Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Авангард имперской культуры. «Волкодав» и «Апокалипсис»

I.

«Племя Серых Псов, как исток современной российской государственности». Так коротко сформулирован лейтмотив свежего блокбастера «Волкодав». Как можно догадаться, он назван в честь главного героя этой незатейливой картины. Это белокурый, арийского вида детина, выходец из указанного собачьего племени, на шее которого болтается тотемный двуглавый орел. Тот самый, который украшает сегодня российский герб и кокарды стозевной армии путинских милиционеров. Серые Псы под двухглавым орлом – живой, вездесущий символ полицейского государства, в которое превращена сегодня Россия. Можно ли найти более точную аллюзию на режим Путина, нежели этот образ, рожденный примитивным киношным агитпропом?

Здесь стоит от души посмеяться – тем более, что вы больше не увидите в фильме ровным счетом ничего интересного и смешного. Хотя сюжет картины дарит нам еще несколько плохо зашифрованных мифологем. Странствуя по лесным пущам, герои встречают племя комичных и злобных дикарей с выраженной наружностью азиатов. Отдав дань российской моде на ксенофобию, обращенную против народов Третьего мира, режиссеры делают предусмотрительный реверанс в сторону «цивилизованного» германского вождя, с которым находит общий язык Волкодав. Нам ведь с ними еще газопровод на Балтике через тысячи лет строить.

Национал-фэнтэзийное видео – сбывшаяся мечта квасных патриотов. Привычно облаивая Голливуд, эта публика вовсе не желала, чтобы взамен его пропагандистских поделок к нам пришло хорошее, жизненное, социальное кино. Напротив, они мечтали всунуть в голливудские декорации собственные имперские идейки, чтобы заменить «культурное доминирование США» промывкой мозгов в патриотическом духе. Ради этой святой цели они не брезгуют голливудской сюжетной калькой, под которую топорно скопирован «Волкодав». Образы его главного злодея и красавицы-принцессы до неприличия схожи с аналогичными типажами джэксоновского «Властелина Колец» – но зато нашу девицу верноподданно зовут «государыней», лаская слух кондовой и посконной аудитории. Глаза которой радует компьютерная графика с резными теремами в псевдорусском стиле (так представляют себе страну Ленина где-нибудь в забегаловках «а ля рюсс» на Монмартре и Брайтон-бич). А также – массовка в фофудьеобразных костюмах, бьющая поясные поклоны своим господам. Настоящий патриархальный рай под сенью двуглавого романовского бройлера.

Однако, такое кино вряд сумеет надолго завоевать сердца масс. Фильм «Волкодав» – очевидный кризис своего жанра, который только успел развиться на почве российской буржуазной культуры. Этой стране нужен совсем другой экшн. Живая эпическая лента, развернутая на улицах и площадях – история конца племени Серых Псов, сгинувших в пламени будущей революции. Кто-то еще не верит, что самой серьезной картиной в истории постсоветского кино была «Окраина» покойного Петра Луцика?

II.

Впрочем, создатели «Волкодава» – сущие щенки в сравнении с питомцами старой псарни, расположенной к северу от Лос-Анджелеса. Образцом нового поколения голливудского агитпропа стал «Апокалипсис» – детище Мэла Гибсона, активно практикующего католика, не так давно оштрафованного за антисемитские реплики. Старина Мэл беззастенчиво перенес полисную цивилизацию майя из классического периода ее развития – в девятом веке нашей эры – на шестьсот лет вперед, к моменту прибытия конкистадоров. И придал людям майя черты полинезийских аборигенов, для чего вставил им в ноздри кости и густо размалевал татуировкой. В результате, перед зрителями предстал собирательный образ дикаря, каким обычно представляет его себе североамериканский и европейский обыватель.

«Апокалипсис»

Дикари мистера Гибсона ведут себя так, как и положено дикарям, лишенным мудрого кормила христианской религии и европейской морали. То есть, бессмысленно истребляют друг друга самым жестоким и отвратительным образом, включая массовые жертвоприношения соплеменников. Одна из сцен избиения происходит на площадке для мирной обрядной игры в мяч – но режиссер ни словом не поминает о ее подлинном предназначении. Ведущие американские специалисты по истории Мезоамерики открыто возмутились «апокалиптическими» манипуляциями над исторической правдой, что отмечает рецензия в «Вашингтон пост». Но разве об этом узнают миллионы зрителей «Апокалипсиса», проглотившие рекламный треп о «точно воссозданной картине жизни майя»?

Эта «правдивая» картина предстает перед нами в виде ямы с тысячами свежих трупов жертв майя – вероятно, в ней уместилось бы все тогдашнее население индейских полисов Юкатана. Испанская Конкиста выглядит на этом фоне если не божией благодатью, то уж, во всяком случае, божьей карой за все мнимые дикарские преступления. В этом и состоит нехитрая мысль, к которой исподволь подводит нас фильм Гибсона. Согласно ей, европейские завоеватели были обязаны уничтожить земной ад доколумбовых культур. Само название фильма – греческое слово «Апокалипто», бессовестно исковерканное в русском прокате, означает «Откровение», или же «Новое начало», и прямо намекает на грядущее избавление от языческих кошмаров.

«Гибсон воспроизводит в роскошном крупнобюджетном цвете оскорбительную и расистскую идею о том, что майя бесчеловечно обращались со своими соплеменниками задолго до прибытия европейцев, и потому они заслуживали и даже требовали освобождения», – пишет Трейси Ардрен, доцент антропологии Университета Майами, в журнале Археологического института Америки.

«У Гибсона расистское представление о майя. По его мнению, майя были необычайно жестоки по отношению друг к другу, а европейцы принесли им спасение», – считает Игнасио Очоа, руководитель гватемальского Фонда культуры майя.

«Апокалипсис» – порождение нечистой совести европейского колониализма, желающего переложить вину за свои преступления на своих собственных жертв, чтобы задним числом оправдать геноцид Конкисты. Он откровенно рассчитан на реакцию массового кинозрителя, готового верить в «историческую правду» любого вестерна. И ее можно было наблюдать в нашем киевском кинотеатре, где некий обыватель, поперхнувшийся попкорном после очередной сцены кровавой резни, с отвращением бросил в зал слово – «дикари!».

Этот же крик прорвался на просторы российского Интернета, где многочисленные реакционеры вслух озвучивают подсказанный Гибсоном вывод:

«Фильм – полемика против демагогий, которыми пропитаны современные учебники по истории в Европейских странах и Америке, не говоря уже про СССРовские учебники. Мол, существовали великие древние цивилизации, жили себе не тужили, а тут пришли злые христиане и в раз их уничтожили. Это басни. Реальность была именно такая, как нарисовал ее Гибсон, все на основе непредвзятой интерпретации научных данных. Майя приносили человеческие жертвы тысячами, кровища лилась рекой! Не обрек ли себя этот народ на уничтожение перед лицом Истины? «В чем сила, брат? Сила в правде!» А сердце подсказывает, правда в том, что такие народы теряют право на существование...».

Не отстает и наша интеллигенция. «Апокалипсис» рекламируется на форуме официального сайта дьякона Андрея Кураева – придворного путинского попа. «Речь в фильме идет об американских индейцах, об их загадочной цивилизации, в разрушении которой обвиняют европейцев. Зритель будет шокирован. Он увидит кровавую тиранию, религией которой является сатанизм – массовые человеческие жертвоприношения, безжалостное рабство. Зритель увидит, что христианские католические миссионеры сделали то, что они могли, разрушив это государство», – оживленно пишут тамошние завсегдатаи. Они уже вслух мечтают о «православном Гибсоне» – ведь завоевание нефтеносной Сибири или Кавказа, проведенное по методикам Конкисты, также требует своего культурного обоснования в современном духе.

А русский священник Дмитрий Бокачев, настоятель Свято-Казанского храма в Суздале, в лето от рождества христова 2006-е, публично говорит следующие вещи, позволяя понять архаическую логику преступлений Конкисты:

«Мэл Гибсон совершенно прав в своем фильме. И майя, и ацтеки были дьяволопоклонниками и приносили кровавые жертвы сатане в своих сатанинских ритуалах. Конкистадоры были совершенно правы в том, когда огнем и мечом выжигали эту страшную заразу – культ диавола и его служителей. Так же поступали и древние евреи по повелению Божию с хананеями, так посупал и святой Пророк Илия, заклавший сотни жрецов Ваала лично и затем вознесенный Богом живым на небо за свою праведность. И христианские миссионеры, разрушив этот оплот сатаны, были правы перед Богом и исполнили Его святую волю. Если же конкретные люди в тех обстоятельствах (из миссионеров и конкистадоров) грешили жестокостью, захватом чужой собственности, блудом и т.п., то это их личные грехи, за которые они, безусловно, дадут ответ Богу, но это не умаляет исторической значимости разрушения цивилизации диаволопоклонников воинами-христианами».

Сравните это с тем, что писал в 1552 году другой божий служитель – доминиканец Бартоломе де Лас-Касас, миссионер и капеллан в отряде конкистадоров, а позже – епископ индейского Чьяпаса, – в своем трактате «Кратчайшая история разрушения Западных Индий»:

«Известно, что христиане своей тиранией и несправедливостью умертвили более 12 миллионов душ индейцев — мужчин, женщин и детей. Я же наверное знаю, хотя меня пытались обмануть, что их было более 15 миллионов человек! Убивали христиане двумя способами: несправедливой, кровавой, жестокой и тиранической войной и обращением в рабство, в какое никогда прежде не бывали обращены ни люди, ни животные. Эти два способа адской тирании разрушили эти земли и уничтожили людей, которым не было числа. Причиной и единственной целью убийств и разрушений было обогащение христиан золотом. Ради этого они готовы были на любой произвол на этих землях, ибо земли были богаты, а жители скромны и терпеливы. Их легко было завоевать и христиане это сделали, не имея к ним ни жалости, ни уважения. И то, что я говорю, я знаю, ибо видел все собственными глазами».

В дополнение к этому стоит послушать самих майя, успевших отразить свои впечатления от роковой встречи с пастырями Христа:

«Белые!
Из их пальцев брызжет огонь.
Они припасли свой яд,
Они припасли веревки,
Чтобы повесить наших отцов!
Горе в нашем краю!
Рабство, согнувшее нас,
Вышло из чрева христианства».

Эта скорбная песня цитируется по известной книге Хосефины Оливы де Коль, которая красноречиво рассказывает о нравах Конкисты:

«Само же порабощение индейцев происходило в крайне жестоких, бесчеловечных формах. Колонизаторам недостаточно было объявить индейцев животными. Им было необходимо низвести гордые племена и народности до положения животных в физическом и моральном отношении, посеять в них животный страх перед белыми, вытравить из их сознания мысль о сопротивлении. И колонизаторы изощряются: на деревянных решетках на медленном огне сжигают индейских вождей, обливают их кипящим маслом, вспарывают животы беременным женщинам, вешают маленьких детей на виселицах, прикрепленных к бедрам матерей, отрубают пленным мужчинам и женщинам обе кисти рук, скармливают обезумевшим от голода индейцам мясо их собственных детей и творят многие другие зверства, при упоминании о которых стынет кровь».

Все эти преступления остались за кадром «Апокалипсиса». У Гибсона нет даже намека на тот настоящий ужас, который принесли в Западное полушарие его христолюбивые единоверцы. Картина о подлинном содержании Конкисты все еще остается невозможной, как и правдивая лента о преступлениях Инквизиции, принесшей в жертву своему богу жизнь сотни тысяч безвинных людей. Элиты Первого мира не заинтересованы в рассказах о том, какой ценой было завоевано их нынешнее господство над нашей планетой – ключом к которому явилось завоевание американских земель. Ведь в этом случае станет понятно: методы и мораль колониализма не так сильно изменились со времен Кортеса и до времен Буша.

А потому нам продолжают навязывать стереотипы «дикарской» несостоятельности доколумбовых культур. Хотя эти полноценные и оригинальные цивилизации успешно существовали вплоть до европейского завоевания – которое, по словам Энгельса, «оборвало всякое их дальнейшее самостоятельное развитие».

«Апокалипсис» несет в себе и другие привязки к нашей реальности. Свыше двухсот тысяч потомков майя погибли в ходе тридцатипятилетней гражданской войны в Гватемале, которая формально завершилась всего лишь десятилетье назад. «Гориллы» с дипломами военных школ США, нанятые монополией «Юнайтед Фрут Компани», убивали их, как диких зверей – руководствуясь той же расистской мотивацией, что и их предки-конкистадоры. Эта мотивация станет вновь актуальной в случае силовых попыток подавить социальный ренессанс индейских народов, начавшийся благодаря победе левых режимов в целом ряде латиноамериканских стран. Случись это, и империализм тут же вытащит на свет расистский фильм Гибсона – в качестве идейного обоснования нового крестового похода на «дикарей». Ведь все назначение имперской культуры, в конечном счете, сводится к поддержке насилия и оправданию грабежа.

Опубликовано на сайте Contr.info. [Оригинал статьи]

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?