Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Комментарий к комментарию

Грулев М.В. Записки генерала-еврея. - М.: Кучково Поле, 2007. — 272 с.

Грулев М.В. Записки генерала-еврея. - М.: Кучково Поле, 2007. — 272 с. Тиражом в 1000 экземпляров переиздана книга М.В. Грулева «Записки генерала-еврея». Серия «Военные мемуары». М. «Кучково поле» «Гиперборея» 2007 г. Редактор не обозначен. Примечания, помещённые в конце книги, составлены В. Климановым и Ф. Филипповым.

В издательских данных не указано, что послужило основой публикации, но, кажется, прежнее издание вышло в Париже в 1930 г.

Книга не слишком сенсационна, но как свидетельство очевидца и участника ряда исторических событий, интересна и полезна: в царской России еврей избрал военную карьеру, крестился, вышел в офицеры, служил, воевал и дослужился до звания генерал-лейтенанта.

А.И. Деникин в книге «Путь русского офицера» утверждал, что параллельно с ним в Академии Генерального штаба учились семь офицеров еврейского происхождения, и шесть из них впоследствии стали генералами. Имён их он, впрочем, не назвал. Еврейское происхождение приписывается кое-кем даже генералу М.В. Алексееву, начальнику Генерального штаба при верховном главнокомандующем Николае II и основателю белогвардейского движения, а также генералу Николаю Иудовичу Иванову, последнему защитнику монархии, пытавшемуся прорваться с отрядом георгиевских кавалеров в восставший Петроград с целью подавления восстания и сохранения Николая II на престоле. (См., например, книгу В.С. Кобылина «Анатомия измены» изд. «Царское дело»).

Особенностью этих воспоминаний является, пожалуй, то, что Михаил Грулёв и крестившись, продолжал считать себя евреем, сохранил интерес и сочувствие к народу, который он покинул ради карьеры русского офицера. Генерал описывает свою молодость в еврейском местечке и весьма критически отзывается о Талмуде, об обветшавших еврейских традициях того времени. С тех же объективистских позиций он рассматривает и русское общество, русскую армию, службе в которой он посвятил десятки лет.

Ещё до первой мировой войны Грулёв вышел в отставку и уехал из России. На восьмом десятке лет, когда той, прежней России уже не существовало, а сведения о новой России доходили до него лишь газетными отголосками, засел он за мемуары. Грулёв писал и раньше — статьи в журналах, книги военной тематики. Он ссылается на них в этой своей последней книге, но достать его ранние сочинения совсем уж проблематично. Безусловно, и это издание М. Грулёва быстро станет библиографической редкостью.

К сожалению, редкое издание испорчено скверным комментарием. Откомментировать такую книгу для профессионального историка, кажется, несложно: покопаться в энциклопедиях, порыться в специальной литературе... Сообщить читателю некоторые необщеизвестные реалии, уточнить кое-какие факты и даты, в которых мог ошибиться понадеявшийся на свою память мемуарист... При этом неписанные правила и здравый смысл рекомендуют комментатору держаться мейнстрима современной ему исторической науки. Меньше всего читатель ждёт от комментариев сенсаций. Он ждёт от них нормативной информации...

Если же кто-либо желает вступить в полемику с автором мемуаров, пусть даже покойным, или с этим самым мейнстримом, то лучше бы это сделать не в комментариях, каждый из которых в силу жанра приходится умещать в несколько строк, а в отдельной статье или монографии. Там есть возможность оспорить позиции мемуариста и коллег-историков, привести свои доводы, дать ссылки, процитировать документы. Можно, в конце концов, написать развёрнутое предисловие или послесловие к книге.

Однако, господа В. Климанов и Ф. Филиппов пошли другим путём.

Есть в книге вполне нейтральные комментарии, но есть и другие...

На стр. 53 книги Грулёв приводит традиционные доводы против т.н. «кровавого навета». Выделив в авторском тексте слова «...дикий предрассудок об употреблении евреями христианской крови...» комментаторы пишут:

«... — тем не менее это является фактом, доказанным в ходе судебных процессов в Велиже (1823), Саратове (1853) и даже в пресловутом “деле Бейлиса” (1912). Хотя этот последний процесс и подается либеральными кругами, как полный провал обвинения, на самом деле ритуальный характер убийства 12-летнего А. Ющинского был подтвержден судом, а обвиняемый М. Бейлис был не оправдан, а освобожден “за недостатком улик”. На подобные обвинения еврейство отвечает, что в его священных установлениях нет никакого следа подобных кровавых ритуалов, и это не подлежит сомнению. В то же время не подлежит сомнению, что в еврействе существует какая-то секта, практикующая подобные ритуалы. Плохую службу еврейству служит та энергия, с которым (так в тексте — Г.Н.) оно бросается опровергать обвинения в употреблении ритуальной крови, предпочитая во что бы то ни стало защищать соплеменников, вместо того, чтобы оказать помощь обществу и власти в разыскании изуверов и прекращении практикуемых ими человеческих жертвоприношений. Именно эти огульные отрицания и возбуждают в обществе подозрения о причастности к кровавым ритуалам еврейства в целом».

Сомнителен этот термин — «еврейство». Расплывчатый, неконкретный. Это даже не евреи как народ или национальность, а нечто вроде сословия (дворянство, духовенство, купечество, мещанство, казачество, крестьянство, ... еврейство). С другой стороны, он созвучен таким словам как «общество», «человечество»...

Во всяком случае, оно (еврейство) что-то утверждать или отвечать на что-то не может. (Для проверки попробуйте сказать: «крестьянство утверждает...». Или: «человечество отвечает...». Тут нужно хотя бы прилагательное, выделяющее часть из множества: «беднейшее крестьянство требует...» или «всё прогрессивное человечество призывает...». Да и в такой форме любое утверждение попахивает демагогией)...

Римский император жалел, что у его народа не одна голова, и нет возможности срубить её одним ударом... Так вот и у евреев не одна голова (о чём, наверное, тоже кое-кто жалеет)... И не только для топора, но и для мыслей... Евреи живут в разных странах, говорят на разных языках. Одни верующие, другие неверующие. Одни правые, другие левые... Многие слыхом не слыхивали о «делах», которые перечисляют комментаторы. И всех их даже не объединяет, а слепляет в один ком слово «еврейство»...

Ну, да ладно...

Однако у приведенного комментария есть конкретные авторы (поименованные выше). И если они пишут о чем-то «является фактом» и «не подлежит сомнению», то должны отвечать за свои слова...

А что, собственно, было доказано на судах в Велиже, Саратове и Киеве?

По «велижскому делу» все обвиняемые евреи были оправданы. Хоть и не все дожили до конца процесса, — умерли в предварительном заключении. О «саратовском деле» информации, кроме тенденциозной статьи Г. Замысловского почти вековой давности, практически нет...

Разумеется, уголовный, церковный или даже «всенародный» суд — не последняя инстанция для историка. Исторически значимые дела, будь то смерть царевича Дмитрия или убийство Андрея Ющинского, пересматриваются и в последующих поколениях. Но «суд истории», как и юридический процесс, должен быть доказательным...

А комментаторы явно не в теме... Вопреки их утверждению, присяжные на «деле Бейлиса» признали не ритуальный характер убийства, а описание той формы, в которой оно было совершено: вид нанесённых ранений и т.п. И формулы «за недостатком улик» в приговоре не было. Бейлис был оправдан без оговорок.

На скамье подсудимых Бейлис сидел в одиночестве. Что ж это — секта из одного человека?.. Даже если признать убийство Ющинского ритуальным, то вся связь ритуала с еврейством покоилась на личности еврея Бейлиса. Без него этот ритуал можно было бы отнести к кому угодно, хоть к сохранившимся тайным киевским язычникам. (В «Повести временных лет» описывается попытка язычников-славян совершить ритуальное убийство).

Сколько ни соотноси признаки того или иного преступления с какой-нибудь религией или сектой, если сами исполнители ритуала не выявлены, любой имеет право сказать, что они (эти исполнители) с равной степенью вероятности могли бы принадлежать к совсем другой группе, известной или доселе неизвестной, что убийцы могли оставить эти признаки случайно или, наконец, нарочно имитировать какой-то ритуал, настоящий или мнимый. Эти признаки могут быть использованы в рабочей версии следователя, но не в приговоре суда.

Со времени «дела Бейлиса» — прошло почти сто лет, однако, как и тогдашний суд, наши комментаторы почему-то не смогли назвать кровавую секту, якобы затаившуюся в еврействе. И более того, господа В. Климанов и Ф. Филиппов взывают о помощи к тому же еврейству, требуя её разоблачения.

Ловко! В стране, где есть органы юстиции, архивисты, историки, наконец, они хотят переложить на евреев бремя доказывания их же собственной вины. А если евреи откажутся клепать на себя, можно обвинить их в сугубом коварстве...

В общем, наши комментаторы, как и их единомышленники сто лет назад, не имеют конкретных улик, а по-прежнему перебиваются догадками и домыслами. И подспудно ими проводится мысль, что «еврейство», т.е. все евреи, «что-то такое» знают, но солидарно молчат. «Дикий предрассудок», — как сформулировал автор книги — продолжает жить в наших комментаторах...

Что же до «плохой службы» и «возбуждаемых в обществе подозрений», то возбуждают их не «огульные отрицания» пресловутого еврейства, а огульные обвинения комментаторов и им подобных.

Новая вспышка волнений в «патриотических» кругах произошла совсем недавно в связи с гибелью в 2005-м г. пятерых детей в Красноярске. Опять заголосили «народные витии»: это евреи!.. А почему евреи? — Потому что им, «витиям», очень хотелось, чтобы это были евреи... Других доводов не нашлось... Органы юстиции эту версию даже не рассматривали, ввиду отсутствия хоть каких-то улик. Государственные средства массовой информации и серьёзная пресса на эту удочку не повелись. А на интернетовский трёп «еврейство» практически не отреагировало, что, возможно, сослужило ему хорошую службу...

***

Не лучше дело обстоит и с комментарием к стр. 205.

«Дрейфус Альберт — капитан французского Генштаба, еврей по происхождению, был по косвенным уликам в 1894 г. обвинён в шпионаже в пользу Германии, разжалован и приговорён к пожизненному заключению. По этому поводу в французской прессе была поднята целая кампания за пересмотр его дела, страсти во французском обществе разыгрались так, что на рубеже XIX и XX вв. вся Франция разделилась на лагеря “дрейфусаров” и “антидрейфусаров” (наиболее отличались литераторы — А. Франс и Э. Золя, но главную роль в борьбе за оправдание Дрейфуса играли банкиры ротшильдовского круга, сионистские и масонские структуры). В 1899 г. дело Дрейфуса было пересмотрено, пожизненное заключение заменено на 10 лет крепости, после чего президент Французской республики сразу же его помиловал. Борьба за оправдание Дрейфуса, однако же, продолжалась и завершилась в 1906 г. его полным оправданием. Дрейфус был восстановлен в армии с чином майора и награждён орденом Почётного легиона, после чего вышел в отставку. Сионистские и масонские круги использовали дело Дрейфуса для укрепления своих позиций в государственной системе Франции — например, перед Первой мировой войной вскрылось, что ни один офицер во французской армии не мог получить повышения, если его кандидатура не утверждалась представителями масонских лож и т.п. Кстати, ряд современных историков считают, что обвинение против Дрейфуса было доказательным».

Если в «деле Бейлиса» комментаторы ссылаются на решение суда, то в «деле Дрейфуса» решение суда они во внимание не принимают... Однако не только французские юристы не пересмотрели свой последний приговор о невиновности Дрейфуса, но и французская историческая наука в целом не изменила свой взгляд на этот процесс.

На одной из парижских площадей стоит небольшой памятник капитану Дрейфусу, салютующий Франции сломанной палачом саблей... Этот памятник можно рассматривать и как извинение французского государства перед оболганным офицером и как своего рода «закладку» для памяти французского народа...

А если неназванные «ряд современных историков» имеют по этому поводу особое мнение... По любому поводу можно найти какое-то количество историков — в кавычках и без — имеющих мнение, отличное от общепризнанного. Может быть и теперь кто-то считает, что прекрасной Францией правят сионисты, масоны... космические пришельцы или маленькие зелёные человечки, но это нужно доказать. И никто ещё не доказал какую-то особую связь между масонами и евреями. (Множественность писаний на эту тему в определённого рода литературе сама по себе доказательством не является). Среди евреев есть масоны, а среди масонов есть евреи... Ну и что?

В России масонами были Новиков, Пушкин, Лев Толстой,... судья Аммос Фёдорович Ляпкин-Тяпкин... В белой эмиграции русских масонов возглавлял князь В.А. Оболенский...

В комментарии к стр. 212 комментаторы сообщают: «Николай Михайлович (1859-1919) - великий князь, генерал от инфантерии, известный историк. Масон французской ложи “Биксио”...». Наверное, у великого князя было немало других характеристик, но комментаторы выделили именно эту: масон... Быть может это «гран-дюк рюс Николя» протежировал капитану Дрейфусу и об руку с сионистами тайно руководил борьбой за его оправдание?.. Может быть, от него зависело продвижение по службе французских офицеров?..

Кое-кто утверждает, что революции 1917 г. тоже были совершены масонами, но «достопочтенному брату» Николаю Михайловичу это не помешало погибнуть в большевистском застенке...

И еще раз скажу: если наши комментаторы солидаризируются с этим «рядом современных историков», то их и свои доводы им следовало бы опубликовать в отдельной работе. Доводы, а не домыслы... Как говаривал президент Путин: имена, пароли, явки...

А если предложить им нечего,... пусть ещё раз обратятся с призывом к еврейству, сионист...ству, масонству... Как небезызвестный отец Фёдор из романа «Двенадцать стульев»: «Птицы, покайтесь в грехах публично!»

***

Решили отличиться комментаторы и в справке к стр. 229, поясняя вырванные из текста Грулёва два слова «...одесских погромах...» сообщив, что

«одесские погромы в 1905—1906 гг. носили такой характер, что даже автор не рискует назвать их “еврейскими”. То революционеры (в массе именно одесские евреи) громили магазины и сжигали суда с зерном в одесском порту, то контрреволюционеры (в основном русское население) громили еврейские дома — этот цикл повторялся, как минимум, дважды. Положение обострялось политическими провокациями, типа объявления Одессы “вольным портом”, «независимой республикой» и пр. Только ввод в начале 1906 г. В Одессу казачьей дивизии и применение ею холодного оружия против манифестантов и забастовщиков (кстати, единственный случай применения оружия казаками в 1905—1906 гг.; как правило, они ограничивались нагайками) прекратил массовые волнения в Одессе».

Сначала о том, что «автор не рискует назвать их (погромы — Г.Н.) “еврейскими”». В предложении, предшествующем тому, откуда были взяты комментируемые два слова, генерал Грулёв пишет: «Невыносимо тяжка мне была горькая доля моих собратьев евреев, которые под конец войны подвергались в России кровавым погромам, насилиям и изнасилованиям, после того как они несли на себе все тяжести войны наравне с другими народностями России». Так что автор всё-таки «рискнул»... Во всяком случае, он чётко обозначил, кто подвергался погромам и насилиям. А в следующей фразе не повторил слово «евреи» или «еврейские погромы» из стилистических соображений...

В том, как наши комментаторы распределяют роли персонажам на исторической сцене, усматривается безусловный произвол... В России они ставят знак равенства между евреями и революционерами, во Франции подразумевают знак равенства между евреями и масонами... Как-то мало смахивают на революционеров одесские торговцы и коммивояжёры, фотографы и портные, портовые грузчики и ломовые извозчики...

Почему-то приходит на память такой революционный «еврейский пароход» — броненосец «Потёмкин». Кто там бунтовал, на этом броненосце?.. Кого расстреливали, на знаменитой «Потёмкинской» лестнице?.. Кто шёл в рядах манифестантов и участвовал в забастовках? — Евреи?.. — Тоже, как минимум, тема для статьи. А то и диссертации...

Одесса и без всяких революций была когда-то «вольным портом», о чём свидетельствовало хотя бы название Старопортофранковской улицы... Не смешивают ли комментаторы революционеров с черноморскими «пикейными жилетами» из романа «Золотой телёнок»?..

Каких революционеров-одесских евреев знают авторы? Какие ими сжигались пароходы и громились магазины?..

Скорее всего этот комментарий — экстракт фантазий комментаторов, их смутных представлений об Одессе 1905 г.

***

В комментарии к стр. 233, — к словам Грулёва о том, что в Маньчжурии «...легли костьми свыше двадцати тысяч еврейских солдат...»:

«По подсчётам военных историков, — пишут комментаторы — в Маньчжурских армиях за всё время Русско-японской войны 1904—1905 гг. Состояло 18 тыс. Нижних чинов еврейской национальности; из них за время войны дезертировало и перебежало к неприятелю 12 тыс. Е.И. Мартынов сообщает, что только в одной из дивизий с 1 апреля 1904 г. по 1 июля 1905 бежало и перебежало к противнику 256 евреев, солдат же других национальностей за это время только 8».

Дезертирство евреев в русско-японскую войну не является общепризнанным фактом. Безусловно, если бы оно носило столь массовый характер, как об этом пишут комментаторы, то царское правительство и правые партии придали бы ему большой резонанс. Да и сам генерал Грулёв, человек, несомненно, справедливый, по меньшей мере воздержался бы от написания комментируемых строк.

М.Грулёв участвовал в русско-японской войне, был неоднократно награждён. А потом был членом комиссии по описанию русско-японской войны. Об этом пишут и наши комментаторы в примечании к стр. 5. Он был достаточно информированным человеком, к тому же весьма интересующимся всем, что связано с еврейским вопросом. Чтобы оспаривать его утверждения — очевидца и историка — нужны очень серьезные доводы.

А у нас здесь есть лишь указание на подсчёты безымянных «военных историков», да ещё ссылка на царского генерала Е.И. Мартынова. Свидетельство одного генерала против свидетельства другого генерала...

Впрочем, если евреи и не проявляли боевого энтузиазма в этой войне, то строго судить их за это не приходится.

Евреям в России постоянно указывали, что они последние в череде населяющих Империю народов, изначально разжалованные, причём без права выслуги. Что Российская Империя «покупать» их ни хорошим отношением, ни даже добрым словом не намерена. Что протянуть евреям руку власть считает для себя унижением. И даже тех, кто прольёт свою кровь и погибнет в сражении, тоже добрым словом не помянут.

Так в итоге и случилось. К раненным евреям, находившимся в госпиталях, не позволяли приезжать их родственникам из черты оседлости. А самих раненных, едва они могли встать на ноги, торопились водворить в ту же черту. Исключений не делалось даже для награждённых знаком ордена Св. Георгия. Были и такие... Но если еврей совершал подвиг, об этом запрещалось писать в газетах, поскольку это не укладывалось в государственную идеологему. Так стоило ли евреям биться за те земли, откуда, если бы не война, их выслала бы по этапу царская полиция?..

Россия проиграла эту войну, но не российские евреи были причиной её поражения. Зато разговоры о «еврейском предательстве» могут отлично отвлечь внимание от его настоящих виновников. Обвинение евреев — превосходная дымовая завеса. Использовалась она и во время первой мировой войны (см. мою статью «Август пятнадцатого» в журнале «Лехаим» №№ 5—6 за 2004 г.)...

Франция потерпела в XIX в. поражение от Пруссии, Россия в начале XX в. — от Японии; кто-то должен был за это заплатить.

Германия, когда проиграла первую мировую войну, тоже искала виновников...

Не считаю нужным настаивать на замечательных боевых качествах евреев-солдат в целом. О них отзываются не лучшим образом и генерал Мартынов, и генерал Деникин.

Мартынов писал в своих записках о результатах русско-японской войны, что отличительными чертами евреев-солдат являются «крайняя трусость и физическая слабость».

В течение восемнадцати веков уделом евреев был практический пацифизм. Он не был провозглашён ни иудейской религией, ни национальной идеологией, но возник под влиянием целого ряда факторов, в частности талмудического учения, обставлявшего жизнь еврея таким множеством запретов, что военное дело становилось для него совершенно невозможным. Еврейский пацифизм во многом послужил основанием для становления европейского антисемитизма. Антисемитизм утвердился в Средневековье и был следствием непонимания и неприятия поведения евреев в условиях, когда все прочие народы вели почти непрерывные войны друг с другом. Не только этнические, но и территориальные группы населения возглавлялись тогда суровыми потомственными военачальниками-феодалами, готовыми как к обороне, так и к нападению на ближних и дальних соседей. И только еврейские общины возглавлялись выборными знатоками Талмуда...

Результатом пацифизма было то, что евреи становились лёгкой добычей завоевателей или бунтующих толп. А потребность завоевателей в моральном оправдании агрессии против невооружённых людей (действий, весьма далёких как от рыцарских обычаев так и от христианского вероучения) привела к демонизации евреев, к обличениям их как «христоубийц», «слуг Антихриста», «ростовщиков-кровососов» и т.п. Средневековый подход перекочевал и в более поздние эпохи. Только отдавая дань времени, евреев обвиняют уже не в колдовстве и порче, а в организации войн и революций, в стремлении захватить власть над миром... И от «кровавого навета», включавшего прежде обвинения в связях с дьяволом, осталась только религиозно-уголовная составляющая... Прогресс!..

Естественно, евреи, призванные в строй российской государственной машиной, не были должным образом подготовлены к военной службе ни морально, ни физически. Даже «культура» детских драк или кулачных боёв «стенка на стенку» были им чужды, не говоря уж о владении оружием и верховой езде.

Непонятно, однако, то упорство, с которым Империя стремилась поставить под ружьё этих «слабаков и трусов», хотя естественным было бы предложить им «альтернативную» нестроевую службу. Очевидно, тут у власть предержащих взыгрывало «чувство справедливости», которое молчало во всех других случаях, когда дело касалось евреев...

Но судя по всему, в новое время евреи быстро крепли и учились военному делу. Вот и комментаторы пишут, как уже цитировалось выше, что «революционеры (в массе именно одесские евреи) громили магазины и сжигали суда с зерном в одесском порту», а это требовало определённой лихости. (Впрочем, это шутка!).

А ещё через десяток с небольшим лет сам генерал Мартынов, как мы узнаём из комментария к стр. 228, «русский военный теоретик и военный историк, генерал-лейтенант, участник русско-японской войны, георгиевский кавалер», вступает в Красную армию. Иначе говоря, идёт на службу к революционерам. К «одесским евреям». Клюнул, должно быть, на их политические провокации, вроде объявления Одессы «вольным портом»...

Русско-японская война была непопулярна прежде всего в русском народе. Деникин в воспоминаниях описывал, как он со своей частью чуть ли не с боями прорывался после её окончания на Запад, в европейскую Россию. Железные дороги бастовали, рабочие бунтовали... Но, возможно, Сибирь была населена тогда евреями...

***

Стр. 239. На текст: «...чистокровного русака Ленина!». Комментаторы пишут:

«— Назвать Ленина «русаком», да ещё «чистокровным» автор мог исключительно по незнанию родословной «вождя мирового пролетариата», видимо ориентируясь на русские имя-отчество-фамилию. Не углубляясь в детали, напомним, что дед Ленина по материнской линии был еврей-выкрест, а бабка по отцовской — калмычка».

Спасибо за напоминание! Однако современные читатели уже выучили родословную Ленина назубок, и эта информация стоИт для них в ряду таких трюизмов, как «лошади едят овёс и сено» или «Волга впадает в Каспийское море». А генерал Грулёв умер, и наши комментаторы, к сожалению, не смогут объяснить ему, какого он дал маху...

Многие допускают, увы, ту же ошибку, считая лишь на основании имени-отчества-фамилии чистокровными русаками Александра Сергеевича Пушкина с его матерью-«креолкой», Василия Андреевича Жуковского с его матерью-турчанкой, Николая Александровича Романова (он же «Государь Император») с его матерью-датчанкой, Антона Ивановича Деникина с его матерью-полькой, Лавра Георгиевича Корнилова с матерью-казашкой и многих-многих других...

В отличие от М. Грулёва, при определении национальности комментаторы не ориентируются простодушно на «имя-отчество-фамилию». И рядом с комментарием о национальности господина Ульянова-Ленина можно прочитать ряд других: к стр. 132: «Леер Генрих Антонович (1829—1904) — русский военный теоретик и историк...»; к стр. 134: «Валь Виктор Вильгельмович фон (1840— ?) — русский военный и государственный деятель...»; к стр. 221: «Штюрмер Борис Владимирович (1848—1917) — русский государственный деятель...» ...

Ни имя Генрих, ни отчество Вильгельмович, ни фамилия Штюрмер , ни даже частица «фон» не мешают комментаторам «не углубляясь в детали» записывать этих господ в русские. И то сказать: немецкий папа (а скорее всего и мама) — это ведь не еврейский дедушка... И даже не калмыцкая бабушка... Недаром в программных документах «Союза русского народа» (иначе именуемого «чёрной сотней») указывалось на особо положительную роль немцев в русской истории. Правда, с началом первой мировой войны соответствующие тексты черносотенцам пришлось изъять. А магазины и конторы, на вывесках которых значились немецкие фамилии, немножко погромить... Но время лечит все раны... Кроме нанесённых (и не нанесённых) евреями...

Только ленивый сейчас из числа новодельных «русских патриотов» (если, разумеется, он не член КПРФ) не пытается перечислить Ленина в евреи. Кто в основном тексте, кто в сносках, кто в комментариях — спешат уведомить почтеннейшую публику: а дедушка-то — Бланк!!! (Некоторые просто называют Ленина «Бланком»). Но не очень получается. И дома и в гимназии Володя Ульянов получил чисто русское воспитание. А от такого копания в его предках попахивает расизмом. Кто бы ни были его дедушки-бабушки, а как-то не видится Ильич в кипе и в талесе. Не в помощь даже его известная картавость. Он словно зеркальное отражение своего тёзки — «наирусейшего» молдаванина Владимира Митрофановича Пуришкевича, черносотенца, вице-председателя «Союза русского народа» и председателя «Союза Михаила Архангела», главного антисемита России, такого же как Ленин низкорослого, лысого, с бородкой, непоседы-говоруна с университетским дипломом. Один был крайне правым, другой — крайне левым. Один убил Распутина, другой убил царя...

***

Отвлекаясь от еврейской темы, хочу выразить своё недоумение по отношению к комментарию к стр. 132, где его авторы в частности пишут: «Наиболее известное из ... произведений пацифистско-революционной пропаганды в нашей стране — повесть А.И. Куприна «Поединок»». Определение «пацифистско-революционный» — это оксюморон. Это все равно что сказать «снежно-чёрный» или «пламенно-холодный». В повести действительно описываются тёмные стороны армейской жизни. Однако Куприн не призывал в ней ни к пацифизму, ни к революции. Другое дело, что этой повестью пользовались в своих целях и пацифисты и революционеры. Но если подходить к литературе таким образом, то нет вообще ни одного классического произведения, которым бы они не воспользовались. Этак и Гоголя, описывавшего тёмные стороны чиновничьей и помещичьей жизни, можно объявить революционером...

***

И напоследок хочу привести комментарий к стр. 13. Генерал жалуется на «ущемления... евреев за перемену имён и фамилий...». Комментаторы объясняют:

«— такое «ущемление прав» связано с благоговейным отношением русских к предкам, что выражается даже внешне — в употреблении при обращении к человеку не только имени, но и отчества (как выражение уважения к отцу данного человека). Исходя из этого, смена фамилии и имени русским обществом подсознательно воспринимается как оскорбление своих предков, а такое отношение, опять таки в подсознательных сферах русского национального характера, может вызвать только презрение и отторжение».

Да-а! Сам себя не похвалИшь, как оплёванный сидишь... Вот уж, поистине, пример наивного самохвальства.

О «благоговейном отношении к предкам» лучше всего говорит состояние российских кладбищ...

А отчествами евреев не удивишь. Евреи именовали себя и друг друга — Такой-то, сын Такого-то ещё в библейские времена. И если бы не помнили и не чтили своих предков, то их (еврееев) давно не осталось бы на свете.

Весьма распространённым еврейским фамилиям Коган и Левит около четырёх тысяч лет. Есть и другие фамилии более чем тысячелетней давности... Что же касается фамилий, навязанных евреям немецким и австрийским чиновничеством, а также русскими властями, то не все евреи ими дорожили. И с именами имела место мимикрия. Вращающиеся в русском обществе евреи нередко переделывали свои имена на русский лад...

Но и русские, вопреки утверждению комментаторов, над своими фамилиями не так уж тряслись, поступаясь ими когда для удобства, когда для выгоды, а порой — по воле случая.

Почти две сотни лет Россией правили Голштин-Готторпы под именем Романовых. Возможно, русские люди и относились к ним с чувством «презрения и отторжения», что и вылилось в конце концов в революции 1917 г. Однако и перед тем, как стать царской фамилией, предки бояр Романовых прозывались и Захарьиными и Юрьевыми...

В России было множество детей, рожденных вне брака. Сын князя Трубецкого становился Бецким, сын Репнина — Пниным... Своим внебрачным детям царь Александр II пожаловал княжеский титул с фамилией Юрьевские. Поэт Жуковский был сыном Бунина, Фет — Шеншина, Герцен был сыном Яковлева. Побочные потомки графа Разумовского именовались графами Перовскими. Сын императрицы Екатерины (которую в России именуют Великой несмотря на перемену имени — София-Августа — и обретение невесть откуда взявшегося отчества — Алексеевна) и графа Орлова положил основание фамилии графов Бобринских.

Это у господ. А в простонародье дело обстояло куда проще. Нет ещё полутораста лет отмене крепостного права в России, и значительной части русских фамилий не более полутора веков. А это даже меньше, чем немецко-еврейским и польско-еврейским фамилиям, сохранённым всё же в неприкосновенности немалым числом еврейских семей, несмотря на солженицынские «двести лет вместе»...

Не только бастарды, но и законные дети своих родителей меняли фамилии и по собственному желанию и по произволу чиновников. Департамент герольдии был завален прошениями от дворян о перемене фамилий. Некоторые меняли их явочным порядком. Предки писателя Н. Щедрина, по утверждению биографов, именовались не Салтыковыми, а Сатыковыми, но сочли за благо присоседиться к фамилии, вошедшей в родство с царской семьёй. Семинаристам, будущим священникам, фамилии нередко измышляло семинарское начальство, лишь заглянув в гербарий, в латинский или греческий словарь, откуда и пошёл пестроцвет Розовых и Гиацинтовых, Амфитеатровых и Семирамидских, Гиляровских и Камповых...

Кроме официальных (паспортных) фамилий существовали ещё и уличные прозвища. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко носил в родном селе «уличную фамилию» Бурмаков. Главный герой романа Новикова-Прибоя «Капитан первого ранга», записанный в царский флот под «уличной фамилией» Псалтырёв, в советское время оказывается каперангом Куликовым...

Родные славянские имена предки русских променяли во время оно на греческие, латинские и еврейские. От них произведено множество родовых прозвищ. Миллионы русских носят фамилии Абрамов, Исаков, Яковлев, Моисеев, Давыдов, Михайлов, Гаврилов, ... Иванов, наконец...

Доказательством переменчивости русских фамилий является сама их множественность. Русских фамилий многие и многие тысячи. Неизменными сохранились фамилии у китайцев. На миллиард китайцев существует всего три сотни фамилий. И это создаёт им (китайцам) немало неудобств.

Экскурс комментаторов в «подсознательные сферы русского национального характера» нельзя признать удачным.

Всё это пишется не в осуждение русскому народу. Есть исторические и прочие обстоятельства жизни народов и отдельных людей... И если пишешь историю (пусть даже в комментариях), не стоит ни идеализировать один народ, ни демонизировать другой...

С точки зрения авторов комментария презрения достойны, очевидно, британский королевский род, сменивший на фамилию Виндзор своё прежнее немецкое прозвание — Саксен-Кобург-Гота и их родственники Маунтбеттены, именовавшиеся прежде князьями Баттенберг... Думаю, они очень обеспокоены этим обстоятельством...

Самому мемуаристу комментаторы не смогли предъявить что-нибудь особенное. Лишь раз назвали его ярким представителем евреев-ассимилянтов (комментарий к стр. 102) да ещё указали притом на «нестойкость его ассимиляции в русское общество», объяснив её, впрочем, «глубоким кризисом этого общества во время революции» (к стр. 5). Осталось непонятным, упрёк ли это комментируемому автору или похвала, что он не сумел стойко ассимилироваться в общество, поражённое кризисом...

***

Что в этих комментариях — старческое брюзжание или дерзость, свойственная молодости?

Кто они, эти Климанов и Филиппов? — Поседелые преподаватели с кафедр марксизма-ленинизма, подрабатывающие на старости лет комментированием исторических книжек?.. Оставшись без партийного присмотра, кое-кто из них теперь забросил чепцы за мельницы, сжёг то, чему поклонялся и поклонился тому, что сжигал. Ведь КПСС, вынужденная инерцией стояния на ленинских позициях по крайней мере в теории, не опускалась до пересмотра «дела Бейлиса» и при этом тщательно хранила тайну «одиозных» предков Ильича...

Или же это молодые люди, только вступающие на торную стезю исторической науки?

Тогда жаль! В России, нуждающейся в исторической правде как в хлебе, ещё двумя историками меньше...

Комментаторами несомненно, движет подспудное чувство неприязни или даже вражды к евреям, к этому кошмарному «еврейству», которое сплочённо таит в своих недрах сектантов-кровопийц, ужасных сионистов, тайно управляющих Францией масонов, революционеров-потрясателей основ, банкиров-грабителей и тугов-душителей. Чувство это называется — антисемитизм. Тем, кто несёт в душе это чувство, никакие завоеватели, вырезАвшие детей, доросших до тележной чеки, никакие оккупанты, желавшие захватить чужое «жизненное пространство» и низвести населяющие его народы до положения скотов, не представляются столь страшными, как немногочисленный рассеянный по Земле народ, дающий порой другим народам великих учёных, музыкантов, поэтов или, как в данном случае, храбрых генералов.

Брутальный антисемитизм просто ненавидит. А «интеллектуальный» ищет «аргументы».

Пусть бы хоть это чувство подвигло комментаторов на серьёзный поиск доказательств, самостоятельное глубокое исследование. Хоть на выявление и разоблачение пресловутой кровавой секты. Но нет — оно лишь заставляет его носителей предъявлять евреям некий особый счет, не такой, как прочим народам. Антисемитизм всегда провоцирует научную недобросовестность, в чём читатели этого издания книги М. Грулёва имеют возможность лишний (поистине — лишний!) раз убедиться.

Основательно поразмыслив, можно прийти к выводу, что жанр комментария был выбран господами Климановым и Филипповым не случайно. Сознательно или несознательно, комментаторы избрали краткий формат, позволяющий избежать необходимости подробных и чётких доказательств. Есть и другой способ их избежать — это написать толстенную книгу, куда попытаться вместить описание всех «еврейских злодейств» за сорок истекших веков. В таком случае, несмотря на объём, каждому конкретному событию уделяется лишь несколько строк. Опять можно уклониться от доказывания своих положений. А книга — налицо, и идущие вослед могут на неё ссылаться, даже не прячась за безымянных «некоторых историков». Есть ещё одна возможность: написать мистически-философский трактат. По сути он может напоминать клубок разорванных ниток, но если наполнить его разными заумными словами и оснастить ссылками на такие же трактаты, то и он кому-то покажется верхом учёности...

Перед нашими комментаторами большая дорога. Первый шаг по ней уже сделан. Не скажу им: Счастливый путь!



Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?