Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Архипелаг секретных тюрем ЦРУ

Три года назад американский неоконсервативный политолог Роберт Кейган запустил в европейские СМИ тезис о «двух Западах»[1] — «сильной» Америке и «слабой» Европе. Исполненный пренебрежения к своим друзьям в Старом свете, г-н Кейган в свойственной неоконсерваторам прямолинейной манере заявил, что европейцы остались нынче «за бортом истории» по причине излишней привязанности к «обветшалым» ценностям правового государства.

Теракты 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне действительно положили начало «имперской революции». Мне, как члену специальной комиссии Европейского парламента по расследованию «предполагаемого использования Центральным разведывательным управлением США территории европейских стран для перемещения и нелегального содержания под стражей подозреваемых»[2], на каждом заседании приходилось слышать, что эти события потребовали внесения «ряда поправок» в правила в международной игры.

Это значит, как утверждает заместитель госсекретаря США по европейским и азиатским вопросам Дэн Фрид, что Соединенные Штаты «противостоят новой угрозе», а «существующая правовая система входит в противоречие с новыми боевыми задачами, которые ставятся в ходе этой войной»[3]. Подобные же аргументы, пусть и с иной интонацией, озвучивали перед европейскими парламентариями сенатор-демократ от штата Иллинойс Ричард Дурбин, сенатор-республиканец от Пенсильвании Арлен Спектер, и член Палаты представителей от Флориды демократ Роберт Уэкслер.

В Европе принято считать, что пытки незаконны, неоправданны и, что самое важное — бесполезны для установления вины подозреваемого. Ведущаяся же в США — причем даже в самых влиятельных СМИ, — дискуссия дает основания считать, что ее участников серьезно «заносит» в этом вопросе. Авторитетные авторы уже не стесняются рассуждать о весьма сомнительных различиях между «просто пыткой», «степенью пытки» и «пыткой в определенных обстоятельствах».

Члены администрации США (включая вице-президента Ричарда Чейни и министра обороны Дональда Рамсфельда), а также чиновники Белого дома считают «неприемлемым» ссылаться на права человека, если речь заходит о подозреваемых в терроризме. Консервативно настроенные юристы, к которым относится и нынешний генеральный прокурор Альберто Гонзалес, изобрели новые правовые категории (такие, например, как «вражеские боевики») и с помощью этой уловки лишают подозреваемых в причастности к террористической деятельности всех прав, гарантируемых международным правом. По словам юридического советника Кондолизы Райс Джона Биллинджера, Женевская конвенция о военнопленных — не более чем lex specialis, то есть «исключение», которое может и не применяться после 11 сентября.

Г-н Уэкслер резко отверг возражение, согласно которому «чрезвычайные выдачи» (представляющие собой практику незаконного задержания подозреваемого в любой точке мира агентами секретных служб, не имеющими ордера на арест, и его переправку в тайные тюрьмы, где он может подвергнуться пыткам) могут считаться формой государственного терроризма.

«Даже если мы совершаем незаконные действия, — заявил он, — или причиняем зло (а я знаю, что порой речь может идти о чудовищных вещах), никто не имеет права поставить нас на одну доску с террористами».

По сути, Абу Граиб, пытки, Гуантанамо, «чрезвычайные выдачи» и нарушения прав человека в Ираке и Афганистане — это «простые злоупотребления», несущественные «побочные эффекты». Они простительны, поскольку любое государство, вступившее на путь борьбы с терроризмом, имеет право не считаться с юридическими нормами, принятыми до 11 сентября. Это даже посильнее аргументов Вашингтона, выводящих Соединенные Штаты из-под юрисдикции Международного уголовного суда[4].

Своим распоряжением, датированным 13 ноября 2001 года, президент Дж.Буш учредил чрезвычайные военные трибуналы[5], которые, по мнению юриста Антонио Кассезе, «отбросили американское общество на полвека назад»[6]. «Последовав дурному совету запаниковавшего министра, президент наделил себя диктаторскими полномочиями»[7], — заметил Уильям Сэфайр, один из наиболее консервативных американских издателей.

Основываясь на секретной информации, которой располагает президент Соединенных Штатов, чрезвычайные военные трибуналы получили право судить иностранных граждан, обвиняемых в прямом участии в вооруженных акциях, направленных против США, равно как в пособничестве террористам или нанесении значительного ущебра политическим и экономическим интересам страны. При этом обвинения не обязательно подкреплять доказательствами; более того: разрешается даже не предъявлять подсудимым обвинительного заключения и не знакомить их с материалами дела. Не считается необходимым присутствие адвоката, приостанавливается действие habeas corpus, а сам процесс проводится в обстановке полной секретности. Смертный приговор может быть вынесен «двумя третями голосов» (то есть двух военных судей из трех), а не на основании единогласного решения, как это принято в обычных судах. При этом сами судьи могут положиться только на свою «глубокую убежденность» в виновности подсудимого, у которого нет никакой возможности обжаловать вердикт.

Военная судебная комиссия такого типа действует на базе в Гуантанамо. Нам неизвестно, существуют ли другие подобные трибуналы и где именно они заседают — ведь всё, что связано с этим особым судопроизводством, держится в строжайшей тайне. Протесты, спровоцированные обнародованием секретного распоряжения от 13 ноября 2001 года, вселили слабую надежду на внесение поправок, однако пока оно не утратило силы[8].

Имеется информация о наличии секретных тюрем за пределами Европы (в Афганистане, Сирии, Марокко, Египте и т.д.), а также других мест заключения, расположение которых пока остается тайной. В одном из подобных мест с 2003 года содержатся под стражей Халед Шейх Мохаммед и Рамзи бен аль-Шибх — двое предполагаемых организаторов терактов 11 сентября (которые, если верить допущенной ЦРУ утечке информации, якобы признали свою вину). Живы ли эти люди, которые так и не предстали перед судом, и о которых нет никаких известий?

4 октября 2001 года тогдашний генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон обнародовал требование посла США в Брюсселе Фрэнка Тейлора, касавшееся порядка введения в действие статьи 5 Североатлантического договора. Нельзя не отметить, что новая редакция этого договора, одобренная в Вашингтоне в 1999 году (во время торжественного отмечания пятидесятилетнего юбилея НАТО, пришедшегося на наиболее активный период военных действий против Югославии), трансформировала НАТО из оборонительного альянса в «превентивный», и расширило его «зону ответственности» до масштабов всей планеты. Вследствие этого обязательства европейских стран-членов НАТО по оказанию помощи США в их борьбе с терроризмом расширились — причем значительно.

В числе таковых можно отметить обязательство «усилить обмен информацией либо в двухстороннем порядке, либо на уровне соответствующих структур НАТО»; «выделение средств, необходимых для прямой поддержки контртеррористических операций»; «предоставление воздушных коридоров для самолетов США и союзных им стран в целях борьбы с терроризмом»; согласие на «прием в портах и аэропортах стран-членов НАТО (морских и воздушных) судов Соединенных Штатов и их союзников в ходе проведения операций по борьбе с терроризмом, и в частности — для заправки горючим в соответствии с правилами, установленными в той или иной стране».

Разумеется, даже более широкие права не позволяли Вашингтону и американским спецслужбам нарушать права человека и международные законы. Однако, как отмечается в докладе Дика Марти, председателя комиссии по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы, многие страны ЕС отнюдь не «пали жертвой американских махинаций», но «участвовали» в них вполне «сознательно».

Поэтому вызванные комиссией представители правительств ряда европейских государств и общеевропейских органов власти до сих пор под различными предлогами либо отказываются помогать расследованию, либо все отрицают, выдвигая при этом совершенно неубедительные опровержения. В особенности этим грешили правительства Польши и Румынии — двух стран, вызывающих наибольшие подозрения в размещении (как прежде, так и сейчас) на своей территории заключенных, тайно похищенных ЦРУ в разных частях света. Противники расследования — и в особенности представители правых партий в Европарламенте во главе с польскими, прибалтийскими, британскими и немецкими депутатами, — мешали поискам доказательств вины европейских правительств (или других административных органов). Некоторые даже поблагодарили Вашингтон за «большой вклад в развитие безопасности».

Однако с этим подходом — демонстрирующим, что в Европе имеются более «проамериканские» депутаты, чем сами американцы, — комиссия Европарламента не согласилась. Большинством в 25 голосов (поданных социалистами, либерал-демократами и зелеными) против 14 при 7 воздержавшихся она решила продолжить расследование.

Мы сумели продвинуться дальше предположений и косвенных улик. На сегодняшний день собраны данные, подтверждающие, что с 11 сентября 2001-го по конец 2005 года в европейских аэропортах осуществили посадку 1080 спецсамолетов ЦРУ. Доказано, что процедуры «чрезвычайных выдач» проводились на территории 14 стран — включая Германию, Швецию, Италию, Бельгию, Испанию. На протяжении некоторого времени (точные сроки еще предстоит уточнить), два из входящих в ЕС государств — Польша и Румыния — размещали на своей территории лагеря временного нелегального содержания подозреваемых в терроризме, что является нарушением как статьи 6 Договора о Европейском Союзе, так и Европейской конвенции о защите основных прав и свобод прав.

Были установлены от 30 до 50 фактов похищения людей и их последующей выдачи. По одному из таких дел в Италии проведено полное дознание, в ходе которого были установлены и привлечены в качестве обвиняемых 22 агента ЦРУ, участвоваших в похищении в Милане имама Абу Омара, переправленного затем в египетскую тюрьму, где он подвергся пыткам. Один из руководителей итальянской разведки Марко Манчини 5 июля 2006 года арестован за «соучастие» в этом похищении.

Свидетельства похищенных и подвергшихся издевательствам людей, их адвокатов и представителей неправительственных организаций, а также признания нескольких высокопоставленных американских и европейских чиновников позволили разорвать «круговую поруку». Благодаря этому получили огласку факты депортации двух египетских граждан — Мохаммада аль-Зари и Амеда Гиза, — арестованных в Швеции и переправленных в Египет; канадского подданного Махера Арара, задержанного в Нью-Йорке и через римский аэропорт Чампино транзитом доставленного в Иорданию, после чего его более десяти месяцев пытали в сирийской тюрьме; а также немецкого гражданина, выходца из Ливана Халеда аль-Мазри, похищенного в Македонии и перевезенного в Афганистан, где он также подвергся пыткам.

Подобные примеры не единичны, и поиск продолжается. Ясно одно: несколько европейских правительств проворачивали грязные дела в тайне от своих граждан, став подручными Вашингтона. Так странный зигзаг истории возвращает нас в эпоху брежневской доктрины «ограниченного суверенитета» — на сей раз, однако, диктуемой из-за океана американцем Дж.Бушем-младшим…


Опубликовано в русскоязычной версии «Monde diplomatique», приложении к «Новой газете».

1. См.: Robert Kagan. Of Paradise and Power. America and Europe in the New World Order, New York: Alfred A. Knopf, 2003 (русское издание: Роберт Кейган. О рае и силе. Америка и Европа в новом мировом порядке, Москва: РОССПЭН, 2004).

2. Эта комиссия была создана решением Европейского парламента от 15 декабря 2005 года.

3. Слова заместителя госсекретаря США по европейским и азиатским вопросам, сказанные им на встрече в Государственном департаменте в Вашингтоне 11 мая 2006 года.

4. Международный уголовный суд был образован 18 июля 1998 года и приступил к работе с 1 июля 2002 года. Этот первый всемирный судебный орган, действующий на постоянной основе, предназначен для рассмотрения дел по особо тяжким международным преступлениям (военным преступлениям и преступлениям против человечества). США, вместе с Китаем и Израилем, отказались ратифицировать устав Международного уголовного суда и воспротивились тому, чтобы их граждане представали перед этим Судом.

5. См., напр.: Ignacio Ramonet. «Adieu libertés» в: Le Monde diplomatique, январь 2002 года.

6. См.: La Repubblica (Рим), 21 ноября 2001 года.

7. См.: The New York Times, 16 ноября 2001 года.

8. Этими подробностями с нами поделилась директор «Глобальной правовой инициативы по Гуантанамо» (Guantanamo Global Justice Initiative), заместитель директора «Центра конституционных прав» по юридическим вопросам Барбара Ольшански во время приема, организованного в честь делегации Европейского парламента в Вашингтоне 9 мая 2006 года.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?