Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 3.
Англия как прообраз расового единства (Volksgemeinschaft)

Человек является англичанином... потому превосходит других, принадлежит к классу властителей мира, каким бы... маленьким человеком он ни был.

Ханс Гримм

...Упорядоченность, подчинение и единство целого народа — извечная основа его сил.

Генрих Гиммлер. Выступление 8 декабря 1938 г.

Иерархическое повиновение и расовая солидарность

Французская демократия опасна своей горячечной симпатией к ложному гуманизму. Любовь к расе у англичан зиждется на более прочных основах, чем... любовь к человечеству.

Чарлз Дилк. «Более Великая Британия», 1885 г.

Две расы, самые родственные друг другу и самые дисциплинированные в мире.

Дрюммон-Вольф, сентябрь 1939 г.

Именно в Англии самая бедная прослойка общества с давних пор отвыкла восставать против своей нищеты — и в компенсацию получила возможность надеяться, что она тоже принадлежит к высшей, английской расе. Эта надежда долгое время служила политическим капиталом страны. Именно в Англии исторически сложившейся традицией стало то, чего в Германии впервые добился Гитлер: мобилизация масс во имя контрреволюции. Именно в Англии стало реальностью то, что Адольф Гитлер (в одной из самых первых речей в качестве рейхсканцлера) назвал «первейшим долгом... имперского правительства»: «Привлечение... немецкого рабочего на сторону национального дела».

Тот факт, что у английского рабочего класса чувство патриотизма развито сильнее, чем у других, отмечал и ценил поборник империализма /80/ и анти-парламентаризма, верховный комиссар Англии в Южной Африке*, лорд Альфред Милнер. Интересно, что среди английских рабочих враждебное отношение к иностранцам было (и остается) выражено гораздо сильнее, чем среди других слоев общества**[1]. Однако и рядовой англичанин резко отрицательно относится к установлению каких-либо льгот для иностранцев. Как сообщило Би-Би-Си, даже сегодня (апрель 2001 г.) Британия, среди всех стран Европейского сообщества, наиболее враждебно относится к иностранным беженцам, и именно в Британии столь часты случаи насилия над ними. Ведь раньше от стэффордширского шахтера ожидали того, что он «бросит кирпич в приезжего за оскорбление, нанесенное тем, что у приезжего чужое лицо», — напоминал один историк. Именно британская чернь — состоявшая не в последнюю очередь из рабочих — срывала в 1900 г. митинги протеста против империалистической англо-бурской войны (таким образом судовые плотники демонстрировали солидарность нации против одного «пробурского» профессора[2]). Тем самым Англия показала пример «кипения (расистско-империалистической) народной души», в противовес (говоря словами Гитлера) «пацифистскому хныканью» интеллектуалов, продемонстрировала пример «инстинкта, здорового нацио-нального чувства» в противовес «дефективному» интеллекту.

* Милнер Альфред, виконт (1854—1925) — англ. политический деятель, с 1897 г. верховный комиссар Южной Африки и губернатор Капской колонии.
** Оруэлл утверждал, что практически любой рабочий-англичанин даже правильное произношение иностранных слов считает «бабьим» (то есть достойным презрения) (прим. автора).

Такой «социальный» империализм — при котором рабочие инстинктивно голосовали за тех, кто смягчал экономическую депрессию внутри страны путем завоевания новых рынков, а не за тех, кто требовал равноправия для туземцев в колониях*, — также внес свою лепту в появление национал-«социализма» (как и предшествовавших ему движений) и даже повлиял на возникновение идеи приобретения нового жизненного пространства на Востоке.

* Например, на выборах поздней осенью 1885 г. во время британского завоевания Верхней Бирмы (прим. Автора)[3].

Британский «социалист» (т. е. фабианец) Бернард Шоу, создав пьесу «Человек и сверхчеловек» (1902 г.), дал фюреру британских фашистов сэру Освальду Мосли образ сверхчеловека, обладающего волей к власти, волей к подчинению «меньших» людей. Ричард Терлоу утверждает, что Освальд Мосли всегда воспринимал идею Ницше о сверхчеловеке сквозь призму произведения Б. Шоу[4].

Фабианцам был свойственен империалистический стиль мышления; сильное влияние на их идеи оказало учение Пирсона. Фабианцы /81/ насмехались над идеалами интернационализма и ратовали за осуществление задач, поставленных империализмом. Б. Шоу, например, высказывался за осуществление реформы британской дипломатии, которая позволила бы английским бизнесменам извлекать максимальную выгоду из возможности выхода на рынки колоний. Вместе с Шоу британские социалисты-фабианцы Беатриса и Сидней Уэбб, а также Г. Дж. Уэллс поддержали «National Efficiency Program» («Программа процветания нации») Альфреда Милнера, делавшего особый упор на расово-имперскую идею и хладнокровный рационализм. Сидней Уэбб предупреждал о том, что результатом «расового вырождения», если не сказать «расового самоубийства», может стать постепенный переход страны под власть ирландцев и евреев[5]. В 1913 г. в «New Statesman» сообщали, что лорд Милнер, боровшийся за единую, неприкосновенную Империю, подобно социалистам, серьезно задумывается над проблемой создания имперской расы[6]. Его политическое кредо заключалось в следующей альтернативе: «Следуйте расе. Британское государство должно следовать расе». Это высказывание было опубликовано в «The Times», а потом широко растиражировано в других газетах и распространено по школам и другим общественным учреждениям[7].

Г. Дж. Уэллс, рекомендуя принять «National Efficiency Program» лорда Милнера, заявил, что в Англии многие приветствовали бы даже власть тирана и сторонника казней[8]. Фабианцы ценили Милнера; для них он, несмотря на его беспощадную борьбу с «подрывной деятельностью» против империи, с «внутренними врагами» и даже с существованием партий, а по сути — с парламентаризмом, являлся настоящим героем. В действительности, Милнер пытался разрушить конституционную форму правления, а с 1886 г. — закрыть Палату общин («лет на десять»), так как его понимание империализма исключало демократический стиль правления. После выборов в январе 1906 г., которые ознаменовали возвращение лейбористов и тем самым породили «ужасный призрак социализма», к Милнеру стали относиться как к возможному спасителю Англии. Сам Милнер (как позже Гитлер в отношении восточных пространств) полагал, что колонизация завоеванных территорий станет привлекательной для англичан лишь в том случае, если в колониях будет процветать рабство. В результате китайским кули, например, было запрещено обращаться в суд. А сам Милнер получил благоприятный отзыв Палаты лордов и четыреста тысяч подписей со всей империи в поддержку идеи введения для кули (в рабочих лагерях в Южной Африке) наказания плетьми — вопреки критике со стороны лондонских парламентариев[9]. /82/

Любое вмешательство парламента в дела империи, безусловно, раздражало англичан в колониях. Последним, чтобы быть уверенными в своей неуязвимости, требовалось отсутствие всякого публичного контроля — как со стороны парламента, так и со стороны прессы и министерств. Идея «прозрачности» вызывала у колонистов-англичан буквально «ненависть к общественности, имеющей возможность дискутировать и контролировать», презрение к гласности как таковой и ко всему, что с ней связано[10]: «Все они в равной мере спелись, наживаясь на Индии и повышая там свой социальный статус. И все потерпели бы ущерб в случае общего краха (империи). Из этого следовала исключительная солидарность англичан (в колониях) и исключительная чувствительность к критике, направленной против кого-либо из них»[11]. Колонисты придерживались настолько консервативных взглядов, что даже поведение пацифистов — и вообще всех критиков несправедливостей со стороны империалистов — они считали «неанглийским» (именно так квалифицировали и позицию Ричарда Кобдена, выступившего против второй опиумной войны с Китаем в 1858 г.)[12].

Препятствием для подобной критики была и социальная сплоченность общества в самой Англии. Ведь по меньшей мере с XVIII в. в Англии «народные движения не были революционными, а революционные движения не были народными»[13]. В Британии трудящиеся ни разу «не создали угрозы режиму и институтам страны — даже во время великой революции в соседней Франции, ни разу не поддержали реформаторских устремлений»[14].

Вполне закономерно, что такой образ Англии стал примером для воспитания в духе национал-социализма. Ведь именно представление англичан о себе как об аристократической нации породило сознание национального превосходства над «низшим отродьем» (lesser breeds) и «естественное чувство принадлежности к расе господ»: в Англии обошлось даже без создания какого-либо абстрактного учения для идеологической обработки масс или рационального объяснения и внушения им чувства превосходства. Таким образом, вполне логичным представляется то, что неотъемлемой частью «Немецкой веры» Пауля Лагарда (1827—1892), которого иногда называют предтечей национал-социализма, стало понятие о расе господ. «Народ свободен лишь в том случае, когда состоит из истинных господ...», — утверждал Лагард[15]. Из чувства исключительно этнической обоснованности такой свободы — вследствие принадлежности народа к расе господ — неизбежно вытекало «сознание расового превосходства»[16]. Прообразом и моделью такого народа — причем успешно функционирующими — по логике могли быть только англичане. /83/

«Свобода — прирожденное право англичанина», — часто провозглашал в лондонском Гайд-парке в 1878 г., в год самых напряженных отношений между империалистическими державами, ура-патриот Эллис Бартлетт*[17]. Та же идея лежит в основе британского национального гимна, написанного еще в 1740 г.: «Правь, Британия, правь морями, бритты никогда не будут рабами»**. В 1929 г. немецкий англист Вильгельм Дибелиус назвал этот гимн «самым плебейским и агрессивным из всех когда-либо сочиненных». Данный гимн следовало понимать как провозглашение господства Британии над теми, кто живет далеко за морями, т.е. над «туземцами». Своим гимном англичане заявляли, что именно они (а отнюдь не весь людской род) никогда не будут рабами, что именно Британия намерена править мировым океаном (а значит, и небританцами), и, следовательно, статус свободного человека должен стать исключительно английской привилегией. Киплинг с гордостью утверждал, что на заморских территориях, подвластных военно-морским силам Британии, только глупец осмелится подвергать сомнению «наше право на власть». «Когда вид флага «Юнион Джек», развевающегося над столькими чужими землями, наполнял трепетом сердца англичан, под грохот (мерно шагающих) солдатских сапог, под треск залпов, богатые и бедные в равной мере ощущали волнение от того, что они — подданные одного государства, во владениях которого никогда не заходит солнце... (подданные угодной Богу) империи»[18].

* Бартлетт Эллис Эшмед (1848—1902) — англ. политический деятель, депутат от консерваторов.
** «Rule Britannia, rule the waves, Britons never shall be slaves» (англ.).

«Железный закон бытия» в лучшем случае неосознанно подражал строю этой империи — таким подражанием стали, например, печатавшие шаг коричневые батальоны Гитлера, построенные в колонны. Это было подражание «нации, постоянно нацеленной на рост богатства и расширение власти... благодаря добровольному подчинению отдельного человека общему благу...» И действительно, такое представление о британцах полностью соответствовало их самооценке: так, Бенджамин Кидд, например, утверждал, что именно сплоченность англосаксов способствовала их успешному выживанию и процветанию[19]. /84/


Примечания

1. Hans Grimm, «Vom politischen Dichter. Geistige Begegnung mit Rudyard Kipling» Das Innere Reich (October 1935/March 1936), S. 1458; K. D. Ewing and С A. Gearty, The Struggle for Civil Liberties... in Britain 1914—1945 (New York, 2000), p. 35; Madeleine Bunting, The Model Occupation (New York, 1995), p. 331; Lord Alfred Milner, Nation and Empipre... Collection of Speeches (London, 1913), p. 353; Scott Newton, Profits of Peace. The Political Economy of Anglo-German Appeasement, p. 152; Georg Orwell, Collected Essays. Journalism and Letters. Edited by Sonia Orwell. Vbl. I (London, 1968), p. 67.

2. Paul Kennedy & Anthony Nicholls (Editors), Nationalist and Racialist movements in Britain and Germany before 1914 (Oxford, 1981), S. 183, 173, 175; Geoffrey Crossick (Editor), The lower Middle Class in Britain (London, 1977), p. 94; cf. Robert Roberts, The classic Slum. Salford life... (n. p., n. d.) p. 183.

3. Briton Martin, New India 1985, British official policy and the emergence of the Indian National Congress (Berkeley, 1969), p. 242, 248f, 254, 260f, 267.

4. R. Thurlaw, Fascism in Britain, p. 19; B. Shaw, Man and Superman (1903), pp. 264,268; G. R. Searle, The Quest for National Efficiency, p. 95.

5. Ibid., p. 61, 96; B. Semmel, Imperialism and Social Reform (London, 1960), pp. 50f, 53-82, 216-233.

6. Ibid., p. 140.

7. Lord Milner's «Credo»: The (London) Times of 21. July, 1925, quoted in A. M. Gollin, Proconsul in Politics... Lord Alfred Milner (1964), p. 129.

8. G. R. Searle, Quest for National Efficiency, p. 58f.

9. Ernst Nolte, Krise des liberalen Systems und die faschistischen Bewegungen, S. 330f; Hans-Christoph Schroder, Imperialismus und antidemokratisches Denken: Alfred Milners Kritik am politischen System England (Wiesbaden, 1978), S. 12, 22, 27ff, 43, 55; Gollin, pp. 73,98, 93, 96, 94f (quoting Daily Mail of 30. March, 1906); Walter Nimocks, Milner's Young Men: The "Kindergarten" in Edwardian Imperial affairs (London, 1968), pp. 57ff.

10. Hannah Arendt, Elemente... totaler Herrschaft, S. 343, 345f.

11. Francis G. Hutchins, The Illusion of Permanence. British Imperialism in India (Princeton, N. Y, USA, 1967), p. 113; Greenberger, British Image of India, p. 27.

12. Robert Colls & Philip Dodd, Englishness. Politial and cultural 1880—1920 (London, 1986), p. 295.

13. Malcolm I. Thomis& Peter Holt, Threats of Revolution in Britain 1789—1848 (Hamden, Conn., USA, 1977), p. 127.

14. Ibid., pp. 7f.

15. A. J. Sherman, Island refuge. Britain and the refugees from the Third Reich (Berkeley, 1973), p. 219; Paul de Lagarde, Deutsche Glaube (о. О., 1914), S. 123.

16. R. Huttenback, Racism and Empire, p. 17.

17. Colls & Dodd, Englishness, p. 297.

18. R. Huttenback, Racism and Empire, p. 13.

19. M. Foss, England als Erzieher, S. 26; R. Faber, The Vision and the Need. Late Victorian imperialist aims (London, 1966), p. 122 cited by G. E. Wktson, English ideology, Studies in the language of Victorian politics (London, 1973), p. 198.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?