Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Канкун: конец неолиберальной агрессии

1 октября 2003.

Канкун - это нечто большее, чем просто очередная политическая битва. Это конец нео-либеральной агрессии, начало которой было положено в 1970 г. И чтобы понять всю важность этого события, нужно вернуться туда, откуда все началось.

1970 г. - это ключевая веха для двух циклических процессов капиталистической мир-экономики. Он был началом длинного периода стагнации мир-экономики, понижательной волны Кондратьева (Kondratieff-B phase), из которой мы еще не выбрались. И, в то же время, именно в этот момент пошла на убыль гегемония США в мировой системе. Периоды стагнации в мир-экономике означают, что ставки прибыли значительно снизились, как результат возросшей конкуренции в лидирующих отраслях производства и последующего перепроизводства. Это приводит к двум видам геоэкономического противостояния: во-первых, к борьбе между центрами накопления капитала (США, Западная Европа, ЯпонияВосточная Азия), пытающимися свалить друг на друга проблему понизившихся ставок прибыли. Я называю это "экспортом безработицы", процесс этот продолжается уже около тридцати лет, причем периодически один из центров в этой схватке одерживает верх (в 1970-х. - Европа, в 1980-х - Япония, и США в конце 1990-х).

Второй вид противостояния - между центром и периферией, Севером и Югом, и тут Север стремится выбить Юг с тех позиций, которые его страны с таким трудом захватили в предшествующий период подъема (1945-1970). Как известно, Латинская Америка, Африка, Восточная Европа и Южная Азия после 1970 г. в основном пребывали в упадке. Единственный регион Юга, где дела шли более-менее хорошо, - это восточная и юго-восточная Азия, по крайней мере, до финансового кризиса конца 1990-х. Но во время экономического спада всегда найдется один какой-нибудь регион, где все идет благополучно, так как куда-то же должны перемещаться приходящие в упадок отрасли промышленности.

В это трудное время, когда капиталисты изо всех сил старались не потерять прибыли - иногда прибегая к перемещению производства, но гораздо чаще идя путем финансовой спекуляции, - они предприняли так называемую контратаку против завоеваний Юга и рабочего класса Севера в предшествующий период подъема. Впоследствии это назвали неолиберализмом. В политическом отношении контрмеры нашли свое проявление прежде всего в том, что британские Консерваторы и американские Республиканцы превратились из умеренных кейнсианцев в верных сторонников предложенной Мильтоном Фридменом панацеи. Времена премьерства Маргарет Тэтчер и президентства Рональда Рейгана отражали не только вполне ощутимый поворот направо как в национальной, так и в международной политике, но и (что еще важнее) реструктурирование соответствующих партий, что позволило сдвинуть баланс во внутренней политике с центра к правоцентристскому сектору. Новая консервативная политика предполагала задействовать все три источника повышения стоимости производства: заработную плату, интернационализацию стоимости в целях уменьшения экологического ущерба, и государственные налоги для финансирования социальной сферы.

Была предпринята попытка скоординировать такие политические тенденции во всех странах Севера через создание серии новых организаций, как то Трехсторонняя комиссия, Большая Семерка и Всемирный Экономический Форум в Давосе. Предложенная экономическая политика получила название Вашингтонского Консенсуса. Прежде всего, нужно отметить, что Вашингтонский Консенсус пришел на смену идее развития, девелопментализму (developmentalism). Девелопментализм был господствующим направлением экономической политики в предшествующий период (в конце 1960-х ООН даже провозгласила 1970-е "десятилетием развития"). Девелопментализм исходил из того, что любая страна может "развиться", если только государство будет проводить правильную политику, и тогда в конечном итоге мир будет состоять из похожих друг на друга стран, которые будут примерно одинаковы по уровню благосостояния. Разумеется, девелопментализм себя не оправдал, да и не мог оправдать, что и стало окончательно очевидно для всех в 1970 г.

Со своей стороны, Вашингтонский Консенсус провозгласил начало эры "глобализации" всего мира. Глобализация была призвана стать триумфом свободного рынка, чтобы резко сократить вмешательство государства в экономику и, самое главное, смести все созданные государством препятствия на пути перемещения товаров и капитала между различными странами. Вашингтонский Консенсус предписывал всем государствам (особенно на Юге) покончить с иллюзиями девелопментализма и приветствовать тот факт, что их границы теперь открыты. Госпожа Тэтчер возвестила, что у них нет выбора. Она сказала свое знаменитое "другой альтернативы нет". Это означало, что правительство, которое воспротивится, будет наказано, прежде всего, мировым рынком, а затем международными организациями.

Почти незамеченным осталось то, что это только в начале 1970-х гг. международные организации стали играть решающую роль в этой геоэкономической борьбе. Международный Валютный Фонд (МВФ) и Всемирный Банк активно начали проводить в жизнь постулаты Вашингтонского Консенсуса. Такое влияние они получили потому, что государства Юга, которым стагнация мировой экономики нанесла серьезный удар, при нехватке финансов вынуждены были обращаться за помощью к внешним источникам, чтобы как-то покрыть минусовой баланс в платежах. МВФ выдвигал условия просто грабительские, фактически требуя снижения социальных выплат в кредитуемом государстве и в первую очередь настаивал на выплате внешнего долга.

В 1980 г. было решено пойти еще дальше. Проект создания Всемирной Торговой организации (ВТО) обсуждался еще в 1940-х. Но значительные нестыковки между центрами накопления капитала не позволили ему осуществиться. В 1980-х, когда страны Севера сошлись на том, что такая организация может оказаться весьма полезным рычагом для Вашингтонского Консенсуса, идея была проведена в жизнь. Теоретически, ВТО выступает за открытость границ, расширение свободного мирового рынка. Основная проблема в том, что на самом деле Север никогда этого в виду не имел. Страны Севера хотели, чтобы Юг открыл свои границы, но сами делать этого совершенно не собирались.

После того, как Соединенным Штатам удалось создать Ассоциацию Свободной Торговли Северной Америки (NAFTA), а Европа сделала дальнейшие шаги по пути экономического объединения, страны Севера решили, что пора проводить в жизнь программу ВТО. Решающий момент должен был наступить на встрече в Сиэтле в 1999 г. Но Север опоздал. Тяжелые последствия Вашингтонского Консенсуса - рост безработицы, экологические проблемы, исчезновение автономии в области продуктов, - все это привело к неожиданному всплеску активности протестного движения, которому удалось объединить различные группы от анархистов до "зеленых" и профсоюзов. И этот общий протест помешал осуществлению замыслов встречи. Плюс ко всему, в Сиэтле Соединенные Штаты и Западная Европа находились в конфронтации из-за проводимой ими политики протекционизма, направленной, соответственно, друг против друга. Поэтому Сиэтл так ничего и не решил.

В этот момент произошло два знаменательных события. Во-первых, был основан Всемирный Социальный Форум (WSF), первые три встречи которого прошли в Порто Алегре, и который представлял собой "движение движений" против неолиберализма, Вашингтонского Консенсуса и Давосского форума. До сих пор он действовал весьма успешно. Второе событие - 11 сентября, результатом которого стало провозглашение Бушем доктрины односторонних превентивных мер против любой страны, которую правительство США обозначит как террористическую.

После 11 сентября борьба с "терроризмом" получила широкую поддержку по всему миру. А следующее собрание ВТО в Дохе было проведено как раз вскоре после этого. На этом собрании Северу удалось добиться от охваченного паникой Юга согласия на то, чтобы обсудить новые договоры, которые бы устранили еще некоторое количество экономических барьеров. Эти договоры должны были быть оглашены в 2003 г. в Канкуне.

И снова с Канкуном опоздали. Между Дохой и Канкуном была иракская кампания и то, что последовало за ней. Война в Ираке настроила мировую общественность против Штатов и обнажила ограниченность военных ресурсов США. В то же время движение за мир во всем мире придало новые силы Порто Алегре, где, в свою очередь, удалось провести работу со странами Юга, что способствовало их укреплению.

В Канкуне более-менее объединенные силы Севера продвигали программу открытости границ Юга для своих товаров и капитала, в то же время стремясь защитить интеллектуальную собственность Севера (патенты) от несоблюдения или от неквалифицированного исполнения. Юг в свою очередь тоже сплотился. Бразилия взяла на себя главную роль в организации "группы 21" (куда вошли Индия, Китай и ЮАР), заявление которой по сути сводилось к требованию открытости границ Севера для сельскохозяйственной продукции Юга и мануфактуры. В этой схватке "группа 21" получила поддержку более бедных стран, особенно государств Африки. И раз Север не собирался, в силу собственных политических интересов, идти на какие-либо существенные уступки Югу, Юг тоже не поддался. В результате - тупик.

Все видят в этом политическую победу государств Юга. Нужно отметить, что победа эта стала возможной благодаря геополитической слабости США и силе Порто Алегре. ВТО фактически не играет никакой роли. На бумаге она еще существует, как и прочие международные организации, но влияния никакого не оказывает.

США надеются, что смогут исправить положение, если будут действовать в одностороннем порядке. Тогда им придется понять, что не так-то легко будет заставить страны Юга поставить свои подписи на соглашениях о свободной торговле. Юг продолжит борьбу, бросая вызов МВФ и Всемирному банку. На самом деле вызов уже брошен, и отчаянная борьба аргентинского президента Кирхнера показала, что сопротивление не бесполезно. Не за горами то время, когда термин "неолиберализм" будет означать всего лишь ошибки полузабытых дней давно минувших.

Перевод Марии Десятовой.

оригинал статьи

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?