Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Неопровержимые доказательства

(Тьерри Мейссан. 11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация. М.: Московский филиал издательства «Карно», 2002, 2003.)

Эта книга произвела фурор и мгновенно стала бестселлером во Франции, а затем и в других европейских странах. В США власти более года препятствовали выходу в свет этой книги, но она все же была опубликована — и сразу стала мощнейшим подспорьем для антивоенного и «антиглобалистского» движения. То, что книга Мейссана не только не стала бестселлером у нас в стране, а, напротив, была фактически замолчана, — явление ПОЗОРНОЕ, говорящее о ПРОДАЖНОМ, МАРИОНЕТОЧНОМ, характере политической науки в России.

Сразу после 11 сентября 2001 года самые разные люди у нас — начиная от представителей левых и мусульманских кругов и кончая солидным телеакадемиком с проправительственного канала В. Познером — принялись публично объяснять США, что раз уж Америка создала такую планетарную систему, в которой все блага и богатства «третьего мира» перетекают в США, а народам «третьего мира» достаются только нищета, болезни, голод, войны и смерть, наивно рассчитывать, что «третий мир» будет это терпеть вечно и не нанесет рано или поздно ответный удар по Америке. Действительность оказалась куда страшнее. Оказалось, «третий мир», при всей своей ненависти к Америке, на акцию масштаба 11 сентября пока еще не способен. Оказалось, что 11 сентября — это чудовищная провокация, «всемирный поджог Рейхстага», организованный ультраправыми «ястребами» из правящих кругов самих США.

Книга Тьерри Мейссана доказывает это, буквально не оставляя камня на камне от официальной версии администрации США.

Для начала Т. Мейссан разбирает историю с атакой самолета «Боинг 757-200» на Пентагон — притом точно на тот сектор здания, где располагалось армейское Управление по борьбе с терроризмом. Первое, что устанавливает Т. Мейссан, это что НИКАКОЙ «БОИНГ» НА ПЕНТАГОН НЕ ПАДАЛ!

И вот почему:

    1) размер отверстия в стене здания (зафиксированный в фото- и кинодокументах — до того, как фасад рухнул) НЕ СООТВЕТСТВУЕТ размерам самолета: отверстие ГОРАЗДО МЕНЬШЕ (С. 18-20). Если же предположить, что в Пентагон врезался только нос самолета — и затем машина почему-то остановилась как вкопанная, даже не коснувшись здания крыльями (чего не может быть, учитывая скорость, с которой летел «Боинг» — от 400 до 700 км/ч — и вес машины — 115 т) (c. 16, 18), то

    2) крылья, фюзеляж и хвост «Боинга» должны остаться снаружи и не пострадать. Однако их нет — нет даже на самых первых фотографиях, снятых в момент, когда к Пентагону только-только подъехали пожарные машины, но еще не начали тушить пожар внутри здания (c. 20);

    3) в случае, если бы остальная часть самолета взорвалась и сгорела за пределами Пентагона, должны были бы остаться обломки. Их нет — НИ ЕДИНОГО (С. 19-22)! Более того, при взрыве и пожаре снаружи должны были сильно пострадать окрестности Пентагона в этом месте: газоны, заборы, столбы, автомобильная и вертолетная стоянки. Они целехоньки (c. 17);

    4) самое разумное — при намерении нанести максимальный ущерб Пентагону ударом с воздуха — обрушить «Боинг» на крышу здания (не промахнешься: Пентагон занимает площадь 117 363 кв. м). Но террористы, наоборот, выбирают удар по фасаду, рискуя промахнуться, так как высота здания — 24 м, в то время как высота самого самолета — 13 м (c. 17);

    5) самолет врезается в здание, летя строго горизонтально, между первым и вторым этажами — в то время как сама высота «Боинга» такова, что он НЕ МОГ врезаться ниже, чем между третьим и четвертым этажами (c. 17); к тому же при горизонтальном полете у самой земли самолет каким-то чудесным образом не посшибал деревья, столбы, заборы (и даже не повредил их воздушной струей!), автомобильную и вертолетную стоянки (c. 16-17);

    6) несмотря на крейсерскую скорость и вес, самолет пробил ТОЛЬКО внешнюю стену здания, что невероятно (c. 18);

    7) размер пожара в Пентагоне НЕ СООТВЕТСТВОВАЛ количеству горючего на борту «Боинга». Более того: пожарные команды округа Арлингтон не были подпущены спецслужбами к месту взрыва и пожара (c. 21), а начальник пожарных Эд Плогер на вопрос корреспондентов о горючем сказал что-то невероятное: «Мы обнаружили нечто, что приняли за лужу, как раз на том месте, где, как мы думаем, находился нос самолета» (c. 22). Таким образом, получается что-то совсем уже нелепое: часть горючего при столкновении и взрыве воспламенилась, а часть — нет. Т. Мейссан употребляет по этому поводу слово «сюрреализм» (c. 21);

    8) ни одна из видеокамер наблюдения не зафиксировала «Боинг» (c. 22);

    9) службы ПВО Вашингтона и — отдельно — Пентагона «не заметили» «Боинг» (c. 13-15);

    10) на «Боинге 757-200» в момент захвата отключился транскодер (автоматический передатчик, посылающий идентификационный сигнал и данные о полете на пульты диспетчеров). Отключить транскодер невозможно (c. 185);

    11) после потери связи с «Боингом» поиском и перехватом самолета занялось НОРАД (Командование авиакосмической обороны Северной Америки), контролирующее всё воздушное пространство США и Канады, которое послало на перехват три истребителя «F-16» с базы в Лэнгли. С «Боингом» был установлен визуальный контакт в воздухе. Но «Боинг» уклонился (!) от слежения НОРАД, увернулся (!) от истребителей и атаковал Пентагон (c. 14-15, 22), во что поверить просто невозможно;

    12) как оказалось, взрыв пришелся ТОЧНО на тот сектор Пентагона, который находился на ремонте. Управление по борьбе с терроризмом было оттуда уже выселено, Командный центр морского флота еще не вселен. В помещениях находился в основном гражданский персонал, занимавшийся их оборудованием. Именно поэтому жертвами оказались в основном гражданские лица и среди погибших был всего один генерал. Этим же объясняется малое число погибших — 125 человек (c. 18-19);

    13) чтобы нанести огромным пассажирским самолетом (длина «Боинга» — 47 м, размах крыльев — 38 м) удар такой повышенной точности на столь малой высоте в городской черте, надо много раз тренироваться на местности, чтобы знать все препятствия (чего «арабские террористы», конечно, сделать не могли), и кроме того, быть пилотом высочайшего класса (c. 25).

На основании всего этого Т. Мейссан пришел к выводу, что официальная версия «падения захваченного террористами самолета на Пентагон» — липа, которую он назвал «кровавой инсценировкой». Никакой самолет на Пентагон не падал, взрыв был произведен ВНУТРИ здания людьми, имевшими доступ в Пентагон и обладавшими возможностью БЕСПРЕПЯТСТВЕННО доставить внутрь здания большой запас взрывчатки. При этом «Боинг 757-200» рейса 77 «Американ Эйрлайнс» действительно исчез вместе со всеми пассажирами. Т. Мейссан задает вопросы: кто их убил и где они? Он полагает, что рано или поздно американской администрации придется ответить на эти вопросы (c. 24).

Впрочем, некоторые предположения можно высказывать уже сейчас. Если «Боинг» нигде не найден, он, вероятнее всего, был утоплен (вместе с пассажирами) в океане. И, кроме того, те повреждения Пентагона, которые описал Мейссан, могут быть причинены не только направленным взрывом изнутри, но и ударом крылатой ракеты снаружи. Очевидно, однако, что атаковать Пентагон крылатой ракетой могут ТОЛЬКО сами вооруженные силы США — и ТОЛЬКО по приказу самого высокого начальства.

Собственно, Т. Мейссан мог бы остановиться на разоблачении «атаки на Пентагон» — этого вполне достаточно для доказательства того, что 11 сентября 2001 года организовано американской администрацией: только зная заранее дату, время и характер нападения на «башни-близнецы», можно было устроить «кровавую инсценировку» в Пентагоне.

Но Мейссан Пентагоном не ограничился.

Он обратил внимание на массу несуразностей с атакой на ВТЦ. Во-первых, НОРАД не смогло, как это ни странно, запеленговать и перехватить и самолеты, атаковавшие «башни-близнецы». Во-вторых, на этих самолетах, как и на «Боинге 757-200», оказались отключены транскодеры. Между прочим, сигнал гражданского транскодера исчезает, если заранее оснастить транскодер не только гражданским, но и военным кодом — и по команде с земли (или в соответствии с заложенной в бортовой компьютер программой) переключить транскодер с гражданского кода на военный: гражданские радары в США оснащены фильтрами, делающими их «слепыми» в отношении объектов ВВС (c. 15, 185).

А после ряда консультаций со специалистами Мейссан пришел к выводу, что летчики-любители не могли с такой точностью (да еще на малой высоте в городской черте, где полет дьявольски сложен) попасть именно в середину «башен-близнецов». Размах крыльев «Боинга-767» — 47 м, а ширина башни — 63 м; достаточно отклониться в сторону на 5 м — и атака на башни провалилась бы. При этом надо учесть, что при скорости в 700 км/ч и весе «Боингов» времени на корректировку курса у летчиков было лишь 0,3 секунды (c. 32-33) !

Профессионалы же подсказали Мейссану, что есть способ точно поразить цель: идти по радиомаяку. Если установить в башнях радиомаяки, то самолеты выйдут на них автоматически (вплоть до того, что для этого их даже не надо захватывать, надо лишь заложить соответствующую программу в бортовой компьютер — причем управлять самолетом можно тогда с земли, такая технология есть у Министерства обороны США, называется она «Глобал Хаук») (c. 33-34). Мейссан стал искать — и выяснил, что в ВТЦ действительно стояли радиомаяки, включившиеся, видимо, незадолго до атаки! Их сигналы зафиксировали радиолюбители, поскольку маяки создавали помехи в передачах с телеантенн, установленных на башне (c. 33).

Заинтересовало Мейссана и обрушение башен. Он нашел расчеты специалистов, утверждавших, что башни ВТЦ не могли разрушиться под воздействием тяжести самолетов и температуры пожара. Более того, Мейссан нашел официальное заявление пожарных Нью-Йорка, которые утверждали, что слышали взрывы в основаниях башен, и потребовали независимого расследования причин обрушения (в ходе которого погибло много их товарищей) (c. 34).

Еще больше заинтересовало Мейссана обрушение «здания № 7» комплекса ВТЦ, в которое никакой самолет не врезался. «Здание № 7», что удивительно, обрушилось внутрь себя, как при направленном взрыве. «Нью-Йорк таймс» выяснила, что в «Здании № 7» располагалась Секретная база ЦРУ, занимавшаяся экономическим шпионажем по всему миру и находившаяся в остром конфликте с политическими управлениями ЦРУ и с Генштабом (c. 35-36). Уничтожение этой базы уж точно нельзя связать с «атакой с воздуха».

Затем Т. Мейссан обратил внимание на неожиданно малое количество погибших в развалинах ВТЦ: 2843 человека, включая пассажиров и экипажи двух «Боингов», а также полицейских, пожарных и спасателей, прибывших к зданиям — при том, что в башнях ВТЦ в момент первого самолетного удара находилось до 40 тыс. человек (и даже просто общее число служащих на верхних этажах, отсеченных пламенем, должно было составлять не менее 4800 человек) (c. 36-37). Мейссан нашел публикацию в израильской газете «Гаарец», в которой Миша Маковер, директор фирмы «Одиго», одного из лидеров в области электронной связи, сообщил, что фирма получила предупреждение о предстоящем теракте за 2 часа до него — с предложением эвакуировать персонал (c. 38). Интересно, что ФБР после этой публикации ЗАПРЕТИЛО сотрудникам фирмы «Одиго» общаться с прессой (c. 104).

Т. Мейссан проводит аналогию со знаменитым взрывом федерального здания им. Альфреда П. Марры в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 года. Взрыв, по официальной версии, был организован Тимоти Маквеем, членом ультраправой военизированной организации «Милиция» (созданной в годы «холодной войны» самим правительством США для развертывания партизанских действий на территории Америки в случае ее оккупации советскими войсками). В Оклахома-Сити погибло лишь 168 человек, поскольку подавляющее большинство работавших в здании было вдруг отпущено с работы на полдня. Мейссан полагает, что это было сделано ФБР, чтобы уменьшить число жертв (ФБР контролирует «Милицию» и, следовательно, заранее во всех деталях знало о готовившемся взрыве) (c. 38-39).

Наконец, Мейссан раскопал удивительное признание президента Буша-младшего, сделанное им в г. Орландо (шт. Флорида). Президент рассказал, что 11 сентября, вскоре после первой авиаатаки на ВТЦ ему показали по телевизору кадры столкновения самолета с башней — и, когда он смотрел эти кадры, в помещение ворвался главный секретарь президента Энди Кард со словами: «Второй самолет врезался в башню. На Америку совершено нападение» (c. 40). Однако в отличие от столкновения самолета со второй башней ВТЦ (которое весь мир мог наблюдать в прямом эфире), кадры, запечатлевшие первое столкновение, были обнаружены гораздо позже — спустя 13 часов после событий, когда агентство «Гамма» обнародовало съемку братьев Ноде. Следовательно, делает вывод Мейссан, президенту показывали ДРУГИЕ кадры — кадры СЕКРЕТНОЙ СЪЕМКИ, сделанной спецслужбами. Но раз спецслужбы вели такую съемку, значит, они ЗАРАНЕЕ знали о месте и времени событий (c. 40-41).

Т. Мейссан делает такой общий вывод: самолеты были направлены на здание ВТЦ по радиомаякам; находившиеся в зданиях фирмы и учреждения (хотя бы часть из них) были предупреждены о теракте заранее, чтобы уменьшить число человеческих потерь; все три рухнувших здания были подорваны зарядами с земли. После чего Мейссан спрашивает (не без сарказма): «Может ли подобная операция быть задумана в пещерах Афганистана, управляема из них и исполнена горсткой исламистов?» (c. 41).

И Мейссан выдвигает версию ЗАГОВОРА ВНУТРИ АДМИНИСТРАЦИИ США, ЦРУ И ВОЕННОЙ ВЕРХУШКИ.

Первое, на что он обращает внимание, — это на тщательное ЗАПУГИВАНИЕ президента Буша частью его окружения. Самолет, на котором Буш летит в Вашингтон — в соответствии с планом КОНПЛАН, вступающим в действие в чрезвычайных ситуациях (подобных ситуации 11 сентября), — вдруг «исчезает». На самом деле президентский самолет сначала загоняют на базу в Барксдейле (Луизиана), а затем — на базу в Оффуте (Небраска). Между базами самолет Буша, эскортируемый истребителями, летит на малой высоте и зигзагами, словно скрываясь от радаров и зенитного огня. На самих базах президента возят по взлетно-посадочным полосам в бронеавтомобиле, мотивируя это защитой от снайперов (c. 44)!

Т. Мейссан обращает внимание и на загадочный пожар в Белом доме, возникший в промежутке между двумя атаками на башни ВТЦ (за 40 минут до второго столкновения). Кадры пожара попали в эфир Эй-Би-Си (С. 50). К атакам с воздуха этот странный пожар, вся информация о котором позже полностью пропадает, невозможно притянуть и за уши. Но можно, впрочем, хотя Мейссан этого и не делает, вспомнить, что высокопоставленные американские чиновники 11 сентября называли Белый дом в качестве одной из мишеней террористов (по одним заявлениям, именно на него должен был спикировать самолет, упавший в Пенсильвании, по другим — Белый дом был первоначальной целью того лайнера, который в конце концов якобы атаковал Пентагон). Но что-то не сработало — и пожар оказался «лишним». Как «лишними» оказались и сообщения агентств о взрыве на Капитолийском холме. Но, между прочим, после пожара персонал Белого дома во главе с вице-президентом Чейни, а также и конгрессменов принудительно эвакуировали «в безопасные места». Интересно, что Мейссан выяснил, какую именно схему действий по обороне Белого дома осуществили после эвакуации Чейни и прочих. Это была схема защиты Белого дома не от падения самолета или бомбардировки, а от штурма отрядом десанта (c. 50)!

Как установил Мейссан, 11 сентября запугивание и без того не шибко умного президента (а заодно, видимо, и других «несговорчивых») достигло невиданного уровня: пресс-секретарь президента Ари Флейшер, а затем официальные представители спецслужб сообщили, что Секретная служба Белого дома получила телефонные сообщения от нападавших, в которых те ПРЕДУПРЕЖДАЛИ (зачем, интересно?), что собираются атаковать Белый дом и президентский самолет, — и, что самое невероятное, звонившие воспользовались секретными кодами и шифрами президентской канцелярии, а также целого ряда спецслужб: Управления по борьбе с наркотиками, Национальной разведслужбы (НРО), Военно-воздушной разведки, Военной разведки, Военно-морской разведки, разведслужб Госдепартамента и Министерства энергетики. Каждый из этих кодов и шифров суперсекретен и известен крайне ограниченному кругу лиц, причем никто не имеет права располагать несколькими кодами сразу (c. 46-48).

Невозможно представить себе, чтобы «Аль-Каида», или талибы, или разведка Ирака оказались в состоянии завладеть таким количеством суперсекретных шифров и кодов. Если это и было кому-то по силам, то разве что советской разведке в период расцвета СССР (и то сомнительно).

Мейссан обратил внимание на две вещи: во-первых, обладая таким набором шифров и кодов, нападавшие могли узурпировать полномочия президента Соединенных Штатов, в том числе и по управлению войсками. Единственный способ противостоять этому — обеспечить личное присутствие президента в Центре стратегического командования США на базе Оффут (что и было сделано) (c. 49). То есть Буша пугали тем, что «террористы» в любой момент могут захватить контроль над вооруженными силами США!

Второе, на что обратил внимание Мейссан: если нападавшие вступали в переговоры, значит, они выдвигали какие-то требования или ультиматум. Камикадзе в переговоры не вступают. Мейссан предположил, что Буш вступил в эти переговоры и поддался шантажу, после чего «угроза отступила» (c. 49). Это значит, что шантажистами были кто угодно, но не исламские террористы.

И Т. Мейссан делает такой вывод: теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне (включая поджог в Белом доме) организовали люди, которые связывались с президентом с помощью секретных кодов и шифров и которые предъявили ему ультиматум. Подавленный их возможностями, Буш ультиматум принял — и продолжает управлять страной. Произойти такое может ТОЛЬКО в том случае, если теракты 11 сентября осуществила группировка, находящаяся на самом верху военной и политической элиты США, — и ТОЛЬКО в том случае, если эти теракты преследовали цель принудить президента изменить характер внешней и внутренней политики США.

Исламский же след был сфальсифицирован. Причем сфальсифицирован из рук вон плохо, примитивно, неубедительно. И лишь чудовищная истерия, устроенная американскими властями и СМИ, придала этому следу видимость правдоподобия.

Так, якобы обнаруженная спецслужбами «памятка шахида» состряпана настолько грубо, что это очевидно любому специалисту. В тексте содержатся выражения, невозможные в документах исламских фанатиков, но типичные для сознания среднего американца (например, «ты должен лицом к лицу встретиться с ним и понять его на 100%»!). Даже само начало текста выдает, что он написан не ваххабитами, а протестантами: вместо «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного» в «памятке» стоит «Во имя Бога, меня и моей семьи» — в то время как мусульмане, в отличие от протестантов, никогда не молятся ВО ИМЯ СЕБЯ или ВО ИМЯ СВОЕЙ СЕМЬИ (С. 59-60).

Еще забавнее, что этот документ якобы найден в трех экземплярах: в чемодане, потерянном, по официальной версии, Мохаммедом Аттой (руководитель всех камикадзе), в машине, оставленной у аэропорта имени Даллеса «шахидом» Науафом Альфазми, и, наконец, в обломках самолета, взорвавшегося в Пенсильвании (c. 59). Просто поразительно, с какой настойчивостью «террористы» делали все, чтобы этот секретный документ перестал быть секретным, а стал УЛИКОЙ! Особенно веселит Мейссана якобы случайно потерянный при пересадке с рейса на рейс чемодан Атты: зачем Атте, шедшему на самоубийство, чемодан с вещами — он его в рай собирался с собой взять?

А уж рассказ ФБР о том, что важнейшая улика — паспорт Атты — был найден целехоньким на развалинах ВТЦ (c. 61), где, по официальной версии, даже стальные конструкции расплавились от жара, — и вовсе смехотворен!

Мейссан идет дальше: он обращается к официальному списку террористов, опубликованному властями США (по 5 человек на каждый захваченный авиалайнер) — и обнаруживает, что все эти списки тоже не более чем фальшивка. Значительная часть указанных в списке людей благополучно проживает в арабских странах (скажем, в Саудовской Аравии — Абулазиз Аламари, Мохаммед Альшехри, Салем Альхазми и Саид Альгхамри). Более того, еще один «погибший шахид», Валид Альшехри, живущий в Марокко, в Касабланке, и работающий пилотом компании «Ройяль Эр Марок», даже дал интервью лондонскому еженедельнику «Аль-Кодс аль-Араби» — в тщетной попытке донести до американских властей, что он жив, здоров и никакой самолет в США не захватывал. Но американские власти, конечно, «не заметили» этого интервью (c. 62).

Кроме того, сравнив списки пассажиров захваченных самолетов, опубликованные 13 сентября, со списками, опубликованными авиакомпаниями 11 сентября, Мейссан обнаружил, что рассыпается версия властей о «пятерках террористов»: на рейсе 11 террористы если и были, то в количестве никак не более трех, а на рейсе 93 - не более двух. Мейссан делает вывод: «ФБР сочинило список воздушных пиратов» (c. 63-64).

Т. Мейссан обратил внимание также на действия ФБР, которые невозможно квалифицировать иначе, как ЗАМЕТАНИЕ СЛЕДОВ: Бюро ЗАПРЕТИЛО сотрудникам авиакомпаний общаться с прессой и КОНФИСКОВАЛО у братьев Ноде 5 часов видеозаписи ВТЦ, сделанных ими в тот день как внутри башен, так и на эспланаде. Только 6 минут записи затем возвращено братьям. А между тем запись могла бы помочь понять, как и почему рухнули здания ВТЦ (c. 103-104).

Наконец, Мейссан обращает внимание на то, что о готовящихся терактах знали и предупреждали власти США целых 5 спецслужб: германская, египетская, французская, израильская и российская. Более того, арестованный в Канаде за «мошенничество» лейтенант Военно-морской разведки США Делмар Эдуард Вриланд дал показания о заговоре, существующем в верхушке вооруженных сил США, частью которого было осуществление терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Американская Военно-морская разведка открестилась от Вриланда. Тогда он 12 августа 2001 года передал тюремным властям запечатанный конверт с точным описанием будущих терактов. 14 сентября тюремные власти вскрыли конверт, были потрясены его содержанием — и дело Вриланда попало в Верховный суд в Торонто. Там выяснилось, что Вриланд действительно состоял на службе Военно-морской разведки США (что руководство разведки отрицало) и что он действительно собрал доказательства убийства американскими спецслужбами Марка Бастьена, шифровальщика канадского посольства в Москве (c. 188-190).

Кто же организовал заговор и произвел 11 сентября 2001 года своего рода дворцовый переворот? Мейссан уверен: ультраправое, фашиствующее крыло в администрации США, руководстве Пентагона и спецслужб, те, кого называют «ястребами». Президент Буш-младший и сам-то мало отличается от неофашиста (он — типичный «новый правый» христианский фундаменталист, строго говоря, это одна из разновидностей «неклассического фашизма»), но дело в том, что американские ультраправые традиционно разделены на два крыла: на изоляционистов (тех, кто считает, что нужно заниматься в первую очередь внутренними проблемами Америки, насаждать фундаменталистско-фашистские ценности, уничтожить оппозицию, ограничить иммиграцию и т.п., а во всем остальном мире — хоть трава не расти) и на интервенционистов (тех, кто ориентирован на превращение всего мира в американскую колонию или полуколонию, на создание Pax Americana — Великой Американской Империи). Буш, имевший самые смутные представления о том, что творится за пределами не то что США, но даже Техаса, был стихийным изоляционистом. А интервенционистов, «ястребов» представляли в американском руководстве вице-президент Ричард («Дик») Чейни, министр обороны Дональд Рамсфелд, помощник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс, заместитель министра обороны Пол Вулфовиц, бывший заместитель министра обороны, «серый кардинал» интервенционистов Ричард Перл, теоретик «нового консерватизма», член Консультативного совета по оборонной политике Министерства обороны США Ньют Гингрич. Если версия Т. Мейссана верна (а опровергнуть ее пока никто не смог), то именно эти люди и должны стоять за заговором и терактами 11 сентября 2001 года. И задача заговора была следующей: заставить американскую администрацию перейти к прямому созданию Всемирной империи военными средствами, к развязыванию войн по всему Земному шару, к подавлению «антиамериканской» и «антихристианской» оппозиции везде, включая территорию самих Соединенных Штатов. Речь, то есть, идет о ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ УНИФИКАЦИИ МИРА и о повсеместной ЗАМЕНЕ ДЕМОКРАТИИ ДИКТАТУРОЙ (хотя и в демократическом обличье).

Во внешней политике так и случилось: не предоставив миру НИКАКИХ доказательств причастности «Аль-Каиды» к терактам 11 сентября, США осуществили полномасштабную военную интервенцию в Афганистан и свергли неугодное им правительство талибов, а затем, опять-таки не предоставив НИКАКИХ доказательств поддержки режимом С. Хусейна исламского терроризма или наличия у Ирака оружия массового уничтожения, осуществили военное вторжение в Ирак и свергли неугодное им правительство.

Теперь Афганистан возглавляет сотрудник ЦРУ Хамид Карзай, а Ираком и вовсе руководит оккупационная американская администрация. Причем если война в Ираке была в первую очередь войной за нефть, то война в Афганистане — в первую очередь войной за наркотики: «Талибан» хоть и с переменным успехом, но вел борьбу с выращиванием опийного мака и наркобизнесом (выращивание мака при талибах каралось смертью), а провашингтонский «Северный альянс» — крупнейший в мире производитель героина. Т. Мейссан, еще не зная, что за год власти проамериканской администрации производство наркотиков в Афганистане вырастет в 5 раз, пророчески написал в своей книге: теперь проблем с поставкой опиатов на американский рынок больше не будет (c. 159).

Уже после выхода в свет книги Мейссана администрация Буша-младшего подтвердила справедливость выводов французского политолога, ВЫЧЕРКНУВ Афганистан из списка стран — производителей наркотиков. Причем Буш с присущей ему простотой так объяснил, почему власти США предоставили «амнистию» афганским «героиновым королям»: «Это соответствует жизненно важным интересам Америки»! По этому поводу — в связи с тем, что основной трафик афганского героина идет через албанских сепаратистов в Косово (тоже, как известно, креатуру ЦРУ), — было даже публично высказано предположение, что «амнистировав» афганских производителей наркотиков, США хотят ПРИНУДИТЕЛЬНО НАРКОТИЗИРОВАТЬ Западную Европу — и ослабить таким образом ЕЭС как экономического конкурента (см.: www.vokruginfo.ru).

Отдельную главу — «Неограниченные полномочия» — Мейссан посвящает описанию действий администрации США по ограничению гражданских свобод внутри страны и развязыванию рук спецслужбам и военным вовне. В США вводится в действие военная цензура, журналисты, не согласные с официальной версией событий 11 сентября, увольняются (c. 105). Ассоциация американских адвокатов заявляет, что вычеркнет из официального списка адвокатов каждого, кто попытается возбудить процесс от имени семей жертв терактов 11 сентября (c. 104). Президент Буш лично выкручивает руки Конгрессу с тем, чтобы конгрессмены не смели создавать комиссию по расследованию событий 11 сентября. Результат поразительный: комиссия создается, но, оказывается, официальной целью ее будет не расследование терактов 11 сентября, а расследование действий, предпринятых ПОСЛЕ 11 сентября с целью недопущения повторения подобных терактов в будущем (c. 105)!

В США принимается «USA PATRIOT Act», отменяющий основные гражданские свободы сроком на 4 года (то есть на период президентства Буша-младшего, включая и время предвыборной кампании по его переизбранию на второй срок). Акт разрешает арестовывать по подозрению в причастности или сочувствии террористической деятельности и содержать в тюрьме без предъявления обвинения БЕЗ СРОКА. Тут же, по «USA PATRIOT Act», в Штатах арестовывают 1200 иммигрантов (c. 106-107).

Министерство юстиции приостанавливает право задержанных или осужденных общаться с адвокатом наедине (c. 108). Подозреваемых в терроризме отныне будут судить не федеральные суды и даже не военные трибуналы, а некие специально созданные министром обороны «военные комиссии», которые сами себе устанавливают процессуальные нормы, проводят заседания за закрытыми дверями — и на этих заседаниях военные прокуроры даже не будут обязаны сообщать подозреваемым и адвокатам о доказательствах, которыми располагает следствие (c. 108-109)! И т.д., и т.д.

То есть США быстро эволюционируют в сторону ультраправой военно-полицейской диктатуры.

При этом США навязывают 55 странам-союзникам введение в их внутренние законодательства положений «USA PATRIOT Act» (c. 109).

Одновременно огромные деньги выделяются Пентагону и разведслужбам. Например, Буш просит у Конгресса для военных дополнительно 20 млрд долларов. Конгресс выделяет: 40 миллиардов (c. 98)!

Конгресс разрешает президенту использовать ЛЮБУЮ (то есть и ядерную) «необходимую силу» против ЛЮБОЙ страны, организации или личности, которые, по мнению президента, «подготовили, разрешили и облегчили» проведение террористических актов против США (c. 97). Это уже откровенный произвол и полное игнорирование действующего международного права.

США денонсируют Договор по ПРО 1972 года, вводят в действие программу новых «звездных войн», ограничивают в пользу новой гонки вооружений социальные расходы (c. 194-195). (Отмечу в поддержку позиции Мейссана, что это — действительно РАДИКАЛЬНОЕ изменение военной стратегии США, настолько радикальное, что оно оказалось ПОЛНЕЙШЕЙ НЕОЖИДАННОСТЬЮ для тех российских «специалистов по США», для кого — в силу их профессиональных обязанностей — никаких «полнейших неожиданностей» в американской политике БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО. Так, всего за год до 11 сентября ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА США и Канады РАН Сергей Рогов опубликовал статью, одна из глав которой носила анекдотическое на сегодняшний день название «Как сохранить Договор по ПРО» — см.: «Свободная мысль-XXI», 2000, № 10. С. 27-28).

Наконец, создается суперслужба — Бюро внутренней безопасности (или Бюро безопасности родины, Office of Homeland Security) с невероятно широкими полномочиями (c. 113).

Мейссан особо обращает внимание на то, что директор ЦРУ не только не был уволен после такого катастрофического провала его ведомства, как 11 сентября, в ЦРУ не только не «полетели головы», но, напротив, финансирование Управления мгновенно выросло на 42 % и Управление получило по сути неограниченные полномочия (c. 197).

Все это поразительно напоминает истории со взрывами домов в Москве и с «Норд-Остом», когда, несмотря на очевидный полный провал ФСБ, директор ФСБ не был уволен, в его ведомстве не провели, как всегда бывает в таких случаях, «чистку», а напротив, ФСБшники получили новые звания, награды, финансы и полномочия.

Мейссан констатирует: «мы присутствовали при захвате гражданской жизни военными и разведуправлениями» (c. 114).

При этом Мейссан обратил внимание на то, что установление диктатуры нового типа проходило под сенью ХРИСТИАНСКОГО ФУНДАМЕНТАЛИЗМА. Буш публично заговорил языком фундаменталистских проповедников, было даже реанимировано выражение «крестовый поход», важнейшие обращения к американцам и мировому сообществу Буш делает, выступая с настоящей ПРОПОВЕДЬЮ в соборе, ультраправые фундаменталистские СМИ демонстрируют президента за молитвой, призывая паству молиться и поститься за него. Сам Буш провозглашает Америку богоизбранной и борьбу США со всеми врагами — священной. Эта позиция НАВЯЗЫВАЕТСЯ и союзникам США — под угрозой, что отказ будет расценен как «оскорбление религиозных чувств американцев» (Мейссан посвящает разбору этого явления целую главу — «От надгробного слова к священной войне»).

И Т. Мейссан тут же показывает, как под прикрытием этого «священного права» по всему миру начинается истребление политических лидеров, враждебных США и их союзникам: в Индонезии был похищен спецподразделением лидер папуасов Тейз Элюай и убит лидер Освободительного движения Ачеха Абдулла Сьяффи (причем Сьяффи был убит при прямом содействии Агентства национальной безопасности США — он противился захвату нефтяных полей Ачеха компанией «Эксон мобил»); в Нигерии убит министр юстиции Бола Инге, также выступавший против интересов компаний «Эксон мобил» и «Шеврон» (бизнес Кондолизы Райс); в Ливане взорван бомбой лидер крайне правой Христианской милиции Эли Хобейка, непосредственно руководивший бойней в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила в сентябре 1982 года (Хобейка поссорился с израильтянами и собирался дать в суде в Брюсселе показания против премьер-министра Израиля Ариэля Шарона как против организатора бойни в Сабре и Шатиле) (c. 168-170).

Одни из самых впечатляющих страниц книги Мейссана — это страницы, рассказывающие о биржевых махинациях, предшествовавших 11 сентября. В течение 6 дней накануне дня теракта на биржах имела место грандиозная махинация, которую контрольные органы охарактеризовали как «злоупотребление осведомленностью». Все операции касались ценных бумаг ТОЛЬКО ТЕХ компаний, которые пострадают в ходе терактов 11 сентября: авиакомпаний «Юнайтед Эйрлайнс» и «Американ Эйрлайнс», чьи самолеты были захвачены, компаний «Морган Стенли», «Меррил Линч» и других, чьи главные офисы располагались в зданиях ВТЦ, страховых компаний «Мюних Ре», «Сюисс Ре» и «Акса», на которые выпадут основные выплаты по страховкам, и т.п. Контрольная комиссия по банковским операциям города Чикаго подняла тревогу, обнаружив, что только на Чикагской бирже «посвященные» (то есть злоупотреблявшие секретной информацией игроки) нажили не менее 15,7 млн долларов. Международная организация комиссий по ценным бумагам (ИОСКО) 15 октября констатировала, что незаконная прибыль, полученная в ходе этих махинаций, исчисляется сотнями миллионов долларов и что произошедшее — «наиболее крупное злоупотребление информацией «посвященными», когда-либо зарегистрированное». ФБР, вопреки многолетней практике, ОТКАЗАЛОСЬ проводить расследование по этому делу, а американская администрация ВЫНУДИЛА ИОСКО закрыть начатое расследование! Единственное, что ИОСКО успела выяснить и обнародовать, это что подавляющая часть финансовых сделок была проведена инвестиционной фирмой «Алекс Браун», доверенной компанией ЦРУ, которую до 1998 года возглавлял штатный разведчик А.Б. Кронгард, 26 марта 2001 года ставший третьим по старшинству чином в ЦРУ (c. 64-68).

Можно сказать, что это — самое УБЕДИТЕЛЬНОЕ доказательство в обвинениях Мейссана в адрес американской администрации: мышление и психология американских политиков-бизнесменов действительно таковы, что эти люди НЕ МОГЛИ НЕ ИЗВЛЕЧЬ личной финансовой выгоды из подготовленной ими провокации. Иметь возможность обогатиться на эксклюзивной информации и не сделать этого — такое не умещается в сознании «правильного» американца-буржуа. Это бы противоречило ВСЕМ ОСНОВАМ МИРОВОЗЗРЕНИЯ американской буржуазии — «протестантская этика», воспетая Максом Вебером, основывается на догмате предопределенности: с точки зрения протестантизма, судьба человека предопределена свыше, и никакие его личные действия (то, что католики называют «богоугодными делами») изменить ничего не могут. Люди от рождения делятся на «избранных» богом и на «отвергнутых» им. Причем «избранных» легко определить по критерию УСПЕШНОСТИ: раз богатый — значит, избран богом, не был бы избран — бог не позволил бы разбогатеть.

Протестантские фундаменталисты из нынешнего руководства США просто ОБЯЗАНЫ БЫЛИ лично обогатиться на терактах 11 сентября 2001 года — что они и сделали. С их точки зрения, это — НЕ АМОРАЛЬНО: раз их не поймали за руку — значит, БОГ ИМ ПОКРОВИТЕЛЬСТВУЕТ, значит, они ИЗБРАНЫ и ПОЙДУТ В РАЙ. А те, кто погиб в ВТЦ, Пентагоне и самолетах, — НЕУДАЧНИКИ, такая судьба была предопределена им свыше. И никаких «угрызений совести». Какие могут быть угрызения у ОРУДИЯ ПРОВИДЕНИЯ? Если бы господь не хотел 11 сентября — он бы его не допустил.

Целую главу Т. Мейссан посвящает доказательству теснейших связей Усамы бин Ладена с ЦРУ и доказательству того факта, что «Аль-Каида» была создана именно инструкторами ЦРУ на деньги ЦРУ — для войны с советскими войсками в Афганистане (c. 119-142). Всё это, конечно, не является новостью для нашего читателя и зрителя: у нас в стране все мыслимые СМИ об этом говорили и писали сотни раз (трудно все-таки забыть, кто с кем воевал в Афганистане). Но западному, в частности французскому, читателю это все не так очевидно и не так известно.

Однако и в этой главе изложены некоторые удивительные факты, о которых у нас не знают или знают немногие. Например, что прямые связи ЦРУ с Усамой бин Ладеном и «Аль-Каидой» не прерывались по меньшей мере до лета 2001 года — то есть спустя длительный период после того, как были произведены взрывы у посольств США в Найроби и Дар-эс-Саламе, приписанные «Аль-Каиде» и бин Ладену, после чего США официально начали охоту за ними по всему миру. Т. Мейссан вообще ставит под сомнение атрибутирование этих терактов как произведенных на свой страх и риск «Аль-Каидой», обращая внимание на тот факт, что как раз американские граждане были НАИМЕНЕЕ пострадавшей стороной в этих взрывах: в Дар-эс-Саламе из 11 убитых лишь 1 был американцем, а в Найроби — из 230 убитых американцами были лишь 12 человек, — и называет эти теракты «псевдоантиамериканскими» (c. 131-132).

Теракты в Найроби и в Дар-эс-Саламе произошли 7 августа 1998 года, после чего американцы назначили за голову Усамы бин Ладена награду в 5 млн долларов, подвергли ракетному обстрелу Афганистан и ни в чем не повинную (как позже выяснили европейские эксперты) фармацевтическую фабрику в Судане. Однако и в следующем, 1999 году ЦРУ спокойно сотрудничало с «Аль-Каидой», в частности, задействовало «Арабский легион» «Аль-Каиды» в Косове в войне против югославской армии (c. 132). Еще позже, в июле 2001 года ЦРУ помогает Усаме бин Ладену попасть в АМЕРИКАНСКИЙ госпиталь в Дубае (ОАЭ), где «самого разыскиваемого террориста» постоянно навещают члены его семьи, «видные особы» Саудовской Аравии и ОАЭ, а также РЕЗИДЕНТ ЦРУ в Дубае. Затем бин Ладена переводят в военный госпиталь в Равалпинди (Пакистан), под защиту пакистанской армии, где Усама проходит курс диализа (c. 132-133). То есть ЦРУ не только не разыскивало по всему миру Усаму бин Ладена, но, напротив, опекало его и помогало ему в лечении.

Не менее интересно и то, что Мохаммед Атта, провозглашенный руководителем террористической группы, якобы осуществившей всю акцию 11 сентября, был, как выяснилось, сотрудником пакистанской военной разведки (ISI), которая уже десятилетия является по сути филиалом ЦРУ. В июле 2001 года директор ISI генерал Ахмад Махмуд перевел 100 тыс. долларов на банковский счет Атты в Соединенных Штатах (c. 134-135). Логично было бы после этого именно генерала Махмуда и пакистанскую военную разведку провозгласить организаторами взрывов 11 сентября, но власти США этого не сделали.

Но еще более впечатляют те страницы книги Мейссана, где он показывает, что, как выясняется, Усама бин Ладен — это: партнер по бизнесу семейства Буш! Их связывает компания «Карлайл групп», управляющая сегодня портфелем в 12 млрд долларов и контролирующая, в частности, корпорацию «Федерал дэйта», оснащающую Федеральную авиационную администрацию США системами наблюдения за гражданским авиадвижением (помните загадочную историю с транскодерами?). «Карлайл» владеет также мажоритарным пакетом акций в «Юнайтед дифенс индастриз», основном поставщике снаряжения для американской, турецкой и саудовской армий. С учетом контролируемых ею компаний «Карлайл» находится на одиннадцатом месте среди корпораций американского ВПК (c. 136-137).

Представителями «Карлайла» за рубежом являются Джон Мейджор, бывший премьер-министр Великобритании от консерваторов, и Джордж Буш-старший. А один из руководителей «Карлайла» — это Сами Мубарак Баарма, совладелец корпорации «Харкен энерджи», основы личного бизнеса Буша-младшего. В административном совете той же «Харкен» представлен и один из братьев Усамы бин Ладена Салем. Сама корпорация «Харкен» (бывшая «Арбусто», маленькая техасская фирма) расцвела при президенте Буше-старшем, когда она получила нефтяные концессии Бахрейна — в качестве ретрокомиссий американо-кувейтских договоров, заключенных Бушем-старшим. То есть Буш-папа совершил УГОЛОВНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, использовав свое служебное положение для обогащения своего нерадивого сынка, прославившегося до того как двоечник, хулиган и пьяница (c. 137-137).

То, что весь бизнес семьи Буш тесно связан с «финансовой империей» ЦРУ, несомненно. Мейссан напоминает, что против «Карлайл групп» заводилось в 1990 году дело о рэкете: эта корпорация вымогала у пенсионных фондов деньги на избирательную кампанию Буша-старшего. В ходе расследования выяснилось, что один из фондов перечислил в «Карлайл» 1 млн долларов в обмен на гарантии предоставления федерального контракта в штате Коннектикут. Интересно, кто руководит этим фондом. Это Фрэнк Карлуччи (бывший зам. директора ЦРУ, а затем министр обороны), Джеймс А. Бейкер III (бывший руководитель кабинета президента Рейгана, а затем — министр финансов и, наконец, госсекретарь при Буше-старшем), Ричард Дармен (бывший заместитель министра финансов и глава бюджетной комиссии США) (c. 137).

Семейство Буш совместно с ЦРУ, напоминает Мейссан, было вовлечено в громкий банковский скандал 90-х годов: «дело BCCI» (Международного банка кредита и коммерции, Bank of Credit and Commerce International). Этот банк использовался ЦРУ для переброски и «отмывания» «грязных денег». Через BCCI саудовские деньги переправлялись никарагуанским «контрас», а деньги ЦРУ — афганским «моджахедам». Через BCCI руководство Республиканской партии США подкупило иранское правительство при Хомейни, чтобы договориться о затягивании кризиса с американскими заложниками в посольстве США в Тегеране — и, таким образом, ускорить крах демократической администрации Джимми Картера (операция «Октябрьский сюрприз»). Банк обанкротился после того, как стало известно, что он «отмывал» наркодоллары Медельинского картеля. При банкротстве BCCI оставил без денег миллион мелких вкладчиков (c. 139-140).

Показательно, что в руководстве банка сидели целых два бывших директора ЦРУ — Ричард Хелмс и Уильям Кейси, два мультимиллионера, известных торговца оружием и по совместительству агента ЦРУ — Аднан Кашогги (снабжавший оружием, кстати, афганских «моджахедов» и расистскую ЮАР и прославившийся попыткой совершить ультраправый переворот на Сейшелах) и Манушер Гобанифар (главный «трейдер» «Ирангейта»), а также Камал Адхам (шурин саудовского короля Фейсала и бывший начальник саудовских секретных служб), принц Турки аль-Фейсал ас-Сауд (начальник саудовских секретных служб с 1977 по 2001 год и личный друг Усамы бин Ладена) и Абдул Рауф Халил (заместитель директора саудовских спецслужб). Доверенным представителем BCCI в Швейцарии была компания SICO, швейцарский инвестиционный филиал «Сауди бин Ладен групп» — и среди руководства SICO обнаруживался все тот же брат Усамы — Салем бин Ладен (c. 140-141).

То есть Буши и бин Ладены — давние партнеры по бизнесу, организованному совместно ЦРУ и саудовскими спецслужбами. После этого становится понятно не только, почему бин Ладен неуловим, но и почему он так успешно подыгрывает Бушу и ЦРУ, в нужное время выступая с нужными американской администрации заявлениями.

Добавлю от себя, что теснейшие связи семейства Буш с ультраправыми исламскими террористами и финансирующими их арабскими банкирами — давно не секрет для западных левых. Например, в 1992 году в Нью-Йорке в издательстве «S.P.I. Books» вышла целая книга, посвященная этой теме. Называлась она «Мафия, ЦРУ и Джордж Буш». «Объективные» американские СМИ приложили героические усилия, чтобы не допустить информацию об этой книге до своих читателей, зрителей и слушателей.

Т. Мейссан понимает, что многие читатели его книги психологически не готовы поверить в то, что высокопоставленные чиновники США способны пойти на такой чудовищный и циничный акт, как сознательное убийство нескольких тысяч своих сограждан (причем не политических противников, а ПРОСТО сограждан) ради достижения корыстных политических и финансовых результатов. И Мейссан в доказательство того, что американской военщине и американским ультраправым плевать на жизни своих соотечественников, рассказывает историю операции «Норвудс».

Операция «Норвудс» была спланирована ЦРУ и Пентагоном после провала в заливе Кочинос и имела целью вынудить президента Кеннеди совершить агрессию против революционной Кубы. Для этого предполагалось силами американских спецслужб, военнослужащих США и переодетых в форму Революционных Вооруженных сил Кубы «гусанос» совершить ряд вооруженных провокаций против американских военных и гражданских объектов и против ряда соседних с Кубой стран. В частности, планировалось: совершить нападение на американскую военно-морскую базу в Гуантанамо с кубинской территории, а также совершить диверсии на территории базы (включая взрыв склада боеприпасов, что неизбежно повлекло бы за собой серьезные людские потери); взорвать американский корабль в кубинских территориальных водах — в момент, когда в том же районе находились бы кубинские корабли или самолеты, чтобы потом обвинить их в нападении (предполагалось также устроить пышные похороны «жертв кастровского нападения», опубликовать списки жертв и вообще развернуть вокруг этого инцидента истерию); организовать широкую террористическую кампанию в Майами, обвинив в ее устройстве «кубинских агентов», арестовать фальшивых кубинских агентов, которые бы признались, что теракты — дело их рук, «найти» и опубликовать заранее подготовленные компрометирующие документы, которые «изобличили» бы Кастро как организатора террора; подвергнуть бомбардировкам соседние с Кубой государства (Доминиканскую Республику, Гаити, Никарагуа, Гватемалу) — бомбами советского производства с самолетов, закамуфлированных под самолеты ВВС Кубы; организовать инцидент с гражданским самолетом, следовавшим рейсом из США на Ямайку, в Гватемалу, Панаму или Венесуэлу и якобы атакованным и уничтоженным в воздухе «кубинским истребителем»; уничтожить (для «мобилизации общественного мнения») американский обитаемый космический корабль, причем — «для большего эмоционального шока» — жертвой «кубинских террористов» должен был стать Джон Гленн, первый американский астронавт (c. 182-185).

Операция «Норвудс» не была воплощена в жизнь только потому, что руководить ею должен был председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Лайман Лемницер, а Лемницер после провала высадки в заливе Кочинос оказался в остром открытом конфликте с президентом Кеннеди и министром обороны Макнамарой, закончившимся отставкой Лемницера от должности и «почетной ссылкой» — назначением на пост командующего американскими вооруженными силами в Европе. Все документы, касавшиеся операции «Норвудс», Лемницер приказал уничтожить, однако ему оказалось не по силам (не по должности) уничтожить и памятную записку по операции «Норвудс», которая была в 1999 году обнаружена в архиве Роберта Макнамары (c. 180-182). Т. Мейссан воспроизводит факсимильную копию этой памятной записки в приложении к своей книге (c. 262-269).

Интересно, что генерал Лемницер был специалистом по тайным операциям, сотрудником первого директора ЦРУ Аллена Даллеса, создателем тайной сети «stay-behind» (вооруженного ультраправого подполья в странах НАТО, которое должно было в случае «коммунистической опасности» развернуть террористическую войну), участником вывоза в Латинскую Америку и сокрытия от наказания нацистских военных преступников и, наконец, личным другом генерала-фашиста Эдвина Уокера, отправленного в отставку Джоном Кеннеди. При Джеральде Форде находившийся с 1969 года на пенсии Лемницер будет назначен главой созданного ЦРУ «Комитета по текущей опасности». Т. Мейссан отмечает, что бригадный генерал Уильям Х. Крейг, руководивший предварительной подготовкой операции «Норвудс», тогда же будет назначен директором Агентства национальной безопасности США (c. 180-182, 186-187).

Операция «Норвудс» — всего лишь последнее всплывшее дело из многих аналогичных. Гражданское, военное и разведывательное руководство США много раз демонстрировало, что ради получения политических и экономических выгод оно готово жертвовать жизнями своих граждан. Сегодня мы знаем, что в 1898 году американские власти не пожалели 260 с лишним моряков с броненосца «Мэйн», чтобы получить «законный» предлог для осуществления интервенции на Кубу. Сегодня мы знаем, что американские власти в 1916 году не предприняли никаких усилий, чтобы предотвратить нападение Панчо Вильи на Колумбус — чтобы получить «законный» предлог для интервенции в охваченную революцией Мексику. Сегодня мы знаем, что американское руководство, зная заранее об атаке на Пёрл-Харбор, не сделало ничего, чтобы предотвратить ее, — чтобы получить «законный» предлог для войны в тихоокеанском регионе. Сегодня мы знаем, что американское руководство в 40-50-е годы испытывало на собственных военнослужащих ядерное оружие — и до сих пор отказывается принимать судебные иски от пострадавших (хотя к настоящему времени в живых осталось лишь несколько сотен человек — мало кто из подвергшихся поражению проникающей радиацией живет долго). Сегодня мы знаем, что в 1955 году американское руководство произвело во Флориде успешный эксперимент по использованию бациллы коклюша в качестве бактериологического оружия — и умершие американские дети вовсе не смутили людей из ЦРУ. Сегодня мы знаем, что в 50-60-е годы американское руководство в массовом порядке испытывало на своих гражданах действие галлюциногенов, наркотиков, электрошока и яда кураре — в рамках секретных программ «Блю бёрд», «Кэстигейт», «МК-Ультра», «Артишок» и других (и только воздействию ЛСД было подвергнуто свыше 5 тыс. американских граждан). Сегодня мы знаем, что американское руководство спокойно убило в 1978 году в Гайане свыше 900 американских граждан — членов религиозной организации «Пиплз темпл» — только для того, чтобы не дать «Пиплз темпл» в полном составе переселиться в СССР и избежать таким образом грандиозного для США пропагандистского провала. Сегодня мы знаем, что американское руководство планировало в 1984 году осуществить прямое военное вторжение в Никарагуа и заранее наметило потери американской армии в 4,8 тыс. убитых и 18,6 тыс. раненых. Более того, сегодня мы знаем, что ультраправые из американской верхушки могут не только запугивать и шантажировать собственного президента, но и убить его — как был убит людьми ЦРУ (вступившими для этого в сговор с мафией и кубинскими контрреволюционерами) президент Кеннеди — за отказ от интервенции на Кубу, за намерение вывести войска из Вьетнама, за обещание «стереть ЦРУ в порошок и развеять по ветру», за намерение провести «стратегическое сокращение» военных расходов и пойти на разрядку напряженности с СССР и Кубой.

Собственно, Т. Мейссан ломится в открытую дверь, приводя в подтверждение своих выводов дело «Норвудса». Даже из тех доказательств финансовых махинаций, которые приведены в его книге (включая и страницы, посвященные «семейному бизнесу Бушей — бин Ладенов»), становится очевидным, что во главе США стоят откровенные уголовники — мошенники, воры, взяточники, торговцы оружием, террористы, организаторы массовых убийств (с чем я американцев и поздравляю). Что этим людям могло помешать организовать провокацию 11 сентября? Ничего.

Другое дело, что в заговор не был вовлечен лично президент Буш-младший. Но почти наверняка лишь потому, что Буш-старший, заведомо участвовавший в заговоре, хорошо представляя себе умственный уровень собственного сына, побоялся заранее вводить того в курс дела.

Вообще, от семейства Буш можно ожидать каких угодно преступлений, поскольку речь идет о семье ПОТОМСТВЕННЫХ ФАШИСТОВ. К этой теме (к сожалению, не замеченной Мейссаном) уже пытались привлечь внимание общественности журналисты: 20 января 2000 года в «Онлайн джорнал», а 24 июля 2001 года в индийской «Пиплз демокраси» были опубликованы статьи, основывавшиеся в основном на данных книг, авторы которых расследовали связи семейства Буш и вообще верхушки Республиканской партии США с нацистской Германией. Две книги принадлежат перу Кристофера Симпсона и называются «Ответный удар» и «Роскошная белокурая бестия», а третья — перу Расса Белланта и называется «Старые нацисты, «новые правые» и Республиканская партия». Из этих книг и статей выясняется, что оба деда нынешнего президента США — Прескотт Буш и Джордж Герберт Уолкер — финансировали Адольфа Гитлера, причем через компанию Уолкера «Юнион бэнкнинг» нацисты «отмывали» награбленные в Европе сокровища. Впрочем, Прескотт Буш тоже имел отношение к «Юнион бэнкинг» — он был членом правления компании. «Юнион бэнкинг» обеспечивала связь нацистской Германии с пароходной компанией «Гамбург-Америка лайн», которая служила прикрытием для шпионской деятельности нацистской Германии в США и субсидировала нацистскую пропаганду в Америке. Правительство США провело расследование деятельности обоих дедов Буша-младшего, пришло к выводу, что они действуют в интересах нацистской Германии и наложило — в соответствии с «Законом о торговле с врагом» — арест на все акции «Юнион бэнкинг».

Кстати, отдельно от Симпсона и Белланта историей «Юнион бэнкинг» занимались и другие люди. Так, Вебстер Тарпли и Антон Хайткин, авторы книги «Джордж Буш. Неавторизированная биография», установили, что «Юнион бэнкинг» использовала свои финансовые возможности для нейтрализации противников Гитлера как в Германии, так и в США (в том числе для предотвращения появления в прессе обеих стран антифашистских публикаций), а на работу в нью-йоркский офис «Гамбург-Америка лайн» принимались исключительно члены НСДАП.

А проведший собственное расследование Джон Лофтус, бывший прокурор Отдела по нацистским военным преступлениям Министерства юстиции США, установил, что действительными (тайными) владельцами «Юнион бэнкинг» были ведущие нацистские бонзы, которые тайно переводили деньги через голландские банки в «Юнион бэнкинг» даже во время II Мировой войны. «Юнион бэнкинг» была окончательно ликвидирована в 1951 году — и в результате этой ликвидации Прескотт Буш получил 1,5 млн долларов. «Вот откуда взялись деньги Бушей, — сделал вывод Лофтус. — Их состояние пришло из III Рейха».

Позже семейство Буш, став видными деятелями Республиканской партии, приблизило к себе нацистских военных преступников из стран Восточной Европы, включая Ласло Паштора, одного из руководителей уничтожения венгерских евреев во время II Мировой войны. Бушей окружали и американские нацисты, такие как представитель по связям с общественностью Гарольд Кейт Томпсон, некогда руководивший североамериканским филиалом тайной фашистской организации «Штимме» (вывозившей в Латинскую Америку нацистских военных преступников), а затем ставший одним из лидеров североамериканского филиала фашистской партии НСДАП/АО. В ноябре 1988 года разразился даже скандал (впрочем, быстро замятый), когда газета «Вашингтон джуиш уик» опубликовала статью о том, что в коалицию, поддерживавшую избирательную кампанию Буша-старшего, входили «заслуженные» нацисты и фашисты. Эта статья побудила шестерых лидеров коалиции в поддержку Буша покинуть ее.

Говоря иначе, фашизм — это давняя любовь Бушей и того крыла Республиканской партии, которое с ними связано.

Может возникнуть еще один вопрос: зачем устроителям терактов 11 сентября вообще понадобилось инсценировать атаку Пентагона (и допустить столько «проколов» — ведь именно с разоблачения «атаки на Пентагон» начал свое расследование Мейссан), почему было не ограничиться более чем эффектным авиаударом по ВТЦ?

Прочтя книгу Мейссана, понимаешь почему. Потому что ВТЦ — это НЕ ВОЕННЫЙ И НЕ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ОБЪЕКТ, это всего лишь ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР. Это только Бушу-младшему можно внушить, что если американский самолет врезается в ВТЦ, то «на Америку совершено нападение». Всем остальным, чей умственный уровень отличается от умственного уровня президента США, этого явно недостаточно. Чтобы они поверили, что НА АМЕРИКУ совершено нападение ИЗВНЕ, нужно атаковать либо важнейшие центры государственной власти (Белый дом, Капитолий), либо важнейшие центры обороны и разведки (Пентагон, Лэнгли). Что и было сделано.

С крахом Советского Союза и ОВД американское руководство лишилось тотального «мирового врага» (пресловутой «угрозы мирового коммунизма»), и одновременно стали очевидны ИЗБЫТОЧНОСТЬ и абсурдная расточительность огромных американских вооруженных сил и ВПК. Но в то же время с крахом «Восточного блока» исчезло препятствие для установления ТОТАЛЬНОГО ГОСПОДСТВА Америки во всем мире — ПОЛИТИЧЕСКОГО для американских правящих классов, ЭКОНОМИЧЕСКОГО для крупнейших американских компаний, давно уже ставших транснациональными. Провокация 11 сентября устранила оба этих «недоразумения»: у Америки (и всего «свободного мира», раз США претендует на лидерство в нем) вновь появился тотальный МИРОВОЙ ВРАГ, американские вооруженные силы и ВПК получили ОПРАВДАНИЕ для своего существования и развития, а правящие классы США получили «законное» основание для превращения всего Земного шара в периферию Американской Империи.

Т. Мейссан доказывает это материалами, помещенными в обширных приложениях к книге.

Например, самое первое приложение показывает, что военный бюджет США превышает военные бюджеты ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ стран мира вместе взятых (c. 200-201)!

А помещенные им в приложениях официальные заявления ведущих участников заговора 11 сентября более чем откровенно выдают ГЛОБАЛЬНЫЙ замысел новой мировой войны — якобы «войны с международным терроризмом». Так, Ричард Перл прямо заявляет, что «война с терроризмом» — это вовсе не борьба с террористами, а СВЕРЖЕНИЕ НЕУГОДНЫХ США ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ (которых, конечно, всех зачислят в «пособники террористов»): «Страны, укрывающие террористов, ... должны сами быть уничтожены. Война с терроризмом — это война с подобными режимами. Мы не победим в войне против террора, охотясь за отдельными террористами...» (c. 221).

А Уильям Коэн, бывший министр обороны США, подводит ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ под планетарный характер нового американского экспансионизма и указывает на то, что новая война — это война ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ (как война с фашизмом и коммунизмом) и в ней ВСЕ СРЕДСТВА ДОПУСТИМЫ:

«У нас есть глобальные интересы, экономические, политические и касающиеся нашей безопасности, которые делают необходимым наше активное вмешательство вне наших границ: Весь наш народ, а не только его руководители, поднялся в свое время против фашизма, а затем и против коммунизма, когда те угрожали свободе. Если американцы вышли победителями из долгого сражения в потемках Холодной войны, то уж не для того, чтобы растратить теперь эту победу в нынешней войне с анонимными экстремистами. Как и предыдущая, эта война не будет выиграна одним лишь военным ответным ударом. Чтобы победить и в этот раз, американский народ должен будет снова проявить мужество, веру, единство и решительность и тогда он выдержит любые грядущие испытания: Америка должна сегодня подняться на свою собственную «Священную войну»: И десница наша должна быть вооружена волей к использованию всех имеющихся в нашем распоряжении средств». (c. 208-210).

А нынешний министр обороны Дональд Рамсфелд, в точности воспроизводя лексику «холодной войны», подчеркивает, что эта новая мировая война — именно ВОЙНА ИДЕОЛОГИЙ, война в защиту АМЕРИКАНСКОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ, которому, конечно же, привержены «свободные народы», — и это война за «освобождение угнетенных народов» (с той лишь разницей, что они теперь «угнетены» не фашизмом, как в 1939 году, не коммунизмом, как в 1947-м, а «международным терроризмом»):

«Президент Буш решил объединить нацию, подняв ее на войну против террористов, атакующих наш образ жизни... Наш противник — всемирная сеть террористических организаций и государства, поддерживающие их, одержимые желанием лишить свободные народы возможности жить так, как им этого хочется. Даже если мы примем военные меры против иностранных правительств, выступающих крестными отцами терроризма, мы можем завязывать союзнические отношения с народами, угнетенными этими правительствами» (c. 222, 224).

Всё это — ТОЧНАЯ КОПИЯ и духа, и риторики времен II Мировой войны или начала войны «холодной». За этим следует совершенно аналогичное насаждение шпиономании. Т. Мейссан приводит такое распоряжение Пола Вулфовица:

«Жизненно необходимо, чтобы все сотрудники Министерства обороны (МО), как и все служащие в других организациях, сотрудничающих с МО, соблюдали бы крайнюю осторожность в разговорах, касающихся работы МО, и это относится ко всем, невзирая на уровень их служебной ответственности. Не ведите никаких бесед о вашей профессиональной деятельности на открытых пространствах, в общественных местах, во время вашего проезда из дома на работу и обратно или же с помощью незащищенных электронных средств связи. Заговаривать об информации конфиденциального характера можно исключительно лишь в отведенных для этого местах и с людьми, имеющими одновременно и специфическое основание для доступа к этой информации, и полномочия безопасности ad hoc (для этой цели). Неконфиденциальная информация может стать предметом подобной же защиты, если ее представляется возможным перекроить и затем извлечь из нее выводы опасного характера. Наибольшая часть используемой информации в рамках миссий МО будет изъята из общедоступного пользования по вышеизложенной причине. При возникающем сомнении воздерживайтесь от распространения или обсуждения официальной информации, разве что в пределах МО» (c. 230-231).

Говоря иначе: Америка кишмя кишит международными террористами и их агентами, они буквально за каждым столбом. Болтун — находка для шпиона. Шпиона Усамы бин Ладена, «Аль-Каиды» и вообще международного терроризма.

Все логично. Только превратив всех американцев в параноиков, можно навязать им власть параноиков.

Т. Мейссан, конечно, не первый и не единственный, кто подверг критике официальную американскую версию событий 11 сентября. И до него многие высказывали мотивированные сомнения по многим пунктам. Особенно много специалистов сходилось во мнении, что такую масштабную, сложную в исполнении, дорогостоящую и требующую длительной подготовки акцию может осуществить ТОЛЬКО государство — и не всякое государство, а лишь крупное, мощное и богатое, имеющее очень развитые спецслужбы. Например, известный американский леворадикальный теоретик и ведущий лингвист современности Ноам Хомский, по горячим следам считавший, что 11 сентября может быть справедливым ответом «третьего мира» на предыдущую террористическую политику США, счел своим долгом обратить внимание, что американские власти так и не предоставили никаких убедительных доказательств вины Усамы бин Ладена (См.: Хомский Н. 9-11. М., 2001, С. 122-124).

А, например, в испанской газете «Эль Паис» была опубликована статья Хосе Видаля Бенейто, в которой автор спрашивал и о несуразице со «списком террористов», и о Мухаммеде Атте — агенте пакистанской разведки, и о загадочном пожаре в Белом доме, и о грандиозной махинации на бирже накануне 11 сентября (cм.: «Свободная мысль-XXI», 2002, № 10, С. 4).

Заслуга же Тьерри Мейссана в том, что он не только обобщил все эти вопросы и задал новые, но и, проделав гигантскую исследовательскую работу, ОТВЕТИЛ на большинство из них. Не случайно администрация США даже НЕ ПОПЫТАЛАСЬ опровергнуть НИ ОДНО из обвинений Мейссана!

Большой заслугой Мейссана является также и то, что он вдохнул уверенность в сознание многих американцев, которые и до него самостоятельно поставили под сомнение официальную версию 11 сентября, но оказались растеряны и разобщены под воздействием вала официальной шовинистической пропаганды (нужна гражданская смелость, чтобы не побояться прослыть «антипатриотом»!). Т. Мейссан своей книгой стимулировал в США активное изучение событий 11 сентября теми, кто хочет знать правду. Поскольку именно в США живут основные свидетели этих событий, набралось большое количество доказательств того, что официальная версия сфабрикована — и теперь большинство критиков правительственной точки зрения смогло объединиться в интернете — на странице http://www.serenditipy.li/wtcr.html и дружественных с ней, к которым я и отсылаю читающих по-английски. Для не читающих могу сообщить, что там опубликовано большое количество интереснейших материалов. В частности, статьи Кэрол Валентайн и Джо Виалиса, подробно разъясняющие, что с помощью технологии «Глобал хаук» спецслужбы элементарно могли руководить с земли полетами «Боингов».

Там же можно найти две хорошо разработанные версии относительно атаки на Пентагон. Авторы этих версий полностью согласны с Мейссаном в том, что никакой «Боинг» на Пентагон не падал, но не согласны с версией взрыва бомбы внутри здания. Они предлагают два других варианта: ракетный обстрел здания истребителем F-16 и обстрел здания крылатой ракетой AGM-86C. Там же доказывается, что внешняя стена здания Пентагона была обрушена СПЕЦИАЛЬНО — чтобы скрыть слишком маленький размер отверстия в стене, и что ни характер повреждений, ни особенности пожара внутри здания не могли вызвать это обрушение.

Независимо от Мейссана американские интернет-авторы попытались исследовать историю с махинациями на бирже накануне 11 сентября — и тоже в конце концов уткнулись в дочернюю фирму ЦРУ «Алекс Браун», возглавлявшуюся нынешним исполнительным директором ЦРУ А.Б. «Баззи» Кронгардом.

Там же отдельно прослеживается поведение высших должностных лиц США, которые постарались максимально оттянуть время подачи команды истребителям ВВС на перехват угнанных лайнеров. Только после того, как организаторы заговора в руководстве США убедились, что оба «Боинга» точно поразили башни ВТЦ, и за 3 минуты до атаки на Пентагон (то есть тогда, когда перехватывать было уже нечего!), такая команда была отдана.

Там же можно ознакомиться с частично альтернативной Мейссану версией «захвата» американских лайнеров. Согласно этой версии, захват самолетов арабскими террористами — не более чем мистификация. 4 авиалайнера вскоре после взлета получили сообщение о массовом захвате самолетов в США (что правдоподобно — многие, я думаю, помнят странные сообщения «первого часа» о том, что в США захвачено то ли 8, то ли 14 лайнеров), после чего пилоты получают команду срочно направить самолеты на секретную базу ВВС на северо-востоке Штатов. Одновременно с земли транскодеры этих лайнеров переключают на военный сигнал, и самолеты становятся невидимыми для гражданских радаров.

Взамен этих лайнеров в небе появляются дистанционно управляемые пустые самолеты, задача которых — сыграть роль «Боингов» рейсов 11 и 93 и атаковать, наводясь по радиомаякам, обе башни ВТЦ.

Тем временем 4 гражданских лайнера приземляются на базе ВВС, всех пассажиров и членов экипажей (всего 232 человека) собирают на борту рейса UA93, и самолет взлетает — для того, чтобы провести инсценировку захвата его террористами, сопротивления пассажиров и загадочной гибели в небе над Пенсильванией. По мнению авторов этой версии, самолет либо был взорван в воздухе с помощью заранее заложенной в него спецслужбами взрывчатки, либо сбит ракетой, выпущенной истребителем ВВС США F-16. Версия объясняет, кстати, удивительно малую, абсолютно нетипичную для этого времени года загрузку всех четырех авиалайнеров — от 16% на рейсе UA93 до 39% на рейсе AA11.

Особенно много оказалось доказательств того, что «башни-близнецы» рухнули не в результате атаки «Боингов», а в результате скоординированных взрывов зарядов, расположенных на разных этажах этих зданий. Существует, как оказалось, большое количество свидетельских показаний как людей, находившихся внутри зданий (включая пожарных), так и тех, кто был снаружи. Все эти люди согласно утверждают, что обе башни были разрушены в результате цепочки («волны») взрывов, произведенных с помощью заранее заложенных бомб внутри зданий. Эти «волны» шли сверху вниз (начиная с этажей ВЫШЕ тех, в которые врезались «Боинги») с огромной скоростью, разрушая основные несущие конструкции. Есть даже четырехчасовая любительская съемка, произведенная датскими туристами и не попавшая в руки ФБР, но выложенная в интернете, на которой хорошо видно, как внутри здания ВТЦ ниже области пожаров происходят взрывы.

Да и сам характер обрушения башен — внутрь, как при сносе здания направленным взрывом — подтверждает эту версию. Более того, ученые из Колумбийского университета и Американского географического союза зарегистрировали СИЛЬНЫЕ СЕЙСМИЧЕСКИЕ ТОЛЧКИ (какие могут быть вызваны взрывами большой мощности) незадолго ДО падения башен ВТЦ.

Там же доказывается, что ни веса «Боингов», ни температуры пожаров, ни объема горючего (тем более что при поражении самолетом второй, Южной, башни бoльшая часть топлива выплеснулась наружу и сгорела ВНЕ здания) НЕДОСТАТОЧНО, чтобы разрушить сверхпрочные конструкции башни ВТЦ — тем более конструкции нижних этажей. Не совпадает с официальной версией также и ХАРАКТЕР ОБЛОМКОВ зданий. Наконец, произведенные специалистами расчеты показали, что обрушение башен произошло с неправдоподобной скоростью, близкой к скорости свободного падения — то есть так, словно на пути НЕ БЫЛО стальных перекрытий 85 этажей и эти перекрытия не задерживали падения.

Интересно также и то, что ни ФБР, ни какие-либо другие федеральные ведомства НЕ ПРОИЗВОДИЛИ следственное изучение обломков ВТЦ с целью установления причин разрушения зданий. Почти 300 тыс. тонн стали от башен ВТЦ были с невероятной скоростью разобраны, проданы и вывезены в Южную Корею и Китай как металлолом, что вряд ли можно квалифицировать иначе, как СОКРЫТИЕ УЛИК. Показательно, что эту операцию провела компания «Контролед демолишн», которая представила подробный план операции уже через 11 дней после 11 сентября, что возможно лишь при условии, что компания ЗАРАНЕЕ обладала ПОЛНОЙ документацией обо всем комплексе ВТЦ. «Контролед демолишн» имеет репутацию фирмы, связанной со спецслужбами, и именно ей была поручена операция по разбору и вывозу обломков федерального здания в Оклахома-Сити. Наконец, представитель Американского общества гражданских инженеров засвидетельствовал перед комиссией Конгресса США, что это Общество не могло получить документацию по башням ВТЦ (что было необходимо для оценки ущерба) до тех пор, пока представитель Общества не подписал документ, где заверялось, что эта документация не будет использована в судебном разбирательстве против Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (ФЕМА). ФЕМА занималось официальным расследованием обрушения федеральных зданий ВТЦ, и именно этому Агентству принадлежит официальная версия, согласно которой падение башен вызвано расплавлением стальных конструкций в результате пожара.

Между тем обрушение зданий ВТЦ произошло СРАЗУ ПОСЛЕ того, как пожары в башнях ПОТУХЛИ (топливо выгорело), — это хорошо видно при изучении кино-фотодокументов. Притом сначала прекратился пожар во второй, Южной, башне — поскольку бoльшая часть горючего из врезавшегося в нее лайнера сгорела вне здания. Поэтому тем, кто организовал падение башен с помощью направленных взрывов, пришлось начать обрушение именно с этой башни. Момент сразу после прекращения пожаров был ПОСЛЕДНИМ моментом, когда можно было взорвать заложенные в здании бомбы — и списать все на пожар.

Сегодня можно констатировать: книга Мейссана заставила многих американцев выйти из-под гипноза официальной пропаганды, заставила их ДУМАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО и САМИМ — и что самое важное, КОЛЛЕКТИВНО — искать ответ на вопрос, что же в действительности произошло 11 сентября.

И, наконец, о претензиях к книге. Но не к автору, а к издателям. Московский филиал французского издательства «Карно», похоже, так торопился издать у нас книгу Мейссана, что не только не позаботился о квалифицированных переводчиках, но и сэкономил деньги на редакторах и корректорах. Чуть ни на каждой странице — грамматические ошибки (как это может быть при компьютерном наборе со встроенной функцией корректора — просто загадка). Нефранцузские имена и названия сплошь и рядом перевираются.

Неужели трудно выяснить (хотя бы из уважения к читателю и затем, чтобы не вводить никого в заблуждение), что National Security Agency переводится как «Агентство национальной безопасности» (АНБ), а вовсе не «Управление государственной безопасности» (c. 55), или что упомянутый выше генерал Лемницер возглавлял вовсе не какой-то загадочный «общевойсковой генштаб» (c. 179), а именно Объединенный комитет начальников штабов? Неужели трудно выяснить, что знаменитая база ВВС США Сент-Эндрюс пишется по-русски именно так, а не «Сент-Андрю» (c. 15) и не «Сейнт-Андрю» (c. 14); что легкий самолет по-русски называется «Сессна», а не «Чесна» (c. 15); что имя Усамы бин Ладена по-русски пишется с одним «с» (в книге везде с двумя), а вот «сунниты», наоборот — с двумя «н», а не с одним (c. 150); что «рэкет» пишется с одним «к» (c. 137), а «Кондолиза» — с одним «з» (c. 142); что имя Киплинга — Редъярд, а вовсе не «Рэдьярд» (c. 146); что известного левого экономиста и публициста, профессора Оттавского университета зовут Мишель Чосудовски, а не «Майкл Коссюдовски» (c. 132, 136); что по-русски пишут не «и-мейл», а «электронная почта» (c. 56); что знаменитого американского журналиста зовут Боб Вудворд, а не «Вудуард» (c. 166), а город во Флориде — не «Маями», а Майами (c. 183); что Арафата по-русски зовут Ясир, а не «Яссер» (c. 122), бывшего директора ЦРУ — Вулси, а не «Вулзи» (c. 48), или что знаменитого американского государственного деятеля времен Кеннеди звали не «Макгорг» (c. 179), а Макджордж Банди. И т.д., и т.д., и т.д.

Апофеозом этого безредакторско-корректорского свинства можно считать фразу «В 1958 году на Кубе восстанники под предводительством полковников Фиделя и Рауля Кастро, Че Гевары и Камило Сиенфуэгоса свергают марионеточный режим Батисты» (c. 177). И год перепутан, и Сьенфуэгоса жалко, и майоров («лос командантес»), произведенных со страху в полковники (что для левых революционеров является форменным оскорблением — если вспомнить о греческих «черных полковниках», полковниках, совершивших ультраправый переворот в Эквадоре, и еще об одном полковнике из России), и особенно жалко их подчиненных, обозванных таким словом, до какого специально не додумаешься!

Такое отношение к нашему читателю общественно-политической литературы, воспитанному на качественнейшей в редакторском и корректорском отношении продукции издательств «Прогресс» и Политиздат, просто оскорбительно.

Так что если книга Т. Мейссана будет переиздаваться (а она этого заслуживает) — и не так, как это сделано в 2003 году, когда, в соответствии с известной западной методикой, была произведена обычная ДОПЕЧАТКА ТИРАЖА, а ПО-НАСТОЯЩЕМУ, как было принято в НАШЕЙ, отечественной издательской практике, — издательство «Карно» должно не просто исправить все ошибки, но и отдельно извиниться перед читателями первого издания за свою безобразную работу.

Но это, впрочем, та ложка дегтя, которая не способна отравить бочку меда.

Опубликовано с незначительными сокращениями — в журнале «Свободная мысль-XXI», 2004, №№ 1,2. [Оригинал статьи в Интернете]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?