Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Quo vadis, Америка?

15 июля 2004 г.

Quo vadis, Америка? Всем хотелось бы знать, в том числе и американцам. Еще недавно мир делился на тех, кто провозглашал США лидером в борьбе за свободу человека, и тех, для кого Америка была империалистической державой, поступавшей обратно тому, что она отстаивала на словах. Почти все американцы принадлежали к первому лагерю, равно как и большое количество европейцев, а также значительный процент остального населения земного шара. И наоборот, те, кто к Штатам добрых чувств не испытывали, в основном происходили не с Запада, хотя определенное их количество проживало и в Европе. Статистики на этот счет нет, но будет справедливым предположить, что деление шло пятьдесят на пятьдесят.

За время пребывания у власти Джорджа Буша-младшего, баланс сильно изменился. Подавляющее большинство населения Земли считает США злобным гигантом. Кто-то обвиняет их в злонамеренности, кто-то ошибочных действиях, продиктованных невежеством и гордыней, но все так или иначе обеспокоены и напряжены. И я не помню, чтобы когда-либо еще такое значетельное число американцев было обеспокоено и напряжено из-за того, что может сделать, или уже делает их собственное государство. И уж никто не может ответить на вопрос .

Этот вопрос, возможно, самый важный для мировой политики, по крайней мере, на ближайшее десятилетие. Потом он может потерять остроту или стать менее важным. Соединенные Штаты сейчас стоят на распутье и еще не знают, куда ведут выбираемые дороги. Есть, само собой, грядущие в ноябре 2004 г. выборы, которые СМИ уже называют самыми важными за всю историю страны. Это преувеличение, но все же очевидно, что электорат разделен на два почти одинаковых по численности лагеря. Республиканцы, наверное, с 1936 года не были такими агрессивно правыми (на тех выборах их буквально разгромили). А демократы еще никогда не выступали столь активно в оппозиции находящемуся у власти президенту. Лозунг <кто угодно, только не Буш> уже слышится повсюду.

За последний год Буш потерял значительную часть поддержки своих сограждан, в основном из-за иракских событий - с оружием массового уничтожения просчитались, партизанская война против оккупантов продолжается, и еще скандал по поводу издевательств над иракскими пленными в тюрьме Абу-Граиб и не только. Однако, как показывают опросы, потеря Бушем поддержки избирателей не означает, что ее автоматически получает его соперник сенатор Джон Керри, кандидат от Демократической партии. Этот парадокс объясняют по-разному - и прежде всего причину ищут в личности самого Керри. Мне кажется, объяснение гораздо проще. В глубине души многие из тех, кого не устраивает политика, проводимая Бушем, сомневаются, можно ли ожидать другой политики от Керри.

Следовательно, вопрос номер один на сегодня таков: если бы политический курс Буша можно было из соображений моральных или политических поменять, что следовало бы предпринять США, чтобы восстановить свой моральный авторитет в глазах мира? Чтобы ответить на него, нужно разобраться в истории США.

С окончания войны между Севером и Югом (1865 г) до избрания президентом Франклина Делано Рузвельта в 1933 г. правительство США - президентский пост, Конгресс и Верховный суд в основном находились в руках Республиканской партии. Затем, во времена Великой Депрессии, при демократах <Нового курса> политика Штатов претерпела два коренных изменения: была создана законодательная база для <государства благоденствия> и страна перешла от политики изоляционизма к активному вмешательству в мировые проблемы. Затем в послевоенный период (с 1945 г.) Соединенные Штаты стали <мультикультурными>. Католики и евреи смогли подняться по политической и социальной лестницам. А вслед за ними негры, выходцы из стран Латинской Америки и прочие меньшинства тоже стали требовать свою долю (включая и секс-меньшинства). Социального признания, полученного католиками (белыми) и евреями, вторая волна так и не добилась, но с дискриминацией им удалось покончить, особенно в вооруженных силах.

Теперь, когда страной правили демократы, наступила <консервативная> реакция - на <государство благоденствия>, на мультикультурность, на <интернационализм>. Те, кто возглавлял это движение, видели решение в том, чтобы превратить Республиканскую партию в партию исключительно правую, а не центристскую. И прежде всего этим консерваторам нужно было на кого-то опереться. Опору они нашли в группе так называемых правых христиан, состоявшей из тех, кого особенно возмущала либерализация сексуального большинства и конец гарантированным социальным преимуществам белых протестантов.

Особый интерес правых христиан составляли так называемые социальные проблемы - особенно, аборты и гомосексуализм. Обе эти проблемы позволили им перетянуть избирателей у Демократической партии (рейгановских демократов) и привлечь тех, кто не голосовал раньше. Со времен нахождения у власти Никсона, потом Рейгана, потом Джорджа Буша-младшего Республиканская партия все более отклонялась вправо в решении этих социальных проблем. Но помимо этого они стремились упразднить <государство благоденствия> и заменить <интернационализм> тем, что сейчас ассоциируется с правлением Джорджа Буша - решения, принимаемые в одностороннем порядке, основанные на праве США начинать превентивные военные действия. Теперь, после фиаско в Ираке, прежние центристские силы говорят <хватит>, и им нужен <кто угодно, только не Буш>.

Самый большой вопрос, который стоит сейчас перед США и остальным миром, - что будет, если на выборах победит Керри? Он сам и его окружение вроде бы говорят о возвращении к добрым старым клинтоновским временам. Они хотят вернуть тот момент, когда демократы-центристы повернули направо. Возможно ли это? Примет ли это американский избиратель? Приблизит ли это бывших союзников США, которые теперь так отдалились?

Каковы бы ни были результаты выборов, страсти по поводу абортов и гомосексуализма не утихнут. А попытки сохранить уровень жизни американцев, решая проблему невиданного бюджетного дефицита, продемонстрируют, что нельзя одновременно сокращать налоги и повышать расходы на здравоохранение, образование и социальные гарантии по старости. Мачистский милитаризм тоже окажется несостоятельным, если граждане Соединенных Штатов не пойдут в массовом порядке на военную службу, а эта идея крайне непопулярна.

После выборов давление, которое США ощущают со стороны остального мира, может стать гораздо более ощутимым. Почти неизбежный вывод войск из Ирака (скорее при Буше, нежели при Керри) будет восприниматься как поражение - и в самих Штатах, и за границей, а это приведет поиску виноватых внутри США. Как Европа, так и Восточная Азия будут все меньше и меньше считаться с дипломатией США. Доллар упадет. А распространение ядерного оружия, возможно, станет делом обычным.
Может ли США отступить в середине пути? Конечно. Однако все зависит от того, что понимать под отступлением. Когда военные силы США на исходе, армия терпит большие потери, а национальный долг достиг рекордной отметки, ясно, что настал конец не только гегемонии, но и <доминированию> и даже, возможно, <лидерству>. Отступление потребует от Соединенных Штатов переоценки ценностей, изменений в социальной структуре и вызовет необходимость пойти на социальные компромиссы. Придется преодолевать усилившуюся за последние 30 лет социальную, экономическую и политическую поляризацию. И в большой степени эта переоценка будет зависеть от того, как США видят себя среди остальных стран мира.

Quo vadis, Америка? Страна разрывается между желанием восстановить (в своих собственных глазах и в глазах мира) статус государства, с которым считаются, и положением, при котором государство расколото и рассматривается как незначительное.

Перевод Марии Десятовой.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?