Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 5.
Воспитание расы господ в Британии

Когда англичанин чует расу вождей, он почтительно склоняется и прокладывает ей дорогу...

Вильгельм Дибелиус

Муштра элиты из элит

Мужчина, стиснув зубы, неуклонно движется вперед; гибнут лишь жалкие слабаки.

Хотон. «Викторианское состояние духа»

В самый канун первой мировой войны «История английского патриотизма» гордо заявляла, что «английский темперамент усвоил... такие черты, как готовность повелевать и терпение, чтобы подчиняться». В Англии были настолько уверены в неотразимости своего превосходства в глазах других народов, что Британский совет, занимающийся пропагандой английской культуры, в 1943 г. распространил в Иране следующий текст (явно рассчитывая на его привлекательность): «Юноша, покидающий английскую паблик-скул в постыдном неведении даже начатков полезных знаний... неспособный говорить ни на каком языке, кроме собственного, — а писать и на нем умеющий лишь кое-как, — для которого благородная литература его страны, равно как вдохновляющая история его пращуров, во многом остается книгой за (семью) печатями... тем не менее выносит из школы кое-что бесценное: мужской характер... привычку повиноваться и приказывать... Вооруженный таким образом, он выходит в мир и вносит достойный мужчины вклад в покорение Земли, в управление ее дикими народами (sic) и в строительство империи» — «вполне сознавая собственные добродетели и очень мало (сознавая) собственные слабости»[1].

Так, например, Эдмонд Уорр, директор Итона в 1885—1905 гг.*, ставил здоровое тело намного выше здорового духа. «Пока казалось, что мир специально создан, чтобы быть Британской империей...», /111/

Итон не давал поводов для критики. Он являлся самой известной паблик-скул и выращивал для империи вице-королей и прочих правителей. Воспитатели (masters) в подобных школах де-факто были воинствующими священнослужителями. Они были склонны подавлять все, что не соответствовало «духу» общности, культивируя тем самым «гляйхшальтунг»** во имя имперского патриотизма.

* Уорр Эдмунд (1837—1920) — директор Итона, пребендарий.

** Gleichschaltung (нем.) — нацистская политическая концепция подчинения всех сфер жизни Германии интересам национал-социалистического режима; термин времен нацизма.

В блистательные для Англии времена (например, в 1873 г.) многие в стране считали, что, несмотря на «некоторую брутальность... грубое невежество и определенный снобизм... типичный мальчик из паблик-скул является благородным животным, лучше которого и быть не может»[2]. А в 1918 г., в период кризиса империализма, кое-кто из англичан уже стал называть этические нормы, насаждавшиеся в паблик-скул, своими именами: «(Там) царит единогласие... проистекающее из подавления индивидуальности, избыток классового чувства и отсутствие духовных ценностей, а также антиинтеллектуализм, жестокость и отвращение к работе»[3]. «Чувствительных мечтателей принуждают подавлять свое воображение». Паблик-скул «единодушно обвиняли в том, что они вытравляют рыцарский дух... заменяя его жесткостью... учат ненавидеть мечтателей (которые в этом мире ни на что не годятся) и вообще представляют собой источник филистерского практицизма (примата практицизма)»[4].

Но именно такие методы воспитания будущих повелителей до сих пор находят свое признание, поскольку «они исключают свободу мальчиков... подчеркнуто ставят характер выше интеллекта, воспитывают лояльность к сообществу (здесь умалчивается, что речь идет о расовом и классовом сообществе) и... создают вождей империи, верящих в свою миссию и не анализирующих ее», — утверждал Эдвард Мэк, занимавшийся историей этих английских привилегированных частных школ[5]. Этот же автор замечал, что воспитывать джентльменов такого рода — значит формировать «несведущих и часто жестоких снобов, единственное занятие которых —-защита господства высших слоев»; это значит формировать невежественных «мужчин, способных говорить свысока, одеваться... с учетом тех формальностей, что производят столь сильное впечатление на окружающих». Уже длинные панталоны и цилиндры учеников паблик-скул заставляли их выступать с важностью. Ведь «когда белый человек бросается бежать, на Востоке к нему враз теряют уважение... Ученикам не разрешается бегать за автобусом», — с восхищением отмечал нацист Ханс Тост в книге «Национал-социалист в Англии». /112/ И они учились «вести себя с той сдержанной отчужденностью, которая... сохраняет империю»[6].

Необходимость в «сдержанной отчужденности», которая помогает сохранять мировые империи, наглядно показал глава эсэсовских палачей Генрих Гиммлер, приведя следующий яркий пример: «Если ты шатаешься пьяным на глазах своих иноплеменных рабов, то разве ты создаешь впечатление, что это раса господ прибыла сюда?»[7]. Правда, Гиммлер вполне отдавал себе отчет в том, что британские «джентльмены» намного опередили его соотечественников в своей «сдержанной отчужденности властителя» по отношению к туземцам, как, впрочем, и во всех остальных желательных для властителя манерах. «Для этого у нации должна быть счастливая история нации господ, длиной лет в триста-четыреста — как у англичан», — заявлял Гиммлер[8].

Ведь английских джентльменов с детства учили не делать того, «что им не подобает», того, что считалось «неанглийским». Для них существовал «только один критерий — интересы правящего слоя Англии», — утверждал Эдвард Мэк[9]. Паблик-скул, заведения для воспитания британских вождей, обвиняли и в том, что они закрепляют кастовые границы и «запрещают (sic) имущим сочувствовать беднякам», отчего на них следует возложить долю ответственности за конфликты с рабочим классом[10]. В этом отношении нацистские «наполас» и школы имени Адольфа Гитлера были менее сословно замкнутыми. Ведь концепция коллектива в паблик-скул (например, в трактовке Монтегю Дж. Рэндалла, директора Винчестера в 1911—1934 гг.) даже во времена Гитлера основывалась на кастовом принципе. Монтегю Дж. Рэндалл твердо верил в элиту, принадлежность к которой обуславливалась расой и воспитанием. По его убеждению, на плечи англосаксов возложена миссия «жесткого контроля... над... более слабыми и отсталыми расами». И как все англичане стоят выше туземцев, так в самой Великобритании будущие вожди из паблик-скул стоят выше прочих британцев-обывателей. «Он видел в англосаксонской расе... вождей всего мира», а в тех, кто вкусил воспитания паблик-скул, — элиту этой элиты[11].

(Песню «Мы элита нации и нация элит» для снятого в ГДР фильма «Верноподданный» по мотивам романа Генриха Манна, по сути можно было бы написать буквально на слова этого британско-имперского директора Винчестера; тогда режиссеру не пришлось бы сочинять эту песню, высмеивающую патриотические манифестации времен кайзера Вильгельма.)

Представление об имперской «миссии» Великобритании было для англичан совершенно естественным. Что касается внутренней /113/ политики, то «элита из элит», по крайней мере в теории, была убеждена, что ее функция заключается в «служении» подвластным ей людям. Рэндалл, например, как должное воспринимал «предназначение... обслуживать “низшее отродье...” (а не самих себя!), управляя им»[12].

Идея о миссии англосаксонской расы, избранной Всевышним, была сформирована под влиянием не одного только биологического социал-дарвинизма и прагматизма среднего класса — утверждалось, что у расовой политики были и религиозные и даже «поэтические» обоснования: «Сила, воинская энергия и вера» — ни в коем случае не сентиментальность или гуманизм (который уже империалисты вильгельмовских времен расценивали как «слюнявый») — «были предназначены для завоевания империи... патриотизм, благороднейшее чувство мужчины, чувство, имеющее религиозное и поэтическое оправдание в его многовековой войне против социалистического интернационализма»[13].

Появившаяся в связи с рабочими «беспорядками»[14], критика духа паблик-скул, поощряющего кастовые инстинкты, возымела очень ограниченное действие. Паблик-скул образца 1930 г. (и 1935 г.) продолжали культивировать снобизм по отношению к «чужакам» и презрение к более бедным школьникам. Эти школы формировали людей, «смотревших сверху вниз на всех, кто не входил в круг самых привилегированных лиц, на тех, кто не принадлежал к “нам”». Паблик-скул намеревались и впредь сохранять традицию «подавлять все, что не соответствует духу сообщества»[15]. Существовала и идея «привить бедным идеалы паблик-скул» — «вот средство удержать их там, где следует: на их месте. Ведь лейбористская партия, которой недоставало влияния Итона (Итонской паблик-скул), была недостаточно патриотичной» — т.е. недостаточно «готовой подчинять индивидуума государству»[16], отдельного человека — сообществу.

Уже после второй мировой войны в самой Англии отмечали, говоря об учебных заведениях: ученики «проявляют неприступную надменность... Итон прививает своим ученикам чувство превосходства... преувеличенное почтение к авторитету». Английские школы действительно воспитывали у учеников привычку подчиняться: «Ученики низшего ранга признавали за теми, у кого ранг был выше, право на власть (которой они вряд ли могли бы добиться в жизни) и осуществление таких дисциплинарных функций, как назначение «фагов» (младшие школьники, оказывающие услуги старшим), «префектов» (вид дежурного) — в зависимости от стажа; дежурные имели почти бесконтрольное право наказывать (причем с применением силы); существовали и социальные преимущества, /114/ приобретаемые успехами на крикетных полях[17]. Уже с 1864 г. было хорошо известно, что в Итоне ученики низшего ранга «были низведены до положения забитых рабов... они были вынуждены подчиняться издевательским обычаям под угрозой ударов и пинков... Что бы ни позволил себе высший по рангу (ученик) по отношению к низшему — все получало одобрение со стороны общества», — к такому выводу пришла комиссия, занимавшаяся расследованием ситуации в паблик-скул[18]. Проблема «фаггинга» как формы рабства школьников привлекла к себе особое внимание после самоубийства ученика в Седбергской паблик-скул в 1930 г. Но даже тогда в прессе выступило больше защитников, чем критиков системы в целом[19].

(Эта система приучала индивида «безропотно соглашаться» со всеми решениями власти, какими бы неправильными или несправедливыми они ему ни казались. Постулат, гласивший, что воспитание должно учить в том числе и привычке «сносить несправедливость молча», вполне соответствовал взглядам Адольфа Гитлера (1933)[20]. Однако цитата, приведенная ниже, относится не к Третьему рейху, а к послевоенной Англии: «Общество, очень грубо обходящееся со своими детьми, оставляет в душе многих выпускников паблик-скул травму, от которой они никогда не излечатся»[21].

Ведь как мог кто-либо, даже узнав о самоубийствах, посягнуть на систему закалки и подготовки будущих властителей, уже столько раз испытанную при завоевании мира? В конечном счете, империя держалась на «самозабвенном повиновении высшим по рангу» (подобно тому, как повиновались «фаги» в паблик-скул, приравненные к киплинговским туземцам)[22], где свобода (в утилитаристском смысле) существовала «лишь для тех, кто достоин ее», а истинное равенство — для тех, кто его заслуживает. Единственным «истинным» братством могло быть братство «тех, кто однороден» (т. е. относится к одной расе и сословию) — совершенно в духе Итона[23].


Примечания

1. R. Wilkinson, The Prefects. British Leadership and the Public School Tradition (New York, 1964), pp. 87f, 83f; N. C. Macnomara, Origins and Character of the British People (London, 1900), p. 227; С. Е. Eckersley, England and the English. A book for foreign students (London, 1942: Egyptian edition), p. 138.

2. Edward C. Mack, Public Schools and British opinion since 1860. The relationship between contemporary ideas and the evolution of an English institution (New York, 1973), p. 156, quotes Cornhill Magazine (1873), p. 287; cf. Esme Wingfield-Stratford, The Squire and his Relations (London, 1956), pp. 398f.

3. Mack, p. 333, quotes English Review (April 1918), p. 335ff; W. T. Stead, The Last Will and Testament of Cecil J. Rhodes (London, 1902), p. 39.

4. Lunn, Loose Ends (London, 1919), p. 45, 58, 107; Francis Brett Young, The Young Physician (London, 1919), p. 14, 82, quoted in Mack, p. 333.

5. Mack, p. 390.

6. Mack, p. 449; Thost, Als Nationalsozialist in England (München, 1939), S. 63.

7. Heinrich Himmler, Geheimreden, S. 156: Ansprache vom 9. Juni 1942.

8. Ibid., S. 74: Ansprache vor preussischen Staatsraten am 5. März 1936.

9. James Wellard, Understanding the English (1937), S. 85-95, quoted in Mack, p. 449f.

10. John Galsworthy's Article «Public Schools and Caste fadories» (of 27. May 1912): H. V. Marrot, Life and letters of John Galsworthy (New York, 1936), p. 703—705 cited in: Mack, p. 284; Wilkinson, The Prefects, p. 4.

11. Mangan, Game ethics and Imperialism, p. 30, 33.

12. Ibid., p. 32.

13. Esme Wingfield-Stratford, History of English Patriotism (London, 1913), Vol. II, p. 458, 573.

14. John Galsworthy's Article «Public Schools and Caste factories» (of 27. May 1912): H. V. Marrot, Life and letters of John Galsworthy (New York, 1936), p. 703—705 cited in: Mack, p. 284.

15. Mack, p. 369.

16. Ibid., p. 404.

17. Ibid., p. 23ff, 40f; Anthony Sampson, Wer regiert England? Anatomie einer Fuhrungsschicht (München, 1963), S. 202.

18. Thomas Hughes, Tom Brown's School Days (Oxford, 1989), p. xxxivf, xxxviiff; Rudyard Kipling, Complete Stalky & Co. (Oxford, 1987), p. 128—138.

19. Report of the Public School Commission (1864), HI, 3 (Teil i), S. 475ff, 5O6rT, quoted in: Mack, p. 25.

20. Mack, p. 405f, 414.

21. Adolf Hitler, Mein Kampf (München, 1933), S. 459; Sampson, Wer regiert England? (wie Anm. 499), S. 202.

22. Mack, p. 226.

23. Geoffrey Drage, Eton and the Empire (Eton, 1890), p. 16: Mack, S. 217.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?