Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

5.2. Западная Европа: развитие капитализма вглубь (XVI—XIX вв.)

5.2.1. Возникновение абсолютистского политаризма

Развитие вглубь - вызревание и окончательное утверждение капитализма в его колыбели, в Западной Европе. Этот процесс был сложным и противоречивым.

Формирование национальных рынков, которое началось еще в конце средних веков, а затем превращение этих рынков в капиталистические, оказало огромное влияние на социально-экономическую структуру общества. Оно перестало быть феодальным.

Общеизвестно, что централизованные государства, обязанные своим появлением национальным рынкам, возникли в форме абсолютных монархий. Абсолютизм обычно понимается историками как явление чисто политическое, как всего лишь новая форма государственной власти. Однако все обстоит гораздо сложнее. Становление абсолютизма было одновременно и становлением новой системы социально-экономических отношений, отношений политарных. Эти политарные отношения, которые, возникая, обволакивали все остальные социально-экономические связи, можно назвать абсолютополитарными. Становящийся абсолютополитарный уклад втянул в себя в качестве подчиненных все остальные существующие в обществе уклады, включая крестьянско-общинный, купеческо-бюргерский, а затем и капиталистический.

Становление политаризма невозможно без систематического массового террора. И волна страшного террора действительно, начиная с XVI в., на более чем сотню лет захлестнула всю Западную Европу. Речь идет, прежде всего, о терроре инквизиции. Инквизиция как известно возникла еще в средние века. Но ее костры ярче всего пылали не в темной ночи средневековья, а на заре нового времени, что всегда поражало историков вообще, историков культуры в особенности.

Историк Е.Б. Черняк в книге «Вековые конфликты» (М., 1988) указывает, что, начиная с этого времени, инквизиция приобрела иной характер, чем раньше. В средние века инквизиторы стремились выявить и уничтожить действительных отступников от веры. В новое время задачей инквизиции стало создание врагов, обвинение ни в чем не повинных людей в ереси и истребление этих созданных ее же собственными усилиями еретиков. Именно с этим связано повсеместное применение пыток.

Но обвинение в ереси невозможно было предъявить всегда и всем. В результате наряду с преследованиями еретиков началась охота за ведьмами и колдунами. «В течение всего XVI в. и первой половине XVII в. по всей Центральной и Западной Европе, - пишет французский исследователь Ж. Делюмо в книге “Ужасы на Западе”, - множатся процессы и казни колдунов; в период 1560-1630 гг. безумие преследования достигает своего апогея».[20] Обвинения в ведовстве были удобны тем, что от них не был застрахован никто. Обвинить можно было всех и каждого.

Преследование колдунов и ведьм не только не пресекалось государством, а всемерно им поощрялось. Церковь и инквизиция были по сути дела орудиями в его руках, хотя внешне они могли выступать в качестве вдохновителей. «Происходившие процессы и казни, - пишет Ж. Делюмо, - не были бы, конечно, возможны без их постоянного инициирования церковными и гражданскими властями».[21] Инквизиция была важнейшим, хотя не единственным орудием террора в руках становящегося политарного государства. Право политаристов на жизнь и смерть подданных проявлялось в разных формах, из которых знаменитые «lettres de cachet» (буквально - секретные письма, реально - королевские указы о заточении без суда в тюрьму или о ссылке каких-либо лиц) были, пожалуй, самыми невинными.

Характеризуя в целом эту эпоху, Ж. Делюмо писал: «В Европе начала Нового времени повсюду царил явный или скрытый страх».[22] И этот страх был прежде всего результатом описанного выше массового террора. Кстати сказать, неоднократно цитированный выше автор, не давая четкого ответа на вопрос о причинах безумия охватившего Западную Европу, в то же время отмечает, что «различные формы демонического наваждения помогали укреплению абсолютизма».[23]

Крупнейший отечественный историк Е.В. Тарле прямо связывал политику массовых репрессий в Западной Европе раннего нового времени с абсолютизмом. Как указывал он, характерная черта абсолютизма заключалась в том, что везде и всюду выискивал и карал врагов. «Если не было революционеров, преследовались умеренные реформисты; не было реформистов - преследовались вообще всякие лица, даже идеализирующие данный строй, но осмеливающиеся делать это хоть немного не по казенному, хоть немного по-своему; не было и таких - преследовались круглые шляпы, курение папирос на улице, участие в масонских ложах и т.д. и т.д. Такова историческая логика абсолютизма, который был в движении не только потому, что ему было важно двигаться к известной цели, а и потому, что он не мог не двигаться.» [24]

Но, показав, что абсолютизм всегда преследовал еретиков и диссидентов, Е.В. Тарле не мог найти причину этого явления. Как он считает, эти преследования не вызывались «решительно никакими потребностями ни его (абсолютизма - Ю.С.) самого, ни тех классов, которые являлись его поддержками.» [25] Его изумляла «даже не жестокость, а именно полная бессмысленность этих преследований», которые разоряли «иногда не только гонимых, но и правоверных», наносили «тяжкий удар торговле, промышленности, всему государству в его целом». [26] Единственное объяснение, которое он предлагает: абсолютизм все проделывал от нечего делать, из-за желания «занять свои досуги».[27] В действительности для массовых репрессий были серьезные основания: без них абсолютизма просто бы не было.

Только массовый террор мог обеспечить утверждение в Западной Европе новой формы политаризма - абсолютистского политаризма (абсолютополитаризма). Характеризуя французский абсолютизм, Ф. Минье писал: «Корона распоряжалась совершенно свободно личностью при помощи бланковых приказов об арестовывании (lettres de cachet), собственностью при помощи конфискаций.» [28] С абсолютистским политаризмом связана политика меркантилизма, которая на первых порах способствовала развитию капитализма, а затем стала ему препятствовать.

5.2.2. Буржуазные революции и утверждение демократии

Рано или поздно абсолютополитаризм пришел в противоречие с потребностями экономического развития. И там, где он набрал чрезвычайную силу, началось свертывание рыночных и капиталистическо-рыночных отношений, наступил не просто застой, а экономическая деградация. Так произошло, например, в Испании.

В других странах Западной Европы влияние абсолютополитаризма не было столь губительным, но и там он стал тормозом развития. Неизбежным стало его уничтожение. И оно произошло насильственным путем. Основные вехи этого процесса - Нидерландская революция XVI века, Английская революция XVII века и Великая Французская революция XVIII века.

Главный результат этих революций - ликвидация собственности государства на личность людей, составляющих население геосоциора, т.е. обеспечение их личной неприкосновенности, и тем самым превращение этих людей из подданных государства в его граждан. Капиталистический способ производства, который основан на рынке и исключает внеэкономическое принуждение, предполагает и требует существование свободного работника и равенство всех членов общества перед законом. В области политической капитализм предполагает существование демократического режима.

Поэтому в ходе эволюции капиталистического общества шло утверждение равенства всех его членов перед законом и развитие демократии. Происходило это постепенно и в упорной борьбе. Хотя классический капитализм требует и предполагает демократию, буржуазия далеко не всегда ее желала. Господствующие классы шли на демократизацию общества только под напором мощного демократического движения его низов. Во Франции, например, после Великой революции произошли еще три: революции 1830 г., 1848 г. и 1870 г. Объективная их задача состояла не в утверждении капиталистических социально-экономических отношений, а в демократизации общественного строя.

В капиталистическом обществе шла борьба за всеобщее избирательное право, утверждение свободы политической деятельности: свободы слова, свободы печати, свободы создания организаций, свободы собраний, митингов и шествий. Становилась естественной свобода мысли. И хотя ни в одной капиталистической стране атеизм не поощрялся, но шло узаконение вначале свободы вероисповедания, а затем и свободы совести. Начался процесс отделения церкви от государства и школы от церкви. Все большие темпы набирала секуляризация - высвобождение все новых и новых сфер общественной жизни из-под влияния религии.

5.2.3. Изменение семейно-брачных отношений и положения женщин. Женское движение

Впервые в истории цивилизованного общества при капитализме началось уравнение женщин в правах с мужчинами. Во втором выпуске «Введения во всемирную историю» — «Истории первобытного общества» был детально рассмотрен процесс становления патриархического брака и патриархической семьи. В такой рода семье власть над всеми ее членами всецело принадлежала мужу и отцу. Основой этой власти было положение мужчины как частного собственника средств производства. Только мужчины были непосредственно включены в систему социально-экономических отношений. Женщины находились на положении иждивенок вначале отцов, затем мужей. Исключение женщин из системы социально-экономических отношений обуславливало их приниженное положение и в семье, и обществе в целом, которое было закреплено в праве.

Патриархический брак и патриархическая семья существовали на протяжении всей предшествующей истории цивилизованного общества. Единственно изменение произошло с появлением античного общества. Если в древнеполитарном обществе мужчина мог иметь несколько жен, то в античном брак стал моногамным и оставался таковым во всех последующих формах общества.

Семья оставалась патриархической и на ранних этапах развития капиталистического общества. Но дальнейшее его развитие с неизбежностью привело к серьезным преобразованиям брачно-семейных отношений. Прежде всего они затронули пролетарскую семью. Рабочий не был частным собственником средств производства, что уже само по себе подрывало его власть над женой и детьми. Пролетарии живут продажей своей рабочей силы. Но ею обладают не только мужчины, но и женщины. Капиталистическое производство нуждалось не только в мужском, но и женском труде. Самостоятельный заработок сделал женщину равной в экономическом отношении с мужчиной. С возникновением капитализма женщины начали все в большей и большей степени непосредственного включаться наряду с мужчинами в систему социально-экономических отношений.

Начавшееся в среде рабочего класса изменение положения женщины постепенно затронуло все социальные слои капиталистического общества, а затем сказалось на всем обществе в целом. При капитализме армия работников наемного труда не исчерпывается рабочим классом. Помимо пролетариата, она включает в себя служащих и значительную часть интеллигенции.

Вовлечение женщин в общественное хозяйство само по себе еще не могло обеспечить их равенство с мужчинами. Ведь их зависимость от мужчин была закреплена в праве. Еще в первой половине Х1Х в. законодательство даже передовых буржуазных стран лишало женщин гражданских и, в частности, имущественных прав. В Англии, например, мужчина был владельцем всего движимого имущества жены. Перед судом английская женщина не значила ничего.

Включение женщин в систему социально-экономических отношений с необходимостью предполагало изменение их правового положения. Но это не могло произойти автоматически. Х1Х в. характеризовался возникновением и ростом женского движения, участницы которого боролись за обретение женщинами равных прав с мужчинами. Но произошло это далеко не сразу. Лишь к середине ХХ в. женщины во всех развитых капиталистических странах добились равных с мужчинами гражданских прав.

Борьба за гражданское равноправие было неразрывно связано с борьбой за равноправие политическое. К 1900 г. женщины пользовались правом голоса лишь в Новой Зеландии, где они могли избирать, но не быть избранными, и в некоторых штатах США. И только в ХХ в. женщины добились равных политических прав с мужчинами.

Изменение положения женщин в обществе не могло не сказаться на их положении в семье, а тем самым и на характере семьи. Началось крушение господства мужчин в семье и соответственно патриархического брака и патриархической семьи. На смену им шла новая форма брака и новая форма семьи, для которых характерно равенство супругов. Этот новый брак, имеющий определенные черты сходства с протоэгалитарным браком первобытного общества, можно назвать неоэгалитарным. Соответственно и новую семью можно именовать неоэгалитарной.

5.2.4. Промышленная революция и развитие техники и науки

Уже с появлением городов западноевропейское общество встало на единственный путь, который может обеспечить в принципе беспредельное развитие производительных сил, - роста производительности труда за счет совершенствования техники производства. Он полностью возобладал в Европе с появлением капитализма.

Вся история развития производительных сил капитализма есть прежде всего история совершенствования техники производства. В последней трети XVIII в. началась вторая крупнейшая революция в развитии производительных сил человеческого общества - переход от ручного производства к машинной индустрии. Этот переворот чаще всего называют промышленной (индустриальной) революцией. С появлением машинного производства под капитализм была подведена адекватная техническая база, что обусловило его последующее стремительное развитие.

Развитие техники сделало и возможным, и неизбежным развитие науки. Если раньше существовала лишь преднаука и пранаука, то в XVII-XVIII вв. возникает подлинная наука. Происходит научная революция. Вместе с наукой получила развитие философия, освободившаяся от власти религии. Века от Ф. Бэкона (1561-1626) до Г.В.Ф. Гегеля (1770-1831) - время величайших свершений философской мысли.

5.2.5. Развитие духовной культуры

Возникновение капитализма вызвало крупные сдвиги в духовной культуре. Для обслуживания новой техники нужны были не просто грамотные, а образованные люди. Возникло и получило развитие всеобщее образование, вначале начальное, а потом и среднее. Капиталистическое общество стало вторым в истории человечества грамотным обществом и первым обществом всеобщей образованности. Вместе с капитализмом возникли средства массовой информации (СМИ). Первым из них была ежедневная печать, которая вскоре стала играть огромную роль в жизни общества. Характеризуя ее значение, Р. Киплинг писал:

«Солдат забудет меч и бой,
Моряк — океанский шквал,
Масон пароль забудет свой,
И священник забудет хорал.
Девушка — перстни, что мы ей дарим,
Невеста — “да” прошептать,
И еврей забудет Иерусалим,
Скорей, чем мы Печать! <...>
Интердикты Папа пишет зря,
Зря декреты волнуют умы,
Вот пузырь раздут — и нет пузыря,
Это делаем только мы!
Помни о битве, она страшна,
И троны должны признать,
Что Королева гордыни одна:
Печать — Печать — Печать!» [29]

Развитие капитализма привело к разрушению крестьянских общин, а тем самым и к исчезновению простонародной крестьянской культуры. Зато вместе со школами, поголовной грамотностью и развитием всех видов печати прежняя элитарная, а также городская культура стала проникать в массы, в результате чего на их основе возникла общесоциорная культура, которую обычно называют национальной. И эта, теперь уже общесоциорная, культура стала на первых порах успешно развиваться. Все это вместе с нараставшим процессом урбанизации привело к исчезновению столь характерного для политарного, феодального и парафеодального обществ дуализма культур.

5.2.6. Возникновение и роль рабочего движения

Развитие капитализма в Западной Европе в первой половине XIX в. сопровождалось ростом нищеты. Длительный рабочий день, доходивший до 16 часов в сутки, тяжелые условия труда, мизерная зарплата толкали рабочих на борьбу против существующих порядков. Возникло и начало набирать силу рабочее движение. Дважды (в 1831 и 1834 гг.) восставали ткачи Лиона (Франция). В Англии начали действовать чартисты, создавшие в 1840 г. первую в мире рабочую партию.

В этих условиях возник марксизм, который оказал огромное влияние на общественную жизнь Европы, а затем и всего мира. Под руководством К. Маркса и Ф. Энгельса возникло Международное товарищество рабочих (I Интернационал). В 1871 г. в обстановке социальных потрясений, вызванных проигранной войной с Пруссией, рабочие французской столицы на несколько месяцев установили в ней свою власть. Возникла Парижская Коммуна.

Вскоре после ее поражения I Интернационал прекратил свое существование. Но это не остановило роста рабочего движения. Во всех странах Европы стали возникать массовые социал-демократические партии, руководствовавшиеся идеями марксизма. В конце века они объединились во II Интернационал.

Организованное рабочее движение стало огромной общественной силой. Под его натиском капиталистическое государство вынуждено было во имя сохранения существующего порядка, т.е. ради обеспечения интересов буржуазии в целом, ограничить аппетиты представителей этого класса, взятых в отдельности. Шаг за шагом стала законодательно ограничиваться продолжительность рабочего дня, вначале детей, а затем и взрослых, устанавливаться государственный надзор за условиями труда, создаваться система социального обеспечения.

Так, в Германии, в 80-х годах XIX в. были приняты законы об обязательном страховании рабочих от несчастных случаев, о страховании их на случаи болезни, нетрудоспособности и старости. Канцлер Германии О. фон Бисмарк не скрывал причины принятия этих законов. «Социал-демократия, - говорил он в рейхстаге 26 ноября 1884 г., - уже такова, какова она есть: но она во всяком случае - значительный симптом, “манифакел” (библ.: предупреждение о грядущей гибели - Ю.С.) для собственнических классов, напоминание, что не все обстоит так, как должно, и что можно приложить руку к улучшению... Если бы не было социал-демократии и если бы масса людей ее не боялась, то даже умеренные успехи, достигнутые нами в области социальных реформ вообще, еще не существовали бы, и поскольку это так, - страх перед социал-демократией для тех, у кого нет сердца относительно их бедных сограждан, вполне полезный элемент.» [30]

В Англии в первом десятилетии XX в. появились законы, по которым все люди наемного труда получили право на пособие в случае болезни и старости и на пособие по безработице. Для шахтеров установили восьмичасовой рабочий день. Сократилась возможность пользования ночным трудом, введен запрет на ночной труд женщин-работниц. Под суровый контроль были поставлены все вредные для здоровья отрасли промышленности. Против капиталистов, виновных в нарушении установленных правил, возбуждались судебные преследования. Значительно расширились права профсоюзов. Детям неимущих родителей обеспечивалось не только бесплатное начальное образование, но и даровое питание в столовых при школах.



20. Делюмо Ж. Ужасы на Западе. М., 1994. С. 352.

21. Там же. С. 354.

22. Там же. С. 3.

23. Там же. С. 355.

24. Тарле Е.В. Падение абсолютизма в Западной Европе и России. 2-е доп. изд. Пг., 1924. С. 71.

25. Там же. С. 68

26. Там же.

27. Там же. С. 71.

28. Минье Ф. История Французской революции с 1789 до 1814 г. СПб., 1906. С. 7.

29. Киплинг Р. (в переводе А. Оношкович-Яцыны). Печать // Р. Киплинг. Стихотворения. Роман. Рассказы. М.,1998. С. 315-316.

30. Цит. по: Тарле Е.В. Европа в период империализма. 1870-1919 // Соч. Т. 5. М., 1959. С. 112.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?