Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Сопри эту книгу,.. статью,.. абзац...

Чтобы всласть побунтовать, необходимо ощущение устойчивости мира. Хоффмановская “Нация Вудстока” поражает сочетанием безалаберного текста с педантичным соблюдением “авторских и иных смежных прав на интеллектуальную собственность”. Цитатки из Джоплин и The Who скрупулезно снабжены сносочками - “by permission...”, на обложке аккуратненько указан регистрационный номер Библиотеки Конгресса: 72-101415. И конечно, “all rights reserved”. Может, так оно и правильно. Бунтарь не должен быть кромешным чернушником, иначе это не бунт, а распад мироздания. Круша устои, следует щадить водопровод и канализацию, иначе мятеж захлебнется в дерьме.

Н. Сосновский, из статьи о Хоффмане «Мудрец Нации Вудстока» (Забриски Rider, 1997 год)

«В Бостоне, например, меня спросили, что я буду делать, если кто-нибудь что-то у меня украдет. Я ответил: "Ну, разумеется, мне не к лицу звонить местному участковому, не так ли?"

Эбби Хоффман, «Сопри эту книгу», Из предисловия к изданию 1989 года

«Никогда не делайте этого с андеграундными газетами. Помните, что это ваши братишки и сестренки»

Эбби Хоффман, «Сопри эту книгу»

© copyright[1] 1990, 1999 by Billboard Liberation Front. Разрешение на воспроизведение предоставляется некоммерческим и антиавторитарным вебсайтам и периодическим изданиям. Коммерческие вебсайты и издатели не имеют права воспроизводить пособие ни целиком, ни частями, иначе, как в рецензиях.

Из примечаний к публикациям Фронта Освобождения Биллбордов, организации, представляющей альтернативную культуру США (см. Забриски Rider, 2004 год)

От автора статей о Хоффмане и переводчика его книги под провокационным названием ожидать жалоб на то, что кто-то украл его «интеллектуальную собственность» вроде бы непоследовательно и даже отдает лицемерием. А вот и нет! Во-первых, книга Хоффмана вовсе не о том, как ловко что-нибудь украсть. Он лишь использует популярную литературную форму американской культуры, как «Служба кабаку» и другие озорные шедевры Средневековья обыгрывают церковную литургию. Книга о другом: как жить независимо от Истеблишмента, Системы, свободно и достойно. «Советы воришкам» занимают лишь малую часть ее и представляют собой «память жанра» - любимый пуританской американской аудиторией – нужна же литературная отдушина – образ веселого плутишки, поэтизированный американской классикой от Марк Твена и О’Генри до наших дней. Но если и понимать содержание книги до идиотизма буквально, то раз десять Хоффман оговаривается (для не очень умных, очевидно), что воровать у независимых изданий, да и просто у людей – гнусно. Во-вторых, есть большая разница в отношении к переводимому тексту между Мартином Лютером, переводчиком Евангелия на немецкий язык, и переведшим на русский язык Хоффмана Сосновским (это я). Но и я, не всегда будучи согласен с Эбби, тоже считаю, что к обманувшему воровской Истеблишмент индивиду можно отнестись снисходительно. Речь пойдет о другом, с точки зрения Хоффмана, совершенно чудовищном воровстве: когда Истеблишмент в виде своих коммерческих и иных мейнстримовых изданий ворует у андеграунда.

НАДЕЮСЬ, НИЖЕСЛЕДУЮЩЕЕ СРАВНЕНИЕ ТЕКСТОВ ПОКАЖЕТ ЧИТАТЕЛЮ НЕ ТОЛЬКО КОНКРЕТНЫЕ ПРИМЕРЫ ТОРГОВЛИ КРАДЕНЫМ (ВСЕ ТРОЕ ВОРИШЕК, В ОТЛИЧИЕ ОТ НАСТОЯЩЕГО АВТОРА, ПУБЛИКУЮЩЕГОСЯ В АНДЕГРАУНДНЫХ ИЗДАНИЯХ БЕСПЛАТНО[2], ПОЛУЧИЛИ ЗА СВОЕ «ТВОРЧЕСТВО» ГОНОРАРЫ), НО И НЕЧТО БОЛЕЕ ГЛУБОКОЕ: РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ТВОРЧЕСКОЙ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ КУЛЬТУРОЙ, ПРЕДСТАВЛЕННОЙ НЕЗАВИСИМЫМ КУЛЬТОВЫМ РОК-АЛЬМАНАХОМ, И БЕСПЛОДНОЙ, СПОСОБНОЙ В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ НА ИМИТАЦИЮ, КУЛЬТУРОЙ КОММЕРЧЕСКОГО МЕЙНСТРИМА.

Часть первая. Открытое письмо Запечной нечисти (журнал «Домовой»)

Глянцевому буржуазному журналу для обеспеченных обывателей зазорно воровать у независимого некоммерческого альманаха. Еще постыднее шантажировать туристические компании, вымогая халявные (среди сегодняшней буржуазной прессы это такое же любимое слово, как «боевитость» и «контрпропаганда» в ту пору, когда халявщики постарше еще были «бойцами идеологического фронта») туры, и при этом полениться хотя бы поменять местами слова в обворованном тексте, не говоря уже о том, чтобы действительно потрудиться что-либо узнать о стране и рассказать читателям. Впрочем, задача коммерческой журналистики вовсе не в этом…

ДОМОВОЙ, №12 за 2001 год, статья Анны Карабаш «Чисто рэгги, чисто ром» Забриски Rider, 1994 год, ст. Н.Сосновского «Покидая Вавилон налегке»
Ганджа - марихуана, "трава мудрости". Листик марихуаны – излюбленный символ растафари. Еще травка на местном диалекте называется «кайя» (вспомнили одноименный альбом классика рэгги Боба Марли?). Главным средством, как это водится для мистиков всех времен, была марихуана (каннабис, ганджа, на местном диалекте - Кайя - вспомнили одноименный альбом Боба Марли?)…"травы мудрости" – марихуаны… Листик марихуаны - столь же излюбленный символ растафари, как и Звезда Давида и Лев Иудейский
Музыка рэгги родилась из бура, старинной ямайской музыки африканского происхождения. Растафари приспособили бура для своих ритуальных церемоний в конце 1940-х. Прежде чем из песнопений рождается рэгги, растафари должен погрузиться в медитативное состояние. Изначальная, не замутненная попсой музыка рэгги называется «вибрация корней», это непосредственное постижение сути бытия, доступное лишь растафари. "Вибрация корней" родилась из старинной ямайской музыкальной формы африканского происхождения бурра, приспособленного для ритуальных церемоний растафари… в 1949 г... Прежде, чем из песнопений братии рождается рэггей, сама раста переживает переход в иную - субкультурную - ипостась… "Вибрация" - непосредственное постижение сущности бытия, доступное лишь растаману… изначальный, незамутненный попсой саунд рэггей называется "вибрацией корней".
Дрэды – длинные спутанные косицы, самый характерный внешний признак растафари. Это якобы древнеэфиопская прическа, делавшая ее обладателя похожим на Льва Иудейского, пророка растафари[3]. Цивилизованные[4] граждане Ямайки в 40-х годах были шокированы растафарианскими прическами и назвали их «dread locks» (“ужасные патлы”), а потом и просто «dreads» («дрэды»). Самая броская внешняя черта растамана … - длинные локоны, скрученные в косицы. По задумке братии из Пиннакля, это была древняя "эфиопская" прическа, делавшая африканцев … похожими на Льва Иудейского… Локоны шокировали цивильных граждан, окрестивших их "дрэдлокс" ("ужасные патлы…).
…Современная ямайская молодежь, которая копирует все внешние признаки растафарианских ритуалов, не проникая в их суть. Интервью и брошюрки ортодоксальных растаманов полны сетований на то, что молодежь лишь внешне копирует стиль и лексику расты, а религиозной сути ее не понимает.

Далее украдено из другой работы того же автора: из статьи 1989 года «Культура растафари в зарубежной литературе: Ветхий Завет, панафриканизм и рок-музыка» (вышла в сб. «Культурные процессы в развивающихся странах» в 1991, М., ИНИОН)

Трудно определить, что такое растафарианство:… то ли мессианская секта, то ли народно-религиозное движение за культурную самобытность, то ли политическое антирасистское движение, а может, поп-религия или молодежная мода. Трудно определить, что это такое: мессианская секта, народно-религиозное движение, нативистский синкретический культ, движение за культурную самобытность, суррогат панафриканской идеологии, политическое антирасистское течение, негритюд "для бедных", трущобная субкультура люмпенства или молодежная мода…. … в 70-е она превратилась в поп-религию, а затем просто в молодежную моду…
…растафарианство зародилось на Ямайке как секта, обожествляющая Раса Тэфэри Мэконнына,… коронованного 2 ноября 1930 г. под именем Хайле Селассие I. Растафаризм возник как профетическая секта, обожествлявшая раса Тэфэри Мэконнына (отсюда и название секты), короновавшегося 2 ноября 1930 г. под именем Хайле Селассие ("власть Троицы").
Растафари считают себя новым воплощением древних иудеев, которых за грехи сослали в Вавилон (имеются в виду США)[5]. …чернокожие - это эфиопы, новое воплощение древних иудеев… За грехи свои черные иудеи были наказаны рабством в Вавилоне. Четыре пирата - Дк. Хоукинс, С. Роде, Д. Ливингстон (?!) и Дж. Грант - при Елизавете I привезли чернокожих в Америку, т.е. в Вавилон.

В тексте есть еще несколько очевидных, хотя и не столь явных «заимствований» - автор дала себе труд несколько переставить слова, не всегда адекватно передав при этом смысл. Бог с ними, человек старался, не будем придираться, равно как и к допущенным в статье неточностям и ляпам: не изучать же страну барышня ехала, а, говоря языком ее коллег, «оттянуться на халяву». Но и приведенного выше достаточно для характеристики «гламурного» издания.

PS: На сайте журнала « Домовой» я нашел следующее предостережение: «Перепечатка текстов и фотографий, а также цитирование материалов журнала "Домовой" только с разрешения редакции, ссылка на журнал обязательна»(!!!). Насчет перепечатки (обычно это называется полным или частичным воспроизведением) понятно, что же касается разрешения на цитирование, то звучит диковато, это явная самодеятельность, вызванная юридической безграмотностью, а вернее всего – глупостью (вы сами-то поняли, что написали?). Тем более стоило бы ожидать от столь трепетно относящегося к своим незамысловатым тестам «Домового» большей щепетильности в отношении чужих трудов[6].

Поэтому надеюсь на понимание и прошу снять украденный у меня текст с сайта журнала Домовой (а также с сайтов nettour.ru, impression.ru, travelstar.ru и travel.ru)[7] и принести мне извинения. Так уж совпало, что мне приходилось заниматься рекламными кампаниями Министерств туризма нескольких стран, и меня изрядно утомил журналистский рэкет: Министерство туризма не может дать написанную своими сотрудниками пиаровскую статью в нашей прессе, ибо текст должен быть подписан кем-то из штата издания, иначе его не возьмут, даже если статья «проплачена» (конечно, на репортаж из Кузбасса это не распространяется – только с мировых курортов, потому и не пропускают "чужую заказуху"). Малообразованных, не знающих языка и имеющих туманное представление об истории и культуре страны писак провозят бесплатно по всем достопримечательностям и пляжам, всячески ублажают, а те по возвращении описывают, что успели заметить и понять за это короткое время, как правило, с ужасными неточностями[8].

Передайте также «старшему корреспонденту», что, вопреки ее утверждению, на Ямайке нет вуду: вуду – это культ дагомейского происхождения, ямайские же рабы происходили в основном из ашанти (одна из народностей народа акан). Соответственно, местные народные культы - вера в духов дуппи, культы мйял и обиа, кумина – значительно отличаются от вуду.

Учитывая, что в силу допущенного мною невольного самоцитирования при изложении «базовых сведений» объектами плагиата, помимо двух уже названных работ, стали также мои статьи «Музыка рэггей, Хайле Селассие и мифы исторического сознания» (журнал «Иностранная литература», № 4 за 1992 год), «На полпути к себе: «Движение растафари: Религия? Идеология? Мода?» («Восток», 1992, №6), «Теология свободы: искушение истматом» («Восток», 1992, №1) и «Миф о люберецком Гарлеме, или Наш последний интернациональный долг» (Знание – Сила», 1992, №4), а также статья о влиянии растафари на "белые» субкультуры Запада уже не помню, в каком сборничке и написанный мною раздел вышедшего год спустя после «Домового» статьи музыкального тома энциклопедии «Аванта +», то общий объем обворованных работ становится внушительным.

Письмо это несколько раз посылалось в редакцию «Домового», но - молчок. Тихо сидит за печкой нечисть, не высовывается. Может, его, домового, и вовсе нет?

Мысли мимоходом: О природе бездарности, или структурный анализ ворованного текста

«Вероломно, без объявления войны, как снег или пепел, обрушились на головы пепперляндцев унылые полчища Синюшного Жлобья, покусившегося на самое дорогое: музыку-веселье истребить… Под испытанным руководством Верховного Жлоба захватчики принялись направо и налево все обсерять и посинять: перекрашивать цветастые клумбы и разные там земляничные поля в свои любимые цвета - серый и синюшный. И так туда-сюда малевали, пока все вокруг не засерили...»

Из статьи Дэвида Уилсона о фильме Yellow Submarine в вольном переводе Н. Сосновского, Альманах Забриски Rider, 1997

И вот что еще: меня много лет до глубины души трогает глубокая порядочность и уважение к Знанию в среде растаманов. Чего не могут понять плагиаторы – это того, что человек, действительно занимающийся и увлекающийся какой-то тематикой, во-первых, хорошо знает всю литературу по этой теме[9], во-вторых, постоянно отслеживает все новое, что появляется в печати. А значит, в эпоху Интернета любое воровство будет неминуемо разоблачено. Так вот, регулярно просматривая новинки Сети о рэггей и растафари, на отечественных сайтах я постоянно натыкаюсь на упоминание своего имени (и это очень приятно – поверьте – SELA, мир и любовь вам за это, братья). Иногда мне даже случайно приписывается чужое выражение, взятое из моей статьи, но из снабженной ссылкою цитаты: например, Боб Марли назван «архетипическим растаманом» в книге Black youth in crisis / Ed. by Cashmore E., Troyna B. - L. Allen & Unwin, 1982, р.79 - это братья не заметили ссылки. При изобилии сайтов по растафари я знаю лишь один случай встреченного там плагиата – и то не своего, а скрупулезно воспроизведенного чужого: хозяин сайта дотошно приводит данные перепечатываемой с другого (поскольку и там хозяева ни при чем, не скажу, какого, но не растаманского) сайта статьи, не зная, что там она как раз ворованная и подписана другим именем. Мало того, едва ли не на каждом растаманском сайте (а их многие десятки только в России) пишется своя Энциклопедия, Словарь или История растафари. Казалось бы, когда сотни людей, многие из которых впервые взялись за такой труд и, в отличие от чему-то там учившихся на журфаке, могут и не знать об авторском праве и прочем, неизбежны невольные заимствования? Так вот: они все ОРИГИНАЛЬНЫЕ, т.е. авторы их (иногда из-за плохого знания языков с трогательными ошибками, но по-своему) исследуют все, что могут достать по этой теме, с благодарностью относятся к авторам и всегда их перечисляют (причем не только автора, но и издание), но на этой основе создают СВОЕ. А все просто: дело не только в том, что растафари – очень солнечная культура, учащая достоинству и этике. Главное в том, что сам дух растафари обращает человека к творчеству: только в творчестве – будь то музыка рэггей, поэзия, растаманская теология или живопись – человек обретает себя и Джа. Естественно, растаману даже в голову не придет переписать чужое и поставить свое имя: ведь смысл и счастье в том, чтобы создать что-то самому, а иначе – зачем?[10]

Плагиат же легко выделяется даже формально: все изменения в силу творческой импотенции и примитивности плагиатора носят однобокий характер. Там, где плагиатор что-то меняет и хотел бы внести свое – а своего-то нет ни-че-го, пусто… Поэтому и вносятся потертые языковые штампы, блеклыми и затасканными, как выброшенный презерватив. Плагиатор не просто ворует текст, он его поганит.

О том, что повадились крысы, мы первым делом узнаем не потому, что продукты съедены, а потому, что сверху они заляпаны пометом, дерьмом точнее[11].

Часть вторая. Ванёк Хлестаков, автор «Юрия Милославского»

«- У тебя есть диплом бакалавра? - Нет, я дважды срезался. - Это не беда... Когда при тебе говорят о Цицероне или о Тиберии, ты примерно представляешь себе, о ком идет речь? - Да, примерно. - Ну и довольно, больше о них никто ничего не знает, кроме десятка-другого остолопов, которые, кстати сказать, умнее от этого не станут. Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других...»

Ги де Мопассан, «Милый друг», перевод Н. Любимова (если кто не читал или забыл, главный герой – журналист в «раскрученном» издании)
Гуля Калькенин[12], «Революция - это я»! («Fакел» №10 за 2002 год) Оригинальный текст Сосновского («Забриски Rider», 1997 год), отдельные фрагменты использованы в предисловии к вышедшему в издательстве «Гилея» переводе книги Хоффмана «Сопри эту книгу»

Еще в январе андерграундный вестник[13] Liberation News Service распространил манифест йиппи о предстоящем фестивале в Чикаго: "Америка духовно больна: она страдает от насилия и духовного распада, она опасно подсела на напалм. Мы требуем Политики Экстаза! Мы - нежная пыльца, из которой родится новая, кайфовая Америка. Мы создадим нашу собственную реальность. Мы - это свободная Америка. И мы не приемлем фальшивое представление на подмостках Съезда Смерти".

Отправляясь в Чикаго, йиппи разрабатывают программу из 18 пунктов:

1. Прекратить войну, ликвидировать военную промышленность и отменить воинскую обязанность.

2. Свободу Хью Hьютону и другим Черным пантерам. Общественное самоуправление в черных гетто. Прекратить культурную дискриминацию меньшинств.

3. Легализация марихуаны и других психоделиков. Освободить всех, кто сидит по этой статье.

4. Тюрьмы должны служить не для наказания, а для реабилитации.

5. Отменить все законы против преступлений, в которых нет жертв (очевидно, опять же имелись в виду статьи о хранении и употреблении).

6. Полное запрещение оружия и обязательное разоружение всех, начиная с полиции.

7. Отмена денег, платы за жилье, транспорт, питание, образование, одежду, медобслуживание, пользование туалетами.

8. Полная занятость при заботе о том, чтобы всю черную и монотонную работу делали машины. Людям - только творческую работу.

9. Охрана окружающей среды.

10. Экологическая программа в духе Романа Суслова: из больших городов надо переселяться в коммуны на лоне природы.

11. Свободное право на аборты.

12. Реформа образования: вся власть студентам, студенты сами определяют программу и выбирают предметы.

13. Свободные и независимые средства массовой информации. Развитие кабельного ТВ и альтернативных каналов, чтобы каждый мог выбрать канал по своему вкусу.

14. Отмена цензуры: "Нас тошнит от общества, без колебаний показывающего сцены насилия, но отказывающегося показать совокупляющуюся парочку".

15. Мы полагаем, что люди должны заниматься любовью все время, когда и с кем им захочется. Это - не программное требование, а простое признание реальности вокруг нас.

16. Политическая система должна отвечать нуждам всех, независимо от возраста, пола и расы. Регулярные референдумы по всем вопросам по ТВ или телефонной сети. Децентрализация власти: создание множества коммун (tribes), чтобы каждый мог выбирать себе сообщество по душе.

17. Поощрение искусства и развитие творческих способностей. Каждый должен стать художником.

18. Восемнадцатый пункт свободен: каждый может вписать сюда, что хочет.

По сути йиппи - это хиппи, отправляющийся на Праздник жизни в Чикаго.

16 января 1968 информационное агентство андеграунда Liberation News Service распространило манифест йиппи и объявило о предстоящем в Чикаго Фестивале Жизни: …Америка духовно больна: она страдает от насилия и духовного распада, она опасно подсела на напалме. Мы требуем Политики Экстаза! Мы - нежная пыльца, из которой родится новая, кайфовая Америка. Мы создадим нашу собственную реальность. Мы - это свободная Америка. И мы не приемлем фальшивое представление на подмостках Съезда Смерти....»

Отправляясь в Чикаго, йиппи разработали программу из 18 пунктов. Вот ее краткий пересказ:

1. Прекратить войну, ликвидировать военную промышленность и отказаться от культурного империализма во внешней политике. Отменить воинскую обязанность и вывести военные базы из-за границы.

2. Свободу Хью Ньютону и другим Черным Пантерам. Общественное самоуправление в черных гетто. Прекратить культурную дискриминацию меньшинств.

3. Легализация марихуаны и других психоделиков. Освободить всех, кто сидит по этой статье.

4. Тюрьмы должны служить не для наказания, а для реабилитации.

5. Отменить все законы против преступлений, в которых нет жертв (очевидно, опять же имелись в виду статьи о хранении и употреблении).

6. Полное запрещение оружия и всеобщее обязательное разоружение всех, начиная с полиции.

7. Отмена денег, платы за жилье, транспорт, питание, образование, одежду, медобслуживание, пользование туалетами.

8. Полная занятость при заботе о том, чтобы всю черную и монотонную работу делали машины. Людям - только творческую работу.

9. Охрана окружающей среды.

10. Экологическая программа в духе Романа Суслова: из больших городов надо переселяться в коммуны на лоне природы.

11. Свободное право на аборты.

12. Реформа образования: вся власть студентам, студенты сами определяют программу и выбирают предметы.

13. Свободные и независимые средства массовой информации. Развитие кабельного ТВ и альтернативных каналов, чтобы каждый мог выбрать канал по своему вкусу.

14. Отмена цензуры: “Нас тошнит от общества, без колебаний показывающего сцены насилия, но отказывающего показать совокупляющуюся парочку”.

15. “Мы полагаем, что люди должны заниматься любовью все время, когда и с кем им захочется. Это - не программное требование, а простое признание реальности вокруг нас”.

16. Политическая система должна отвечать нуждам всех, независимо от возраста, пола и расы. Регулярные референдумы по всем вопросам по ТВ или телефонной сети. Децентрализация власти: создание множества коммун (tribes), чтобы каждый мог выбирать себе сообщество по душе.

17. Поощрение искусства и развитие творческих способностей. Каждый должен стать художником.

18. Восемнадцатый пункт свободен: каждый может вписать сюда, что хочет.

Итак, йиппи, это хиппи, отправляющийся на Праздник жизни в Чикаго...

Система обнажила свои зубы[14], и дальше терпеть было нельзя. Дальше терпеть было нельзя, тем более в Париже и Пекине уже успели на славу покуролесить.
А поскольку движение йиппи отрицало чье бы то ни было руководство и состояло сплошь из одних лидеров (о чем свидетельствовали специально напечатанные 20 тысяч значков), Эбби провозгласил себя антилидером, приняв огонь на себя. “Анти-лидер”, - поправлял его Эбби и раздавал горстями значки с надписью “Лидер йиппи” - их нашлепали 20 тысяч. Движение йиппи должно было сплошь состоять из одних лидеров - и при этом отрицало чье бы то ни было руководство.

Первым делом усилена охрана водоснабжения.

Прошел слух, что в городской водопровод будет запущена приличная доза ЛСД, дабы местные жители смогли покайфовать наравне с "пришельцами".

Мэр Чикаго на всякий случай усилил охрану водоснабжения.

Особенно муссировался слушок, якобы в городской водопровод будет запущена доза ЛСД, чтобы не только съехавшиеся озорники, но и весь город смог покайфовать.

Уже в аэропорту за Эбби приставлен полицейский патруль. Эбби недолго думая приглашает стражей на обед, во время которого мило[15] болтает о "Битлз" и травке. Эбби высадился в аэропорту весь в бусах и фенечках поверх линялой майки. За Эбби и Полом был тут же приставлен полицейский хвост… В конце концов Эбби подружился с полицейскими соглядатаями и даже пообедал с ними в ресторане, где они болтали о “Битлз”, травке и полицейской иерархии Чикаго…
…но особых иллюзий никто не питал. Накануне съезда подпольное издание йиппи Seeds предостерегает: "Не жди, что в Чикаго предстоят пять дней праздника, музыки и любви. Чикагская полиция тебя не любит". Но все понимали: “Праздник жизни” закончится побоищем. Накануне съезда вышел подпольный “Seeds” (редакцию “Seeds” йиппи использовали как штаб-квартиру в дни съезда) с предостережением: “Чикагская полиция тебя не любит,... не жди, что в Чикаго предстоит пять дней праздника жизни, музыки и любви”.
Желания йиппи незамысловаты и безобидны, они всего лишь хотят на неделю разбить лагерь в одном из центральных парков со всеми вытекающими делами. Однако по местным законам ночевать в парке после 11 вечера строго запрещено... "Я готов умереть за право спать в Линкольн-парке", - оповещает собратьев Хоффман, и становится ясно - стычка неминуема. Но лагерь с 20 по 28 августа собирались разбить в Линкольн-парке - со всеми вытекающими делами… А надо сказать, что еще с 1940 года в Чикаго действовало распоряжение властей, запрещавшее гражданам спать в парке после 23:00.…“Я готов умереть за право спать в Линкольн-парке”, - объявил Эбби. Стычка была неминуема.

Ночью полицейские в штатском избивают пару прихиппованно одетых ребят[16]. При странных обстоятельствах в это же время погибает мальчишка Дин Джонсон, убегающий от копов за кражу или что-то еще.

В парке проходит митинг памяти мальчика, а заодно и акция протеста против ввода войск в Чехословакию.

В отеле переодетые в гражданское полицейские избили Деревенщину Джо Мак-Дональда за хипповый вид. Ночью полиция застрелила подростка Дина Джонсона - тот якобы как-то там набедокурил и убегал от полицейских.

В парке прошел митинг памяти Дина. Одновременно йиппи протестовали против ввода войск Варшавского договора в Чехословакию.

23 августа поросенка Пигасуса выдвигают кандидатом в президенты от йиппи. В парке от его имени раздаются значки "Голосуй за меня!" и листовки сомнительного содержания[17]: "Сегодня - исторический момент для Америки[18]... Они избирают президента, и он будет пожирать людей. Мы изберем своего президента, и люди съедят его!" Полиция пресекает веселье, попутно арестовав с десяток активистов и бедолагу Пигасуса. Тут же отыскивается "супруга" кандидата... Йиппи приятно проводят время, наблюдая, как с десяток копов гоняются по лужайке за свиньей. В пятницу 23 августа парк заполнила толпа йиппи и примкнувшего пипла. Рубин, волнуясь, объявил поросенка Пигасуса кандидатом в президенты от йиппи: “Сегодня - исторический для Америки день... Они избирают президента, и он будет пожирать людей. Мы изберем своего президента, и люди его съедят!” …Полиция пресекла веселье. Были арестованы Рубин, Фил Окс, кандидат в президенты Пигасус и еще пятеро. После обеда ребята Рубина привезли еще одну свинью, якобы супругу арестованного Пигасуса Пигги-Уигги - под визг и хохот и ее тоже поймали шесть копов, долго гонявшихся за хрюшкой по лужайке

25 августа йиппи "официально объявляют" о захвате парка. В час дня открывается фестиваль.

На автомобильных платформах выступают малоизвестные рок-группы[19], но полиция вырубает ток. Эбби пытается подогнать к парку машину с генератором, но затея обречена на провал. Дубинки, кровь, слезоточивый газ...

Ближе к одиннадцати вечера волосатые вновь просачиваются в Линкольн-парк, пытаясь сломать таблички "Спать в парке запрещено"… Побоище в парке перерастает в столкновения по всему городу.

В воскресенье 25-го августа йиппи “официально объявили” о захвате парка. В час дня Фестиваль Любви был открыт…

На автомобильных платформах выступали группы: MC 5, The Pageant Players, Jim&Jean. Еще оставался десяток групп, когда полиция вырубила ток. Эбби пытался подогнать к парку машину с генератором, но тут началась свалка, и полиция вытеснила пипл из парка…

Через некоторое время пипл опять просочился в парк, ближе к одиннадцати вечера появились служители, прибивавшие повсюду таблички: “Спать в парке запрещено”... Вечером побоище в парке было показано по национальному ТВ.

28 августа Эбби арестуют за написанное на лбу губной помадой слово FUCK. Весь день его продержат в участке и отпустят под залог в 500 долларов лишь под конец дня.

Тем временем особо жестоко разгоняют очередной[20] антивоенный митинг. Полиция молотит без разбора, достается и падким на сенсации журналистам[21]. Кровь из объективов вечером выливается на ТВ[22].

Нешуточные кадры[23] пугают обывателей больше, чем репортажи из Вьетнама.

В среду 28 августа Эбби с утра был арестован за написанное на лбу губной помадой слово FUCK… Меж тем арестованный за слово fuck на лбу Эбби был выпущен под залог в 5 000 долларов[24].

…антивоенную демонстрацию. Разгон начался в восемь вечера. Полиция молотила дубинками без разбора, кровь брызгала в объективы….Вечером по всем программам новостей шел часовой репортаж: гражданская война отцов и детей. Полиция сгоряча вломила и журналистам - осерчавшая пятая власть впервые за несколько лет антивоенных демонстраций показала побоище подробно, крупным планом и без купюр. Увиденное потрясло Америку, привыкшую равнодушно смотреть репортажи из Вьетнама.

Хоффман пишет книгу об истории йиппи "Революция ради ада революции".

За права на ее экранизацию он получает гонорар в 65 тысяч зеленых[25]. Все без остатка Эбби жертвует в фонд "Черных пантер

…Эбби пишет историю движения йиппи под ребячливым названием Revolution for the Hell of It (“Революция ради ада революции”)[26]…

За права на экранизацию Revolution for the Hell of It Эбби получил изрядный по тем временам гонорар - 65 тысяч долларов… Эбби пожертвовал деньги в фонд “Черных Пантер”.

После Чикаго мой герой стал для Системы вроде занозы. За год его арестовывали восемь раз, в том числе за непристегнутый ремень в автомобиле, перочинный нож на борту самолета и непристойное поведение. После Чикаго Эбби стал для Системы вроде занозы. За год его арестовывали восемь раз, в том числе за непристегнутый ремень в автомобиле, за перочинный нож на борту самолета и за вызывающее поведение.
В сентябре его не пустили в Прагу и обвинили в антиамериканской деятельности. В сентябре 1968 Эбби был арестован в аэропорту, когда пытался вылететь в Прагу - на помощь растоптанной танками Весне.

Перед судом Эбби предстал индейцем в перьях, постоянно просился в туалет, а добившись своего, за пределами зала оглашал Капитолий воплем "Гов-ню-ки!!!"[27]

Однажды Эбби пришел на слушание в "патриотическом наряде": рубахе из звездно-полосатого флага. Обновку тут же сорвали, но под рубахой на спине обнажился нарисованный флаг Вьетконга.

Эбби путал Ленина с Ленноном и простецки отвечал на каверзные вопросы. В декабре прозвучал приговор: 30 дней ареста за надругательство над американским флагом.

Джерри разоделся “всемирным партизаном” с игрушечной винтовкой М-16, Эбби же индейцем в перьях… Эбби постоянно просился пописать, чтобы “выплеснуть эмоции”, и, удалившись из зала, оглашал Капитолий воплем “гов-ню-ки!!!”[28]…

На третий день Эбби пришел на слушание дела в “патриотическом наряде”: рубахе из звездно-полосатого флага. Органы порядка стали срывать обновку: измывательство над флагом! Но - о, ужас! - под рубахой на голой спине обнажился нарисованный флаг Вьетконга

Эбби “не понимал” каверзных вопросов: ... на вопрос о симпатиях к Ленину он признавался в любви к Джону Леннону… В декабре слушания закончились. Эбби получил 30 дней ареста за надругательство над американским флагом…

Вскоре Эбби вновь предстает перед судом по еще более абсурдному[29] обвинению в пересечении границ штата Иллинойс для подстрекательства к мятежу.

Процесс ведет 74-летний судья по фамилии Хоффман и по прозвищу Вешатель (все предыдущие его процессы оканчивались обвинительными приговорами). Эбби видит в этом мистический смысл: Америка раздвоилась на двух Хоффманов.

Баламут заявляет, что не желает именоваться "обвиняемым Хоффманом", ибо это имя опозорено судьей. Прессе же ведает о том, что официально сменил имя, и отныне его зовут Fuck. По поводу же обвинений замечает: "В этой стране существуют миллионы законов. Я намерен нарушить их все, включая закон всемирного тяготения".

В апреле 1969 Джерри и Эбби были обвинены в пересечении границ штата Иллинойс для подстрекательства к мятежу (протестовать - протестуй, но по месту жительства).

Вел процесс 74-летний судья по фамилии Хоффман и по прозвищу Хоффман-вешатель (Hang-Them-High-Hoffman): все предыдущие его процессы заканчивались обвинительными приговорами… Эбби видел в этом мистический смысл: Америка бесповоротно раздвоилась на двух Хоффманов.

Далее Эбби заявил, что не желает именоваться “обвиняемым Хоффманом”, ибо это имя опозорено судьей. Прессе же он заявил, что официально сменил свое имя, и отныне его зовут Fuck. По поводу же обвинений Эбби сказал так: “В этой стране существуют миллионы законов. Мы намерены нарушить их все, включая закон всемирного притяжения”.

Тогда-то и пришла слава, а слава - это деньги. Но Эбби плюет на деньги. Он отказывается от крупных контрактов на право использовать свое имя в игрушечном производстве чертиков-хохотунчиков, посылая подальше кинематографистов и издательства, пытающихся опубликовать его переписку.

Быть богатым или просто зарабатывать в то время было зазорно[30].

Эбби собирается с силами и пишет самую знаменитую из своих книг. Пародируя популярные американские пособия типа "Как преуспеть в бизнесе", Эбби пишет академический труд "Укради эту книгу" (Steal this book).

Тема проста:…

Предостерегая от поступков, несущих неприятности простым работникам, Эбби настаивает на идее бескорыстного мошенничества, где главное удовольствие состоит не в обретении материальных благ, а в остроумном надувательстве.

Эбби Хоффман считал Нацию Вудстока в состоянии партизанской войны с Нацией Свиней, а потому не признавал уплаты налогов и телефонных счетов.

Разделы книги говорят сами за себя: "Бесплатная еда", "Бесплатная одежда и мебель", "Бесплатный транспорт", "Бесплатное жилье", "Бесплатная связь”

Слава - это деньги. Но Эбби на деньги плевал и от всех коммерческих предложений отказывался. Изготовитель чертиков-хохотунчиков предложил Эбби 1% доходов за право использовать его имя - тот отказался… Издательство предложило опубликовать его переписку - отказ. Кто-то хотел отпечатать постеры с Эбби - отказ. Документалисты Ликок и Пинбэйкер, авторы фильма о Бобе Дилане Don’t Look Back, предложили...

Видно, такое уж это было время, когда быть богатым или просто зарабатывать было зазорно.

И тогда Эбби сел писать новую книгу - самую знаменитую из своих книг…. Эбби сознательно пародировал популярные в Америке пособия и наставления типа “Как преуспеть в том-то и том-то”…. Теперь же Эбби взялся писать серьезный, почти академический труд…

Темой же книги Хоффмана стало…

Одновременно Эбби предостерегал от поступков, несущих неприятности простым работникам, продавцам или официантам…

Причем мошенничества бескорыстного, потому что главное удовольствие здесь состоит не в обретении материальных благ или экономии денег, а в остроумном надувательстве.

При этом Эбби Хоффман считал Нацию Вудстока в состоянии партизанской войны с Нацией Свиней, а потому уплата налогов или оплата телефонного разговора для него штука аморальная…

…полезные советы, разбитые по таким разделам: "Бесплатная еда"…, "Бесплатная одежда и мебель"…, "Бесплатный транспорт", "Бесплатное жилье"…, "Связь»...

Как вести себя на рок-концерте: "Пробейтесь на сцену. Объявите, что если микрофон вырубят, зал будет взорван, - публика будет заинтригована, а владельцы все же вряд ли такие свиньи, чтобы рискнуть. Быстро и кратко прокричите свое послание: оно должно быть посвящено одному событию и содержать один призыв. Постарайтесь втянуть в диалог рок-музыкантов. Но никогда не пытайтесь прервать концерт". На рок-концертах… пробейтесь на сцену. Объявите, что если микрофон вырубят, зал будет взорван, - публика будет заинтригована, а владельцы все же вряд ли такие свиньи, чтобы рискнуть. Постарайтесь быстро и кратко прокричать свое послание: оно должно быть посвящено одному событию и содержать один призыв. Постарайтесь втянуть в диалог рок-музыкантов. Но никогда не пытайтесь прервать концерт…"
В кино: "На черном пластике вырежьте: "Забастовка", "Восстание" или "Йиппи!" и наденьте на фонарик. В кинотеатре включите его и направьте на стену. Сделайте трафарет "Полное дерьмо" - и тогда сможете по ходу киносеанса комментировать происходящее на экране. На черном пластике вырежьте: "Забастовка", "Восстание" или "Йиппи!" и наденьте на фонарик. В кинотеатре включите и направьте на стену… В другой книге Эбби советовал вырезать на трафаретике «Полное дерьмо» - и тогда вы можете по ходу киносеанса комментировать происходящее на экране.
"сделайте различные трафареты. Под stop пишите war. На рекламе табака и алкоголя рисуйте листик марихуаны". …сделайте трафаретик. Под STOP пишите WAR… На рекламе табака и алкоголя рисуйте листик марихуаны.
На предложение напечатать книгу целиком Эбби получает 30 отказов. Тогда он наскребает сумму в $15 000, основывает собственное "Пиратское издательство", а книгу тиражом 100 000 экземпляров раздает торговцам за символическую плату, пуская часть тиража по бесплатной рассылке. Автору приходит 5 тысяч писем с новыми полезными хитростями, и Эбби выпускает продолжение... …получил отказ напечатать книгу целиком – всего тридцать отказов. Тогда Эбби наскреб 15 000$ денег и создал собственное …«Пиратское издательство» (Pirate Editions), а книгу тиражом 100 000 раздал торговцам за символическую плату или пустил по бесплатной рассылке… Автору пришло 15[31]тысяч писем с новыми полезными хитростями. Эбби и их обобщил и в 1972 выпустил продолжение.
Страна давно не знала столь скандального издания: телефонные компании и владельцы супермаркетов требовали запретить вредную книжонку. Департамент внутренних дел США проводит пресс-конференцию, обличающую Эбби и его книгу как подстрекателей Страна давно не знала столь скандального издания: телефонные компании и владельцы супермаркетов требовали запретить вредную книжонку. Департамент внутренних дел США провел пресс-конференцию, обличающую Эбби и его книгу как подстрекателей
Мой герой - миф. И я больше ничего о нем не расскажу[32]. Я не знаю, что дальше делать с Эбби восьмидесятых, поэтому тут самое время остановиться и написать: КОНЕЦ...

Сверх того, воспроизведено очень большое число высказываний Хоффмана в переводе Сосновского, но без указаний автора перевода. Всего мой неизмененный текст составляет 90% статьи в журнале Fакел (считал скрупулезно, с помощью word-овской утилиты «статистика»). Браво, это рекорд!

Сравнение «Райдера» с «Fакелом» позволяется задуматься не только о том, кто занимается творчеством, а кто – паразитирует, но и о старой проблеме «Быть и Казаться», обострившейся в эпоху масскульта. «Fакел» в лице шеф-редактора Юрия Грымова, успешного клипмейкера и постановщика рекламных роликов, пытающегося работать в кинематографе и – где наша не пропадала! – в театре, воплотил суть глянцевой масскультуры, построенной на имитации пустых форм, лишенных содержания. Ни в коей мере не хочу обидеть шеф-редактора лично. Просто это типаж такой: Грымов – большой и уже преуспевший, «Гуля Калькинен» - только начинающий, а «Fакел» - это их печатный орган, «продвигающий» их ценности и их мироощущение. Оказывается, за эту «просветительскую деятельность» шеф-редактор даже получил президентскую премию «за заслуги в развитии Интернет-образования».

Простое сличение списка авторов (Андрей Мадисон, Александр Тарасов, Петр Каменченко, Аня Герасимова, Илья Смирнов, Марина Тимашева, Маргарита Пушкина, Александр Галин, Аркадий Семенов, Дмитрий Гайдук-Полтавский и еще много столь же достойных имен) говорит о том, что, несмотря на различия в «привлеченных средствах» и полиграфической базе, интеллектуальное превосходство «Забрисок» просто нагло бросается в глаза. Каждый из постоянных авторов «Райдера» - лучший или один из лучших в своей области (Евдокимов – лучший в России знаток блюза, Каменченко – психологии подростковой наркомании, Тарасов – левого радикализма, Аня Герасимова (Умка) – вообще, сама по себе лучше всех, но еще и специалист по обериутам с мировым именем). Как говорил А.С. Пушкин, лучшей карикатурой на некоторые литературные общества будет список их членов с перечнем ими написанного. Среди авторов «Fакела», не считая нескольких случайно затесавшихся сюда – видимо, ради разового необременительного заработка, явно посторонних в этой компании проходных участников вроде Алексея Цветкова, Андрея Плахова или Льва Пирогова, почти нет знатоков, специалистов или профессионалов в своем деле: журнал насаждает стиль заносчивой посредственности, поверхностности и верхоглядства. Недаром самое лучшее в органе имитаторов – оглавление: чувство того, «что сегодня нужно читателю» - потрясающее, содержание же – легковесный пересказ прочитанного или «скачанного из Интернета». Не все, конечно, есть статьи «из первых рук» и помимо перечисленных авторов. Но – в основном. Берем наугад. Вот статья «Хип-хоп: второе дыхание» в №10 за 2002 год: рассказывается о «стоящем у истоков хип-хопа ди-джее Kool Het, погибшем от удара ножом в начале 80-х». Не было такого. Поскольку имя повторяется несколько раз, ясно, что это не опечатка, а невежество невнимательного переписчика. Был Kool Herc («Крутой Геракл»), его действительно 20 лет назад пырнули ножом, но сейчас он жив-здоров (могу даже дать адрес его мейла или прислать прошлогодние интервью с ним). А ошибка тоже понятно откуда: один из моих знакомых в своей статье ошибся, а переписчик-то и передрал. Идем дальше: «Легендарный хип-хоп ди-джей Grand Master Flash, активно экспериментировавший с идеями Kool, добавил в них так называемый скречь: проигрывание пластинки наоборот, в результате чего появляется оригинальный звук, который можно использовать для украшения брейков и сведения". Тоже полная чушь: "скрэтчинг" (scratching – "царапание") – это когда игла рукой двигается туда-сюда по бороздкам (либо «подкручивается» сам диск), искусственно замедляя или убыстряя скорость, а изобретатель приема – ученик Grand Master Flash’а по имени DJ Grand Wizard Theodore (если бы переписчик хоть что-то прочел, то мог бы рассказать и забавные обстоятельства, при которых юный Теодор открыл скрэтчинг). Или вот, в другом номере, как замечательно человек проболтался: «Классическая музыка в силу своей сложности служит пищей, скорее, уму, чем сердцу. Образ, в котором предстает музыкант, никого особенно не волнует и мало влияет на восприятие музыки»[33]. Ну, насчет «имиджа» Листа, Шуберта или Вагнера, Паганини, Берлиоза или Шопена, породивших модные стили, – это можно поговорить. Но незачем, ибо не с кем: предыдущая фраза напоминает недоумение моей шестилетней дочери, которая, не найдя в моих книгах картинок и не поняв ни слова, недоумевала, зачем взрослые книжки читают? Ну, не трогает тебя Бетховен, в сон вгоняет, зачем вообще о музыке писать берешься? Или вот: «...в боевые дивизии гиммлеровского СС... вербовались и мусульмане (в том числе хорваты и албанцы)»[34]. Хорваты – католики, мусульмане есть среди боснийцев[35]. Пока достаточно... Хотя нет, вот еще пример того, как творческий метод шеф-редактора вдохновляет сотрудников «Fакела»: «Стать модным персонажем - самое настоящее искусство. Быть модником, кроме того, вполне выгодно - на все тусовки тебя зовут, люди на улице заглядываются, в клубе фейс-контроль проходишь… Узнаваемые вещи из Miss Sixty или, упаси бог, из Mexx сделают из вас лишь заштатного студентишку... Если тебе удалось заполучить даже наимоднейшего покроя шмотку от Iceberg, ни одного модника уесть ею не удастся. А вот даже малюсенькая ти-шоточка от Bernghart Willehem - это, как говорят англичане, another story. Помни: то, что было модным вчера, сейчас - удел лохов. Не упивайся однажды созданным образом. Меняйся в ногу с модой и временем... Одевайся отлично от своей среды. Даже совершенство, когда оно клонировано, отвратительно. Посмотрите на светскую хронику в глянцевом журнале - с десяток телок с сумками Louis Vuitton. И лишь у парочки хватает ума скомбинировать их с высокими кроссовками Adidas for Yoji Yamamoto и модным комбинезоном-карго... Штудируй iD, The Face, Dazed&Confused, Tank. Заходи на сайты о моде. Общайся с "правильными" людьми - стилистами, культовыми моделями, модными журналистами. Если нет возможности с ними познакомиться, изучай их образы в прессе, смотри, как они прикинуты, причесаны, накрашены»[36]. Вот тут ничего не скажешь: что здорово написано, то здорово. А потому, что о своем и близком: как, будучи тем, кем ты, к сожалению, являешься, выдать себя за другого: умного, красивого, яркого, со своим стилем и индивидуальностью. Не поленитесь, зайдите на сайт Шефа: отдельная страничка выделена под «имиджи»: с какой любовью выставлены фото «эволюции внешнего облика»! А с какой тщательностью, прежде чем так же постричься и сделать себе такую же эспаньолочку, изучались специально для этого заказанные фотографии Джорджа Майкла! Говорят, вся студия «ЮГ» тайком от смеха умирала. Это особая культура – культура внешней имитации. Может, лучше переименоваться в «hамелеон»?

При этом – отдадим должное Мастеру - видно знание создателем журнала рекламного ремесла: навязчиво подчеркивается избранность пишущих и читающих. Нехитрый, но верный ход при построении рекламного имиджа (мы, те кто пьет это пиво, ест эти батончики или ездит в этих тачках – самые-самые: «Fакел – он один такой»)[37]. Кроме того, Fакел – первая неудача: при творческом потенциале, вызывающем скорбь и сочувствие, Грымов всегда умел привлечь лучших мастеров (дизайнеров, копирайтеров, операторов). Не знаю, что помешало и на этот раз привлечь исключительно людей уровня Цветкова и Плахова. Грымов никакой художник, но выдающийся организатор, директор, командир. Ему бы в армию – цены бы не было.

«Улучшению текста» команда Fакела тоже учится у шеф-редактора, Великого Имитатора. Это без иронии, но с восхищением. У человека, обремененного образованием, взгляд «замылен», человек же с неоконченным ПТУ всю мировую культуру видит впервые, словно откровение, свежим взглядом, мгновенно выделяя для себя внешние черты (т.е. готов к пародированию, хотя и на внешнем, неглубоком уровне). А поскольку внутреннее содержание для него закрыто, то все кажется просто: стоит писать занудно – и ты не хуже Кафки, злоупотребляй цитатами – и ты как Борхес. Как не вспомнить, что обильно ротировавшийся клип шеф-редактора по видеоряду на 100% совпадал с клипом Джорджа Майкла. Он явно не пытался ничего «присвоить»: иначе бы он не взял клип, который заведомо увидит вся аудитория этого «формата». В ответ на вопросы – отвечал: «Я-де стилизацию сделал». Почему бы не наложить просто на заведомо лучший по качеству видеоряд западного клипа саундтрек нашего полушансона: вот это бы был «Пьер Менар, автор Дон Кихота»? Шедевр постмодернизма мог выйти, причем на съемке бы сэкономили. А так ведь – получился «Ванек Хлестаков, автор «Юрия Милославского». Загадка, но тут явно есть над чем подумать, и можно открыть сокровенные тайны Культуры Имитаторства. Нет, тут явно некий рецепт «как делать стихи», творческий манифест. Грымов – не плагиатор (упаси Боже!), Грымов – Симулякр, пирожок с ничем: на вид только гурман отличит, а вкус – не тот, ох не тот. Но гурманов в эпоху мимикрирующего под Культуру масскульта за общим ревом расслышать трудно, а остальные даже не надкусывают: ходят вокруг веселою толпою, любуются, да нахваливают: ах, какие пирожки, пышные да румяные, почти как у Сальвадора Дали. Что и говорить, вкуса у Грымова нет, но нюх – безупречный.

Часть третья: «…подрывая молодежь»

Текст Алексея Никитина «Раз-Два-Free!» (еженедельник «Зеркало недели», Киев, №40 (415)19-25 октября 2002 года)[38] Оригинальный текст Н. Сосновского (Забриски Райдер, 1997 год, а также предисловие для изд. «Гилея»)
Осада Пентагона готовилась тщательно. Журналистов оповестили заранее. Военных в известность решили не ставить. На публичную рекогносцировку были отправлены несколько хиппи. С видом людей, глубоко погруженных в свое дело, они бродили в окрестностях министерства обороны. Когда обеспокоенная охрана вышла узнать, в чем дело, им объяснили, что огромная пентаграмма, дьявольское клеймо на теле Америки — причина всех бед и несчастий страны. Пентагон надо очистить от духа ненависти, изгнать из него бесов. А потом, уже для журналистов, уточнили, что Пентагон в ходе магической чистки будет поднят в воздух. Планировали поднять его на 100 футов, но генералы согласились только на 10. Знаменитая осада Пентагона…прошла 21 октября 1967. Акция планировалась тщательно: предварительно несколько хайрастых с загадочным видом произвели замер сооружения, объяснив пришедшим их арестовать нижним воинским чинам и собравшимся журналистам, что пятиугольник - это дьявольский знак, а это пагубно отражается на внешней политике страны. Поэтому с помощью магии и волшебства будущие йиппи решили очистить Пентагон от духа ненависти и злобы. В ходе изгнания бесов предполагалось заклинаниями поднять Пентагон в воздух: “Мы хотим поднять на 100 футов, но генералитет дал согласие только на 10”.
21 октября 1967 года пятидесятитысячная мирная армия хиппи окружила унылое бетонное строение. В авангарде встали буддийские монахи с трещотками, поэт Аллен Гинсберг, индейский шаман с бубном и еще какие-то шаманы с погремушками и колокольчиками. За их спинами толпились самодеятельные и внеконфессиональные маги, колдуны и чародеи. Сновали люди с мегафонами, завывала группа Эда Сендерса. Организатор этого безобразия Эдди Хоффман был одет индейским вождем, его жена Анита — сержантом Пеппером. Над толпой плыл легкий дымок с характерным запахом.

Одним словом, братство, мир и согласие нестройной толпой окружило хмурое железобетонное строение.

Впереди стоял авангард: индейский шаман из племени шошонов с бубном, буддийские монахи с трещотками, Аллен Гинзберг с любимой гармошкой, жрецы неведомых культов с колокольчиками, дудками и погремушками, кликуши с мегафонами, самодеятельные кудесники, маги, чародеи, волхвы, ведьмы и колдуны…Шум, визг и треск перекрывали … завывания группы … Эда Сендерса “The Fugs”. Анита была одета сержантом Пеппером, а Эбби - индейским вождем. Над толпой кудрявился жемчужный дымок с характерным ароматом…

Пентагон защищали кордоны национальных гвардейцев. Из толпы им кричали: «Идите сюда!», стреляли в них из водяных пистолетов патентованным средством для поднятия потенции и наглядно агитировали плакатами «ЛБДж (Л.Б.Джонсон, президент США) любит Хо Ши Мина».

В заградительный кордон национальных гвардейцев брызгали из водяных пистолетов изобретенным хиппи таинственным средством для поднятия потенции... Солдатам кричали: «Присоединяйтесь к нам!»

… Кто-то поднял плакат: “ЛБДж (т.е. президент Л.Б.Джонсон) любит Хо Ши Мина”...

Из задних рядов к оцеплению пробрался хиппи с Западного побережья. Он вложил в ствол винтовки гвардейца цветок. В общем бедламе этого почти никто не заметил, но рядом щелкнул фотоаппарат и самое известное фото шестидесятых было сделано Из многотысячной толпы к строю оцепления вышел добравшийся автостопом с Западного побережья хейт-эшберийский хиппи, вложил в дуло винтовки цветок, откуда-то сбоку щелкнул фотоаппарат - и напрасно Лоллобриджида вкупе с Кардинале еще три года принимали грациозные позы: обошедшее обложки журналов мира лучшее фото шестидесятых уже было сделано

Вечером, когда по толпе заскользили лучи прожекторов, а над головами зависли вертолеты, десятки тысяч голосов следом за Гинсбергом затянули «Ом-м». Позже Хоффман вспоминал, что его даже удивило, как легко поднялось в воздух здание. Под грохот вертолетов, в ослепительном и резком свете прожекторов, огромной летающей тарелкой Пентагон вознесся и завис над собравшимися. Это видел не один Хоффман, множество участников акции помнят, как это случилось. Не видели только национальные гвардейцы.

В полночь они двинулись на хиппи, и через несколько минут толпа рассеялась. Эбби и его друзья с разбитыми физиономиями оказались в полиции. Они называли себя военнопленными и требовали представителей Красного Креста. Вместо этого их оштрафовали на 10 долларов и утром отпустили.

Стемнело. Над толпой появились вертолеты, освещавшие прожекторами сцену Великого камлания. Аллен Гинзберг уселся на корточки и монотонно завел священное слово “Ом” - тысячи голосов за ним. И тут - свершилось! Как вспоминал Эбби, в пульсирующем свете прожекторов под стрекотание вертолетных пропеллеров “Пентагон медленно поднялся в воздух и завис, как летающая тарелка. Меня удивило, как легко это случилось”. Вряд ли Хоффману померещилось: множество участников помнят, как было дело. Странно, но с другой стороны, из-за спин гвардейцев этого никто не заметил: чтобы увидеть главное, надо было хорошенько овладеть наукой дона Хуана...

К полуночи гвардейцы двинулись на толпу: от миролюбцев полетели пух и перья. Эбби с друзьями, в крови и синяках, оказались в обезьяннике, где стал вести себя шумно и потребовал вызвать Международный Красный Крест: мы - военнопленные. … Штраф по 10 долларов и - свободны.

Если вам не нравятся новости по ТВ, делайте свои собственные. “Если вам не нравятся новости по ТВ, создавайте свои собственные”
Самая большая ошибка революций — это скука, которая неизбежна, когда ритуал заменяет игру. Самая большая ошибка революций - это скука, когда ритуал заменяет игру...
Это была одна из первых акций движения «йиппи», хиппи, которые занялись политикой. Но политикой театральной, абсурдной, веселой и живой. Решено было объединить хиппи с политикой, но политикой особенной: театральной...
Как построить новое общество, не имея ни денег, ни организации? Надо создать миф. Как построить новое общество, не располагая ни организацией, ни деньгами - ничем? Надо создать миф.
В январе в парке «Золотые ворота» в Сан-Франциско прошел первый в мире Human Be-In. Что-то вроде дня человечности. Собралось тысяч двадцать. В январе 1967 в Парке Золотые ворота в Сан-Франциско был проведен “Первый в мире Human Be-In” (приблизительно можно перевести как “День человечности”). Собралось тысяч 20 …

30 марта, на Пасху, 35 тысяч хиппи устроили праздник любви в нью-йоркском Центральном парке. Весна, воздушные шарики, кислота, дети, цветы, любовь.

С самолета сбросили 10 тыс. цветов. Все 10 тыс. упали в нескольких кварталах от парка. Бомбы во Вьетнаме ложились точнее.

Рядом на 5-й авеню шел пасхальный парад, но народу участвовало в нем вдвое меньше. Эбби с женой присоединились к шествию, однако в церковь их не пустили. Внешний вид хиппи оскорблял служителей храма. Эбби обиделся и задумал на Рождество приехать к церковным вратам на ослике.

30 марта 1967 на пасху 10 тысяч йиппи и хиппи устроили “Flower Power Love-In and Be-In” в нью-йоркском Центральном парке. … Все от чего-нибудь ловили кайф - от воздушных шариков, от кислоты, от бананов, ребятни, неба, цветов, танцев, поцелуев…

Накануне кто-то позвонил Эбби и подарил 10 тысяч цветов, которые было решено разбросать с самолета…К сожалению, все десять тысяч цветов свалились на пустынной улочке в нескольких кварталах от парка. Бомбы падают точнее, а вот цветы всегда куда-то сносит ветром...

Рядом на 5-й авеню шел пасхальный парад, но народу в нем участвовало вдвое меньше. Эбби и Анита с лицами, расписанными серебром, присоединились к шествию - но их не пустили в церковь за “неприличный вид”. Обиженный Эбби ушел, задумав на Рождество приехать на осляти с распущенными длинными волосами и в хламиде - что-то они тогда скажут?

20 мая Эбби устроил, пожалуй, самое известное шоу своей «театральной герильи». Восемнадцать хипов с гостевой трибуны нью-йоркской биржи выбросили в зал тысячу долларов однодолларовыми бумажками.

Зеленые мотыльки порхали над торговыми площадками, а серьезные дяди бросили бизнес и ловили их, мечтая о сачках.

А 20-го мая 67-го года Эбби устроил одно из самых знаменитых представлений своей “театральной герильи”: вероломно пробравшись с друзьями (всего восемнадцать человек) на галерею для публики нью-йоркской биржи, …разбросал тысячу долларов однодолларовыми бумажками…

Купюры зелеными бабочками кружились по храму Золотого тельца. …брокеры и маклеры пустились ловить небесную манну

В июле 1967-го передовая Time была посвящена хиппи. Это значило, что хиппи стали частью культуры «серьезного общества», а коль так, веселые безобразия потеряли смысл.

10 октября в Сан-Франциско хиппи похоронили Власть Цветов.

В июле 1967 в журнале Time появилась передовая статья о хиппи. Тем самым хиппи стали частью культуры “большого общества” …А значит,…веселая клоунада стала терять смысл.

10 октября Сан-Франциско 1967 года цветочный народ устроил похороны Flower Power.

Валяя дурака, он требовал бесплатных туалетов для всех живущих и устраивал дармовые магазины. Если не сопрягать несовместимое, то жизнь так и останется бессвязной. Эбби любил сводить воедино несоразмерные понятия. В 1968 он требовал: “Упразднить платные туалеты! Вот цель революции - бессмертие для всех живущих и бесплатные туалеты!”.

Бесплатные раздачи чего угодно были его любимым делом, ведь самая революционная вещь в Америке — это бесплатная раздача чего угодно. Халява подрывает основы. Не случайно по-английски free значит и бесплатный, и свободный.

Борьба за мозги американцев — на три счета: раз-два-FREE!!

Вообще бесплатные раздачи всего на свете были любимым делом Хоффмана, объяснявшего это так: Самая революционная вещь в Америке - это когда что-нибудь раздают бесплатно. Халява парализует жлобский социум, дармовщинка подрывает основы… Не зря по-английски free - одновременно означает “бесплатный” и “свободный”.

Школа современного танца: Раз-Два-FREE!!! (Хоффман)

Америка проглотила Эбби Хоффмана, прожевав и переварив его идеи[39]. И изменилась. Америка после вьетнамской войны стала терпимее, а контркультура вошла в ее быт. Первое было победой Эбби, во втором он видел свое поражение И все-таки: “Америка после Вьетнама уже не та, что была после Второй мировой. Страна стала терпимее во всех отношениях... Контркультура вошла в быт… “Легкость, с которой большое общество проглотило и переварило культуру хиппи, я воспринимаю как поражение».
Потом отсидел недолгий срок и продолжал мотаться по колледжам и университетам, подрывая молодежь[40]. Он мотался по университетам, выступая перед студентами по 60 раз за год, подбивая их протестовать против всего на свете…

Сообщаю всем: Никитин и «Гуля Калькинен» содрали свои тексты не друг у друга, а оба - у меня, вернее, в независимом рок-альманахе «Забриски Rider». У обеих статей единственный (подчеркиваю: единственный, - полезть куда-то еще авторы поленились)[41] источник – это моя статья. В ней, кстати, несколько десятков сносок на цитируемые работы.

К слову, другие постоянные авторы Rider’а тоже систематически подвергаются набегам паразитов [42]. Это и не удивительно – не из «Домового» же им сосать. Забавный случай произошел с Александром Тарасовым, кстати, научным редактором русского перевода Хоффмана. Его тексты обнаружились густым слоем в «трудах» не кого иного, как Руслана Имрановича Хасбулатова. Но это, как я полагаю, совсем иное дело. Руслан Имранович, конечно, текст у Тарасова не воровал. Он честно уплатил поденщикам за написание полагающихся ему по статусу очередных научных трудов, а те его подло обманули, сами писать поленились[43]. Мало того, с точки зрения Руслана Имрановича, ничего постыдного он не совершал: стыдно тому, у кого денег нет, чтобы «книжку себе купить» или кто такой нищий, что, как Тарасов, «сам свою книжку пишет». Не сам же Руслан Имранович ездит – шофер его возит. Вот ведь как бывает: и больших заслуженных людей плагиаторы тоже обманывают…

А вот состоящая из моего изуродованного текста статья о растафари, опубликованная киевлянином ИГОРЕМ ДРАГА в одном респектабельном украинском издании[44].

ДВИЖЕНИЕ РАСТАФАРИ, ИЛИ АФРО-АМЕРИКАНСКАЯ ВЕРСИЯ ИСХОДА ИГОРЬ ДРАГА

«Еврейский Обозреватель»

Информационно-аналитическое издание

Еврейской Конфедерации Украины

8/27 Апрель 2002

Сосновский «Культура растафари в зарубежной литературе: Ветхий Завет, панафриканизм и рок-музыка». М. 1991

Не буду сравнивать подробно, но вот два фрагмента, из которых ясно, откуда Драга переписал свой текст (остальной текст – примерно в таком же соотношении, только с ошибками и заменой слов синонимами).

Трудно однозначно определить, чем является движение растафари: маргинальным профанированным иудаизмом, мессианской сектой, народно-религиозным движением, синкретическим культом, суррогатом панафриканской идеологии, движением за культурную самобытность, политическим антирасистским движением, трущобной субкультурой люмпенства или молодежной модой. За 70 лет[45] растафарианство прошло через удивительные метаморфозы. В нем отразилась история африканской диаспоры, религиозные ереси, проблемы духовной деколонизации и рок-музыка. Трудно определить, что это такое: мессианская секта, народно-религиозное движение, нативистский синкретический культ, движение за культурную самобытность, суррогат панафриканской идеологии, политическое антирасистское течение, негритюд "для бедных", трущобная субкультура люмпенства или молодежная мода. За 60 лет растафаризм (растафарианство, чаще - просто "раста") прошел через удивительные, даже невероятные метаморфозы. В нем отразилась история африканской диаспоры и близко связанная с нею последние полтора века эволюция общественной мысли Африки, религиозные ереси и гарвеизм, панафриканизм и рок-музыка, массовое сознание и проблемы духовной деколонизации.

- запрещено осквернять облик человека[46] надрезами, бритьем, татуировками, уродованием тела;

- необходимо соблюдать вегетарианство, хотя иногда разрешается есть мясо, кроме свинины, моллюсков и др.;

- следует поклоняться лишь Растафари и никаким другим богам, объявив вне закона все формы язычества, хотя и относиться с уважением ко всем верующим;

- любить и уважать человеческое братство, хотя в первую очередь любить сынов Хама;

- отвергать ненависть, ревность, зависть, обман, вероломство, предательство;

- не принимать ни наслаждений, предоставляемых Вавилоном, ни его пороков;

- раста призваны создать в мире порядок, основанный на братстве;

- раста придерживаются древних законов Эфиопии.

1. Запрещено осквернять облик Человека надрезами, бритьем, татуировкой, уродованием тела.

2. Необходимо соблюдать вегетарианство, хотя иногда разрешается есть мясо, кроме свинины, моллюсков и др.

3. Мы поклоняемся лишь Растафари и никаким другим богам, объявляя вне закона все формы язычества, хотя и относясь с уважением ко всем верующим.

4. Мы любим и уважаем человеческое братство, хотя в первую очередь любим сынов Хама.

5. Мы отвергаем ненависть, ревность, зависть, обман, вероломство, предательство и т.д.

6. Мы не принимаем ни наслаждений, предоставляемых нынешним обществом, ни его пороков.

7. Мы призваны создать в мире порядок, основанный на братстве.

9. Мы придерживаемся древних законов Эфиопии.

Часть 4. Мастер-класс: Ложка старательно собранного меда в бочке «спериодики».

В отношении Александра Волина упреков нет. Почти без ляпов, хорошим стилем сделанный пересказ, своими словами и прекрасным языком, хотя структура источника – и по содержанию, и по лексике – чувствуется. Видно, что г-н Волин внимательно прочел пересказываемый материал и хорошо понимает, о чем пишет. Профессиональная «популяризаторская» работа, хотя, конечно, ссылка на источник – это все-таки хороший тон. Почти пример для коллег по цеху… Почти образец журналистской этики… Ну, что делать – так у них принято.

Поэтому не буду придираться, а отмечу лишь досадные примеры, когда умный и талантливый журналист с художественного пересказа срывается-таки на простое копирование. Еще раз повторяю: здесь нет никакой иронии, в отличие от просто переписавших мои статьи Анны Карабаш, Гули Калькинена, Алексея Никитина, Игоря Драги и др., статья в «Итогах» - пример того, как в принципе можно и должно создавать свой, почти самостоятельный текст. Учитесь, бездари:

Культ в эпоху глобализации, Александр Волин, журнал «Итоги», No. 25 (263) 1 декабря 2001 года Н. Сосновский, работы 1989-92 годов
Вот отрывок из "Книги бытия", написанной в 1933 году видным растаманским старцем[47]. Расом Сэмом Брауном: "Мы, растафариане, предназначены освободить не только рассеянных по свету эфиопов, но всех вообще людей, животных, травы и все другие формы жизни"[48]. Вот отрывок из "Книги Бытия" растафари, написанной Расом Сэмом Брауном: "Мы, растафариане, предназначены освободить не только рассеянных по свету эфиопов, но всех вообще людей, животных, травы и все другие формы жизни".
….обыватели были шокированы видом этих черных юродивых. Их живописные толпы, одетые в красно-желто-зеленые одежды (цвета эфиопского стяга), в хорошую погоду бродили по побережью, вглядываясь в даль: а не плывут ли посланные императором Хайле Селассие корабли, чтобы увезти их на родину?

...прическе, шокировавшей обитателей Кингстона

…на набережных собирались живописные толпы растаманов, босяцкие лохмотья которых были красного, золотого и зеленого цветов (цвета эфиопского флага, символ расты), внимательно вглядываясь в даль, не плывут ли посланные Хайле Селассие корабли.

Нельзя понимать репатриацию раста буквально- как пространственное перемещение.….Имеется в виду возрождение духовной культуры Африки в душе самого человека и его возвращение к ее мистическим истокам. Изначально… понимали репатриацию буквально…Со временем репатриация стала толковаться как возрождение духовной культуры Африки в душе человека… как возвращение к истокам… без каких-либо переездов.

Далее – текст вообще почти не узнать:

Название возникло в 1930 году. В ямайских газетах появились сообщения о том, что в Эфиопии на царство короновался рас (князь) Тэфэри Мэконнын, или попросту рас Тафари. При короновании он принял имя-титул Хайле Селассие (в переводе - "власть Троицы"). Когда местные газеты сообщили, что 2 ноября 1930 г. рас (князь) Тэфэри Мэкконнен (или Рас Тафари - отсюда и название) короновался императором Эфиопии под именем Хайле Селассие I (т.е. "Власть Троицы»)…
Сами последователи раста[49] считали себя эфиопами в изгнании, представителями избранного Богом народа, истинными потомками древних иудеев, которые, по их собственному разумению, имели черный цвет кожи. Современные белые евреи, с их точки зрения, самозванцы, пришедшие неизвестно откуда.

Чернокожие - это эфиопы в изгнании, новое воплощение древних иудеев, избранный народ Израиля

белые же евреи - самозванцы, выдающие себя за богоизбранный народ.

Оно возглавлялось одновременно несколькими старцами, взгляды которых заметно различались… Некоторыми старцами использовалась старинная английская Библия Короля Якова, другие создавали собственные священные тексты, в которые бесконечно вносились поправки и исправления. Сразу три пророка - Леонард П. Хоуэлл, Джозеф Натаниел Хибберт и Арчибальд Данкли - одновременно и независимо друг от друга начали проповедь нового учения, подкрепляя его своеобразным истолкованием отдельных мест из Библии… Братия пользовалась английским переводом 1611 г. - "Библией Якова I….
…обладают просветленным умом, что дает им право по-своему трактовать Ветхий Завет. …Библию…которую может верно истолковать просветленный ум.
Они целые сутки проводили в курении марихуаны, сложении стихов, пении гимнов и плясках под рэгги[50], а также в беседах на богословские темы. "Эфиопские" песни, псалмы и гимны были центральным действом на собраниях братии…Дискуссии и проповеди перемежались… с музыкой и пением, а также с ритуальным курением марихуаны.

Цитата: «При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, ссылка на "Итоги" обязательна».

Вопрос: почему журнал «Итоги» посчитал нужным указать автора фотографии колоритного растамана (Фото: Chris Brandis/AP), но приводит не только без сноски, но и без простого упоминания авторства цитаты из моих работ? Не обижайтесь, пожалуйста, я ведь, уважая вас как профессионалов, с вами и разговариваю как со взрослыми. Понятно, что на подобные упущения со стороны журнала Fакел я бы вообще не обратил внимания.

Утомившись, я оставляю без разбора сайт «Наркотики и религия», где весь раздел о растафари списан у меня, и десяток других примеров.

Histoire de mes malheurs Лирическо-истерическое[51] Заключение в духе Пьера Абеляра и Дм. Галковского

Дорогие меньшие братья, литературные поденщики! Мне, конечно, лестно, что мои тексты вам так полюбились, но до фольклора они все же недотягивают. Повторяю, я – не фольклор. И я не аноним. И псевдонимов у меня нет[52]. У меня есть имя, год рождения, вредные привычки, хорошие друзья, богатая приключениями биография, несколько своих собственных и любимых мыслей, которые я уже 20 лет стараюсь донести до читателей: культура невозможна без терпимости и радости от диалога с другими, непохожими культурами. У меня есть свой – как говорят, легко узнаваемый – стиль письма. Меня не надо цитировать без ссылок. В отличие от вас, я уже много лет пишу бесплатно. Ну, принцип такой, блажь, но за это мне приходится довольно напряженно работать в другой области, после ночи за письменным столом я утром бегу на работу – поэтому тем более неприятно, когда ленивый невежда за полчаса, а то и «методом Сtrl+C, Ctrl+V», переписывает твою работу блудливой гладкописью. Да еще и ошибок понаделает. За этими текстами стоят годы ежедневного труда, правда, труда радостного. Мне от многого приходилось отказываться: например, можно было избрать темой «советско-африканские культурные связи» и сидеть на берегу океана атташе по культуре, загорая на пляже и посещая церемонии открытия выставок и недель кино. Были такие предложения. Вы, конечно, скажете: ну и дурак. Не вы одни, многие так думают. Я и сам иногда тоже сомневаюсь.

Как-то очень давно – Анна Карабаш еще в третий класс ходила - я ездил на конференцию в Оксфорд, там вышла монография с моей главой, и я получил гонорар – небольшой, но по тем временам и по тому курсу это была моя «академическая зарплата» за полтора или два года. На все деньги я купил книги о культуре растафари и пластинки рэггей, а все свободное время провел в библиотеке Британского музея. Я никогда не хотел быть ни бизнесменом, ни топ-менеджером, ни высокопоставленным чиновником, ни популярным телерадиоведущим. Я, сколько помню себя, очень хотел быть ученым.

Еще очень хотел и старался стать рок-музыкантом, но с этим – как у вас с творчеством: Бог не дал.

Все недоумевали или презрительно фыркали, как можно об этом писать диссертацию. Будущий идеолог правых сил давал добрый совет одуматься: как по этому можно защищаться? Забавно, что сам он защищался по кимбангизму, тоже афро-христианскому религиозно-политическому движению, правда, в отличие от расты, затронувшему три деревни и сошедшему на нет за пару лет, но зато – по книжкам, т.е. в добропорядочных рамках традиционного академизма[53] (значимость кимбангизма была изрядно раздута антиколониальной публицистикой, соответственно, имелись монографии, и советчику не пришлось быть первым)[54]. Поскольку мне было важнее написать работу, нежели получить «корочки», я не прислушался [55].

Передираемые вами ныне статьи пять лет нигде не печатали: «мы об этом ничего не знаем, что это за фантазии». Отсюда осталась болезненная привычка: давать как можно больше сносочек[56] на любые печатные источники, чтобы не бодаться с носорогами, а якобы говорить с ними на их же языке[57]. За первую появившуюся в 1984 году махонькую статеечку в каком-то академическом «сборнике научных материалов» мне будет стыдно до конца дней, надеюсь, ее никто никогда не увидит: носороги без моего ведома дописали к моему тексту начало и конец, из которого следовало, что «практическая ценность» моей статейки – показывать африканцам идеалистичность подобных взглядов и противопоставлять им настоящее мировоззрение на трезвую голову. Отсюда вторая болезнь: не люблю, когда кто-то корежит мои тексты. Я от этого болею.

«Кому нужны африканские металлисты?» - вопрошал на заседании кафедры членкор А.А. Искендеров, помимо прочего - видный теоретик социалистической ориентации в Африке[58].

Надо мной смеялись ученые тетки: «Всю жизнь занимаюсь (красив, однако, академический язык, а? – Н.С.) Африкой, и впервые об этой «расте» слышу. Что за бред?»

Неприязнь и настороженность «советских ученых» понять можно: они об Африке только читали или ездили туда в составе официальных делегаций. Я с африканцами общался и дружил, учась в университете и работая переводчиком в Анголе. Мне хотелось понять их мир, чтобы лучше понять свой. Это вызвало подозрение «органов», сквозь пальцы смотревших на шалости приторговывавших водкой из дипмагазина и скупавших необработанные алмазы «совзагранработников», и с 1984 по самый 1991 год меня уже никуда «не выпускали». Чтобы не потерять возможность для редких в тогдашней «невыездной» советской африканистике полевых исследований, я уехал на несколько лет в чужую и далекую Астрахань, где я не знал никого. Зато там меня взяли преподавать на подготовительный факультет для иностранных граждан при техническом университете, где учились в основном африканцы, и где я мог продолжать «опросы и анкетирование».

Выход нашелся: написать две диссертации в одной, одну о растафари, а другую, «текст в тексте», чтобы «книжникам» рот заткнуть – об отразившейся в растафари и зафиксированной в письменных источниках (это – обязательно) интеллектуальной традиции африканского почвенничества. Впрочем, в отличие от вас, для меня это означало двойное удовольствие.

Получилось так, что вот уже 15 лет единственные опубликованные по-русски научные работы о растафари (т.е. с систематизацией материала, библиографией, научным аппаратом и т.п. «формальными признаками» научной работы) – мои[59]. Есть огромное число самостоятельных или вторичных, талантливых или наивных - разных - работ энтузиастов культуры растафари, но они – «в другом жанре». Есть переводы западных ученых, но они обычно отрывочные[60]. Но когда литературный поденщик хочет, не обременяя себя (говоря его языком, «не парясь»), сделать статейку к 6 февраля или 11 мая, он лезет в русский (с языками плохо) Интернет и находит там мои статьи 89-94 годов. Кроме последней, написанной для альманаха Забриски Rider, все они несут печать «компромисса с носорогами», а потому понятны плагиатору, имеющему носорожий же менталитет и сущность. Иногда мне кажется, что те, кто «заворачивал» мои статьи в 1984 и кто ворует их в 2000-х – это одни и те же люди. И это правда – жлоб не балует разнообразием типажей. Так вот, лезет он, находит и, в меру своей бездарности, воспроизводит ближе или дальше от оригинала. Именно поэтому, а не потому, конечно, что статьи мои так уж хороши, практически все, что появляется в «глянце» и «желтизне» о растафари – это мои переписанные тексты[61]. Дальше в силу лени и нелюбознательности плагиаторы не лезут [62].

Лестно, конечно. Но тексты мои мне обошлись дорогой ценой – и в них же радость моей жизни. И я хочу, чтобы под ними стояло мое имя – такая вот прихоть.

P.S.

А вот как дело было дальше. На Алексея Никитина («Зеркало недели», Игоря Драгу (не хочу упоминать обманутых им порядочных людей), Александра Волина (журнал «Итоги»), Владислава Корнейчука и Григория Тарасевича (оба – обанкротившийся желтый журнальчик «Алфавит») решили плюнуть, как они того и заслуживают. А «Fакел» с известной путешественницей за чужой счет госпожой Карабаш решили таки наказать. Те и другие пускались на детские уловки, чтобы затянуть процесс до бесконечности (например, одновременно адвокаты тех и других отказались от ведения дела – не потому, что совесть так велела, а чтобы еще раз суд отложить). В суд, конечно, мастера пера тоже не являлись. Но 1 июня 2005 года Замоскворецкий суд г. Москвы все же обязал учредителей «Домового» и Анну Карабаш дать ссылку на автора и выплатить ему компенсацию. Правда, как сказали знающие юристы, компенсацию с таких персонажей содрать практически невозможно, вернее, надо новый процесс затевать, который еще года полтора продлится. Поэтому, получив моральное удовлетворение, решили мы махнуть рукой: пусть «Домовой» на эти деньги г-жу Карабаш еще куда-нибудь отправит попутешествовать, а она для домохозяек опишет, где там можно «прилично пообедать», а где – сумочку купить.

Но гораздо удивительнее разворачивались события вокруг «Fакела». Небедные учредители смекнули, что лучше не поскупиться, чем опозориться. Как они уж там договаривались – не знаю, но тетенька судья пошла им навстречу и 14 апреля 2005 года федеральным судьей ПЫНЗАРЬ Л.Н. (Чертановского районного суда г. Москвы было вынесено решение по иску Сосновского Н.А. к редакции Журнала «Fакел», Автономной некоммерческой организации «Федерация Интернет Образования» и Георгию Слугину (Гуле Калькенину): факта нарушения авторских прав не обнаружено! Т.е. никакого плагиата, Гуля совершенно случайно написал точно такой же текст на много страниц, и только кое-где по бездарности допустил разночтения в виде стилистических ляпов. На всякий случай вернитесь к сличению текстов и запомните фамилию судейской дамы: ПЫНЗАРЬ. Чудные все-таки решения выносят российские судьи, если их хорошенько попросить. Но не все пока еще судьи таковы, как мадам Пынзарь, и через две недели кассационный суд отменил решение г-жи Пынзарь, вернув дело в суд первой инстанции (разумеется, теперь дело будет рассматривать другой судья). Понятно, что теперь уже «Fакел» не оправдают.

Но и Л.Н. Пынзарь за несоответствие статусу слуги закона никто не выгнал, так что если кто на чем попался и хочет отвертеться – можете обращаться…

P.P.S.

Все это писалось 4 года назад, и писалось в сердцах и сгоряча, в слегка смешной запальчивости. Никогда и ни за что я не стал бы вновь судиться. Однако же, если это интересует читателя, суд таки вынес решение в мою пользу. Единственное во всей этой истории, что не вызывает задним числом гадкого ощущения, – это знакомство с замечательными людьми и отличными профессионалами, адвокатами, занимающимися защитой авторских прав. Юноша Гуля вилял и врал как умел, а врать он умел замечательно. Поскольку за журналом «Fакел» стояли внушительные деньги, то и его защищали юристы напористые. Пошла череда странных по смехотворности экспертиз, поскольку судье идентичность двух в точности совпадающих пространных текстов очевидной не казалась. Но – все-таки закончилось признанием очевидности. И тут выяснилась умилительное обстоятельство: отвечать оказалось некому: и журнал, и учредивший его Фонд интернет-образования, и иные причастные к ним «структуры» оказались сплошными «Рогами и копытами», неизвестно на кого оформленными фиктивными и иллюзорными подставными компаниями, зарегистрированными на неизвестных персонажей по несуществующим адресам. Важно тут вот что: сам проект был замыслен как сравнительно «филантропический», а вернее – для воспитания в России буржуазного юношества с соответствующими представлениями о жизни, привычками потребления, стилем и ценностями – «поколения менеджеров». На мой взгляд, дело не так чтобы похвальное и благое, но – их дело. Организовано же оно было так, как благодетелям и наставникам юношества было привычно при создании «основного бизнеса»: все насквозь «левое», фиктивное и ложное.

Именно таким образом и было, как все понимают, создано за несколько лет беспримерное состояние воспитателей «поколения менеджеров». Не форды и не биллы гейтсы, ничего не создали, не изобрели и не произвели, но зато большие мастера, как сами они говорят, «попилить и добазариться». Речь о владельцах ЮКОСа. Вопрос щепетильный: поскольку создавшие и финансировавшие фонд и журнал нефтяные воротилы попали в опалу, а там – и в лагеря, то от множества уважаемых людей приходилось слышать, что едва ли не главный долг каждого честного человека – их защищать, поскольку люди – в неволе, а и традиция национальная требует арестантиков жалеть и все такое прочее. Кабы, однако, осудили Михася или Япончика, интеллигенция бы вряд ли призывала встать на их защиту. Понятно также, что сидят ухитрившиеся присвоить государственные недра не за это и не за махинации с налогами, а по причине внутривидовой конкуренции («внутренних разборок»). Но с точки зрения буквы закона протест может вызвать лишь то, что не осуждены их «коллеги». А так – ни в прошлой (профессиональный комсомольский работник – вам бы в голову пришло такую стезю в юности выбрать?), ни в последующей (присвоительской) жизни, да и в «конструктивных инициативах», выдвинутых после осуждения, сидельцы могут вызывать сочувствие, но остаются мне не только чужими – прямо враждебными.

Это, однако, тоже мимоходом, поскольку тема и вправду щепетильная и упомянуты здесь создатели фонда и журнала лишь потому, что «стиль чувствуется»: воспитатели юного пополнения корпоративного общества хоть и тонко чуют выгоду в формировании менеджерского слоя, но, как Шура Балаганов в соседстве с дамской сумочкой, не могут не стырить по мелочи: раз уж в главных делах привыкли уворачиваться и наперсточничать, то и «филантропический» фонд надо под наперстками припрятать, от налогов увести и на третьих лиц записать.

Но главное здесь вот что: статью эту я писал «для себя» и далее жены и друзей не особо собирался показывать. И если, поостыв, все же согласился, то потому, что на этих ныне бесчисленных примерах (уж если, как говорилось в одной хорошей книге, your humble narrator подвергся разграблению, то что говорить о более состоятельных в творчестве авторах) видна картина оскудения отечественных журналов. С авторами из воспитанного идеологами корпоративного общества поколения понятно: «передрать» – и вся недолга (подобно тому, как их попечители быстренько ухитрились «попилить»). Это уже «сверху донизу» практика – кто на каком уровне, вот и вся разница. Но нам не до широких обобщений, цель у меня более узкая и приземленная: рассказать о еще одном ограблении. Страну, богатейшую периодикой, как ни одна другая (я, как и тусовщик Гуля, изучал в свое время курс истории русской журналистики XVIII–XX веков, правда, с разной для учащихся пользой) ограбили здесь куда более, чем в отношении недр и прочего. Расцвет плагиата объясняется так: виновны не проходимцы-переписчики, а прижимистые издатели. Раньше в штате были профессиональные редакторы, которые знали, кто из пишущего люда о чем пишет (то есть, к кому надо обращаться за статьей по какой теме) и были хорошо начитаны (в том смысле, что если видели ворованный текст, то сразу опознавали, у кого он украден). Теперь же, помимо наглых неучей, готовых писать о чем угодно, развелись «редакторы», либо неспособные отличить авторский текст от плагиата, либо считающие, что для экономии лучше пригласить не знатока, а недорого подмастерья, готового состряпать любой текст. В свое время (не самой доброй памяти времена, но ничто не бывает однозначно плохим или однозначно хорошим) в статье в журнале «Знание – сила» я поленился полезть в текст и процитировал странницу Феклушу из «Грозы» по памяти. Редактор тут же заметила легкую неточность – не потому что помнила наизусть, а потому что открыла книгу и проверила. Так уж она привыкла. Где вы, дотошные редакторы минувшего? Или вас, как уже случилось с корректорами, заменили недорогой и туповатой компьютерной программой?

Плагиат – одно из проявлений оскудения, затрагивающего все стороны некогда великой русской периодики: пишущих, издающих и, что самое обидное, читающих.

Вот и все, а вы как думали?


По этой теме читайте также:



1. Предоставляю всем полную свободу воспроизводить эту статью как полностью, так и частично. И даже буду за это признателен.

2. Предоставляю всем полную свободу воспроизводить эту статью как полностью, так и частично. И даже буду за это признателен.

3. Журналист добавила от себя два слова, хотя и невпопад: Лев Иудейский – вовсе не «пророк растафари», а одно из имен самого Джа Растафари.

4. Так «Домовой» решил поправить совершенно иное по семантике словцо «цивильный».

5. Переврано: имеется в виду Америка как Новый Свет.

6. Журнал «Fакел», хоть и не в столь комичной форме, тоже не позволяет тиражировать свои материалы. Естественно, это оговаривается в типографской версии, а на сетевом форуме даются такие ответы: Вопрос юного читателя: «Скажите, можно ли зеркалировать номера вашего журнала с Вашего же сайта и размещать их в локальной сети нашего общежития (безусловно без коррекции и редактирования). Не затронет ли вас и Ваши авторские чувства такой порыв души!». Ответ поражает великодушием: «Можно, при условии указания авторства, ссылок на источник и без внесения изменений». Дяденьки, а можно мне теперь свои статьи друзьям дарить, или надо на вас ссылаться?

7. Хороша, однако, фольклорная нежить: мало того, что украла, так еще и краденое продала сразу нескольким турагентствам, предлагающим туры на Ямайку. Г-жа Карабаш в «Домовом», видимо, «забила» место «туристической критики» (а есть еще ресторанная, театральная, «шопинг», заказные сюжеты и другие лакомые области, на которые еще в мопассановском «Милом друге» намекал начинающему журналисту Жоржу Дюруа бывалый Сен-Потен). На вымогаемые с турагентств и Министерств туризма деньги барышня довольно много поездила по свету, хотя результат поражает тусклостью и пошлостью. Самое яркое место во всем «цикле» - совет «где можно прилично поесть на Барбадосе».

8. Удивительно: барышня, видимо, в каком-то объеме знает английский: один из ее репортажей рассказывает, как она на Мальте (опять же в рекламных целях) изучала язык Шекспира и Cиббера (Теофил Сиббер, чтобы не мучить любознательного читателя – это актер и драматург 18 века, чье имя стало нарицательным для плагиаторов). Неужели не легче было купить там на Ямайке какой-нибудь справочник для туристов и оттуда перевести «общие сведения»? Ведь никто бы не придрался. Или воровать привычнее и проще?

9. Не одну работу, как плагиатор, и даже не две, а несколько сотен, не только свои, но и чужие, и с ходу опознает их по нескольким фразам, - вот этого убогое ничтожество представить себе просто не может, поэтому и надеется, что «сойдет». Кстати, другие статьи из журнала Fакел я показывал знатокам соответствующей тематики, и те мгновенно квалифицировали их как компилятивные, тыча пальцем, какое место у кого списано. Вспоминается, как в советские времена в составе «лекторской бригады» от Академии наук мы читали лекции в одном захолустном педе. Дама, сорок лет жизни посвятившая изучению Латинской Америки, долго и самозабвенно рассказывала о культуре континента, а потом поднялась тусклая барышня и, приготовившись записывать, спросила: «Какой литературой вы пользовались при подготовке к этой лекции?» - она была уверена, что может прочесть одну-две статейки, и тогда сама расскажет не хуже.

10. Играющий рэггей приятель-музыкант весьма удивлялся: зачем это попса друг у друга песни ворует: «Это же такой кайф – самому песни писать!»

11. О том, как хиппи и растаманы совместно боролись с паразитами-грызунами, см. в «Забриски Rider» «Сказку про мышу» Дм. Гайдука-Полтавского.

12. «Лже-автор», простодушно полагая, что олдового человека, достаточно битого, тертого и видавшего виды не только на море из окон отеля, можно обмануть, надавив на точно просчитанные эмоциональные клавиши (лесть, жалость, заявления о том, что, мол, ни о чем ином он и не думал, как о том, как бы Хоффмана популярным сделать) и ложью (мол, ссылался, да при наборе забыли указать – что полтора года, до моего мейла, мешало в сетевой версии указать источник?), меня отчасти разжалобил. Поэтому пусть так и остается под своим дурацким псевдонимом: Гуля Калькинен. «Мальчик»-то, кстати, оказался не совсем мальчиком, а довольно успешным и деловитым бизнесменом, занимающимся – уже под настоящим именем - рекламой в Интернете, да уж ладно: не буду его называть. По образованию, насколько я понимаю, он журналист, т.е. моральную и юридическую сторону своих деяний должен прекрасно понимать, хотя и предпочел прикинуться шлангом. Кстати, в другой статье «мальчик» ухитрился и самого Хоффмана обокрасть – страх, какой шустрый!

13. Плагиатор не понял: LNS – это не вестник, это информационное агентство, поставлявшее новости и поддерживавшее привлечением рекламных материалов сотни андеграундных изданий конца 60-х. Т.е. в данном случае это обращение появилось сразу во многих «подпольных» изданиях».

14. Заметьте: если фраза перестраивается, то выходит что-нибудь вычурное и безвкусное.

15. Вот опять: правка сводится к добавлению самых затертых штампов: если болтает, то – «мило». Видимо, стиль «исходного материала» кажется постоянному сотруднику Fакелa недостаточно красивым. Если бы он украл у меня не статью, а рубашку, то тут же нашил бы на нее блестки-стразы.

16. «Fакел», ясное дело, не знает, кто такой Кантри Джо Мак-Дональд, тот самый, что на Вудстоке сложил вместе с толпой по буквам слово fuck, на которое со свойственным ему тонким остроумием намекает и создатель «Fакела». Чтобы не уподобляться «Fакелу», если кто-то тоже не знает, пусть прочтет о нем в новом номере Rockmusic.ru. Непонятно, почему в переложении «Fакела» Кантри Джо раздвоился? Может потому, что «…и Рыбка»? А кстати, «мальчик» ведь и в Rockmusic.ru тоже статейку написал.

17. Это что значит?

18. Это «Гуля» опять правит стиль. Конечно, «сегодня – момент» значительно красивее, чем «сегодня – день».

19. Это любимая группа Джона Леннона и Егора Летова, культовая и легендарная – малоизвестная?

20. «Особо жестоко» и «очередной» - порча текста.

21. Ну, это уже, как и обещано, штампы пошли. Похоже на написанное Бендером пособие для журналистов и свидетельствует о патологической бездарности и отсутствии слуха, вкуса и чувства языка. Уж лучше начинать статью словами «Мороз крепчал. Смеркалось...». Кроме того, нехорошо походя и (в данном случае) без повода лягать представителей собственного цеха: журналисты собрались осветить крупнейшее событие в жизни страны, выборы кандидата в президенты, а не кто с кем и в чем был на дне рождения выдающейся певицы Писи Сисиной (любовью к таким репортажам, правда, Fакел не грешит – это по части «Домового»).

22. А вот это называется углублением образа. Прошелся по тексту блудливой рукой мастера - и моя монотонная проза заиграла поэтическим блеском! По стилю данная «правка» похожа на художественные приемы шеф-редактора.

23. Нет, правда: что ни «отсебятина», то лингвистическая диверсия.

24. Анекдот: Дед Мороз присылает маленькой девочке новогоднее поздравление: «Дорогая Машенька, как ты и просила, присылаю тебе в подарок 10 долларов, только запомни: десять пишется с одним ноликом, а не с пятью, как у тебя».

25. Все можно простить, но когда Fакел вставляет в наш текст свою жлобскую лексику («зеленые», «баксы», «бабло», «мобила»), то становится противно.

26. По-английски название звучит не столь мрачно, а скорее легкомысленно: грубоватая идиома "for the hell of it" означает "просто так, чтобы позабавиться, без особых причин", «по приколу».

27. А как вы думаете, кого это он имел в виду?

28. См. предыдущее примечание.

29. Есть такой закон в США, предусматривающий особую ответственность именно за действия, совершенные в чужом штате, что же тут абсурдного – это нормальный принцип федерализма?

30. Одно в мире не меняется: приписывать себе чужие деяния зазорно всегда. Как помнят все, в фольклоре есть образ «ложного героя», который, полагая, что победивший Чудище настоящий герой мертв, выдает себя за автора этих подвигов, но подвергается разоблачению и публичному осмеянию (см. труды ак. В. Проппа).

31. Напоминаем: 5 000 пишется с тремя ноликами, а 15 000 – с единичкой перед пятеркой.

32. А вот это уже называется творческое переосмысление. Источник понятен, но – не придерешься. А значит, творческий метод шеф-редактора усвоен!

33. №4-5, 2001

34. №5, 2002. Здесь же содержится расхожее (для тех, кто его не читал) представление о Ницше как идеологе расизма.

35. Что свидетельствует о полной безграмотности выражения из той же статьи «…и прочих славян и мусульман». Первое – этническая, второе – религиозная принадлежность. Боснийцы – славяне и при этом мусульмане. А вот среди арабов, особенно сирийцев, палестинцев и ливанцев, очень большая доля христиан. С самой посвященной скинхедам статьей, впрочем, несмотря на урловый язык, хочется согласиться. Но что мешало обратиться к тому же Александру Тарасову, одному из ведущих специалистов по этой субкультуре?

36. Требуют ссылки давать, пожалуйста: Света Латекс, 10 заповедей модника, №6-7, 2003

37. «Интернет пока еще не вытеснил бумажную прессу. Но ей конкурировать с ним с каждым днем все сложней. В попытке угнаться за Интернетом бумажная пресса выдает на-гора обилие тем и новостей. Однако если в Интернете мало-мальски подготовленный пользователь сумеет запустить какую-нибудь поисковую программу и найдет максимум того, что ему нужно, и с той степенью погружения, которая необходима, то бумажная пресса, особенно глянцевая, грешит своей вопиющей поверхностностью… Наш журнал - это тоже духовная пища. Но в отличие от набившего оскомину и уже вызывающего изжогу глянца, мы готовим, скорее, пищу для интеллектуальных гурманов, способных, не торопясь почитать, посмотреть, осмыслить, почувствовать вкус небанальных мыслей и реально волнующих тем, вкус реальной, а не приукрашенной глянцем жизни. А потом переварить все это с пользой для мозга, без боязни обрасти жировыми складками из информационного мусора». Эта стилевая смесь из Ренаты Литвиновой и Дмитрия Писарева – попытка Грымова размежеваться с «Домовым». А по-моему, разница только в уровне апломба, то и другое - имитационное чтиво. Вам перечислить настоящие «неглянцевые» журналы? Для авиации противника строят «ложные объекты». «Fакел» - такой же ложный объект для ищущего альтернативы «Домовому» и Ко читателя. «Домовой» хотя бы честен - не выдает себя за «носителя духовности».

38. Никаких претензий к почтенному еженедельнику мы не имеем. Редакция была обманута прохиндеем и очень любезно предложила опубликовать объяснение причин случившегося конфуза. Чтобы зря не трепать имя уважаемого издания, мы его называем единственный раз, исключительно для того, чтобы дать сноску, а вот плагиатора назовем по имени-отчеству: Никитин Алексей Сергеевич. Ранее проживал в Киеве, ныне переехал в Москву. Редакции, будьте бдительны!

39. Вот все-таки что ни человек, то и свой стиль: Fакел поправляет ворованный текст по-галантерейному, чтобы, значит, «изячно» было, Алексей Никитин – языком мужиков у пивного ларька. Но там и тут налицо порча текста вульгарными штампами.

40. Перл! И еще раз повторю: не в ладах с языком – воруй как есть, не надо «улучшать»!

41. Вот вам добрый совет: «Если вы воруете у одного, то это плагиат; если у многих – исследование» (Уилсон Мизнер, американский драматург).

42. Как известно, многие художественные натуры, особенно поэты, настолько жили в мире творчества, что, начиная читать стихи, даже забывали, где грань между их стихами и чужими. Для них все это было одно целое - ПОЭЗИЯ. Так вспоминают о Мандельштаме и Багрицком, недавно мне написала о таком случае в отношении себя известная поэтесса андеграунда 50-х-60-х (почему-то смущаясь). Это – совсем другое, не от скудости, а, наоборот – от переизбытка души и способности переживать чужое как свое (и любить чужое как свое – да так, что невольно забываешь, где грань). Так врут дети – от счастливого всемогущества своей фантазии. Иное дело имитаторы и плагиаторы. У них это от немощи. Творец платит - иногда приходится даже кровью - за возможность высказаться своими собственными словами, а не теми, что от него хотят услышать. Имитатор копирует и получает гонорар. Часто преуспевает. Но ему нечем петь. Как известно, многие паразиты так устроены, что из-за отсутствия специальных органов не могут переваривать питательные вещества из окружающего мира и вынуждены питаться «всем готовым», присосавшись к живому организму. Поэтому великий Козьма смело уподобил бы имитаторов глистам. Пожалуй, и я тоже так сделаю.

43. На одном из «психологических» сайтов, где размещена моя статья, переписанная дурным слогом и без моей подписи, вывешено рекламное объявление: «Докторские и кандидатские диссертации на заказ. Монографии». Целый ряд политиков за «свои» публицистические памфлеты удостоились даже звания докторов философских наук.

44. Никаких претензий к «Обозревателю» у меня нет, редакция мгновенно извинилась и объяснила, что Игорь Драга не проинформировал их о том, что статья не его. Статью из Сети, правда, пока не убрали. Эта же статья скопирована на нескольких еврейских (их заинтересовали растаманы как «Черные Иудеи») и растаманских сайтах. Еще раз обратите внимание: как это свойственно сайтам растафари, с указанием «лже-автора» и ссылкой на источник. Понятно, что на еврейских сайтах с присущим еврейской культуре уважением к Слову и авторству – то же самое. Вот что написал мне устроитель одного из растаманских Интернет-ресурсов: «Вообще не знаю, кто такой "игорь драга". Эта статья с его копирайтами была найдена в одной из эхоконференций фидонет и размещена мною на сайте. блин... ты случайно его мыло не знаешь? хотелось бы его найти и устроить показательную порку на весь рунет. полезно было бы на будущее, чтоб другим неповадно было воровать статьи..." Ай да Драга, еще и свой «копирайт» привесил!

45. Это потому, что я-то писал на 10 лет раньше: у Драги хватило ума добавить 10 лет – смышленый!

46. Могут ли два человека независимо друг от друга так дословно перевести? Все переводные цитаты - в моем (не авторизованном, но авторском) переводе с английского.

47. Сэм Браун (1925-1998) в 1933 году был не старцем, а ребенком, или, как сказал бы Волин, дитятей. Упомянутая книга писалась Сэмюэлем Брауном на рубеже 50-х и 60-х. В очередной раз повторю: переписывая, не добавляйте отсебятины. Г-н Волин нечаянно смешивает Сэма Брауна с Леонардом Хауэллом в один персонаж – отсюда появляется 1933 год, которого не было в оригинале (там шла речь об изданной Хауэллом в начале 30-х брошюрке «Обетованный ключ»). Однако претензий к г-ну Волину у меня нет: он, не считая пары дословно переписанных фраз, действительно пересказал мои статьи своими словами и даже исправил допущенную некогда мною небрежность в транскрипции.

48. Вот на чем переписчик прокалывается всегда: если авторский текст более искушенные переписчики «поправляют» и пересказывают, то переведенные цитаты они передирают как есть, дословно. Им трудно понять, что перевод – это тоже в значительной мере авторский текст, отражающий индивидуальность переводчика, легко опознается и, кстати, тоже охраняется авторским правом. Вероятность даже того, что кто-то еще переведет «dreadlocks» как «ужасные патлы» очень мала, а в случае пространных цитат – ее и вовсе нет.

49. Это досадная ошибка при переписке. В оригинале было «расты», «раста» - это именительный падеж (иначе в им. падеже было бы «раст»). Оговорка «по Фрейду»: видимо, г-н Волин невольно думал о каком-то другом, более близком ему движении (в такой форме – «раст» - слово встречается в тексте «Итогов» несколько раст – извините! – раз). Культура растафари, как и хип-хоп, вообще любит «прозревать» в фонетических играх и аллитерациях «скрытый, потаенный мистический смысл» (см. об этом: Pollard V. Dread Talk. The Speach of the Rastafarian in Jamaica. // CQ, Mona, 1980, vol. 26, #4; Idem, The social history of Dread Talk.// CQ, Mona, 1982, vol. 28, #4; Faristzaddi M. (editor) Itations of Jamaica and I Rastafari. N.Y.: Judah Ankesa intahnahshinahl, 1986; Mulvaney R.M. Popular Art as Rhetorical Artifact: the Case of Reggae Music. // Culture and Communication: Language, Performance, Technology and Media, vol. IV, L., 1985).

50. А вот рэггей тогда еще не было: сам стиль появился в 1968-69 годах и в музыкальном плане отличался от ритуальных песнопений братии растафари.

51. Да потому что достали, уродцы вороватые!

52. Напоминаю: Алексей Никитин, Игорь Драга, Анюта Карабаш, Гуля Калькинен (или как там его зовут?), - все это не я, это ОНИ.

53. Недавно прочел в «НЛО» (№22, 1997) замечательную статью Л.Д. Гудкова о массовой литературе («Массовая литература как проблема. Для кого?»). Гудков очень точно описывает мои «трудности» середины 80-х: странная наука – литературоведение, она не замечает 97% литературного потока, «оказывается закрытым понимание целых областей реальности». «Значимость филологических конвенций, аксиоматики настолько сильна, что конститутивным для существования дисциплины в ее нынешнем виде является процедура не объяснения (установления функциональных взаимосвязей между генерализованными элементами различных теоретических конструкций - литературных "фактов"), а отбора материала, замещающего анализ и концептуальную интерпретацию. Именно общее безусловное согласие занимающихся литературой в отношении того, что является "литературой", а что нет, что достойно и "интересно" "изучать", а что нет ("данность", непроблематичность структуры филологического факта), а не согласие относительно того, как, какими средствами можно и нужно объяснять то, что относят к "литературе") - компенсирует всю неполноту и ущербность филологии как интеллектуальной деятельности. Современная же наука базируется не на содержательных знаниях, а на технологиях их получения» (курсив мой). Обворованная Анной Карабаш («Домовой») работа в сб. ИНИОН начиналась главой «Массовая культура и высокомерие академизма» - о том же, хотя у Гудкова сказано лучше и точнее. Журнальным стервятникам не понять, как радуют такие совпадения – когда твои мысли (А НЕ ТЕКСТ!) совпадают с мыслями умного, глубокого и очень тобою уважаемого человека.

54. По-моему, в науке вообще значимы лишь те работы, которые «первые», а значит, и единственные. Все остальное – часть ритуала инициации для получения права преподавать: не умножать, но хранить и передавать знание. Экзамен, только для больших. Тоже уважаемое, почтенное и нужное занятие, но это не наука. 99% диссертаций от статьи Гули Калькинена в журнале Fакел отличаются в лучшую сторону только степенью эрудиции, наличием сносок и числом «использованных материалов».

55. Огромное спасибо кружку настоящих Ученых, собравшихся во второй половине 80-х в Центре цивилизационных исследований Института Африки РАН вокруг Игоря Васильевича Следзевского. Не выпади мне тогда счастье попасть в эту среду – затоптали бы носороги. Я не могу подобрать слова, чтобы рассказать, как я люблю этих людей и чем я им обязан. Оказалось, рядом с мирком, занятым дележкой ученых званий и выполнением формальных ритуалов, существует другой, причем гораздо более многочисленный и связанный взаимным уважением параллельный мир Ученых по гамбургскому счету, и их гораздо больше, просто они в президиумы не лезут.

56. Ничего не изменилось и «20 лет спустя». Как точно заметил Алексей Радов, «формальные критерии научной деятельности заменяют в повседневной деятельности ученого (или полагающего себя таковым) сущностные. Предполагается, что тот, кто способен обучиться правилам оформления ссылочного аппарата, также способен к научному производству» (Алексей Радов, «Наука как формальность», рукопись). За исключением археологии, научная работа должна ссылаться на другие научные работы (и так – до дурной бесконечности, пока мы не доходим до какого-нибудь Классика), а не на Lyrics из альбомов рэггей.

57. Носорогов можно понять: он всю жизнь «посвятил» изучению Африки (или Карибов), удостоен всех отличий, а тут появляется волосатый-бородатый (увы, уже нет) сопляк (увы – тоже в прошлом), самое обидное – успевший прочесть все то же, что и носорог, так что в невежестве не уличишь, но при этом лезущий на серьезную конференцию с докладом о «каких-то растах», о которых маститый никогда не слыхал: «Врете вы все, молодой человек, фантазируете. Выдумываете. Скромнее надо быть…». И еще аргумент: «Как можно такое значение (речь шла о переосмыслении европоцентричной картины мира) придавать тому, что кто-то цветные береты понацеплял? Передергиваете… Занялись бы лучше советско-ангольским сотрудничеством в сфере мелиорации сельского хозяйства: и тема достойная, и вам хорошо известна».

58. Редактор «Вопросов Истории» вообще не любил, когда речь заходила о чем-то ему неизвестном. У другого юноши диссертация была по "зеленым", он ссылался на работы Маркузе ("Ecology and the Critique of Modern Society", "Ecology and Revolution" и др.) Искендеров прервал: «Что за чушь, при чем здесь Маркузе, я был в Америке, Маркузе - это "новые левые"»! Не стоило бы вспоминать подобные анекдоты, если бы они не воплощали определенную научную школу и ее метод: все непротиворечиво расклассифицировать, всему дать свою бирочку, обязательно одну-единственную.

59. Еще уже 12 лет лежит большая книга о растафари и «Нации Ислама»: должна была выходить в 1992 году в Академии, но случились катаклизмы – вначале в стране, и издательство развалилось, а затем и в моей жизни – и некоторое время было не до того. Потом была неоднократная возможность ее издать, но теперь уже я не захотел - стало понятно, что текст надо как-то переделывать: писался он для академического издательства, поэтому и форма, и язык, и стандарты ученого повествования приходилось соблюдать; важные вещи, которые я видел или слышал сам, приходилось опускать ради мелочей, снабженных ссылками, т.к. предполагаемый читатель о расте ничего не знал и ему надо было в понятном для читательской аудитории Главной редакции восточной литературы «формате» рассказать о чем-то неизвестном и убедить, что это не мои собственные фантазии. Но чтобы переписать ее "для своих" и с использованием всех новых материалов (а они на порядок превосходят то, что с таким трудом удавалось доставать в те годы – хотя в московских библиотеках, как ни удивительно, удавалось найти почти все – это сейчас редкая книга попадает туда из-за границы) – для этого нужно море времени. На днях одно из лучших (в моих, конечно, глазах) издательств предложило ее издать - надо будет поработать. Правда, многие из тех, для кого я ее писал – от Геры Моралеса до ученых-африканистов – давно прочли ее в рукописи, а значит, книга состоялась.

60. Попутно хотелось бы воздать должное таким замечательным и славным людям, как Шогди Нагиб, наполнивший наш Интернет русско- и англоязычными материалами, художник Иван Земсков, много лет издававший в Йошкар-Оле раста-бюллетень “SELA”, Гера Моралес и многие другие.

61. Строго говоря, единственное исключение в отечественном «глянце» — статья в журнале GEO. Правда, это русскоязычная версия западного журнала.

62. По этой же причине я не встречал плагиата из других своих работ: о «теологии освобождения», «Черных Пантерах», «Уэзерменах», субкультуре «рабочей молодежи», «Образе Врага и Образе Нахлебника» в сознании советского обывателя, проблеме «культурной шизофрении» у африканской городской молодежи, - они «не эксклюзивны» и поэтому не привлекают переписчиков. Зато уж на «культуру растафари» слетелись, наползли и понапрыгали все насекомые-паразиты.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?