследование свидетельствует о том, что инструментальный и эмоциональный аспекты человеческой жизни являются базисными, и все группы должны прийти к соглашению о необходимости двух лидеров.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

  1. Социальное взаимодействие представляет собой процесс, в котором люди действуют и реагируют на действия других. Социологи изучают этот процесс на двух уровнях: микро- и макроуровне.

  2. Микроуровень состоит из самых мелких элементов межличностного общения. Макроуровень включает такие крупные структуры, как правительство и торговля, и такие институты, как религия и семья. При любых социальных условиях люди взаимодействуют на обоих уровнях.

  3. Основой теории обмена стало представление Хоуманса о социальном взаимодействии; он уделил главное внимание воздействию вознаграждений и затрат на поведение людей. Согласно этой теории, поведение человека обусловлено четырьмя следующими принципами: а) чем чаще поступок вознаграждается, тем чаще он повторяется; б) если в прошлом в определенной ситуации имело место вознаграждение, люди стремятся снова создать такую ситуацию; в) если вознаграждение велико, люди готовы затрачивать для его получения больше усилий; г) когда потребности человека почти полностью удовлетворяются, он в меньшей мере стремится прилагать усилия ради их удовлетворения.

  4. Согласно теории взаимодействия, сформулированной Мидом и Блумером, известной под названием символического интеракционизма, все действия людей есть проявления социального поведения, основанного на коммуникации. В соответствии с этой теорией, существуют два вида действий: незначимые, или автоматические рефлексы, и значимые действия, основанные на интерпретации стимулов. Интерпретация стимулов заключается в установлении связи стимула с символом и выборе ответной реакции благодаря осмыслению этого символа. Коммуникация становится возможной именно благодаря тому, что люди придают одинаковые значение данному символу. /165/

  5. Этнометодология - это изучение правил, регулирующих контакты между людьми и обычно принимаемых на веру. Исследования в этой области свидетельствуют о том, что на общение оказывают глубокое воздействие невысказанные предположения и сложные цепочки значений.
  6. Термин "управление впечатлением" введен Гоффманом для обозначения способа регулирования взаимодействий между людьми, основывающегося на выражении выгодных для них символических значений. Теория взаимодействия, сформулированная Гоффманом, иногда называемая драматургическим подходом, трактует социальные ситуации как драмы в миниатюре, по ходу действия которых люди стремятся создавать определенные впечатления. Люди, отмеченные дурным клеймом, могут испытывать трудности в процессе управления впечатлениями.
  7. Фрейд считал, что индивиды образуют социальные группы и остаются в них отчасти потому, что у них формируются чувства преданности и покорности лидерам группы. Согласно Фрейду, это происходит не потому, что лидеры обладают какими-то особыми чертами, но обусловлено тем, что мы отождествляем лидеров с могущественными, богоподобными личностями, какими в детстве казались нам наши отцы.
  8. Неформальные роли или совокупности ожиданий, определяющие, как должен вести себя тот или иной человек, могут сформироваться на основе поведения этого индивида в определенной ситуации. Очень часто, когда мы лучше узнаем друг друга, эти роли могут закрепляться и становятся неотъемлемыми от индивида.
  9. Группой называется совокупность людей, которые взаимодействуют друг с другом определенным образом, чувствуют свою принадлежность к данной группе и воспринимаются другими как члены этой группы. Мы часто объясняем поведение человека тем, что он является членом той или иной группы независимо от того, обосновано ли это мнение.
  10. Первичная группа состоит из небольшого количества людей, которые вступают в прямое и непосредственное взаимодействие, опирающееся на их индивидуальные особенности. Примерами первичных групп являются семьи, группы друзей или любая группа, между членами которой сложились глубокие эмоциональные отношения. В отличие от нее вторичная группа образована из людей, между которыми сложились лишь слабо выраженные эмоциональные отношения; их взаимодействие подчинено достижению определенной цели. Индивидуальные, неповторимые черты личности не имеют значения для функционирования вторичной группы. Иногда /166/ первичные группы формируются из индивидов внутри вторичной группы.

  11. Несмотря на господство вторичной группы в современном обществе, первичная группа продолжает оставаться важным связующим звеном между человеком и более формальной, организационной стороной жизни. На основе глубоких исследований ученые открыли так называемый хоторнский эффект, заключающийся в том, что сам факт исследования группы, возможно, оказывает влияние на поведение ее членов. На основе этого и других открытий они сделали вывод, что "человеческие факторы" в сфере труда играют важную роль.
  12. Группа - основа выживания самых высокоорганизованных приматов, включая людей. Помимо социализации, группы осуществляют много других функций. Инструментальная группа образуется ради выполнения определенной работы, в то время как экспрессивная группа создается для удовлетворения эмоциональных потребностей ее членов.
  13. Важную роль играет размер группы. Диады (группы из двух человек), триады (группы из трех), группы с четным числом членов и с нечетным составом функционируют по - разному, характерными для них способами. Группы, состоящие из пяти человек, обычно не сталкиваются с проблемами, которые отравляют жизнь других групп.
  14. В больших и малых группах способы распределения власти тесно переплетаются со способами коммуникации. В больших группах обычно центром коммуникации является лидер. Такие динамические процессы, как давление на членов группы, способствующее их конформизму, исключение из группы и формирование ролей, периодически повторяются в группах. /167/

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?